Перейти к верхней панели

ЭТОТ ДЕНЬ В ИСТОРИИ

Spread the love
  • 27
    Поделились

3 ДЕКАБРЯ. ЭТОТ ДЕНЬ В ИСТОРИИ
1.3 декабря 1898 года родился Михаил Ильич Кошкин, советский конструктор, создатель легендарного танка Т-34 – лучшего танка второй мировой. Во время войны было выпущено 35 895 «тридцатьчетверок», а всего – около 68 тысяч.
Еще будучи студентом Ленинградского машиностроительного завода Кошкин попросился на практику в танковое КБ и вскоре письменно обратился к первому секретарю Ленинградского обкома С.М. Кирову с соображениями по усовершенствованию танков. Киров лично встретился с Кошкиным и оценил его идею. Это произошло в 1934 году за несколько месяцев до гибели Кирова. Именно тогда у Кошкина окрепла идея отказа от колесных систем и за счёт этого усилить вооружение и бронирование. Начинающий конструктор обещал Кирову создать такой танк и назвал его памятной цифрой по дате встречи с Кировым – «34». Работая в КБ уже инженером, он участвует в разработке Т-29, Т-35, Т-46-5, Т-III. За толстобронный T-III его в числе других в 1936 году награждают «Красной Звездой».
Кошкин резонно опасался, что война может начаться раньше, чем будет освоено производство Т-34. Он принял решение возвращаться в Харьков своим ходом, чтобы «добрать» положенные для испытания три тысячи километров пробега. Больной пневмонией Кошкин больше недели возвращался в железной коробке в Харьков и прибыл на завод в полубессознательном состоянии. Его тут же доставили в больницу, но спасти уже не смогли.
Благодаря своим боевым качествам Т-34 был признан лучшим танком Второй мировой войны. Серийный выпуск Т-34 и его модификаций осуществлялся в военные и послевоенные годы. До настоящего времени дошло большое количество этих танков различных модификаций в виде памятников и музейных экспонатов. Последняя (Т-34-85)- состоит на вооружении некоторых стран и по сей день.
2. 3 декабря (20 ноября) 1917 г. в Брест-Литовске открываются переговоры о перемирии между Россией и центральноевропейскими державами (Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией).
Один из первых декретов советской власти – декрет о мире. После этого декрета 7 ноября 1917 года Лев Троцкий обращается ко всем воюющим странам с призывом о скорейшем заключении мира. Ответила согласием только Германия.
20 ноября 1917 года в Брест-Литовске начались переговоры о предстоящем мире. Германия предлагала подписать соглашение на следующих условиях: отторжение от России территории Польши, Прибалтики и части островов Балтийского моря. Всего предполагалось, что Россия потеряет до 160 тысяч квадратных километров территории. Ленин был готов принять эти условия, поскольку у Советской власти не было армии, а генералы Российской империи единодушно говорили, что война проиграна и нужно как можно скорее заключать мир.
Переговоры вел Троцкий, как народный комиссар по иностранным делам. Обращает на себя внимание факт сохранившихся секретных телеграмм между Троцким и Лениным во время переговоров. Практически на любой серьезный военный вопрос Ленин давал ответ, что нужно посоветоваться со Сталиным. Причина здесь в том, что Сталин выступал посредником между царской армией и Лениным.
Троцкий во время переговоров всячески затягивал время. Он говорил о том, что в Германии вот-вот случится революция, поэтому нужно только ждать. Но даже если эта революция не случится, то у Германии нет сил для нового наступления. Поэтому он тянул время, ожидает поддержки партии.
В ходе переговоров было заключено перемирие между странами на период с 10 декабря 1917 года по 7 января 1918 года.
3. 3 декабря (20 ноября) 1917 г. ликвидирован контрреволюционный мятеж в Ставке старой армии в Могилёве. Занятие Ставки советскими войсками.
После провала авантюры Керенского под Пулковом и выступления юнкеров в Петрограде и Москве все взоры контрреволюция были обращены к Ставке верховного главнокомандующего, находившейся в Могилеве. Она сразу же выступила в роли общероссийского центра боевых сил контрреволюции. М. С. Ольминский отмечал, что с октябрьскими днями, решившими исход революции, обычно связываются воспоминания только о событиях в Петербурге и Москве, но «забывается третий центр, более грозный и более опасный, центр многомиллионной армии, сосредоточенный… в Могилеве». Здесь была Ставка верховного главнокомандующего, которая «являлась гнездом самой черной царистской реакции». Ставка представляла собой крупный и опасный очаг контрреволюции. Ей подчинялись войска всех фронтов действующей армии, которая к 25 октября 1917 г. насчитывала в своих рядах около 6 млн. человек. В Ставке работали в большинстве своем реакционные генералы, офицеры и военные чиновники. Поэтому борьбу со Ставкой В. И. Ленин назвал войной против контрреволюционного генералитета. Главной фигурой антисоветского заговора Ставки был начальник ее штаба монархист генерал-лейтенант Н. Н. Духонин, принявший на себя командование действующей армией. Его антисоветизм проявился уже в самые первые дни Октябрьских событий. Информируя командующих фронтами об обстановке в Петрограде, Духонин указывал, что Ставка полностью поддерживает Временное правительство в борьбе с большевиками.
Однако Ставка продолжала бороться против Советской власти, изменив лишь свою тактику. Она накапливала свои силы в районе Могилева. Слетевшиеся сюда контрреволюционеры и соглашатели всех мастей намеревались организовать «новое» правительство во главе с одним из лидеров правых эсеров, В. М. Черновым.
Кроме того, Ставка сговаривалась о создании единого антисоветского фронта с главарями белогвардейского движения генералами царской армии Л. Г. Корниловым и А. И. Деникиным, с руководителем казачьей контрреволюции на Дону генералом Л. М. Калединым и украинской Центральной радой. Империалисты Антанты, многочисленные дипломаты и представители военных миссий США, Англии, Италии, Франции, Японии и других стран, находившихся при Ставке верховного главнокомандующего, действуя в соответствии с инструкциями своих правительств, оказывали Духонину всемерную поддержку и помощь. Имея за спиной таких покровителей, Духонин открыто игнорировал распоряжения Советского правительства. Получив 7 ноября 1917 г. предписание за подписью В. И. Ленина «обратиться к военным властям неприятельских армий с предложением немедленного приостановления военных действий в целях открытая мирных переговоров», он не только не выполнил его, но начал подготовку мятежа против Советской власти.
Генерал Духонин был объявлен врагом народа. По указанию Советского правительства 11 ноября для руководства действиями революционных войск против мятежников на Северный фронт, а затем в район Ставки выехал новый главковерх Н. В. Крыленко.
В качестве вооруженной опоры нового главковерха в Петрограде был сформирован и направлен к Могилеву отряд красногвардейцев численностью в 500 бойцов. Его командиром стал член Главного штаба Петроградской Красной гвардии большевик В. Н. Павлов. В выданном ему удостоверении за подписью В. И. Ленина было сказано, что он назначается руководителем отряда, следующего «из Петрограда в распоряжение Ставки верховного главнокомандующего. Всем лицам и учреждениям предписывается оказывать полное содействие тов. Павлову в исполнении данного ему поручения».
Под руководством опытных комиссаров ВРК, посланных для усиления большевистской пропаганды в войсках, при содействии местных партийных организаций развернулась усиленная агитация среди солдат за смещение контрреволюционного командования. Уже 12 ноября председатель Северо-Западного областного комитета РСДРП (б) А. Ф. Мясников телеграфировал В. И. Ленину: «В Минске завершен революционный переворот. Главкозап Балуев снят, штаб фронта в руках ВРК».
Это событие имело первостепенное значение для мобилизации сил против контрреволюционной Ставки. В помощь советским войскам, отправленным из Петрограда, создавались красногвардейские отряды из рабочих, беднейших крестьян и солдат в Минске, Гомеле, Полоцке, Орше и других местах. В Витебске для участия в разгроме контрреволюционных сил Ставки были сформированы красногвардейский бронеавтомобильный дивизион в составе 200 человек, имеющий 11 бронемашин, 30 автомобилей, и сильная пулеметная команда. Эти отряды Красной гвардии в срочном порядке перебрасывались к Могилеву. Туда же направлялись и революционные части старой армии. По совету И. Ленина в Могилевский гарнизон были посланы пропагандисты и агитаторы с заданием рассказать солдатам об образовании в Петрограде рабоче-крестьянского правительства, о первых декретах и других мероприятиях Советской власти.
Согласно плану, разработанному в ВРК Западного фронта, 18 ноября было начато общее наступление против мятежников. С севера, из района Орши, на Могилев наступал сводный отряд под командованием члена большевистской партии с 1905 г. Р. И. Берзина, составленный из красногвардейцев и революционных солдат Петрограда, Орши, Витебска и других городов; с запада — Полоцкий отряд, созданный из революционных частей 3-й армии; с юга, из района Жлобина, — сводный отряд, состоявший из преданных Советской власти частей 2-й армии и минских красногвардейцев под командованием члена ВРК 2-й армии Е. И. Люсякова. «Могилев, — писал Н. В. Крыленко, — сразу брался в клещи с севера, запада и юга».
Кольцо революционных войск вокруг Ставки быстро сжималось. Среди генералитета Ставки произошел раскол. Одни предлагали дать бой отрядам Красной гвардии, революционных солдат и матросов и защищать Ставку до конца, другие — срочно эвакуировать ее в более надежное место, например в Киев под прикрытие Центральной украинской рады, или в Яссы, с тем чтобы сохранить ее сложившийся аппарат для дальнейшей борьбы против Советской власти. Но безнадежность положения Ставки стала очевидной.
В ночь на 20 ноября Могилев был полностью окружен отрядами Красной гвардии и революционными частями. Ставка вынуждена была капитулировать без боя. Даже те части и соединения, которые еще недавно служили ее опорой, при контакте с революционными войсками стали «ненадежными», а некоторые из них, в том числе и батальон георгиевских кавалеров, который ранее охранял свиту царя, а теперь штаб Духонина, выступили против нее. Об этом небезынтересном факте рассказывая красногвардеец из отряда Н. В. Крыленко, бывший питерский рабочий, уроженец Белоруссии М. Т. Паттасевич: «Мы выгрузились из вагонов (в Могилеве.— А. К.), построились в колонны и со знаменами направились по Днепровскому проспекту к зданию, где размещалась Ставка. Когда наш отряд прибыл на площадь, там уже был выстроен Георгиевский батальон, который с музыкой и криками «ура» встречал красногвардейцев».
Не хотели сдаваться только «ударные» батальоны численностью около 6 тыс. человек и по приказу Духонина шестью эшелонами при 200 пулеметах двинулись по железной дороге из Могилева на Дон, к Каледину. Но у станции Томаровка (28 км северо-западнее Белгорода) в результате ожесточенных двенадцатидневных боев со сводными отрядами красногвардейцев, революционных солдат и матросов из Петрограда и Харькова под командованием большевиков И. Н. Павлуновского, А. Ф. Ильина-Женевского и Н. А. Руднева эти батальоны были разбиты.
Для закрепления победы, как видно из сохранившейся записи телефонного разговора заместителя наркома по военным делам К. А. Мехоношина с начальником Революционного полевого штаба при Ставке Верховного главнокомандующего М. К. Тер-Арутюнянцем, из Петрограда в Могилев был направлен еще один отряд Красной гвардии в количестве 700 человек.
Главная причина, почему в распоряжении Ставки не оказалось солдат, готовых ее защищать, состояла в том, что подавляющее их большинство ненавидело Ставку, приняло сторону Советской власти и единодушно требовало мира. «Всеохватывающее, непреодолимое требование мира — мира во что бы то ни стало, — писал Н. В. Крыленко, — было основным лозунгом армии». Нельзя не отметить и большого влияния отрядов пролетарской Красной гвардии на солдат частей Ставки, которые при соприкосновении с ними сразу же переходили на сторону Советской власти.
Антинародные, реакционные цели определили провал планов руководителей Ставки. Члены эсеро-меньшевистского Общеармейского комитета, представители иностранных военных миссий, а также ряд генералов и офицеров Ставки бежали. Генерал Н. Н. Духонин был арестован и убит восставшими солдатами и матросами. Но перед этим он успел совершить еще одно преступление: 19 ноября при его прямом содействии бежали из Быховской тюрьмы на Дон ненавистные армии и народу царские контрреволюционные генералы Корнилов, Деникин, Лyкомский, Марков, Романовский и др. Их побег осуществился не без помощи представителей Антанты.
20 ноября в 10 часов утра в Могилев прибыл Н. В. Крыленко и отдал приказ о своем вступлении в должность главковерха. Начальником штаба Верховного главнокомандующего был назначен генерал М. Д. Бонч-Бруевич. При новой Ставке был создан Военно-революционный комитет и образован Центральный революционный полевой штаб по борьбе с контрреволюцией. Начальником полевого штаба стал большевик М. К. Тер-Арутюнянц.
4. 3 декабря (20 ноября) 1917 г. 1917 года СНК обратился с воззванием «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» в котором говорилось:
«Товарищи! Братья!
<…>
Великий клич освобождения, данный русской революцией, подхватывается всеми трудящимися Запада и Востока.… Рушится царство капиталистического грабежа и насилия. Горит почва под ногами хищников империализма
<…>
Отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это. Знайте, что ваши права, как и права всех народов России, охраняются всей мощью революции и ее органов — Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.».
В Уфе с 20 ноября 1917 года по 11 января 1918 года прошло заседание Национального Совета, на котором был принят проект конституции Национально-культурной автономии мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири и положения об управлении духовно-религиозными и культурно-национальными делами. На той же сессии было переизбрано Центральное Национальное управление в составе трёх ведомств (просвещения, по делам религии и финансов).
4 октября 1917 года в Томске начал работать I съезд мусульман Сибири, заявивший о присоединении к мусульманской культурно-национальной автономии провозглашённой 2-м Всероссийским мусульманским съездом, решив при этом создать свой культурно-национальный центр. Для решения культурно-национальных, а также общественно-политических и социально-экономических вопросов мусульман Сибири был образован Центральный совет союза сибирских губернских мусульманских советов.
У идеи создания национально-культурной автономии тюрко-татар нашлись противники и среди башкирских националистов. Так, делегаты башкирского съезда в декабре 1917 года в года Оренбурге приняли решение образовать отдельное башкирское духовное правление. Против пантюркизма выступили и некоторые другие башкирские съезды.
5. 3 декабря 1959 года был поднят Государственный флаг СССР на советском атомном ледоколе «Ленин» – первом в мире надводном судне с ядерной силовой установкой.
Можно сказать, что «Ленин» был в каком-то смысле детищем “холодной войны”, развернувшейся тогда между СССР и США. Связано это в первую очередь с Арктикой, которая всегда приковывала к себе внимание ведущих держав и прежде всего — даже не как поле для научных исследований, а как территория для возможного размещения баз военной авиации, подлодок — словом, как можно ближе к берегам противника.
«Ленин» не был военным судном. И цели у него были мирные — проводка судов во льдах, помощь тем, кто застрял в ледовом плену на трассах Севморпути. Но само словосочетание — «мирный атом», пожалуй, укрепилось в сознании людей именно благодаря ему.
Решение о строительстве первого в мире атомного ледокола было принято на заседании Совета Министров СССР 20 ноября 1953 года. Новое судно было необходимо для развития навигации по Северному морскому пути. Обычные дизельные ледоколы имели очень большой расход топлива, что снижало их эффективность, в то время как атомный ледокол мог находиться в плавании фактически неограниченно долгий срок.
«Ленин» был настолько большим по тем временам, что даже со стапелей его спустили при помощи специальных понтонов — чтобы корпус весом в 11 тысяч тонн не «зарылся» в дно Невы при сходе со спусковых дорожек, которые оказались коротковаты.
Проект первого в мире атомного ледокола, получившего имя «Ленин», оказался совершенно уникальным в плане открытости – во время постройки и ходовых испытаний на нем побывали, в частности, премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан и вице-президент США Ричард Никсон.
Атомный ледокол «Ленин» обладал не только ядерной силовой установкой, но и передовым дизайном, несвойственным советским кораблям того времени – на борту находились кинозал, музыкальный и курительный салоны, сауна, библиотека, а каюты экипажа были рассчитаны на 1-2 человек. Интерьер судна был отделан карельской березой и кавказским орехом.
Спуск на воду первого атомного ледокола перепугал страны НАТО и руководство Ленинграда. Когда судно покинуло судостроительный завод, власти города потребовали гарантий того, что на «Ленине» не произойдет атомный взрыв. Во время перехода из Ленинграда в Мурманск «Ленина» сопровождали военные корабли НАТО, проводившие анализ радиационного фона вокруг судна. Опасения оказались напрасны – за все годы эксплуатации ледокола от радиации не пострадал ни один из членов его экипажа.
6. 3 декабря 1965 года в СССР произведён запуск космической ракеты с автоматической межпланетной станцией «Луна-8» с целью комплексного испытания систем станции на всех этапах полёта и прилунения.
Основное назначение станции — дальнейшая отработка элементов системы мягкой посадки на Луну и проведение научных исследований.
Вес станции 1552 килограмма. На станции установлена научная, телеметрическая и другая измерительная аппаратура, которая включается автоматически в соответствии с программой полета, а также по командам с Земли.
Предварительные результаты обработки измерений показывают, что
станция движется по траектории, близкой к расчетной. Вся аппаратура на борту станции работает нормально.
Наблюдение за полетом осуществляет специальный наземный измерительный комплекс. Координационно-вычислительный центр ведет обработку всей поступающей информации.
В 18 часов по московскому времени 3 декабря 1965 года станция «Луна-8» находилась на расстоянии 45 670 километров от Земли над точкой земной поверхности с координатами 41°19′ северной широты и 83°21′ восточной долготы.
«Правда», 4 декабря 1965 г
7. 3 декабря 1966 года к 25-летию разгрома гитлеровских войск под Москвой в Александровский сад к стене Московского Кремля с 41-го км Ленинградского шоссе, места кровопролитных боев, был перенесен прах Неизвестного солдата. 8 мая 1967 г. здесь был открыт мемориальный памятник – могила Неизвестного солдата. Над ней загорелся Вечный огонь славы, зажженный от Вечного огня на Марсовом поле в Ленинграде.
Газеты в начале декабря 1966 года, сообщили, что 3 декабря москвичи склонили головы перед одним из своих героев – Неизвестным солдатом, погибшим в суровые дни декабря 1941 года на подступах к Москве. В частности, газета «Известия» писала: «…он был сражен за Отчизну, за родную Москву. Вот все, что мы знаем о нем».
2 декабря 1966 года к месту прежнего захоронения на 41-й км Ленинградского шоссе около полудня прибыли представители Моссовета и группа солдат и офицеров Таманской дивизии. Солдаты-таманцы расчистили снег вокруг могилы и приступили к вскрытию захоронения. В 14 часов 30 минут останки одного из покоящихся в братской могиле воинов поместили в гроб, увитый оранжево-черной лентой – символом солдатского ордена Славы, на крышке гроба в головах – каска образца 41-го года. На постаменте установили гроб с останками Неизвестного солдата. Весь вечер, всю ночь и утро следующего дня, сменяясь каждые два часа, у гроба стояли в почетном карауле молодые солдаты с автоматами, ветераны войны.
Останавливались проезжающие мимо машины, шли люди из окрестных деревень, из поселка Крюково, из Зеленограда. 3 декабря в 11 часов 45 минут гроб установили на открытую машину, которая двинулась по Ленинградскому шоссе в Москву. И везде по пути траурную процессию провожали жители Подмосковья, выстроившиеся вдоль шоссе.
В Москве, у въезда на ул. Горького (ныне Тверская), гроб с машины перенесли на артиллерийский лафет. Бронетранспортер с развернутым боевым знаменем двинулся дальше под звуки траурного марша военного духового оркестра. Его сопровождали солдаты почетного караула, участники войны, участники обороны Москвы.
Кортеж приближался к Александровскому саду. Здесь все готово к митингу. На трибуне среди руководителей партии и правительства – участники битвы за Москву – маршалы Советского Союза Г.К. Жуков и К.К. Рокоссовский.
«Могила Неизвестного солдата у древних стен Московского Кремля станет памятником вечной славы героям, погибшим на поле боя за родную землю, здесь отныне покоится прах одного из тех, кто грудью своей заслонил Москву» – это слова Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского, сказанные на митинге.
1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
5 1 голос
Рейтинг статьи

Просмотров: 53

+1

Spread the love
  • 27
    Поделились
Previous Article
Next Article
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

Заметки о нормах ленинской партий …Нормы или принципы партийной этики есть нравственные нормы или при … Читать далее
О побежавших крысах: кремлёвский …На протесты 23 января в России непременно надо посмотреть и со сто … Читать далее
Как иностранцы управляют Сбербан … Есть вещи, в современной России, которые сложно понять, потому ч … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x
%d такие блоггеры, как: