Перейти к верхней панели

«Изучение и знание классиков позволяет понимать прошлое, осмысливать настоящее и прогнозировать будущее»

Spread the love

«Изучение и знание классиков позволяет понимать прошлое, осмысливать настоящее и прогнозировать будущее»

Изучение и знание классиков позволяет понимать прошлое, осмысливать настоящее и прогнозировать будущее (к юбилеям Г. Гегеля и Ф. Энгельса).

Алексей Максимович Горький образно отождествлял науку с нервной системой эпохи. Думаю, что к ее современному видению это сравнение имеет более чем непосредственное отношение. Наука оперирует фактами, которые являются такими же рецепторами, какие есть у нервной системы. Еще Вольтер более чем два с половиной века назад писал: «Многочисленность фактов и сочинений растет так быстро, что в недалеком будущем придется сводить все к извлечениям и словарям». Подсчитано, например, что в XVIII веке вышло примерно 1,6 млн. научных изданий, в XIX веке – 6,1 млн., в XX веке – уже около 50 млн. Что подарит нам век XXI-й, пока не известно, но ясно, что, по крайней мере, на порядок больше.

Можно сказать, что люди сейчас находятся в таком же положении, как и динозавры – крупные пресмыкающиеся, жившие в мезозое миллионы лет назад. В то время обстановка на Земле резко изменилась, возникло огромное количество информации, не помещавшейся в маленьких головах этих животных, и они вымерли. Конечно же, это не более чем шутка. У современного человека, оснащенного высокими цифровыми технологиями, по всей вероятности, хватит ума справиться со все усложняющейся информационной ситуацией. Но при одном условии, если мозг человека не деградирует под воздействием вредных интернет-развлечений, топового мышления, онлайн-обучения, ЕГЭ и других нововведений, умноженных на потребительский стиль жизни. Если человек к тому же не перестанет учиться. Учиться у мудрейших, у тех, кого общество признало классиками, мыслителями. Наука была, есть и остается связующим звеном между рассеянными во времени и пространстве мыслителями самых разных поколений, народов и рас. Это считаю одним из самых высоких достоинств и самой науки, и людей ее представляющих.

Мысли предшественников можно сравнить со ступенями ракетоносителя: корабль сбрасывает их и это придает ему энергию устремляться ввысь – в космос. Но нельзя не понимать, что без многоступенчатого устройства космический корабль не сможет прорваться в заоблачную высь и выйти на орбиту. Не случайно Н. Винер, сформулировавший основные положения кибернетики, отметил: «Научные традиции, как рощи секвойи, могут существовать тысячи лет; древесина, которую мы потребляем сейчас, — результат вложений, сделанных солнцем и дождем много веков назад». То есть в науке – каждая эпоха вносит свой вклад в ее развитие, а каждый социальный перелом закономерно приводит к изменению ее места и роли в жизни общества, характера и направленности научных интересов, темпов развития науки и возможностей ее «выхода в практику».

Листая страницы истории, обращаясь к тому, что оставлено нам в наследство, мы можем более глубоко проникать в суть исторических событий, сравнивать и сопоставлять мысли корифеев древности и средних веков, ярких представителей новой и новейшей истории. Это помогает нам разбираться в хитросплетениях нашего времени и успешно прогнозировать будущее. Так, исследование развития науки до XVIII века свидетельствует о том, что это было время собирания и осмысления фактов (по крайней мере, в естествознании). XVIII век дал миру просветителей и энциклопедистов: Вольтера, Руссо, Дидро, Гельвеция, основоположника русской науки М.В. Ломоносова, выдающегося немецкого ученого Георга Гегеля (Георгия Федоровича – так его называл Ф.М. Достоевский) – предшественника, учителя и можно сказать наставника молодых Маркса и Энгельса (на Гегеле базируется философский материализм и материалистическая диалектика идеологии рабочего класса). Гуманистические идеи перечисленных и многих других ученых (Гете, Шиллера, Лессинга, Фейербаха) дало право следующим поколениям назвать XVIII столетие веком разума.

В XIX веке, наука в лице своих лучших представителей, сумела упорядочить накопленные факты о явлениях природы и общественных процессах, стала наукой о происхождении и развитии предметов и о связи, соединяющей явления в одно великое целое. Формируется представление об утопическом социализме, как идеальном обществе, основанном на общности имущества, обязательном труде, справедливом распределении (К.А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Р. Суэм, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский). Во второй половине XIX века К. Марксом и Ф. Энгельсом создается научный коммунизм – учение, раскрывающее общие закономерности, пути к форме классовой борьбы пролетариата, социалистической революции, построения социализма и коммунизма. Учение, носящее интернациональный характер. Свое дальнейшее развитие оно получило в трудах и практических действиях В.И. Ленина и И.В. Сталина, их многочисленных соратников и последователей по созданию в результате Великой Октябрьской Социалистической революции первого в мире действительно народного государства.

В XX веке к мировоззренческой функции науки добавляется еще одна роль – быть производительной силой, постепенно превращающейся в силу социальную. Наука внедряется в различные сферы социальной жизни и начинает регулировать различные виды человеческой деятельности.

В связи с глобальными кризисами в XXI веке возникает проблема поиска новых мировоззренческих ориентаций человечества, переосмысления функций самой науки. Ее доминирующее положение в системе мировоззренческих ценностей во многом начинает определяться органическим соединением научно-технологического мышления с социальными ценностями, представленными нравственностью, искусством, философским постижением мира. В современной науке все большее значение приобретают сложные интенсивно развивающиеся киберсистемы. К ним относятся включающие человека объекты цифровых и биотехнологий, в первую очередь, генной инженерии, медико-биологические системы, крупные экосистемы и биосфера в целом, человеко-машинные устройства искусственного интеллекта, социальные объекты и т.д. Сюда следует отнести и сложные синергетические системы, взаимодействие с которыми системный характер приобретает и сама человеческая деятельность. Вопрос заключается в том – способно ли общество, основанное на рыночном фундаментализме, социальном неравенстве и антагонизме интересов (а это есть поздний капитализм), к новой парадигме саморазвития и к существованию в ней? Ответ, думается, очевиден.

Как подчеркивал талантливейший советский физик С.И. Вавилов, «по своему содержанию, форме и назначению наука имеет глубоко общественный, коллективный характер. Любая наука – это всегда сумма знаний, достигнутых многими людьми, прошлыми поколениями и современниками; это результат сложного коллективного труда» (См.: Формирование целостной отечественной гуманитарной науки на системных основаниях. Сборник материалов научной конференции. 25 февраля 2020 года. – Интернет издание. М., 2020 – С. 16).

Возникает вопрос: какой вклад внесли в науку Георг Гегель и Фридрих Энгельс, 250-ти и 200-летие которых российская и мировая научная общественность отмечает в 2020 году?

Начну с глубочайшего Г. Гегеля – предшественника, предтеча, учителя и наставника молодых К. Маркса и Ф. Энгельса.

Георг Гегель – создатель завершающего звена в немецкой классической философии, каким является теория диалектики, родился 27 августа 1770 года. С 1788 по 1793 г. он – студент Тюбингенского теологического института, с 1794 г. – домашний учитель (Берн, Франкфурт), с 1801 г. по 1806 г. – преподаватель Йельского университета, с 1808 по 1816 г. – директор гимназии в Нюрнберге, в 1816 – 1818 г. – профессор Гейдельбергского университета, а с 1818 г. и до конца жизни – Берлинского университета.

Становление философских воззрений Гегеля, что важно подчеркнуть, начинается с античного наследия, ставшего для него – человека, как говорят в православии, воцерковленного, своеобразным духовным эталоном и идеалом нравственно-эстетического состояния общества. Вместе с тем, он глубоко изучает общество, в котором живет, знакомится с литературой Просвещения Германии и других европейских стран. Обладая энциклопедичностью и владея искусством систематизации, Гегель перерабатывает и обобщает огромный пласт современной ему духовной литературы, касающейся прежде всего ее исторических аспектов. В конечном итоге это позволяет ему создать собственное оригинальное учение, впервые описанное им в «Феноменологии духа» (1807 г.), в двух томах «Науки логики» (1812 и 1816 гг.), а затем и в «Энциклопедии философских наук» (1817 г.), в которой излагается первая, наиболее содержательная часть его системы-логики, ставшей наукой о чистом мышлении – «царстве теней действительности», как называл ее сам ученый.

Содержанием всей последующей философии Гегеля, последовательно опирающейся на созданную им систему логики, стало превращение абсолютной идеи (т.е. в идеалистической философии существующей в качестве самостоятельной и самодействующей «сущности») в абсолютный и, наконец, исторический дух. Промежуточным звеном, через которое осуществляется этот процесс, мыслитель считал природу. На этом заканчивается первая часть его учения как системы. Что касается его второй части, то она состоит в утверждении, что вне природы нет и не может быть человеческого сознания, т.е. специфической формы идеального отражения и духовного освоения действительности (сознание и бытие, как известно – наиболее общие философские категории). Именно в природе, заключает Гегель, постепенно возникает дух, т.е. «сознание», «мышление», «разум», выяснение существа которых и является предметом натурфилософии, рассматривающей природу в ее целостности. Наконец, третью основную часть гегелевского учения составляет философия духа.

По Гегелю именно дух (после логики и природы) выступает последней ступенью абсолютной идеи. В своем развитии эта ступень проходит три этапа, объективируется (в обществе и общественном сознании, морали и праве) и, наконец, преобразуется в дух абсолютный, концентрирующий в себе субъективное и объективное начала и принимающий форму искусства, религии, философии. Этот анализ Гегель осуществляет в соответствующих отделах философии духа. Первым отделом здесь выступает психология (в широком смысле слова) как наука, изучающая психическую жизнь человека на всех ступенях его развития вплоть до осознания им его сокровенной сущности в тождестве со всеобщим духом. Второй отдел ученый назвал «Философией права», посвятив ей работы: «Основоположения философии права» (1821 г.) и «Философия права» (1826 г.). Последний логически завершается «Лекциями по философии истории» (1837 г.).

Не могу не отметить, что по мысли Гегеля, каждый период истории отличается руководящим положением какого-то отдельного народа, который познав на этой ступени своего развития в самом себе общий дух, передает эстафету другому народу. Это положение развивается им в «Лекции по эстетике» (1835 г.), а также в лекциях по «Истории философии» (1833-1836 гг.). Речь здесь идет именно о философии истории, а не о философии вообще, поскольку последняя может выполнять свою задачу только в процессе исторического развития, понимаемом как исторически необходимый процесс. Тем самым Гегель, по существу, развивает идею исторической закономерности, т.е. объективно существующей, повторяющейся существенной связи явлений общественной жизни или этапов исторического процесса.

Соответственно с этим Гегель строит свою эстетику и философию религии, представляя историю философии как прогрессирующий процесс развития самосознания человеческого духа, его движения, осуществляемого на основе внутренних импульсов, источников. Именно этот диалектический метод или иначе метод развития природы, общества и мышления буквально пронизывает все стороны гегелевского учения. Метод этот, и это особенно важно иметь в виду, ученый понимает как методичное обнаружение и разрешение (содержащихся в понятиях) противоречий (внутренних соотношений тенденций, сторон предмета или процесса, проникающих друг в друга и одновременно отрицающих друг друга). Под противоречием он понимает столкновение противоположных определений и разрешение их объединением.

Исходя из этого, тема единства взаимоисключающих и вместе с тем взаимопроникающих друг в друга противоположностей, т.е. тема противоречий становится главной и постоянной в научном творчестве классика. Противоречие он считает внутренним импульсом развития, осуществляемом от простого к сложному, от непосредственного к опосредованному, от абстрактного к конкретному, т.е. все более полному и истинному результату. При этом для Гегеля противоречие не является простым отрицанием «противной стороны», т.е. мысли, которая только что утверждалась. Это отрицание двойное: первое происходит в момент обнаружения самого противоречия, а второе – считается его разрешением. В этом случае, делает вывод философ, исходная антиномия, то есть противоречие, одновременно и осуществляется, и снимается. Следовательно, быть отрицаемым означает одновременно быть и сохраняемым, и возвышаемым (развивающимся), переходящим на более высокую ступень развития.

Великая заслуга гениального ученого состоит, по словам Ф. Энгельса, в том, что «он впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т.е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и сделал попытку раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития» (Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Пер. с нем. – М.: Изд-во «Э», 2017. – С. 48). И совсем не случайно А.И. Герцен, изучив философию Гегеля, назвал ее «алгеброй революции». Большое внимание к учению Гегеля проявляли и другие русские революционеры: В.Г. Белинский, М.А. Бакунин, Н.П. Огарев и др. Однако никто из них так и не смог осуществить материалистическую переработку гегелевской диалектики и тем самым преодолеть идеализм в объяснении природных и общественных явлений. Это оказалось под силу только К. Марксу и Ф. Энгельсу, глубоко изучившим научное творчество своего предшественника и использовавших в своих работах наиболее ценное в его диалектике (См.: Н.В. Сычев. Диалектика капитала. К марксовой критики политической экономии. Процесс производства капитала. В 2-х книгах. Том 1. – М.: Родина, 2020. – 604 с.).

Нельзя не отметить, что труды Гегеля тщательно и скрупулезно изучил В.И. Ленин. В 1914-1916 годах он сделал многочисленные выписки из философских и научных работ многих ученых, но главным образом, из Гегеля, включенные в его «Философские тетради» (опубликованы в 1929-30 гг.). Сюда же вошли отдельные наброски (наиболее важный «К вопросу о диалектике»), содержащие ценнейшие мысли по различным философским проблемам. Здесь же В.И. Ленин дал глубокое определение диалектики как учения о всестороннем и полном противоречий историческом развитии; проанализировал ее элементы; сформулировал основы марксистского понимания логики и ее категорий; дал характеристику процесса познания, учения о противоречиях как ядра диалектики; выдвинул положение о единстве диалектики, логики и теории познания; показал, что история философии – это история борьбы материализма и идеализма; дал оценку взглядов многих философов; подчеркнул значение диалектического материализма как подлинно научной методологии.

Последнее особенно важно, поскольку, по мнению Гегеля, миром управляет некое сверхприродное сознание, мировой разум, который мыслит, формирует понятия, познает их через движение самого себя и в процессе этого самодвижения порождает природу, а затем уже и общество.

В отличие от такого понимания миропорядка для марксизма характерен объективный подход к анализу явлений, осмысление их такими, каковы они есть сами по себе. Сущность диалектического понимания движения, развития явлений выражают законы диалектики, основными из которых являются: 1) закон единства и борьбы противоположностей, раскрывающий внутренние импульсы, причину развития и являющийся сутью, ядром диалектики; 2) закон перехода количественных изменений в качественные и обратно, характеризующий развитие не как чисто внешнее изменение предметов, а как изменение коренное, затрагивающее их внутренние свойства; 3) закон отрицания отрицания, согласно которому развитие носит поступательный характер, идет от простого к сложному, от низшего к высшему. Осмысление существа этих законов восходит к Гегелю и его предшественникам, разумеется, если отвлечься от гносеологических корней идеализма и метафизических умопостижений.

Если же попытаться в обобщенном виде осмыслить философские открытия Гегеля, то помимо уже отмеченных увидим, что он:

  • первым из философов рассмотрел логические формы мышления, включая понятия, не в застывшем виде, а во взаимосвязи, в движении, развитии, пришел к выводу, что эти формы не пустые оболочки, в которых фиксируется любое содержание, а они выражают существенные связи и отношения самих вещей;
  • показал, что вся философия – это подвижная система и что во главе угла диалектики лежит принцип тождества диалектики, логики и теории познания, а вскрыв связь количественных и качественных изменений, сформулировал ее как закон развития абстрактного мышления (мирового духа);
  • постигнул категории «рассудок» и «разум» в их диалектическом единстве (по Гегелю «рассудок» — это низшая ступень мышления, «разум» же постигает глубокое внутреннее единство противоположных сторон, делая, таким образом, возможным познание объектов в их конкретности и целостности);
  • на основе анализа внутренних побудительных сил подробно рассмотрел процесс самодвижения, т.е. изменения в вещах;
  • представил точку зрения, что свобода есть познанная необходимость (к сожалению, достижение свободы сводится Гегелем только к познанию необходимости, тогда как степень свободы определяется, как мы знаем, главным образом, мерой практического овладения законами мира);
  • сформулировал положение, что история – это не цепь случайных обстоятельств и не хаотическое переплетение не связанных между собой действий людей, а «царство порядка и закона», где настоящее закономерно вытекает из прошлого, а будущее – из настоящего, хотя результаты действий людей, как правило, не совпадают с их намерениями.

Таким образом, Георг Гегель был самым универсальным умом своего времени, самым крупным философом немецкого классического идеализма. После себя он оставил диалектический способ мышления. Считая, что первоосновой (субстанцией) мира является объективно существующее безличное сознание (абсолютная идея, мировой разум) и рассматривая материальный мир как продукт «иннобытия», т.е. сверхчеловеческого сознания, он всесторонне разработал идеалистическую диалектику, несколько позднее ставшую в очищенном от идеализма виде важнейшим теоретическим источником марксизма. Помимо этого, гений подарил своим потомкам способ мышления и понимания мира как мира, находящегося в движении, в постоянном возникновении и исчезновении. Он доказал, что рождение всего нового (в природе и обществе) – это результат длительной эволюции, протекающей не в форме постепенного вызревания, а скачкообразно, бурно и нередко приобретающий взрывной характер. Знание и понимание того, что история развивается по спирали (а иногда даже и в парадигме антиистории, как случилось с Большой Россией (СССР) в 90-е годы прошлого столетия) облегчает задачу успешного прогнозирования будущего.

Последователи Гегеля – «младогегельянцы», взявшие на вооружение его диалектический метод, желали изменения феодально-сословного государства. В 30-е-40-е годы XIX века в Германии, как и в других европейских странах развернулась теоретическая борьба между ними и «старогегельянцами», оправдывавшими разумность устоявшегося строя. В ней не только отразилась сила воздействия гегелевских идей на общество и общественную потребность в реализации прогрессивных идеалов, но и сформировались условия для разработки марксизма, возникшего, как мы знаем, в 40-е годы XIX столетия.

К. Маркс и Ф. Энгельс были материалистами изначально. Опираясь на философское творчество Гегеля, они переосмыслили идеалистическую диалектику и антропологический материализм Людвига Фейербаха (1803-1872), младогегельянца в ранний период своей философской деятельности. Результатом явилось создание принципиально нового философского направления – диалектического материализма. Впервые в истории диалектико-материалистическое понимание было распространено на общество, которое в своем развитии проходит через ряд ступеней (общественно-экономических формаций), отличающихся друг от друга способами производства, т.е. в терминологии марксизма уровнем развития производительных сил и объективно складывающимися на их основе производственных отношений (прежде всего отношений собственности, а также юридической и политической надстройкой и духовной культурой). В исследовании конкретных явлений своей эпохи (революция и гражданская война во Франции 1848-1851 годов, Парижская коммуна и т.д.) К. Маркс и Ф. Энгельс блестяще применили диалектико-материалистическую методологию.

Создание «Капитала» К. Марксом – этого фундаментального труда, «величайшего политико-экономического произведения», по словам В.И. Ленина, — это подвиг двух людей. Трудно сказать, что было бы с Марксом и его семьей, если бы не самоотверженная многолетняя помощь Энгельса, который сознательно обрек себя на занятие «собачьей коммерцией», чтобы иметь возможность помочь другу. Собственные научные интересы он принес в жертву научным занятиям Маркса, и это всегда лежало камнем на его сердце.

16 августа 1867 года в два часа ночи, закончив корректуру последнего листа первого тома «Капитала», Маркс писал в Манчестер Энгельсу: «Итак, этот том готов. Только тебе я обязан тем, что это стало возможным! Без твоего самопожертвования ради меня я ни за что не мог бы преодолеть всю огромную работу по трем томам. Обнимаю тебя, полный благодарности» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., 2 изд-е. – Т. 31. – С. 275).

Итак, Фридрих Энгельс – друг и ближайший соратник Маркса, один из создателей марксизма и основателей научного коммунизма, родился в Бармене – Рейнской провинции королевства Пруссии 28 ноября 1820 года (т.е. еще при жизни Гегеля). Раннему пробуждению политического сознания у молодого Энгельса способствовало распространение в этой провинции оппозиционных настроений по отношению к прусской абсолютной монархии. Оставив по настоянию отца гимназию (1837), т.е. не окончив ее последнего курса, Энгельс начал изучение коммерческого дела сначала в конторе своего родителя, а затем в экспортной торговой фирме, не испытывая, впрочем, к этому делу какого-то интереса. Бо́льшую часть своего времени он отдавал самопознанию – изучению философии, истории, литературы, занятиям музыкой и спортом. Одновременно он систематически знакомится с периодической печатью, оппозиционными статьями и обсуждает их с друзьями.

В возрасте 19 лет Энгельс начинает сотрудничать с радикально-оппозиционным изданием «Молодая Германия». В ранних статьях, названных «Письмами из Вупперталя», он выступает против религиозного фанатизма и мистицизма, нищеты и эксплуатации рабочих своего города и откровенно высказывает свою революционно-демократическую позицию. Окончательному переходу молодого Энгельса к атеизму способствовало его знакомство с книгой Д. Штрауса «Жизнь Иисуса» (1835-36), но главным образом, изучение в 40-е годы научного творчества Гегеля и его диалектики.

Приехав осенью 1841 года в Берлин с тем, чтобы отбыть воинскую повинность, Энгельс одновременно прослушивает лекции по философии в Берлинском университете, продолжает изучать историю религии, сближается с младогегельянцами, делавшими из философии Гегеля радикальные и атеистические выводы. Насколько важно было для самого Энгельса отстаивать революционное гегельянство, против которого прусское правительство натравило известного профессора Ф. Шеллинга – представителя немецкого классического идеализма, работа которого «Система трансцендентального идеализма» была опубликована в 1800 году, а в Берлинском университете читавшего лекции по «философии откровения», становится понятным из знакомства с изданной анонимно брошюрой Энгельса «Шеллинг и откровения» (1842). В этот период большое влияние на формирование философских взглядов Ф. Энгельса оказало и философское творчество Людвига Фейербаха (1804-72) – философа-атеиста, первоначально последователя Гегеля, а затем его критика как идеалиста и, в первую очередь, книга Фейербаха «Сущность христианства» (1841).

Здесь нельзя в качестве отступления не сказать, что в наше время некоторым молодым людям, обладающим полузнанием, полученным «по удаленке» или из того, что всегда «под рукой» — интернета и зараженным самодовольством, может казаться, что нет ничего более легкого, чем философствовать и самим готовым разводить «глубокую философию на мелких местах», усвоив в лучшем случае определенную сумму философских понятий. Но пользы от такого «усвоения» еще меньше, чем знание таблицы умножения для того, чтобы разбираться в высшей математике. Научиться теоретическому мышлению вряд ли возможно, изучив готовые результаты той или иной философской системы. Следует постичь всю историю философии как историю движения человеческой мысли. Не случайно В.И. Ленин писал, что нельзя понять «Капитал» Маркса, не усвоив «Логики» (так у Ленина с большой буквы) Гегеля. Но точно также нельзя глубоко осмыслить «Логику» Гегеля без философии Шиллинга, Фихта, Канта, Лейбница, Спинозы, Аристотеля, Платона, Сократа, Демокрита и Гераклита.

Но вернемся к Энгельсу. В марте 1842 года он начинает сотрудничать в газете «Rheinische Zeitung», которая издавалась в Кельне и одним из редакторов которой был К. Маркс. И хотя его взгляды импонировали Марксу, их сближение произошло только после переезда Энгельса в Манчестер, где он знакомится с деятелями первого массового политического (чартистского) движения, изучает официальные материалы и обзоры экономического положения в Англии, знакомится с работами А. Смита (1723-90), Д. Риккардо (1772-1823), Ж.Б. Сэя, Т.Р. Мальтуса, К.А. Сен-Симона, Ш. Фурье, Р. Оуэна, Э. Кабе и др.

Важнейшим свидетельством окончательного перехода Энгельса к материалистическому пониманию истории стала его статья «Наброски к критике политической экономии» (1843-44). Она, по оценке Маркса, была поистине гениальной, в «… ней уже были сформулированы некоторые общие принципы научного социализма» (Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2 изд. – Т. 19. – С. 241). Именно с этого времени между двумя мыслителями началась активная переписка, интересная с научной точки зрения сама по себе. «Общение с Энгельсом, — писал В.И. Ленин, — бесспорно содействовало тому, что Маркс решил заняться политической экономией, той наукой, в которой его труды произвели целый переворот» (В.И. Ленин. Полн. собр. соч., 5 изд. – Т. 2. — С. 10), а сам Энгельс вспоминал: «Когда я летом 1844 года посетил Маркса в Париже, выяснилось наше полное согласие во всех теоретических областях, и с того времени началась наша совместная работа» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., 2 изд. – Т. 21. – С. 220).

Первым результатом этой без преувеличения, титанической совместной работы стала книга «Святое семейство или критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании» (1845). В ней авторы выступают последовательными воинствующими материалистами и непосредственно подходят к мысли о решающем значении в жизни общества способа производства, выдвигают тезис о всемирно-историческом значении пролетариата как творца нового общества. В марте 1845 года Энгельс завершает работу над «Положением рабочего класса в Англии», в которой выясняет связь между промышленной революцией и революцией в гражданском обществе и вплотную подходит к открытию диалектики производительных сил и производственных отношений, которую Маркс позднее сформулировал как всеобщий закон общественного развития.

Свое диалектико-материалистическое мировоззрение в форме критики послегегелевской философии Энгельс совместно с Марксом последовательно излагают в работе «Немецкая идеология» (1845-46), где они впервые излагают главный принцип научного коммунизма, формулируют основы учения о социально-экономической формации. В конце января 1847 года Энгельс и Маркс вступают в «Союз коммунистов» (Лондон). В конце октября этого же года Энгельсом был составлен «Проект коммунистического символа веры», в котором девиз «Все люди – братья» был заменен призывом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». В 1848 году окончательной программой Союза стал «Манифест коммунистической партии», в котором была обоснована и в завершенном виде представлена теория научного коммунизма. Вскоре после выхода в свет этого документа Европа вступила в период буржуазно-демократической революции 1848-49 годов, продемонстрировавшей, что научный коммунизм – единственное учение, способное верно оценивать расстановку классовых сил в мире, позиции различных партий и классов, закономерности и последствия их борьбы.

В июне 1848 года Энгельс опубликовал серию статей о парижском восстании рабочих, названном им первой гражданской войной между пролетариатом и буржуазией. Репрессии прусских властей против газеты «Neue Rheinische Zeitung» вынудили его переехать вначале в Южную Германию, а затем и в Лондон, где вместе с Марксом они начинают издавать теоретический журнал «Neue Rheinische Zeitung. Politisch-еkonomische Revues», публикующий научные статьи, в которых исследовались экономические отношения. Надо отметить, что в это время, помимо философии, истории, языков Энгельс начал интересоваться возможностью применения материалистической диалектики в естествознании, продолжая обмениваться с Марксом мыслями по различным проблемам экономической теории. Особенно интенсивно этот процесс шел в 60-е годы в ходе подготовки к изданию 1-го тома «Капитала», увидевшего свет в сентябре 1867 года в Гамбурге.

Поворотным пунктом мирового исторического развития (как и развития самого марксизма) стала первая попытка установить диктатуру пролетариата в форме Парижской коммуны (1871). Достижения и ошибки того времени послужили богатой почвой для размышлений о диктатуре пролетариата, о государстве и его возможной судьбе в будущем, об авторитете руководителя, о мелкобуржуазном социализме и многом другом. В 1873 году Энгельс начинает работать над «Диалектикой природы». «… Дело шло о том, — писал он, — чтобы и на частностях убедиться в той истине …, что в природе сквозь хаос бесчисленных изменений прокладывают себе путь те же диалектические законы движения, которые в истории господствуют над кажущейся случайностью событий…» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., 2 изд. – Т. 20. -С. 11). Над рукописью Энгельс работа в течение 10 лет с большими перерывами. В первые три года он обосновал фундаментальные положения своего труда: соотношение философии и естествознания; классификация основных форм движения и соответственно с этим классификация наук; действие законов диалектики в природе; необходимость диалектического материалистического подхода в естествознании. Однако завершить эту работу Энгельсу так и не удалось, поскольку в 1876 году возникла необходимость выступить с развернутой критикой учения Е. Дюринга (1833-1921) – немецкого ученого, занимавшегося философией, политэкономией и правом, и опубликовавшего работу «Философия действительности», в которой были эклектически смешаны элементы метафизического материализма, позитивизма и кантианства.

Критике указанной и других работ Дюринга Энгельс посвятил работу «Анти-Дюринг» (полное название «Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом»), изданной в 1878 году. В ней Энгельс излагает основные положения трех составных частей марксизма – марксистской философии, политэкономии, научного коммунизма, дает очерк истории философии и обосновывает историческую неизбежность возникновения марксизма как теоретического выражения пролетарского движения, впервые системно раскрывает основы материалистической диалектики, рассматривает главные проблемы диалектического и исторического материализма (материя, сознание, познание и др.), формулирует определение предмета и метода политической экономии.

14 марта 1883 года умер Маркс и на плечи Энгельса легла вся работа по руководству международным рабочим движением и по дальнейшему углублению марксистской теории. Почти до конца своей жизни (5.8.1895) Энгельс, пользуясь многочисленными черновыми рукописями Маркса, отдельными фрагментами, трудился над составлением окончательного текста не изданных при жизни гения томов «Капитала» (в 1885 вышел его 2-й, в 1894 – 3-й том). «Действительно, эти два тома «Капитала», — писал В.И. Ленин, — труд двоих: Маркса и Энгельса» (В.И. Ленин. Полн. собр. соч., 5-е изд. – Т. 2. – С. 12.). Огромной работы потребовала и подготовка третьего и четвертого издания 1-го тома «Капитала» и его английского издания. Параллельно с этим Энгельс создает классические труды, внесшие неоценимый вклад в сокровищницу марксизма, — «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884), «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» (1886).

С большим интересом Энгельс следил за революционным движением в России. Он поддерживал связь с его видными деятелями – П.Л. Лавровым, Г.А. Лопатиным, С.М. Степняком-Кравчинским и др., высоко ценил критическую мысль Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова и их соратников; восхищался их выдержкой, твердостью характера и самоотверженностью и в то же время критиковал их народнические иллюзии. С радостью им было встречено известие об образовании русскими социалистами группы «Освобождение труда» — первой русской социал-демократической организации, созданной в 1883 году в Женеве Г.В. Плехановым, П.Б. Аксельродом, Л.Г. Дейчем, В.И. Засулич, В.Н. Игнатовым и др. Он вел постоянную переписку с Г.В. Плехановым и В.И. Засулич, помогал им своими советами и личным участием в их судьбах.

Жизненный путь и духовное развитие Энгельса убедительно свидетельствуют о его выдающейся роли в становлении и развитии марксизма как системы философских, экономических и социально-политических взглядов, составляющих науку о познании и революционном преобразовании мира, о законах развития общества, природы и человеческого мышления, о законах революционной борьбы трудящихся масс за свержение эксплуататорского строя – капитализма и построение общества социальной справедливости.

Мы видим, таким образом, что подняться к вершинам нового взгляда на мир Энгельсу, — соратнику и другу Маркса, позволило богатство европейской (и мировой) культуры в области философии и общественной жизни, усвоенные и критически переработанные им. Он, как и Маркс, не оставил без внимания ни одного сколько-нибудь самостоятельного философа, ни одного крупного исторического труда, ни одной важнейшей работы по политической экономии, ни одной социальной утопии. Наконец, мыслители впитали в свое мировоззрение разностороннее богатство художественной культуры – от поэмы Лукреция Кара до поэзии Генриха Гейне, от трагедий Эсхила до драматургии Шекспира, от диалогов Платона до прозы Бальзака. Их учителями были Лессинг, Гёте, Шекспир, Данте, Сервантес, Гейне, которых они постоянно перечитывали. Но одного этого усвоения было бы недостаточно для выработки нового мировоззрения. Во все времена было немало кабинетных схоластов, напичканных знаниями обо всем, но неспособных выдать ни единой собственной мысли. Маркс и Энгельс не только усвоили величайшие достижения человеческого гения, но и сделали их орудием и методом творческого мышления. Они не знали страха перед истиной и неутомимо к ней стремились.

В заключении приведу несколько высказываний о науке классиков: «Философия как наука разума предназначена для всех», — так считал Георг Гегель. «Наука совсем не эгоистическое удовольствие, — писал К. Маркс, — и те счастливцы, которые могут посвятить себя научным задачам, сами первые должны отдавать свои знания на службу человечеству». «Наука движется вперед, — вторил ему Ф. Энгельс, — пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения…». «И если бы вы выдвинули такой вопрос: почему учение Маркса могло овладеть миллионами и десятками миллионов сердец самого революционного класса, — подчеркивал В.И. Ленин, — вы сможете получить один ответ: это произошло потому, что Маркс (от себя добавлю и Энгельс – И.Б.) опирался на прочный фундамент человеческих знаний…» (Слово о науке. Афоризмы. Изречения. Литературные цитаты. Сост. Е.С. Лихтенштейн. – М.: Изд. «Знание», 1978 – С. 47-48).

И.М. Братищев – д.э.н., профессор,

академик РАН,

первый заместитель Председателя ЦС РУСО.

2
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
5 1 голос
Рейтинг статьи

Просмотров: 309

1+

Spread the love
Previous Article
Next Article
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

У истоков научной концепции социа … У истоков научной концепции социализма Автор: А.В. Харламенко … Читать далее
Гровер Ферр на защите советской и …Гровер Ферр на защите советской истории Публикуя в августе-сентяб … Читать далее
О солидарности Михаил Ромм в "Обыкновенном фашизме" показывает, как … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x
%d такие блоггеры, как: