Перейти к верхней панели

Forum

Spread the love
  • 30
    Поделились

Please or Регистрация to create posts and topics.

Ленин – спаситель России

Ленин – спаситель России

В год 150-илетия со Дня рождения В.И. Ленина и в очередную годовщину с начала Первой мировой войны

ОГЛАВЛЕНИЕ
Как появились коммунисты во главе с Лениным  Как получилась первая всемирная война  Российская империя в Первой мировой войне  Упущенная возможность восстановить мир  Антивоенная политика Ленина  Февральская 1917 года «демократизация» Российской империи  Сокрушение Российской империи и становление Советской России  Ленинская попытка остановить мировую войну  Продолжение Первой мировой войны после поражения Германии  Победа Советской России в Первой мировой войне  Союз нерушимый  Первая мировая война и мировая социалистическая революция  Великая депрессия в США от мирной жизни  Послесловие
-------------------------------------------------------------------------------
КАК ПОЯВИЛИСЬ КОММУНИСТЫ ВО ГЛАВЕ С ЛЕНИНЫМ

Коммунистическое движение родилось в середине XIX века. Это было время ускорения темпов индустриальной революции в капиталистических  условиях. Появилась крупная машинная промышленность – индустрия, вытесняющая натуральное хозяйство, связывающая производственной кооперацией все регионы мира и стремительно увеличивающая  объемы производства. Однако: уровень жизни промышленных рабочих не рос, а падал. Применение машин многократно снижало трудоемкость создаваемой продукции, но труд её создателей становился всё более напряженным. Этот, отмеченный многими мыслителями того времени, социальный порок досконально изучили Ф. Энгельс и К. Маркс. На большом объёме аналитических данных они доказали, что конкуренция за прибыль между собственниками средств производства и капиталов превращает индустриализацию в фактор разорения трудящихся.

При натуральном хозяйстве с ручным трудом собственники рабов или крепостных были заинтересованы в сохранении подольше работоспособности и в приплоде своих работников. Поэтому работники содержались, как правило, не хуже скота. Капиталистам же, покупающим на рынке не людей, а только их труд, нет дела до того, что останется от работников в результате их эксплуатации, и тем более, до безработных. Применение всё более совершенных машин высвобождает всё больше рабочей силы, снижая тем самым спрос и повышая предложение на рынке труда. В результате труд становится дешевле, а эксплуатация его нещадней.

Такие результаты исследований привели Энгельса и Маркса к выводу, что для реализации невиданно могучего производственного потенциала мировой индустрии не во вред, а во благо трудового народа, необходимо обобществить индустриальные средства производства и организовать их эксплуатацию с целью удовлетворения потребностей людей, вплоть до полного их удовлетворения и, соответственно, – отмирания товарно-денежных отношений. Другими словами, индустриальная революция в производительных силах должна дополниться мировой социалистической революцией в общественных отношениях, что сделает индустриальный прогресс фактором роста благосостояния трудового народа, облегчения труда, сокращения рабочего времени, прироста свободного времени для отдыха и всестороннего развития личности.

Данная концепция социально-экономического прогресса была впервые изложена Энгельсом в труде «Принципы коммунизма» (1847 г.), затем вместе с Марксом переработана в «Манифест коммунистической партии» (1848 г.) и позднее стала именоваться: научный коммунизм, в отличие от появившегося ранее утопического коммунизма, основанного лишь на благих мечтах мыслителей, возмущённых несправедливостью царящих в мире порядков.

На идейной базе научного коммунизма стали формироваться во многих странах социал-демократические партии. После их скатывания на буржуазные позиции появились коммунистические партии, продолжившие организацию революционной борьбы за коммунистическое преобразование общества. Российская коммунистическая партия сформировалась под руководством Владимира Ильича Ленина в начале ХХ века из большей части социал-демократического актива. Отсюда название российских коммунистов: большевики. В дальнейшем Ленин стал общепризнанным лидером всего мирового коммунистического движения.
КАК ПОЛУЧИЛАСЬ ПЕРВАЯ ВСЕМИРНАЯ ВОЙНА

В истории государств трудно найти длительные периоды без войн. Наверное, было больше периодов длительных войн. Тем не менее, до появления развитой индустрии ни одной  всемирной войны не случилось.

В доиндустриальные времена масштабы войн ограничивались  возможностями ручного труда в производстве оружия, малой грузоподъемностью и тихоходностью транспортных средств на животной или парусной тяге и тихоходностью средств передачи информации, каковыми были те же транспортные средства. Индустриальная революция расширила возможности ведения войн до планетарного масштаба. Появился несравнимо более мощный производственный потенциал для создания вооружений, гораздо более грузоподъемный и быстроходный транспорт на машинной тяге. Появилась техника, способная передавать управленческую информацию на глобальные расстояния практически моментально: телеграф, телефон, радио. И оружие стало создаваться не ручное, а машинное, несравнимо более «производительное»: автоматические скорострельные машины (пулемёты); артиллерийские орудия невиданной дальнобойности, скорострельности и разрывной мощности снарядов; бронированные авто на моторной тяге с пулемётным и артиллерийским вооружением (броневики и танки); бронепоезда с пулеметным и артиллерийским вооружением; цельнометаллические пароходы с батареями артиллерийских орудий на борту и со снарядами на моторной тяге (торпедами); подводные боевые корабли; летающие боевые машины.

Заметим попутно, что любые технические средства ведения войн – не средства производства и не предметы потребления, а средства убийства и разрушения. Люди, содержащиеся для войн, – не производительная сила, а сила убийства и разрушения.

Военная сила всегда использовалась правителями государств для захвата дополнительных владений или отстаивания имеющихся. Однако издавна самыми успешными приобретателями наживы от войн стали не победители в вооруженном захвате новых владений, а рыночные воротилы: транснациональные кланы ростовщиков (банкиров) и промышленников. Они успешнее всего богатеют на военных расходах государств потому что раскошелить государства на такие расходы гораздо легче, чем раскошелить население, особенно, при снижении его покупательной способности. Если гонка вооружений и ведение войн всегда и для всех государств – дело затратное, которое лишь вероятностно может окупиться с захватнической победой, то капиталисты обогащаются как раз из этих затрат и, как правило, вне зависимости от того, какое государство захватит дополнительные владения, а какое потеряет имеющиеся.

На индустриальной революции обогатились больше всех тоже транснациональные капиталистические кланы в силу их способности кредитовать промышленные проекты глобального масштаба. У этих воротил соответственно возросли финансовые, информационные и административные (через коррупционные связи в любых государствах) возможности для лоббирования гонки вооружений и военных конфликтов. В результате: с индустриализацией производства невиданно крупные финансовые потоки направились для закупки оружия в невиданно производительную мировую индустрию. Она стала милитаризироваться и, соответственно, перерождаться в невиданно могучий потенциал убийства и разрушения.

Война, соразмерная колоссально возросшему политическому могуществу транснационального капитала и смертоносному могуществу милитаризованной индустрии с вооружёнными силами не заставила долго себя ждать. Летом 1914 года под предлогом убийства террористом видного политика началась цепная реакция международных конфликтов, вплоть до боевых действий многомиллионных армий.

Власти вступающих в войну государств старались доказать, что не они нападают на соседей и что война ведётся в защитных целях. Ленин усмотрел другие главные мотивации: передел колоний, рынков, и захват соседних территорий после того, как в конце XIX века весь мир был поделён между империалистическими державами. Поэтому Ленин назвал эту войну: империалистическая.

Во всех вступающих в войну странах были предварительно воспалены массовая эйфория ожидания лёгкой быстрой победы и дух национального патриотизма. Однако: быстрый исход войны быстро лишил бы доходов с неё. На финансовом и материально-техническом «содействии» всем воюющим государствам как никогда стал богатеть американский бизнес. В нейтральных странах процвело высокодоходное посредничество в торговле между воюющими противниками при официально объявленной ими взаимной экономической блокаде. Во всех воюющих странах тоже было много богатеющих на войне коммерсантов. При множестве и могуществе коммерческих сил, объективно экономически заинтересованных не только в разрастании масштаба войны, но и в продолжении её как можно дольше, война получилась всемирной и затяжной.

Участниками Первой мировой стали государства, разделившиеся по двум военным блокам: Антанта (Великобритания, Российская империя, Франция, Япония и др.); Союз центральных держав, именуемый обычно одним словом Германия, сообразно её главной роли в этом блоке, (Германская империя, Австро-Венгрия, Болгарское царство, Османская империя).

Во втянутых в войну странах проживало более двух третей населения Земли. Для участия в войне было мобилизовано примерно 70 миллионов человек. Главными средствами убийства и разрушения стали: около 30 миллионов винтовок и миллион пулемётов с общим количеством патронов в пересчёте на каждого жителя Земли примерно по 30 шт.; 150 тысяч арторудий с количеством снарядов по 0,7 на каждого жителя Земли; более девяти тысяч танков; около тысячи линкоров, крейсеров и эскадренных миноносцев; около полутысячи подводных кораблей; около 200 тысяч военных самолетов. Впервые стало применяться химическое оружие. В воюющих странах около половины занятых в промышленности работников и производственных мощностей стали работать только на войну. То есть – только на убийство и разрушение. На европейском театре военных действий эта война унесла больше жизней, чем все вместе взятые войны за предыдущие две тысячи лет европейской истории. Почти всё население воюющих стран было низвергнуто в нищету, голод и разгул эпидемий. [БСЭ: Первая мировая война. Википедия: Первая мировая война.]

Доходы капиталистов от этой войны стали уникальными при разорении всех длительно воевавших государств и их народов. Американские промышленные компании к концу 1918 года сосредоточили в своих руках 50% мировой добычи каменного угля, около 70% нефти, 60% меди, 60% чугуна и стали, 85% мирового производства автомобилей.  США заимели половину золотого запаса наиболее развитых стран. Характерно, что при всём этом, из-за роста налогов и опережения роста цен относительно зарплаты, жизненный уровень американцев в среднем упал до половины от предвоенного. [Толмачева Р.П. «Экономическая история». Учебник 2003 г. Гл. 6 п. 6.1.] В Германии, где жизненный уровень простонародья снизился многократно, немецкий финансовый магнат Стиннес увеличил свой капитал в 10 раз, пушечный король Крупп – в 6 раз [БСЭ Первая мировая война]. В Российской империи, при росте государственных расходов в 1916 году по сравнению с 1914 годом в 3,7 раза, прибыли банков выросли тоже в 3,7 раза; жизненный уровень простонародья понизился примерно во столько же [Самохин Ю.М. «Экономическая история России» Учебное пособие 2001 г. Гл. 8.].

Таким образом:
Первая всемирная война стала технически возможной и социально неизбежной в результате смертоносного сочетания индустриализации производительных сил человечества с частнособственнической эксплуатацией их ради обогащения капиталистов. Для рыночных воротил эта война стала самым благоприятным режимом функционирования мирового рынка, позволившим обогащаться как никогда раньше.

Воспаленные у воюющих народов патриотические духи достаточно долго подвигали пушечное мясо на сверхприбыльную для капиталистов бойню, а чья-либо победа уже не просматривалась в обозримой перспективе. С достижением счёта убитых и калек на миллионы, с резким ухудшением жизни, эйфория благих ожиданий улетучилась; стали улетучиваться и патриотические  духи. При этом ни один холёный «патриот», призывавший народ воевать, не мог ответить внятно на главный в каждой войне солдатский вопрос: За что воюем? За что льём свою и чужую кровь?
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

В предвоенный 1913 год наша страна, тогда – Российская империя, достигла самого высокого уровня развития экономики за свою историю. Правда, основу её экономики составляло сельское хозяйство, где наибольшая часть земель вспахивалась деревянной сохой по технологии от былинного Микулы Селяниновича. На надрывном труде российских крестьян паразитировали помещики, перекупщики, ростовщики, коррумпированные  чиновники. Наша страна экспортировала большие объёмы сельхозпродукции, особенно, хлеба. Однако в стоимостной оценке объём её экспорта составлял мизерную часть мирового и, например, был в полтора с лишним раза меньше, чем у мизерной Бельгии. Значит, хлеб вывозился за бесценок, а на мировом «свободном» рынке, как и на внутреннем, наших селяниновичей «цивилизованно» грабили. По объёмам промышленного производства наша страна была пятой в мире, но в пересчёте на численность населения – многократно дальше: в одном ряду со странами Латинской Америки. От 60 до 100% промышленной добычи и переработки в разных отраслях приходилось на иностранные компании [Самохин Ю.М. «Экономическая история России» Учебное пособие 2011 г. Гл. 7.].

Эксплуатация рабочих была тоже надрывной. По отвоёванному рабочими Закону «О продолжении и распределении рабочего времени» от 2 июня 1897 года устанавливалась верхняя граница рабочего дня 11.5 часов, в субботние и предпраздничные дни – 10 часов, при 52 воскресных и 14 праздничных днях в году, без права на отпуск, и, вдобавок к тому, без действенного контроля государства за соблюдением хотя бы этого Закона [Мустафин Р.Р. «Правовое регулирование рабочего времени в Российской империи». Журнал «Государство и право». 2011 г. №12.].

Сейчас иногда публикуются сведения, сколько тогда на зарплату рабочего можно было купить хлеба, мяса, одежды и т.д. Получается, что не так уж плохо жил рабочий люд. Но почему-то не упоминается, сколько стоили дрова, без которых невозможно было готовить еду и даже выжить русской зимой. Дрова стоили дорого, и после затрат на них рабочим для покупки хотя бы предметов первой необходимости денег оставалось мало.

Бедность и тяжесть труда поднимали крестьян на бунты, рабочих – на стачки.  В те годы русскому простонародью полюбилась песня «Дубинушка», заканчивающаяся словами: Но, настанет пора и восстанет народ, Разогнёт он могучую спину, И на бар, на царя, на попов, на господ Он отыщет покрепче дубину. Кроме бунтарских и революционных настроений, в многонациональной России было предостаточно настроений сепаратистских, которые тоже всегда обостряются с ухудшением жизни.

Таким образом:
Из-за слабо развитой промышленности, низкого уровня жизни трудового народа и высокого уровня социальных напряжений длительное участие Российской империи в большой  войне было ей непосильно.

По наиболее распространенной версии вступление России в ту войну имело целью: быстренько спасти балканских славян от австро-венгерского захвата, а по пути захватить Константинополь, проливы Босфор и Дарданеллы. Большевистские историки называют и другие мотивации: игрой на патриотических чувствах сбить нарастающую волну революционного подъема трудящихся; с достижением победы поправить долговые дела, поскольку крупные займы у Франции и Англии «превратили Россию в данницу этих стран» [«Краткий курс истории ВКП(б)» 1938 г. С. 154-157].

В Германии, первой объявившей войну России, самые лучшие в мире немецкие стратеги запланировали: силами самой лучшей в мире по техническому оснащению и военной подготовке немецкой армии быстренько взять Париж и затем почти сразу Петербург. Разумеется, с захватом попутных территорий.

Российские войска первыми двинулись на запад и успешно захватили обширные территории Восточной Пруссии. Правда, балканских славян это не спасло, зато спасло от захвата немцами Париж: Германия была вынуждена срочно усилить российский фронт за счёт ослабления французского. Далее во Францию для её защиты  отправлялись десятки тысяч отборных русских солдат. Так война пошла у нас ради союзников. Широко известны слова французского главного военачальника тех лет генерала Фоша: «Если Франция не была стерта с карты Европы, то в первую очередь благодаря России» и слова Черчилля: «В течение почти трех лет она задерживала на своих фронтах больше половины всех неприятельских дивизий и в этой борьбе потеряла убитыми больше, чем все союзники взятые вместе».

Тем же временем наши дела в войне пошли всё хуже. Пришлось отступать и сдавать свои территории: Польшу, западную Белоруссию, Прибалтику. Мобилизация пятнадцати миллионов здоровых работников, военные затраты и потери вызвали тяжёлые последствия для всей экономики, многократный спад народного потребления относительно и без того низкого довоенного уровня.

Но ещё хуже того было другое: нашими союзниками стали ненасытные, изощрённые и агрессивные колонизаторы: Англия, Франция, Япония и позднее примкнувшие США. В то время как Россия, с истощением её военных, экономических сил, с ростом социальных напряжений, сама превращалась в громадную и богатую ресурсами территорию, идеально подходящую для колонизации. Здесь даже не требовалось военных усилий: длительное участие нашей страны в непосильной войне неминуемо вело к социальным катаклизмам, сокрушающим российское государство. Дальше открывалась возможность почти беспрепятственно колонизировать ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕЙ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. Запомним это словосочетание: несколько ниже оно будет встречаться часто.

Шестая часть суши земного шара для колонизации без особых усилий! Только одно условие, которое уже выполняется: Россия должна воевать до победного конца! Точнее, до победного не для неё, но для её конца.

История запечатлела, какие чувства к России имелись у её самых могущественных союзников. Япония, незадолго до того, как стать союзником России, воевала с ней. Тогда в японских городах распевали песню «Долой всю Русь!», а газета Ницы-Ницы напутствовала самураев: «Бейте и гоните дикую орду, пусть наше знамя водрузится на вершинах Урала!». В разгар Первой мировой английский премьер Ллойд Джордж взывал к своему королю и парламенту: «Традиции и интересы Англии требуют разрушения Российской империи, чтобы обезопасить английское господство в Индии и реализовать английские интересы в Закавказье и Передней Азии». Советник президента США полковник Хауз настаивал: «России так или иначе придётся быть разделённой … остальной мир будет жить спокойно, если вместо огромной России в мире будет четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделённая европейская часть страны».

Это – хрестоматийные выдержки из того, что дошло до наших дней. Можно представить, что говорилось и планировалось келейно, иносказательно, без следов для истории, пока Россия лила кровь ради союзничков больше, чем они сами вместе взятые. Если добавить, что и германский монарх Вильгельм II открыто говорил про своё желание видеть Россию расчленённой на 4-5 частей, напрашивается вывод:

В Первую мировую Россия оказалась подставленной под захватническую войну против неё со стороны всех в мире империалистических сил. Союзники в этой войне были для нашей страны даже опаснее официальных противников.

Ниже будет приведено ещё много доказательств в обоснование этого вывода.
УПУЩЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ВОССТАНОВИТЬ МИР

12 декабря 1916 года Германия заявила, что готова «немедленно приступить к мирным переговорам». Этого заявления не могло появиться без предварительных тайных контактов на предмет готовности стран Антанты положительно откликнуться.

В частности, многие верноподданные царя Николая II видели, к какому «победному концу» ведёт его державу и его престол дальнейшее участие в войне, да ещё за компанию с такими союзничками. Надрыв экономики, разорение народа и рост массовых антивоенных настроений грозили непредсказуемыми последствиями. Вместе с тем, летом 1916-го успешный Брусиловский прорыв улучшил положение на фронте. В результате сложилась обстановка, уже не позволявшая воевать далее, и, одновременно, позволявшая успешно отстаивать на переговорах приемлемые условия мира. Ряд высоких персон втихую контактировали с правителями Германии по вопросу о мире. Это, конечно, не прошло мимо глаз и ушей поборников войны.

1 ноября 1916 года конституционный демократ (кадет) Милюков поднял в Госдуме истерию по поводу «германофильства, измены, тайных переговоров с Германией» со стороны высших правительственных чинов. Через десять дней последовала смена правительства. Новое правительство на заявленную Германией готовность к мирным переговорам сразу дало отказ.

Стремление к миру появилось тогда во властях не только Германии и России. В Лондоне распространялись слухи, что английское правительство склоняется к «сделке с врагом». И это правительство тоже было сменено 5 декабря 1916 года. Как раз тогда стал премьером Англии поборник и войны и разрушения союзной России Ллойд Джордж.

Будь тогда война остановлена, она так и не стала бы мировой: в ней ещё не участвовали США. Жертв от неё было бы раза в два меньше; российских жертв – раза в четыре. Но здесь российские «патриоты» вкупе с английскими не в первый и не в последний раз приложили свои руки к разорению и массовому истреблению народов. В итоге Германия за свою «угрозу» окончания войны получила резкое ужесточение экономической блокады. Россия получила новое, более «патриотичное» правительство, но близкие к царю особы продолжили тайные переговоры с германскими властями по вопросу о мире [«История дипломатии» 1940 г. Т. второй С. 295]. Англия получила новое правительство, более «патриотичное» и агрессивное по отношению к союзной России. Могущественные любители пушечного мяса сохранили приток наживы от всемирной бойни.
АНТИВОЕННАЯ ПОЛИТИКА ЛЕНИНА

Ленин и возглавляемые им большевики с самого начала войны разъясняли, что она захватническая со стороны всех участвующих в ней империалистических держав, что от любого её исхода трудящимся ничего хорошего не добавится, что фронтовики льют свою и чужую кровь в конечном итоге за обогащение капиталистов. Кроме того, Ленин и большевики призвали трудящихся всего мира противодействовать втягиванию в войну своих стран и повернуть оружие против своих властей, если они втянули народ в войну. Таким путём – брать власть в свои руки и восстанавливать мир на условии: без аннексий и контрибуций. Далее – вести дело к мировой социалистической революции сообразно учению основателей научного коммунизма. Этой ленинской линии последовали коммунисты других стран.

В ноябре 1914 года за указанную выше политическую позицию большевистская фракция Госдумы была арестована, осуждена по обвинению в государственной измене и сослана в Сибирь.

Здесь уместно отметить, что двумя годами позже прослыл сторонником восстановления мира знахарь царской семьи Распутин. В декабре 1916-го английская разведка из опасения, что Распутин склонит царя к миру, организовала жестокую расправу над ним. То, что её организовала разведка Англии, вскрыл по документам того времени английский историк Майкл Смит. Он опубликовал эти сведения  и сообщил о них в своём интервью журналу «Огонек» [№39  октябрь 2010 г.]. В отличие от Распутина, депутаты и вожди партии большевиков не могли влиять на царя. Поэтому за своё миротворчество они не удостоились столь же убийственного внимания английской разведки, а отделались лишь гонениями со стороны российской власти. Ленин тогда эмигрировал в Швейцарию.

Все прочие партии России, как и других  воюющих стран, призывали воевать. В этом порыве они слились в единый пропагандистский актив приобретателей наживы от войны. При умелой игре массы политиков и СМИ на патриотических чувствах простонародья, в его среде никто не воспринял бы «пораженческие» призывы коммунистов, если б со временем не увидел своими глазами и не прочувствовал в собственной жизни: кому – война, а кому – мать родна. В каждой воюющей стране почти все люди страдали от голода и эпидемий, теряли на фронтах родных и близких, а наживающиеся на войне состязались в роскоши. Кстати: в США стали называть разбогатевших на войне дельцов горько юморным прозвищем: дети войны. Оно поразительно совпало с нашим простонародным: кому война – мать родна.

Когда счет убитых, умерших от ранений, голода, эпидемий, и калек пошел на многие миллионы, указанная выше  позиция коммунистов привела к стремительному росту их влияния среди народов и в войсках, причем более всего – в России и в Германии. До того уже к концу первого года войны, без влияния коммунистов, все армии, кроме российской и немецкой, и кроме английского флота, раскисли и перестали активно воевать. В Западной Европе линии фронтов стали предопределяться ходом сражений только на российско-германском фронте. Соответственно, почти все дальнейшие тяготы войны пришлись на российский и немецкий народы.
ФЕВРАЛЬСКАЯ 1917 ГОДА «ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ» РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

С конца 1916 года власти Англии и Франции по подсказке президента США затрезвонили, что они ведут «войну демократии против австро-германо-османского деспотизма». При этом стала звучать мысль, что наличие царской деспотии в блоке союзников дискредитирует его борьбу за мировую демократию. Так, на третьем году кровавых баталий на земле, в небе, на воде и под водой российская монархия оказалась яко бы не подходящей для вдруг обнаружившейся столь возвышенной цели всемирной бойни. У союзничков Российской империи появилась трогательная забота о её демократизации. Почему-то – о демократизации не Британской, не Японской империй тоже с монархиями во власти, и не США, где капиталисты оставили демосу лишь избирательные шоу. Нет: демократизация понадобилась вот именно России, у которой слишком большая и заманчивая территория. Новоявленные отцы мировой «демократии» сформировали в России свою марионеточную клику будущих отцов русской «демократии». [А.Самсонов «Истинные организаторы Февраля 1917 г. – наши «союзники» в войне». Сайт «Военное обозрение» 13.05.2011.]

В конце февраля (по старому стилю) 1917 года на волне массового недовольства царской властью, а более всего – продолжением войны и отказом выполнить жизненно важные требования рабочих и крестьян, в Петрограде поднялось восстание под девизом: Долой самодержавие! Но без уточнения: за какую власть. Большевики изначально вместе с буржуазными партиями боролись за низложение самодержавия и стремились возглавить эту борьбу: чтобы буржуазная революция затем переросла в социалистическую. Но в тот период все вожди большевиков были в ссылках и в эмиграции. Перед началом восстания был арестован Петроградский комитет партии.

По ходу восстания 27 февраля были сформированы два новых органа власти: Исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и Временный Комитет Государственной думы. Этот Комитет ни Госдума и никто другой не избирал, но вот что характерно: Англия и Франция признали именно его единственной законной властью в России, причём уже 1 марта, при действующем царе (!). Это был акт вопиющего вмешательства во внутренние дела нашей страны и вопиющей подлости по отношению к главе государства, с которым заключались военно-союзнические договоры. Царь Николай II отрёкся от престола 2 марта.

Временный Комитет Госдумы по согласию с Исполкомом Петросовета сформировал Временное правительство под условие скорой передачи власти всенародно избранному Учредительному собранию, которое установит форму правления страны и назначит правительство, как сейчас говорится, легитимное. Во Временное правительство вошёл министром юстиции заместитель председателя Петросовета Керенский. Состав Временного правительства подобрал упомянутый выше кадет Милюков, ставший главой МИД [Википедия: Февральская революция 24.02.20.].

Вот что написал позднее о Милюкове бывший директор департамента полиции Васильев: «Милюков, которому особо покровительствовал английский посол Бьюкенен, часто проводил вечера в английском посольстве. Если английское министерство иностранных дел когда-нибудь разрешит публикацию документов из своих архивов, это по-новому и не особенно благоприятно осветит «патриотизм» Милюкова». Ещё рассказал Васильев, как оперативно он арестовал остатки актива большевиков в столице, а революционеров, приближённых к английскому посольству, арестовывать не стал в связи с их депутатской неприкосновенностью. Они после свержения царя сами его арестовали. [Васильев А.Т. «Охрана: русская секретная полиция» 2004 г. Т. 2. Главы XVI и XVIII]

В итоге тех бурных  событий получилось двоевластие со следующей спецификой. Обе власти возглавляли приверженцы союзникам России. Поэтому ключевые фигуры Временного правительства фактически назначались в английском посольстве.  Но если Временный Комитет Госдумы не избирался никем, а саму Госдуму больше ни разу не созвали, то Советы избирались рабочими, солдатами, а по стране и крестьянами.

Государственный переворот Февраля 1917  вызвал в стане союзников России бурю восторгов. Например, госсекретарь США Лансинг прореагировал так: «это сняло единственное возражение против утверждения, что европейская война является войной демократии против абсолютизма и что единственная надежда на прочный мир между всеми нациями зависит от установления демократических институтов во всем мире» Английская «Дейли Телеграф» уже 4 марта написала даже так: «Этот переворот – несравненно более важное событие, чем победа на фронте» (!!).

Ленин в эмиграции, на основе поступающих сведений, 7 марта в своих «Письмах издалека» охарактеризовал этот переворот следующими словами: «Весь ход событий февральско-мартовской революции показывает ясно, что английское и французское посольства с их агентами и «связями», давно делавшие самые отчаянные усилия, чтобы помешать «сепаратным» соглашениям и сепаратному миру Николая Второго (и будем надеяться и добиваться этого – последнего)  с Вильгельмом II, непосредственно организовали заговор вместе с октябристами и кадетами, вместе с частью генералитета и офицерского состава … особенно для смещения Николая Романова».

Теперь попутно отметим:

То, что с появлением лишь вероятности начала лишь переговоров о мире последовала смена заподозренных в стремлении к миру правительств Англии и России, а в России – ещё и свержение царя, наглядно свидетельствует, каким могуществом обладали поборники войны, и как бесцеремонно они ликвидировали малейшую «угрозу» её прекращения.

Ставшее законодательной и исполнительной властью, Временное правительство даровало много свобод и даже вольностей, которых народ не просил. Например, – всеобщую амнистию уголовникам и выборы множества начальников низшего и среднего звена. Но самые ценные вольности, которых народ не просил, достались банкирам и промышленникам. Банки получили невиданные раньше возможности по выпуску «ценных» бумаг. Денежную массу правительство стало наращивать в четыре раза быстрее, чем при царе за военные годы. На махинациях с теми и другими бумагами более всего наживались рыночные воротилы. Кроме того, они получили налоговые послабления при росте налогов с трудящихся. Госдолг стал расти в 2,5 раза быстрее, чем при царе за военные годы. [Гусаков А.Д. «Очерки по денежному обращению России». 1946 г. С. 34-35]

Всего этого, ещё раз повторим, народ не просил. А вот то, чего народ требовал и чего ждал от новой власти, он от неё не увидел.

18 апреля 1917 года глава МИД Милюков специальной нотой заверил Англию и Францию, что Временное правительство продолжит войну «до победного конца». Сразу поднявшаяся волна народного возмущения смыла Милюкова и ряд его коллег с правительственных кресел. Правительство в новом, теперь коалиционном, составе выступило с декларацией, в которой обещало начать переговоры о мире, ускорить разработку аграрной реформы и установить государственный контроль над производством. Однако и в этом составе правительство продолжило войну без оглядки: на собственное обещание переговоров о мире; на рост массовых требований прекратить войну; на поступившее в мае от Германии новое предложение начать мирные переговоры; на провал начатого летом наступления. Временное правительство не взялось решать земельный вопрос согласно крестьянским требованиям, не установило государственный контроль над производством. В ещё одном новом составе, во главе с упомянутым выше Керенским, всё-таки назначило на 12 ноября выборы в Учредительное собрание, но не дожидаясь его, уже 1 сентября упразднило Российскую империю, провозгласило Российскую Республику, а 6 октября распустило Госдуму вместе с яко бы её Комитетом. Социал-революционер (эсер) Керенский под предлогом чрезвычайности обстановки, его же правлением созданной, наделил себя диктаторскими полномочиями.

Таким образом:
Сформированное «демократами» Временное правительство узурпировало диктаторскую власть и напрочь перекрыло народу возможность изменения проводимой явно антинародной внутренней и внешней политики.
СОКРУШЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ РОССИИ

Ленин, вернувшийся из эмиграции в начале апреля 1917 года, уже тогда в своих «Апрельских тезисах» заявил «Никакой поддержки Временному правительству!», и призвал большевиков к кропотливой разъяснительной работе в трудовом народе, чтобы повести дело к созданию «республики Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов», которые: закончат войну «не насильственным, миром»; конфискуют помещичьи земли; объединят все банки в один общенациональный банк; введут свой контроль над производством и распределением продуктов. В тех же тезисах предусмотрел, что Советская власть созовёт Учредительное собрание, поскольку в ту пору Временное правительство не собиралось его созывать. То есть:

Ленин в апреле 1917 года призвал мирно и демократично формировать государственность с полновластием выборных Советов, уже выполняющих властные функции. Кроме ленинской инициативы по становлению Советской России, никаких других инициатив от других политических лидеров или партий по становлению мирным и демократичным путем иной государственности в 1917 году не выдвигалось.

Ленинская государственно созидательная и отвечающая жизненным интересам трудового народа инициатива вызвала прирост численности большевиков за месяц в два раза, к середине осени в четырнадцать раз, а также – подъём их влияния в народе, в войсках, и стремительный рост их представительства в Советах. Массовая эйфория больших надежд, сопровождавшая Февральский переворот, быстро улетучилась. Всё более массовым и настойчивым становилось требование полновластия Советов во главе с большевиками. К осени 1917-го большевики становятся в Советах большинством.

К середине осени самозваный диктатор Керенский довёл Россию до того самого, победного не для неё, но для неё конца. Система денежного обращения разрушилась с невиданным приростом массы «ценных» бумаг и денежной массы. Страна пошла в территориальный разнос, а по завершении на селе уборочных работ заполыхала крестьянскими бунтами. Российская империя де факто и де юре стала бывшей, а провозглашённая Российская Республика – никем не признанной.

20 октября недавно назначенный военный министр Верховский на закрытом совещании заявил: «Я пришел к полному убеждению, что дальше мы воевать не можем … Тяга армии к миру непреодолима. Единственное что нам сейчас остается, – это заключить мир с Германией. Это даст нам возможность спасти государство от полной катастрофы». Не услышав поддержки ни от одного другого члена правительства, Верховский ушёл в отставку.  Позднее свои воспоминания об этом он закончил словами: «я не видел никакого выхода из противоречий, которые заставили меня сделать жалкий шаг – уйти из правительства, в то время как нужно было прогнать его силой штыков». [Верховский А.И. «На трудном перевале» 1959 г. С. 393-395.]

Так подошёл к завершению процесс, в ходе которого:

Российская империя первой в истории подверглась «демократизации» усилиями правителей союзных держав, вынашивающих замыслы расчленить и колонизировать нашу страну. В результате Февральской «демократической» революции власть самодержавная сменилась на власть самозваную, которая порушила российскую государственность де факто и де юре.

25 октября 1917 года в Петрограде поднялось восстание, на сей раз под девизом За власть Советов!, а не только долой существующую власть, как в Феврале. Восставшие не встретили много желающих защищать антинародный режим и очистили Зимний дворец от него почти бескровно. Сразу прошёл очередной Всероссийский Съезд Советов, на котором были сформированы Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов (ВЦИК) во главе со Свердловым и: «Временное впредь до Учредительного собрания рабоче-крестьянское правительство» – Совет Народных Комиссаров (СНК) во главе с Лениным. То есть: СНК стал тогда тем же самым Временным правительством, сформированным в очередной раз одной из двух ранее формировавших его властей, после разгона самозваным режимом Керенского другой власти. Советская власть в той ситуации действовала вполне законно и демократично: она и до того формировала Временное правительство; не она ликвидировала вторую формировавшую его власть в лице Комитета яко бы Госдумы вместе с Госдумой; она была властью избираемой; она была даже обязана низложить самозваный диктаторский режим. Отсюда нелишне отметить:

В Октябре 1917-го не было государственного переворота потому что не было предмета переворачивания в виде какой бы то ни было российской государственности. Была застройка советского государства после разрушения всякой российской государственности самозваным диктаторским режимом. Была и социалистическая революция, но всё это вершилось путём текущей смены состава органов власти и текущих изменений их политики.

Ещё отметим, что всё свершившееся в Октябре 1917 было сугубо внутренним делом нашей страны. Правда, в остальном политически просвещённом мире началось бурное обсуждение вопроса: сколько дней продержится Советская власть, хотя бы только в российской столице?

Советы сразу начали осуществлять то, что от них требовал приведший их к власти народ. В первую очередь последовало наработанное Лениным предложение всем воюющим странам объявить перемирие и начать переговоры о мире на условии: без аннексий и контрибуций. С передачей помещичьей земли безвозмездно крестьянам у них на 60% возросло количество земли, приходящейся на одну семью. Крестьян освободили от долгов банкам. Были национализированы банки, торговый флот, более 800 предприятий ведущих отраслей промышленности, где собственники саботировали производство. Рабочие получили самый короткий в мире восьмичасовой рабочий день и рабочий год. Вдобавок к тому были предприняты действия, которых народ не просил: начато строительство сети электростанций, открыто тридцать три института по перспективным направлениям научно-технического прогресса. [Т.М. Тимошина «Экономическая история России» Учебное пособие. 2009 г. С. 202-209]

Советская власть примерно за четыре месяца установилась почти во всей России, кроме территорий, захваченных германским блоком. Антисоветское сопротивление было, но повсеместно терпело крах. Ленин 7 марта 1918 года в отчетном докладе на VII Съезде партии отметил: «В этой гражданской войне подавляющее большинство населения оказалась на нашей стороне и вследствие этого победа давалась нам необычайно легко».

Как намечал Ленин в «Апрельских тезисах», были проведены выборы в Учредительное собрание, причём в срок, установленный предыдущим составом Временного правительства: 12 ноября 1917 года. То есть – уже через 16 дней после установления Советской власти лишь в столице. Учредительное собрание собралось 5 января 1918 года. На эту тему чуть ниже, а пока отметим следующее обстоятельство.

Власти Англии, Франции и США отнеслись к низложению преданно служившего им правительства Керенского на удивление пассивно. Они ничего не предприняли для его поддержки и не сохранили признания его законности. Советскую власть они тоже не признали, хотя она действовала безукоризненно законным и демократичным для той обстановки путем. Отсюда следует:
Признание властями Англии, Франции и США режима Керенского низложенным, наряду с их, без всякого основания, непризнанием Советской власти означило, что для них Россия как государство стала бывшей. Теперь они стали официально называть нашу страну не иначе как: ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕЙ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.

Уже 20 ноября 1917 года на специальной конференции представители США, Англии, Франции и союзных им стран разграничили свои «зоны интересов» и «установления контактов с национально-демократическими правительствами» «на территориях бывшей Российской империи». 23 декабря Англия и Франция в принятой ими тайной конвенции так и написали, что Англия «забирает себе» территории казачьих областей, Кавказа, Армении, Грузии, Курдистана (ныне – Азербайджана), а Франция – Бессарабию (ныне – Молдавию), Украину и Крым. [«Тайная конвенция Англии и Франции». hrono.pro/?p=214]

Отметим особо: все решения по расчленению и колонизации нашей страны принимались отцами мировой «демократии» в ноябре и декабре 1917 года, не дожидаясь каких бы то ни было решений уже избранного Учредительного собрания, которое собралось 5 января 1918 года.

Тем же временем власти Японии стали готовить войска, чтобы на нашей земле до Урала «восстановить порядок» [«История дипломатии» 1940 г. Т. второй С. 381]. Власти США не собирались делать Японии столь богатый подарок и начали готовить войска, чтобы потеснить самураев на востоке «бывшей» России. Вот только российский народ не захотел переселяться в бывшую Россию, а предпочёл жить в Советской.

Российский народ, установив повсеместно свою, Советскую власть, сорвал замыслы союзничков России растащить её на колонизированные регионы. Договорное оформление этих замыслов, причём до решений Учредительного собрания, – яркое свидетельство, что они де факто, а теперь уже и де юре были не союзниками, а захватчиками России, и в принципе не могли быть поборниками демократии.

Теперь об Учредительном собрании. На выборах в него приняло участие около половины избирателей, что немало для того сложного времени.

Первый знаменательный итог голосования. Партии, ставшие правящими сразу после Февральской «демократической» революции, получили: кадеты – 4,7% голосов; меньшевики – 2,3%; октябристы уже исчезли, а их электорат голосовал за кадетов.

Второй знаменательный итог. Сотоварищи низложенного 16 дней назад Керенского эсеры, которые во время выборов почти на всей территории страны оставались ещё правящей партией, получили 40% голосов. Сотоварищи Ленина – большевики, которые за 16 дней почти нигде не успели стать правящей партией, получили 24 %, но при этом: в Петрограде – 45%; в Москве – 48%; в ряде промышленных регионов более 50%, на Северном фронте – 56%; на Западном – 67%. [БСЭ: Учредительное собрание.]

Ясно, что за 16 дней после установления Советской власти лишь в столице, остались в тех же руках, что и раньше, финансовые, информационные, административные ресурсы, и на этих выборах они энергично работали против большевиков, на победу правившей партии, ещё сохранившей некий рейтинг. Зная, как влияют эти ресурсы на итоги голосования, особенно в глубинке, а Россия тогда на 80% была глубинкой, можно только удивляться столь низким процентам у эсеров и достаточно высоким у большевиков.

К 5 января из 715 избранников приехали в столицу 410, при установленном кворуме 400. На Учредительном собрании депутаты эсеры, кадеты, меньшевики и часть от мелких партий, составившие большинство, не дали поставить даже на обсуждение вопрос о провозглашении России Республикой Советов. Чтобы отцы русской «демократии» не вернули страну обратно в недавно пережитый беспредел, депутаты большевики, часть эсеров и часть от мелких партий покинули Учредительное собрание, лишив оставшихся кворума и, значит, статуса всенародно избранной власти. Тем не менее, оставшиеся без кворума продолжили считать себя Учредительным собранием.

Однако: на сей раз, в отличие от 1 марта 1917 года, отцы русской «демократии» не дождались от отцов мировой «демократии» признания своей власти. Она отцам мировой «демократии» была уже ни к чему: им нужна была только БЫВШАЯ Россия. Российский народ тоже не захотел возврата к «керенщине» и продолжил государственное строительство Советской России, вспоминая «учредилку» с издёвками.

Ещё один характерный штрих: избранный в Учредительное собрание завсегдатай английского посольства кадет Милюков предпочёл уехать на Дон поднимать и вдохновлять на ликвидацию Советской власти войска. Но они поднялись и вдохновились плохо, хотя ими командовало много именитых генералов. Вскоре им нанесли поражение сторонники Советской власти под командованием прапорщиков. Такое вот «голосование на местах» тоже предопределило, какой государственности быть в России и то, что сама Россия не стала БЫВШЕЙ.
ЛЕНИНСКАЯ ПОПЫТКА ОСТАНОВИТЬ МИРОВУЮ ВОЙНУ

На ленинское предложение начать переговоры о мире без аннексий и контрибуций «союзники» отмолчались. Власти Германии согласились на перемирие и переговоры, но вскоре, под влиянием своих, тоже, скорее всего, агентурных, «патриотов», стали требовать территориальных уступок. На основе расчёта, что мир с Германией создаст такую военно-политическую обстановку, которая позволит вернуть уступленные территории, Ленин и решительно поддержавший его Сталин склонили остальное руководство страны к уступкам и подписанию мира.

Позднее всё выйдет по ленинскому расчету: с конца ноября 1918 года почти все захваченные Германией территории будут возвращаться. Однако в самом начале своего миротворчества Ленин и Сталин не могли  предвидеть, сколь свирепое и изощрённое противодействие будет на этом пути.

Быстрое установление советской власти почти во всей России с избавлением трудового народа от кабалы помещиков, ростовщиков и от национал-марионеточных режимов, конечно, не ласкало взоры империалистов Антанты и США. Но их захватнические помыслы всё равно были бы реализованы с продолжением участия России в войне. Оно неминуемо вело российское государство к полной катастрофе, выражаясь словами Верховского, будь это государство советским или любым другим. И напротив: Россия в  мирных условиях с поддержанной народом властью не оставляла шансов на её расчленение и захват. Вместо этого западноевропейским членам Антанты предстояло встретить усиленный более чем в два раза натиск германских войск. Он вёл к победе Германии, если США не успеют быстро нарастить свою военную мощь в Западной Европе. Но чтобы её подготовить и доставить через Атлантический океан, требовалось время. За это время Германия, прекратив войну с Россией, вполне успевала разбить давно раскисшие войска Антанты в Западной Европе.

Позднее большевистские историки охарактеризовали тогдашнее положение Антанты ещё и так:  «Империалисты Антанты опасались, … что установление мира между Россией и Германией может усилить тягу к миру во всех странах, на всех фронтах и тем самым подорвать дело войны, дело империалистов. Они опасались, что существование Советской власти на территории огромной страны и её успехи …  могут послужить заразительным примером для рабочих и солдат Запада, охваченных глубоким недовольством затянувшейся войной и могущих по примеру русских повернуть штыки против своих господ и угнетателей» [«Краткий курс истории ВКП(б)» 1938 г. С. 215.].

С новой «угрозой» прекращения войны, более страшной для её поборников, чем год назад, они стали ликвидировать эту «угрозу» тем более бесцеремонно. К российско-германским переговорам о мире готовились две попытки убить Ленина. Обе не удались. Глава бюро британской секретной службы в Петрограде Элли «получил директиву ликвидировать Иосифа Сталина, который наряду с Лениным был одним из главных поборников мира с Германией». Эти слова самого Элли привел английский историк Майкл Смит в том же интервью журналу «Огонек» [№39 от 4 октября 2010 г.], где сообщил об организации английской разведкой убийства Распутина. Там же Смит сообщил, что Элли отказался выполнить данную ему директиву и вскоре был уволен.

Без Ленина и  Сталина советское руководство, согласно позиции большинства, не пошло бы на уступки Германии и продолжило войну с ней под знаменем борьбы за мировую социалистическую революцию. «Союзникам» России было безразлично, под каким знаменем она будет воевать. Лишь бы воевала. То, что Ленин и Сталин остались живы, позволило состояться трехмесячному перемирию на российско-германском фронте и переговорам о мире.

Подписание мирного договора, с вытекающими из него спасительными для нашей страны и страшными для империалистов Антанты последствиями, было назначено на 28 января 1918 года в Брест-Литовске. От России подписать мирный договор было поручено наркому по иностранным делам Троцкому.

Троцкий в Брест-Литовске отказался подписать мирный договор, заявив: «Мир не подписываем, войну прекращаем, а армию демобилизуем». Тем самым он по сути разрешил Германии наступать дальше и дал гарантию, что сопротивления не будет. В тот же день он потребовал от главнокомандующего Крыленко немедленно издать по армии приказ о прекращении состояния  войны и о всеобщей демобилизации. Ленин отменил это самоуправство, но команды о демобилизации успели разойтись по армии, заверенной, что наступил долгожданный конец войне.

Троцкий, кому неизвестно, – видный социал-демократ, вступивший в большевики летом 1917 года, как раз в период стремительного подъёма их влияния в народе, в армии и в советах. Бравируя на митингах феерической революционной фразой, блистая в партактиве марксистской эрудицией, демонстрируя организаторское рвение, Троцкий вскоре стал одним из самых видных вождей партии большевиков и Советской власти, заимев и там и там многие тысячи своих последователей.

Германия воспользовалась гостеприимством Троцкого. Пятьдесят две немецкие дивизии двинулись вглубь нашей территории курсом на Петроград. Советское руководство  с  трудом набрало силы для отпора германским войскам уже на подходе их к Петрограду. Советскому руководству пришлось начать переезд из Петрограда в Москву, а договор о мире подписать 3 марта 1918 года на гораздо более тяжёлых условиях.

Троцкий, подставив территорию, население, столицу нашей страны под германский захват, потом эффектно стенал, какой пыткой явились для него переговоры с классовым врагом, требующим территориальных уступок. Как слишком пламенного революционера для дипломатических дел, Троцкого перевели наркомом по военным делам. На этом посту он вскоре проявил гостеприимство к войскам «союзников» России. Они, не признавая советской власти и видя, что она заключает мирный договор, вдруг решили «помочь» ей в защите от немцев Мурманска.

1 марта Троцкий дал указание мурманским властям: «Вы обязаны принять всякое содействие союзных миссий». С его стороны это было таким же самоуправством, как его недавняя гарантия  немцам, что их наступление не встретит отпора. На сей раз Троцкий помог «союзникам» захватить плацдарм для последующей засылки крупных войск и заодно дал Германии основание обвинить Россию в сговоре с врагами Германии, когда она заключает с Россией мир.

6 марта «союзники» ввели в Мурманск первый небольшой десант и вскоре заявили о непризнании ими Брестского мира. Как выразился тогда глава МИД Англии Бальфур, «Если Россия не может сама себе помочь, ей должны помочь её друзья» [«История дипломатии» 1940 г. Т. Второй С. 381].

Бальфур, конечно, знал, что ранее представитель английской разведки в США Уайзман предложил американским коллегам: «Если бы Троцкий призвал союзных интервентов, то германцы сочли бы это враждебным актом, и, вероятно, заставили бы правительство покинуть Москву и Петроград. С потерей этих центров, как можно предполагать, большевистское влияние было бы полностью разрушено» [«Архив полковника Хауза» Т. III С. 296-297]. Из этих слов Уайзмана видно, что у «союзников» России появилось желание привлечь Германию для выдворения Советской власти из обеих столиц. Троцкий же своим гостеприимством и к германским и к «союзным» интервентам чётко выполнял директивы спецслужб «союзников» России, которые после её выхода из Антанты преобразовались в её «друзей».

Следом за Троцким большое радушие к германским войскам проявил в мае 1918-го … Милюков. Да, тот самый завсегдатай английского посольства, который в конце 1916-го поднял истерию в Госдуме по поводу «германофильства, измены, тайных переговоров с Германией», потом во Временном правительстве стал самым упёртым поборником войны с Германией «до победного конца». Теперь сей пламенный «патриот» заявился в оккупированный немцами Киев с целью «убедить немцев занять Москву и Петербург, что для них никакой трудности не представляет, и помочь образованию «всероссийской национальной власти» [Милюков П.Н. «Воспоминания», 1991 г. Предисловие к настоящему изданию].

Командование немцев, конечно, знало, кто есть Милюков, и могло разговаривать с ним только как с посланником Англии. Взятие немцами обеих наших столиц было крайне необходимо Антанте и США: чтобы Германия держала максимум войск в России, а не на западе Европы; чтобы ликвидировать германскими силами Советскую власть и, значит, российскую государственность; чтобы легко захватывать территории бывшей России, не захваченные Германией, а потом легко победить и её с наращиванием, без особой спешки, американской военной мощи в Европе. Именно вот такой победный конец был идеальным для империалистов Антанты и США, ибо, кроме победы над Германией, вёл к захвату всех территорий бывшей России и к ликвидации самого крупного очага социалистической революции.

Насколько удалась Милюкову его киевская миссия, судить трудно. Известно лишь, что Германия, нарушая Брестский договор, по мере возможностей продолжала захватывать российские территории. Ещё известно, что Милюкова за его приглашение немцев сочли предателем снаряжаемые Англией и Францией российские борцы с советской властью, а власти Англии и Франции ценили его как никого из них. Милюков после приглашения немцев в обе наши столицы что-то набормотал про свою личную ошибку в этом деле, а главы МИД Англии и Франции – что они ему эту ошибку простили за его великие прошлые заслуги [Там же].

Следом за милюковским приглашением немцев вожди левых эсеров решили «разорвать революционным способом» Брестский договор как «предательский». Они организовали 6 июля 1918 года убийство германского посла в России. В тот же день подняли  мятеж с целью захвата власти, но не нашли  достаточно активной  поддержки в низах своей партии. В связи с убийством посла Германия стала претендовать на ввод в Москву своего воинского контингента. Ленин ответил решительным отказом. За убийство германского посла и мятеж организаторы того и другого получили удивительно  мягкие наказания благодаря покровительству агентурных вождей Советской власти. Непосредственного убийцу посла, Блюмкина, Троцкий спас от расстрела по приговору военного трибунала и сделал начальником своей личной охраны.

Ещё 6 июля был поднят кровавый мятеж в Ярославле и Рыбинске. Его подняла спонсируемая Англией и Францией «патриотическая» организация Савинкова, тоже имевшая целью продолжение Россией войны с Германией. Этот мятеж тоже не нашел достаточной поддержки. И, наконец, 30 августа 1918 года эсерка Каплан стреляет и попадает двумя пулями в Ленина: тоже за его «предательство» в Брестском мире. Ленин выжил и через месяц вернулся к работе.

(Отдельная большая тема – расстрел 17 июля Николая II с семьёй и прислугой. Есть много оснований считать эту расправу делом тех же рук, что творили убийство родственников Ленина, убийство германского посла, мятежи, покушение на самого Ленина: Александр Огородников «Русский Ленин»  25.04.12. https://zavtra.ru/blogs/russkij-lenin)

В конечном итоге, благодаря стратегически выверенному упорству Ленина и Сталина в достижении и поддержании Брестского мира Германия перебросила с российского фронта на запад миллионное войско. Это, наряду с оборонными мерами, многократно снизило её активность в захвате наших территорий. По той же причине в не меньшей мере снизились возможности захвата наших территорий у заклятых «союзников-друзей» России.

Пока Германия перебрасывала с российского фронта на запад миллионное войско и сохраняла примерно такое же для захвата российских территорий в нарушение Брестского мира, США вместе с европейскими членами Антанты успели выставить против неё превосходящие войска и додушили её экономической блокадой. В ноябре 1918-го Германия была побеждена. Россия стала возвращать уступленные ей по Брестскому договору территории и захваченные ею сверх того. Это доказало правоту Ленина и Сталина в их миротворческом упорстве и упрочило их авторитет в руководстве страны.

Ещё надо отметить: когда Германия была сломлена, «США не прочь были воевать дальше. При том тяжелом положении, в котором находились Англия, Франция и Италия, война сулила Америке ведущую роль» [«История дипломатии», Т. второй, 1940 г. С. 372]. Между победителями тогда разгорелся спор: что забрать у Германии, а что ей оставить. Чтобы сохранить боеспособность Германии, США даже грозились заключить с ней сепаратный мир [Там же]. То есть, США чуть не отменили поражение Германии. Затем победители все-таки пришли к согласию ободрать её до потери боеспособности.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯ ГЕРМАНИИ

Итак. Попытку «союзников» России без особых военных усилий колонизировать её на уже поделённые ими регионы российский народ сорвал быстрым и повсеместным установлением Советской власти. Попытки «друзей»  России уговорить Германию на захват обеих российских столиц для ликвидации советской власти и, значит, российской государственности, были сорваны  дипломатическими усилиями по сохранению Брестского мира и оборонительными мерами Советской власти. Попытки агентурного захвата власти в Советской России путем убийства Ленина и Сталина, а также с помощью мятежей, не удались. Теперь, чтобы растащить Россию на поделённые регионы, у её заклятых «союзников-друзей» остался только один вариант действий: тривиальная интервенция своими силами с привлечением, как обычно это делается в колониальных войнах, туземного подспорья. В России основная его часть стала именоваться: белые.

Ещё до победы над Германией, в конце мая 1918 года, были подняты на захват российских территорий пятьдесят тысяч военных чехов и словаков, которые после заключения Брестского мира по соглашению с советским правительством от 26 марта, эвакуировались «как группы свободных граждан» во Францию через Владивосток. Эшелоны с вооруженными «группами свободных граждан» растянулись по железной дороге от Пензы до Владивостока и на всём пути следования оказались единственной боеспособной силой. Красная армия только начала формироваться, и то для западного фронта. 4 июня Антанта объявила эти «группы свободных граждан» частью своих вооруженных сил. Эта часть вооруженных сил Антанты захватила крупнейшую транспортную артерию страны, отрезала её центр от Поволжья, Урала, Сибири и занялась установлением марионеточных режимов, попутно творя грабежи и укрупняясь местными противниками Советской власти.

6 июля 1918 года, как раз в день убийства германского посла и двух антисоветских мятежей, Антанта и США объявили наш Владивосток «международной зоной». По какому праву, и что такое  международная зона, неизвестно. Известно только, что через неё Япония ввела 72 тысячное войско, а США только десятитысячное: шире размахнуться не позволял германский натиск в Западной Европе.

Так, к осени 1918 года, вдобавок к немецким, австро-венгерским, турецким войскам, ранее захватившим часть наших западных территорий, теперь со всех сторон света явились войска английские, французские, румынские, японские, американские, австралийские, канадские, индийские, греческие, итальянские. Под контролем Советской власти осталось менее четверти территории страны.

Занимательное обстоятельство.

Союзники России, будь они таковыми без кавычек и при любом их антисоветском настрое, могли заслать в неё сколько угодно своих войск, действуя по праву, на основе просьбы признанной ими российской власти: хоть для помощи в защите от Германии, хоть для ликвидации незаконной, по их понятиям, Советской власти. Ничто не мешало им после Октября 1917 сохранить признание законности правительства Керенского. Он с радостью подписал бы от имени России бумагу с просьбой о военной помощи, затем – о сохранении признания внешних долгов Российской империи, которые Советская власть отказалась выплачивать, затем – о непризнании Брестского мира. Подписывать такие бумаги не обязательно было в Зимнем дворце, а можно было в английском посольстве. Если не Керенский, то же самое мог делать председатель «Учредительного собрания» Чернов или  глава любой другой признанной власти.

Однако: ввод войск по приглашению любой российской власти означал бы признание России СУЩЕСТВУЮЩЕЙ, а не БЫВШЕЙ. Значит, для расчленения её все равно пришлось бы выдумывать поводы, и ещё неизвестно, как там будет путаться под ногами признанная власть. Вдобавок, само наличие таковой вынуждало после победы над Германией делиться с Россией аннексиями и контрибуциями. То, что «друзья» России, и в начале своей интервенции, и в ходе дальнейшей оккупации наших территорий после победы над Германией, знать не захотели ни Советской и никакой другой российской власти, будь она сколь угодно антисоветская, – ещё подтверждение, что их устраивала только бывшая Россия с территорией и народом, «свободными» для колонизации.

Например, английский подданный Колчак объявил себя Верховным правителем единой неделимой России и в этом статусе был признан большинством белых. Когда их правитель пролил много «красной» и «белой» крови, по требованию представителей Антанты отрекся от своего верховенства и сдал триста шестьдесят тонн вывезенного из Казани золота войскам Антанты, они в январе 1920 года по приказу из Франции сдали его самого красным под заслуженный расстрел. Потом и золото, уже без команды свыше, тоже сдали красным за то, что красные позволили им умотать живыми. [Википедия: Колчак]

Как раз из-за стремления к захвату наших территорий, у Антанты и США была проблема с официальной мотивацией  ввода своих войск в Россию, а тем более,  пребывания их  здесь после победы над Германией. За отсутствием хотя бы формально правовых оснований, на потребу мировой общественности шла демагогия про помощь в защите, самозащиту, восстановление порядка. Под эту демагогию творились реальные дела «друзей» России: грабеж как цель интервенции и как главный стимулятор боевой активности их войск и снаряжённых ими белых; карательные расправы над населением, неповинующимся оккупантам. Грабительская и карательная «помощь» оккупантов, конечно, встречала ожесточенный отпор со стороны населения и советских силовых структур. Но и среди красных не редкостью были мародеры. Кроме того, агентурные вожди с их многими «рреволюционерами» пониже пробой добавляли сюда свои «перегибы» в карательных действиях. Это особенно проявилось в начальный период красного террора, когда до возвращения к работе Ленина, после выстрелов в него, всеми репрессивными делами заправлял Троцкий. Поэтому громадная масса вооружённого народа поднялась воевать под девизом: Бей направо белого, налево красного!

Так интервенты, вторгшиеся в нашу страну без приглашения и без объявления войны, после лёгкой, практически бескровной победы Советской власти в гражданской войне конца 1917- начала 1918 года, умело спровоцировали у нас цепную реакцию кровавых вооруженных конфликтов. Богатого исторического опыта по этой части у ненасытных, изощрённых и агрессивных колонизаторов вполне хватало. У нас они распалили кровавую бойню слаженными действиями своих войск с марионеточными и агентурными: русскими «патриотами», «патриотами» других национальностей, всевозможными «демократами», «большевиками».

Даже знаменитый белый генерал Деникин так характеризовал действия «наших друзей»: «Они могли идти с украинцами и против украинцев, с большевиками и против большевиков, могли воссоединять и расчленять Россию, лишь бы эти действия соответствовали их национальным интересам» [Деникин А.И. «Очерки русской смуты» 1921 г. Т. второй гл. XVIII]. Сам Деникин, воюя на содержании и в интересах своих закордонных друзей, не мог дать белым войскам путный ответ на вопрос: За что воюем? Не дав на него ответа и в пяти томах своих «Очерков», Деникин, тем не менее, валит вину за организованную у нас его друзьями и им самим кровавую бойню на некую «русскую смуту».

Второе занимательное обстоятельство.

На период оккупации «друзьями» России большей части её территории пришёлся в июне 1919 года версальский делёж аннексий и контрибуций с побежденной Германии. В достижении этого дележа боевые заслуги Российской империи были больше, чем у всех её союзничков вместе взятых. Но Россия не получила ничего. Немало «патриотов» и «доброжелателей» России до сих пор причитают: вот де, Ленин с большевиками сепаратным миром лишили свою страну возможности насладиться богатыми плодами этой долгожданной победы.

Как «союзники» России предпочли её саму превратить в богатые плоды для себя, показано выше. Ленин с большевиками никак не могли помешать «союзникам» бывшей Российской империи воздержаться от присвоения завоёванной ею доли сообразно её пусть бывшим боевым заслугам в составе Антанты. Затем – направить эту долю в помощь народу бывшей Российской империи,  как раз там, где идет «помощь друзей России». Получив эту помощь, народ, может, сам сверг бы власть большевиков. Однако непревзойдённые виртуозы по присвоению всего чужого не захотели отдать причитающуюся долю народу, больше всех пролившему своей и германской крови за присвоение «друзьями» всех колоний Германии, части её исконных территорий, массы дорогостоящего имущества. И это далеко не весь грабёж России по «Версальскому миру».

Статья 116 отдела 14 Версальского договора предписывала побежденным странам признать «независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи». Независимость территорий бывшего государства могла бы пониматься как право народа этих территорий на самоопределение своей государственности. Но уже следующая статья 117 отменяет независимость наших территорий, ибо предписывает побеждённым странам признать все договоры и соглашения союзных и объединившихся государств (то есть, государств-победителей) с государствами, которые «образовались или образуются на всей или на части территории бывшей Российской империи». Данная статья, при заведомом нежелании знать Советской России и при текущей оккупации российских территорий, поставила весь процесс создания здесь новой государственности в зависимость от того, как оккупанты будут договариваться и соглашаться со своими марионетками. То есть, фактически, сами с собой. Ибо никакого участия народа бывшей Российской Империи в становлении любых государств на её территории Версальский договор не предусмотрел. Хотя его писали отцы мировой «демократии».

Если, по Версальскому договору, побежденным странам германского блока сохранялись все атрибуты государственности (какие бы то ни было территории, национальные достояния и даже военное имущество), то наша страна лишалась абсолютно всего, даже своего названия! Так называемый Версальский договор о мире в части, относящейся к нашей стране, явился официальным сговором империалистов Антанты и США о продолжении захватнической войны на территории бывшей, по их понятиям, России. Иначе в этот договор не могли попасть пункты, определяющие статус территорий, не принадлежащих ни одному из государств – участников договора. Установленный так статус чужих территорий можно реализовать только путём захватнической войны.

В Версальском договоре империалисты Антанты и США, присвоением российской доли от плодов победы над Германией и своим стремлением видеть Россию только бывшей, а хозяевами на её земле только себя, сами расписались в том, что сокрушение российской государственности и захват всего российского были их целью в Первой мировой войне.

Вместе с тем, как раз в силу сверхжадности заклятых «союзников-друзей» России и в силу официально заявленного ими непризнания Брестского мира, Советская Россия кое-что приобрела даже в Версале: основание не платить по внешним долгам бывшей Российской Империи. Бывшая Российская Империя с лихвой рассчиталась по этим долгам, когда её бывшие «союзники» присвоили завоеванные ею  аннексии и контрибуции. К сожалению, этого расчёта не заметила Советская власть, а уж антисоветские «патриоты» России – тем более.

Третье занимательное обстоятельство.

В ходе интервенции Антанты и США в страну, занимающую шестую часть земной суши, поражение Германии было представлено как окончание мировой войны. По понятиям вторгшихся в нашу страну империалистов вышло, что с поражением Германии везде воцарился мир, а если на территории бывшей Российской империи полыхает война,  уносящая миллионы жизней, это яко бы не их рук дело. Это яко бы внутреннее дело смутного народа бывшей Российской империи, это яко бы его гражданская война, вызванная яко бы Октябрьским 1917 года переворотом.

Ещё раз вспомним: сразу после Октября 1917 гражданская война действительно началась, но до военной интервенции Антанты и США она кончилась победой советской власти. Еще раз вспомним ленинские слова про эту войну: «В этой гражданской войне подавляющее большинство населения оказалось на нашей стороне и вследствие этого победа давалась нам необычайно легко».

Данная война, начавшаяся и закончившаяся до военной интервенции Антанты и США, действительно была гражданской и нашим внутренним делом. Но развитие наших внутренних дел не устроило империалистов Антанты и США. Они направили свои войска в нашу страну и снарядили  войска местного подспорья. Начатая этой интервенцией война никак не подходит под определение: гражданская.

Поскольку интервенция в Россию Антанты и США, – участников мировой войны, началась до победы над Германией, для Антанты и США эта интервенция была  продолжением той же самой мировой войны. Она не могла считаться законченной, пока воевавшие в ней военный блок и его партнер продолжали воевать без перерыва и с привлечением войск со всех континентов.

Советская Россия во время интервенции в неё и оккупации её территорий войсками Антанты и США де факто и де юре: войну с Германией закончила; из блока Антанта вышла; ни в какой другой военный блок не вступила; в других странах войны не вела; никаким странам войны не объявляла. Следовательно:

Советская Россия подверглась преступному военному вторжению со стороны военного блока Антанта и США. Начиная с этой интервенции, Первая мировая война продолжилась для Антанты и США как та же самая война, причем теперь неприкрыто захватническая и с отягчающим для агрессоров обстоятельством: без объявления войны. Для Советской России она продолжилась как война отечественная.

То, что и эту войну сами большевики чаще всего называли гражданской, – не критерий истины. Например, все строители называют словом «раствор» то, что в химической науке именуется термином «взвесь», а термин «раствор» означает другой вид соединения веществ. Вот так и строители коммунизма, тоже ведь строители, часто не блюли правильную терминологию.

Ещё пример: захватнические, грабительские и карательные действия части вооруженных сил Антанты, сформированной из чехов и словаков, большевики назвали "мятеж чехословацкого корпуса" и отнесли эту агрессию к гражданской войне. Так же к гражданской войне большевики причислили захватнические, грабительские и карательные действия снаряжённых интервентами белых, хотя сам факт их снаряжения интервентами доказывает: это были «предатели, сотрудничающие с врагами своей родины, своего народа», то есть – коллаборационисты [С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова «Толковый словарь русского языка»: Коллаборационисты]. То есть, – то же самое, чем позднее, в Великую Отечественную войну стали власовцы и прочие пособники оккупантам. Но при их наличии никто же не называет ВОВ гражданской войной.

В большевистской историографии есть верная международно-правовая квалификация действий империалистов Антанты и США, которые «начали военную интервенцию без объявления войны, хотя интервенция была войной против России, причем войной худшего типа … Партия подняла народ на отечественную войну». Истинность данной в «Кратком курсе истории ВКП(б)» [С. 216-217] характеристики войны Антанты и США против России и ответных освободительных действий ленинской партии подтверждается всеми тремя изложенными выше занимательными обстоятельствами.
ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Отпор хорошо вооружённым, обмундированным, накормленным внешним и внутренним врагам российского народа  пришлось организовывать в невероятно тяжёлых условиях: измотанность сил у призывного контингента за четыре минувших года войны; унаследованная от прежних властей и усугубленная интервенцией экономическая разруха; перекрытие поставок всех видов ресурсов с оккупированной большей части территории страны; скрытое содействие агрессорам их агентуры в советских органах власти;  серия мощных террористических атак на центральную власть.

Численность боеспособных (по вооружению, обмундированию, питанию и выучке) красноармейцев на тот период многократно уступала численности боеспособных интервентов с коллаборационистами. При таком изначальном соотношении регулярных войсковых сил Красная армия не могла рассчитывать даже на собственное выживание. Решающее влияние на исход этой отечественной войны оказало как раз то, что она не только по правовому определению, а по сути своей, по восприятию со стороны народа, явилась отечественной.

Большинство населения не могло не сохранить поддержки Советской власти с её политикой, ибо недавно оно само востребовало именно такую власть, установило её и отстояло в гражданской войне до интервенции. Оккупанты с коллаборационистами всё больше и больше наращивали масштабы грабежа и зверских расправ. Массы народа, поднявшиеся бить направо белого налево красного, стали чаще бить направо белого, чем налево красного и сами «краснеть». Русский патриотический дух, издревле не встречавший радушием незваных гостей, тоже поднимал народ на их изгнание. Белые войска, поняв, кем и с кем они воюют, стали массово переходить к красным.

Нередко самым грозным оружием против интервентов становились большевистские листовки. Благодаря им иностранные солдаты узнавали о советской социалистической политике, загорались желанием проводить у себя такую же, ослабляли боевую активность своих подразделений, и, порой, срывали их вторжение  на нашу землю. Появился у нас и внешний неслабый союзник: поднятое коммунистами во всем мире движение Руки прочь от Советской России! Рабочие других стран срывали поставки оружия интервентам и вынуждали своих правителей возвращать войска.

На стороне Советской власти вступили в бой музы любимых в народе искусств. Нельзя не отметить, что к героике предыдущих битв Первой мировой войны российское искусство отнеслось с поразительным равнодушием. Тогда во славу российского воинства не родилось ни одного значительного художественного произведения. Теперь же, гениальный поэт Маяковский к штыку приравнял перо. Гениальный художник Дейнека к штыку приравнял кисть. Во славу красноармейцев и красных партизан родилось, наверное, не меньше стихов и песен, чем было посвящено российскому воинству за всю его предыдущую историю.

Красноармейцы и партизаны очистили нашу страну от основной массы захватчиков к началу 1920-го, а от самых упёртых японских – осенью 1922 года. Таким образом:
Советская Россия закончила отечественную войну 1918-1922 годов, на последней стадии Первой мировой войны, победоносным изгнанием оккупантов со своей территории, разгромом коллаборационистов и принуждением к миру напавших на неё империалистов-агрессоров.
Косвенным признанием поражения от Советской России со стороны напавших на неё держав стало последующее признание ими государственного суверенитета Советской России - СССР почти на всей территории бывшей Российской империи.

Великой победе Советской России в Первой мировой ещё предстоит достойная оценка. Здесь же надо отметить, что эта победа предотвратила неминуемое без неё новое воспламенение кровавых битв на почве захвата территорий  бывшей России.

Военной мощи у разбогатевших на войне США и у Японии, не понесшей в той войне никаких потерь, было предостаточно для продолжения боевых действий. Между европейскими союзниками по Антанте  отношения  обострились уже на почве дележа аннексий и контрибуций с Германии. Заинтересованность капиталистической элиты в наживе от продолжения войны не ослабла. Переблокировка империалистических сил не составляла проблемы: она уже чуть не произошла, когда США намерились заключить сепаратный мир с Германией. Так что, бесконфликтный между империалистами захват нашей земли был невозможен. Театром военных действий стала бы вся наша земля. Основным пушечным мясом, по найму с голоду, стали бы наши деды и прадеды, основными жертвами – они же вместе с семьями. Обездоленное, голодное, больное потомство того поколения наших предков вряд ли пережило бы десяток-другой российских зим. Всему человечеству светило распространение боевых действий на другие регионы, всё более широкое применение новых средств массового уничтожения с ещё более тяжкими последствиями.
СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ

Среди великих достижений Ленина – свершённое по его настоятельной инициативе преобразование России в государство с уникальным структурированием: Союз Советских Социалистических Республик. В состав СССР, наряду с областями и автономными республиками, вошли союзные республики с рядом полномочий суверенных государств, вплоть до права выхода из состава СССР. При этом в полномочия Союза входил приём новых республик в его состав.

Эта ленинская формула государственного устройства сыграла большую роль не только в сохранении единства нашей страны при распалённых сепаратистских настроениях, при том что все сепаратистские силы щедро подпитывались из-за кордона, но и в дальнейшем расширении территории нашей страны, приросте её авторитета и влияния во всём мире.

В 1940 году именно по ленинской формуле, как союзные республики, в состав СССР вошли Латвия, Литва, Молдавия, Эстония. После Второй мировой войны, благодаря той же ленинской формуле, союзные республики Белоруссия и Украина стали членами ООН, наряду с СССР, ставшим ещё и постоянным членом Совета Безопасности ООН. Как известно, Сталин добивался, чтобы все наши союзные республики стали членами ООН. Но столь мощного представительства в ООН нашей страны, с соответствующим приростом её авторитета и влияния, Запад не допустил.

С середины 1980 годов к высшей власти в СССР и в большинстве союзных республик прорвалась обманом народа клика агентов Запада, изначально представлявшихся «верными ленинцами». Они порушили советскую экономику и повели дело к расчленению СССР, распаляя антисоветскую и антикоммунистическую истерию, сепаратистские настроения и провоцируя межнациональную рознь, вплоть до кровавых распрей. В этой обстановке был назначен на 17 марта 1991 года всенародный референдум по вопросу о сохранении СССР.

Хорошо просматривался расчёт на то, что при обвальном падении уровня жизни и такой «промывке мозгов» советский народ выскажется против. Советский народ абсолютным большинством высказался за сохранение СССР. Так и пришлось правившим врагам советского народа расчленять нашу страну вопреки решению всенародного референдума, вопреки Конституции СССР и конституциям всех его республик, вопреки Закону СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», вопреки Хельсинским соглашениям о нерушимости послевоенных границ в Европе, Вопреки Уставу ООН, где Советский Союз прописан в числе постоянных членов её Совета Безопасности. Короче говоря, – с вопиющими нарушениями норм демократии, международного и внутригосударственного права.

Тем не менее: в апреле 1992 года VI Съезд народных депутатов РСФСР не ратифицировал Беловежское соглашение о том, что «Союз ССР прекратил существование». 15 марта 1996 года Государственная Дума РФ приняла Постановление №157-11ГД, где пункт 1 гласит: «Подтвердить для Российской Федерации – России юридическую силу результатов референдума СССР по вопросу о сохранении Союза ССР». Данное подтверждение никем не оспорено, потому что неоспоримо, и равнозначно для всей территории СССР, вне зависимости от того, подтвердили власти других государств на его территории то же самое или нет.

К тому же, весь постсоветский период показал: ни одному «суверенному государству» на территории СССР, даже РФ, не дано выйти на путь социально-экономического прогресса без нового воссоединения. Наглядные доказательства тому – обостряющиеся конфликты между бывшими союзными республиками, нарастающая антироссийская агрессивность правителей Украины одновременно с провоцируемой ими ядерной катастрофой на украинских АЭС, и многие другие обстоятельства.

В моей статье «Международное право предусматривает Россию с территорией СССР» (размещена на сайте газеты «Завтра» 17 ноября 2014 г. http://zavtra.ru/content/view/mezhdunarodnoe-pravo-predusmatrivaet-rossiyu-s-territoriej-sssr/ ) изложена концепция воссоединения, предполагающая, что в Россию с территорией СССР войдут суверенные республики – члены ООН тоже по ленинской формуле, с правом выхода. Но выхода только на основе решения республиканского референдума с четкой постановкой вопроса о выходе, чего не было ни в одной союзной республике. Для такого воссоединения никаких дополнительных референдумов не требуется. В этом вопросе власти всех государств на территории СССР обязаны руководствоваться итогами всенародного референдума от 17.03.1991 года.

Таким образом, ленинская формула государственного устройства нашей страны может снова стать фактором восстановления её территории, прироста её авторитета и влияния в мире, а может быть и расширения её границ сверх территории СССР.

Теперь остановимся кратко на том, чего Ленину не удалось осуществить.
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И МИРОВАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Наглядный подсчет, чего стоила Первая мировая война, сделал её современник американский профессор Николас Мюррей Батлер (Nicholas Murray Butler). Кстати, – поборник участия США в той войне и воинствующий антикоммунист, удостоенный за то и другое в 1931 году Нобелевской премии Мира. Батлер подсчитал, что за 1914-1918 годы война стоила всему миру таких денег, на которые можно было для каждой семьи в США, Канаде, Австралии, Англии, Уэльсе, Ирландии, Шотландии, Франции, Бельгии, Германии и России построить дом стоимостью 2500 долл., обставить его мебелью на 1 тыс. долл., отвести ему участок земли в 5 акров и создать еще многие блага [Кулейбаева А.О. «США. Первая мировая война» Некоторые итоги войны. ОГПУ, Оренбург, 1999 г.].

При тогдашней покупательной способности доллара, по Батлеру вышло, что, если бы люди, вместо создания средств убийства и вместо убийства друг друга строили дома, все наши предки того поколения жили бы в жилищном изобилии. Это – как минимум, особенно имея в виду, что наша страна за последующие четыре года интервенции понесла ещё не меньший урон. Но подсчеты Батлера вовсе не значат, что жилищное и многое прочее изобилие могло наступить, если б просто не было войны. Здесь требуется смена конкуренции за прибыль экономической системой, имеющей целью только улучшение жизни людей. То есть системой, какая предусматривалась в трудах основателей научного коммунизма.

Таким образом, Батлер своими подсчетами, нечаянно для самого себя, показал: что могла принести человечеству мировая социалистическая революция, свершись она вместо мировой войны, как призывал Ленин и следовавшие ему коммунисты. Российский опыт Октября 1917 и быстрого установления советской власти почти на шестой части земной суши показал, что социалистическая революция в период перемирия с Германией и без военного вмешательства «союзников» вершилась у нас почти бескровно и, тем более, без применения сверхдорогостоящей техники для битв на земле, в небе, на воде и под водой. Дело ограничивалось, как правило, демонстрацией преобладания численности мирных и вооруженных сторонников Советской власти над её противниками. В результате и те и те оставались жить, причём не накопив лютой вражды между собой. Дальше находили и общий язык в решении жизненных проблем. Для этого гибкости советской политики, в том числе по формам собственности, вполне хватало.

Если за трехмесячный период установления Советской власти без внешнего военного вмешательства, в гражданской войне погибли одна-две тысячи человек, а богатств лишилась только мизерная кучка социальных паразитов, то мировая война губила каждые три месяца в среднем пятьсот сорок тысяч российских людей и разорила практически всё и до того отнюдь не богатое население страны. Вот исчерпывающе объективное соотношение жертв мировой войны и социалистической революции применительно к России. Социалистическая революция на остальных пяти шестых частях земли тоже могла вершиться с потерями в сотни тысяч раз меньшими, чем от всемирной бойни. Какие блага несло такое развитие событий вместо жутких лишений, как раз и вычислил американский профессор Батлер.

Однако, мировая социалистическая революция была сорвана сначала «патриотической» истерией с призывами ко всем втянутым в войну народам воевать до победного конца, потом – агентурными подрывами революционных процессов, убийствами коммунистических лидеров, полицейским и войсковым подавлением революционных сил, лживой антикоммунистической и антисоветской истерией СМИ. В результате по социалистическому пути пошла только наша страна, причем, вынужденная продолжать тратить основные силы на оборону от всегда готовых вторгнуться, и вторгшихся уже через двадцать лет, «освободителей от большевиков». Вдобавок к тому, могущественная империалистическая агентура в Советской России-СССР продолжила не менее активно и не менее изобретательно подрывать уникальную стройку коммунизма изнутри вплоть до сокрушения советской экономики, государственности, и расчленения нашей страны.

Вот что ещё характерно. Со времен основания научного коммунизма не родилось ни одной другой концепции устройства жизни человечества хотя бы без массового голода, без массовой обездоленности и без глобальных гуманитарных катаклизмов. Тем временем смертоносное сочетание технологического прогресса и капиталистических порядков породило много угроз полного уничтожения всех нас, людей, и даже всего живого на нашей планете.

Стоит обратить внимание и на то, чем обернулось окончание Первой мировой для народа страны, обогатившейся на этой войне, и ставшей благодаря ей первой в истории сверхдержавой.
ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ В США ОТ МИРНОЙ ЖИЗНИ

Никогда, ни в одной стране не скапливалось столько богатств, сколько появилось в США после Первой мировой войны и благодаря ей. При этом: малое количество американцев, погибших и покалечившихся в войне; никаких разрушений в США от боевых действий; никаких военных и никаких агентурно-подрывных угроз Америке. Казалось бы, вот оно!!: самое подходящее место и самое подходящее время, чтобы каждая американская семья, согласно вычислениям американского профессора Батлера, вскоре зажила при полном достатке в богатом жилище и таким способом демонстрировала всему миру, как прекрасен американский образ жизни! Тем более что все американцы, ставшие в ходе мировой войны жить вдвое хуже, встретили победу над Германией как великий праздник, с твердой уверенностью в предстоящем вечном мире и наступающем процветании. Правда, коммунисты упрямо твердили о неизбежности новых кризисов и войн при капитализме. Но кто мог обращать на них внимание, когда прочный мир, победа мировой демократии и экономический бум вот, перед глазами!

Однако. С принуждением к миру мировая капиталистическая элита потеряла наживу с военных затрат, а ненасытную страсть к наживе сохранила. Теперь нести свои затраты для переориентации производств на улучшение жизни людей – дело заведомо убыточное, когда единственным массовым платежеспособным покупателем остался ещё не полностью разорённый американский народ. Чтобы компенсировать свои потери из-за наступившего мира за счёт американского народа, надо было неким способом выкачать из него остатки долларов с их высокой покупательной способностью.

Тогда американцам за их доллары виртуозно всучили, яко бы очень дёшево, другие, яко бы очень ценные, бумаги. В том числе акции так называемого маржинального займа: лишь за 10% стоимости! Но с условием, что уплата остальной части должна быть по первому требованию за 24 часа. К концу двадцатых годов обнаружилось, что ценность этих «ценных» бумаг имеет отрицательное значение, а других подобных – нулевое. Таким способом покупательная способность большинства американцев перешла вместе с долларами к непревзойденным виртуозам по присвоению всего чужого. Американскому простонародью остались только долги, которые ему как раз и продали за его доллары.

Правда, у многих недоверчивых к любым ценным бумагам, в том числе и долларам, были ещё накопления в золоте. Чтобы присвоить и их, банкиры Федеральной Резервной Системы (ФРС) США решили, что государство должно провести конфискацию золота у населения и сдать его им, яко бы для борьбы с депрессией, фактически ими же спровоцированной. ФРС, кому неизвестно, – объединение банков, заполучившее в 1913 году миссию Центробанка США. Или, образно говоря, присвоившее долларовый печатный станок.

Государство выполнило названное выше решение ФРС. По указу президента № 6102 от 05.04.1933 г., под угрозой репрессивных мер (штраф до 10 000$ и/или тюрьма до 10 лет), американцев, юридические лица и даже иностранных граждан и иностранные компании, хранящие золото на территории США, вынудили обменять его на бумажные деньги по цене 20,66$ за унцию. Затем золото направлялось в распоряжение банкиров ФРС, которые подняли цену на него до 35$ за унцию. Были попытки через суды сохранить в силе хотя бы обязательства по расчетам золотом, заключённые до выхода конфискационного закона. Но суды принимали решения, запрещающие оперировать золотом даже по таким контрактам. То есть, американские суды признавали конфискационный закон имеющим обратную силу: распространяющимся на предшествующее его выходу время, что вопиюще противоправно. [Википедия: Конфискация золота у населения США в 1933 году.] В предшествующей истории капитализма вряд ли найдется столь смачный плевок банкиров сразу на право частной собственности всех простых граждан, на рыночные свободы и на правосудие.

Из-за потери покупательной способности народа в США закономерно началась депрессия, переросшая в невиданную за всю историю капитализма Великую депрессию, которая отбросила американскую экономику к уровню 1901 года. Массы неплатежеспособных людей остались без жилья, без медицинской помощи и без еды. В стране наступил голодомор с эпидемиями. Количество жертв Великой депрессии до сих пор засекречено, но мало кто сомневается, что счёт здесь идёт на миллионы. То есть, за годы мирной жизни народ самой богатой в мире страны терял количество жизней как в большой войне. И это – без каких-либо форс-мажорных катаклизмов природы и даже, ещё раз повторим, без угрозы войны.

Больше того: в США исправно работали все механизмы расхвалённой «демократии». Демос по установленному регламенту приходил к избирательным урнам «управлять» делами своей страны. Правда, ни один из кандидатов на всех выборах никому не обещал, что в случае избрания добьётся Великой депрессии. Точно так же, как ни один продавец «ценных» бумаг никому не разъяснял, что он продаёт за доллары, в лучшем для покупателей случае, испорченную бумагу, а в остальных случаях – их долговую кабалу.

Когда Великая депрессия стала грозить американской экономике полным сокрушением, президент Рузвельт стал принимать меры по увеличению занятости на организуемых государством работах, по перераспределению доходов в пользу бедных, по облегчению крестьянам долговой кабалы, по принуждению капиталистов восстанавливать производство, а уровень зарплаты и продолжительность рабочего дня согласовывать с профсоюзами. Это позволило восстановить объемы производства до уровня 1929 года. Рузвельт даже взялся сформировать Национальную администрацию восстановления с большими полномочиями в управлении экономикой. Но в 1935 году Верховный суд признал эту попытку неконституционной. С 1937 года падение объемов производства возобновилось. Зато они быстро возросли с 1939 года, когда пошли заказы для Второй мировой войны. Только с её началом экономика США  вышла из Великой депрессии. [Википедия: Великая депрессия.]

Есть много оснований сказать, что, Вторая мировая война стала прямым следствием «успешного» подавления мировой социалистической революции. И в этой войне победителем стала наша страна, - тогда Союз Советских Социалистических Республик.
ПОСЛЕСЛОВИЕ

8 ноября 2002 года член Совета директоров ФРС Бернанке, выступая в Чикагском университете, поведал: «что касается Великой депрессии, … это сделали мы. И мы очень огорчены» [Там же]. Может быть ещё кто-нибудь из ФРС поведает с огорчением, что не только Великую депрессию, но и Первую мировую войну и Вторую мировую войну тоже «сделали мы». Эта исповедь помогла бы снизить вероятность всемирной войны, уже не просто индустриальной, а ядерной по технологиям убийства и разрушения. Если такая война случится, она будет самым тяжёлым следствием «успешного» подавления мировой социалистической революции. Развязывание такой войны сдерживается в течение семидесяти лет нашим ядерным щитом, который создан в Союзе Советских Социалистических Республик, основанном по настоятельной инициативе Владимира Ильича Ленина и развитом до масштаба сверхдержавы под руководством Иосифа Виссарионовича Сталина.

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок

Просмотров: 49042


Spread the love
  • 30
    Поделились

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

О ПРИВАТИЗАЦИИ ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ ДЕРИ …Приватизации в угоду «шарлатанам из-за границы» в Белоруссии не бу … Читать далее
История в сталинской школе    Сталинская «История Всесоюзной Коммунистической … Читать далее
Наука – главное орудие революцииОсновоположники научного мировоззрения К. Маркс и Ф. Энгельс обнар … Читать далее

Авторы

%d такие блоггеры, как: