Перейти к верхней панели

Белый и Красный террор

Spread the love
  • 18
    Поделились

Белый террор – это террор рабовладельцев против восставших рабов.

В возникновении террора виноваты большевики, которые взяв в руки государственную власть, в первый дни и месяцы проводили политику, которую в определённой степени можно назвать политикой непротивления злу насилием. Но история показывает, что отказ государственной власти от насилия всегда приводит к большим жертвам среди населения страны.

Государство обязано путём насилия обеспечивать нормальную жизнь общества. Ведь все эти уголовные, гражданские, трудовые и прочие кодексы, другие законодательные акты и даже правила уличного движения являются насилием над личностью, ограничением её прав и свобод, но без этих ограничений общество не сможет существовать. Отказ от насилия – это даже не выбор большевиков, а выбор самой России, которая без боя отдала власть большевикам, как считал А. Грамши, видя в предлагаемом ими построении общества единственный путь спасения в национальной катастрофе. Люди устали от войны с внешним врагом, устали от борьбы разных сил внутри страны.

М. М. Пришвин записал в дневнике 31 марта 1917 г.: «Многим непонятен призыв к миру Совета, думают, что этот мир значит слабость, а на деле это призыв сильный, более сильный, чем “Война!”: мир всего мира – то, о чем молятся только в молитве “О мире всего мира!”, – это признается рабочими… Это совершенно то же самое, о чем с детства столько лет мы слышали в церкви, когда дьякон, потряхивая кудрявыми волосами, возглашает: “О мире всего мира Господу помолимся!”

Я (Пришвин – Л. М.) сказал об этом своему соседу в Совете депутатов, и он ответил мне на это: «Правда ваша, но только теперь к Богу приближает нас не молитва, а правда и дело!» [1, с. 9].

Большевики лучше всех понимали чаяния народа. Советская власть являлась властью народа и выполняла его волю. К сожалению, в настоящее время наше общество не понимает данной простой истины, а, не поняв её, невозможно разобраться ни с историей революции и Гражданской войны, ни с историей управления страной И. В. Сталиным. А воля народа требовала мира, жаждала спокойной мирной жизни, и большевики отменили смертную казнь, освободили без наказания участников первых мятежей, обратились к левым партиям с предложением образовать коалиционное правительство, отказались от репрессий по отношению к членам Временного правительства и депутатам Учредительного собрания.

Даже в июле 1918 года Советская власть строго подошла только к лицам, причастным к убийству немецкого посла Мирбаха, а остальные участники вооружённого антисоветского мятежа были осуждены сравнительно мягко. Снисходительное отношение Советской власти к государственным деятелям, учёным, инженерно-техническим и другим работникам умственного труда царской России и Временного правительства позволило сохранить большую часть указанной категории лиц. Трудно переоценить их вклад в послевоенное государственное, хозяйственное и научное строительство СССР.

Заявления недоброжелателей России о том, что большинство работников умственного труда царской России были расстреляны большевиками или сбежали за границу, не соответствуют действительности. В этом можно убедиться, рассмотрев судьбу каждого советского руководителя, учёного, специалиста или служащего 1920-1930-х годов. В частности, можно воспользоваться именным указателем А. С. Сенина с краткими биографическими сведениями. Советской России остались служить даже видные политики прежнего времени.

С 1921 года членом правления Госбанка РСФСР, разработчиком денежной реформы 1922-1924 годов являлся Н. Н. Кутлер, бывший министр землеустройства и земледелия. Остался в России и обучал молодые кадры бывший военный министр А. Н. Куропаткин. В 1919 году был назначен на должность начальника Морской академии РККФ академик А. Н. Крылов, бывший председатель правления Путиловских заводов, проектировщик первых русских линкоров. В 1941 году А. Н. Крылов стал лауреатом сталинской премии.

Даже летом 1918 года выходили газеты кадетов, меньшевиков и анархистов. Всему этому можно было радоваться, но такое положение противниками Советской власти, действительно, было воспринято как её слабость. Начались убийства работников советских и партийных органов. Дошло до того, что  30 августа 1918 года был ранен Владимир Ильич Ленин. После этого ранения Ленин полностью так и не поправил своего здоровья, но до конца выполнил возложенную на него историческую миссию: сохранил российское государство и народы, проживавшие на его территории.

Даже на ненавидящем Россию Западе считают Ленина человеком, который определил ход истории в двадцатом веке не только в России, но и во всём мире. А нам, русским, в своём большинстве безропотно внимающим проклятиям в адрес гения со стороны примитивных особей, опускающих вождя до уровня своего примитивизма, возможно, ещё дорого придётся за это заплатить. Мы уже потеряли почти половину российской державы, оставленной нам Лениным и Сталиным, и почти всех её союзников. Дамоклов меч истории будет висеть над нами, пока мы будем позволять ненавистникам России надругаться над памятью её спасителей.

В. И. Ленин и был этим спасителем. Запад не мог допустить спасения России. Роль Запада в покушении на В. И. Ленина давно изучена, но о ней сегодня предпочитают не говорить. Агенты Антанты не только финансировали белые армии, но и подготавливали убийства советских людей. «Злодейское нападение на Ленина вызвало взрыв негодования по всей стране. В руках Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией имелись сведения о связи контрреволюционных организаций на территории Советской республики с представителями английского консульства в Петрограде.

В ночь с 31 августа на 1 сентября сотрудники ВЧК явились в здание английского посольства, где, по полученным сведениям, предназначалось совещание контрреволюционеров и английских чиновников. Когда сотрудники ВЧК в сопровождении чинов миссии поднялись на второй этаж и вошли в комнату, оттуда раздались выстрелы. Один сотрудник ВЧК был убит, другой ранен. Чекисты вынуждены были открыть огонь; ими был убит один из стрелявших. Убитый оказался британским морским атташе Кроми; как потом выяснилось, он первый открыл огонь. В числе арестованных был английский подданный, который не пожелал при аресте назвать свою фамилию. Доставленный в ВЧК, «неизвестный» англичанин заявил, что он – английский дипломатический представитель Локкарт.

Как выяснилось, заговорщики планировали арестовать и арестованных членов Совнаркома и прежде всего Ленина предполагали немедленно отправить в Архангельск, который уже 2 августа был занят англичанами. Агент Рейли, не соглашаясь на отправку Ленина, говорил участникам заговора: «Ленин обладает удивительной способностью подходить к простому человеку. Можно быть уверенным, что за время поездки в Архангельск он сумеет склонить на свою сторону конвойных, и те освободят его. Поэтому было бы наиболее верным Ленина немедленно после ареста расстрелять». [2, с. 391]. Таковы были планы заговорщиков. По официальной версии В. И. Ленин был тяжело ранен эсеркой-террористкой Ф. Каплан. Но многими исследователями данное утверждение подвергается сомнению.

Когда говорят о белом терроре, то, прежде всего, имеют в виду тысячи безоружных людей, убитых Белой армии, белой властью. Война – это всегда кровь, насилие и страдание, и всегда найдутся случаи леденящих душу жестоких расправ. Но у белых террор был возведён в правило с первых дней войны, когда Корнилов приказал пленных не брать.

Невозможно не согласиться с исследователем, который написал, что белый террор – это террор рабовладельцев против восставших рабов. Хотя в России не было рабства, но для понимания сути белого террора данное сравнение уместно. Начало белого террора принято отсчитывать с 28 октября 1917 года, когда освобождавшие Московский Кремль юнкера расстреляли пленных красногвардейцев. Данные о количестве расстрелянных отличаются, но речь идёт о сотнях человек. По советским данным было убито 300 человек.

Сохранились описания очевидцев той ужасной расправы над красногвардейцами. В частности, «присутствовавший при указанном расстреле начальник кремлевского арсенала генерал М. Н. Кайгородов оставил мемуары, где описывал, как после этой перестрелки долго подбирали различные фрагменты человеческих тел. Сам расстрел в его описании выглядел следующим образом: «Солдаты склада в количестве 500 человек (выделено мной. – И. Р.) были построены без оружия перед воротами арсенала. Несколько юнкеров делали расчет. В это время раздалось откуда-то несколько выстрелов, затем юнкера открыли огонь из пулеметов и орудия от Троицких ворот. Выстроенные без оружия солдаты склада падали как подкошенные; раздавались крики и вопли, все бросились обратно в ворота арсенала, но открыта была только узкая калитка, перед которой образовалась гора мертвых тел, раненых, потоптанных и здоровых, оставшиеся раненые стонали; лежали обезображенные трупы.

Очевидцем событий был также сын известного русского писателя из донских казаков Александра Серафимовича (Попова). Он оказался в плену у юнкеров и был свидетелем кремлевского расстрела» [3, с. 5].

И. С. Ратьковский расположил свидетельства белого террора в хронологическом порядке. Из опубликованного им материала очевидно, что случаи белого террора во всё возрастающих количествах имели место с октября 1917 года до окончания Гражданской войны, и при всё большем количестве пострадавших людей. Если в октябре приведено два примера террористических актов, то в ноябре – четыре, а в декабре уже 12 случаев белого террора, в январе – более двадцати.

2 декабря 1917 года Ростов-на-Дону заняли войска донского атамана А. М. Каледина, а уже 11 декабря состоялись похороны 62-х расстрелянных рабочих. «По литературному свидетельству известной советской писательницы М. С. Шагинян, проживавшей в то время в городе (глава 5. «Пули поют» повести «Перемена»), предварительно рабочих и красногвардейцев пытали в Балабановской роще. «Гнали казаки перед собою рабочих. Рабочие были обезоружены, в разодранных шапках и шубах, с них поснимали, что было получше. Когда останавливались, били прикладами в спину. Их загоняли в Балабановскую рощу. Там издевались: закручивали, как канаты, им руки друг с дружкой, выворачивали суставы, перешибали коленные чашечки, резали уши. Стреляли по ним напоследок и, говорят, было трупов нагромождено с целую гору. Снег вокруг стаял, собаки ходили к Балабановской роще и выли» [3, с. 7].

В середине января 1918 г. в Киеве петлюровскими войсками было расстреляно, по разным сведениям, от 700 до 1200 рабочих. 21 января 1918 года 1-й сводно-офицерский батальон Добровольческой армии под командованием подполковника Борисова захватил станцию Гуково в Восточном Донбассе. Более ста пленных белыми были расстреляны.

После срыва советской стороной подписания Брестского мира, австро-венгерские войска перешли 18 (5) февраля в наступление. На оккупированных в результате наступления германских войск территориях были расстреляны десятки тысяч работников советских органов и военнопленных.

При освобождении 24 (11) февраля конным отрядом  С. М. Будённого станицы Платовская Сальского округа на Дону  удалось освободить около 400 заключенных, жителей станицы и близлежащих хуторов. За два дня 360 человек белые успели убить, в том числе женщин, стариков и детей. В селе Лежанка  на границе Ставропольской губернии и области войска Донского корниловцами было расстреляно 500 человек.

«В этих расстрелах, в сельских садах, принимала участие известная участница похода, дочь русского генерала, выпускница Смольного института, молодая баронесса София Николаевна де Боде. О пристрастии баронессы к расстрелам во время Первого Кубанского похода упоминал в воспоминаниях и Борис Суворин. В своей книге «За Родиной…» он писал: «…Среди этих женщин-воительниц на походе отличалась прапорщик баронесса Боде. Смелости её не было границ. Это была маленькая хорошенькая барышня, институтка, удравшая на фронт и потом поступившая в Московское юнкерское училище и блестяще кончившая его временные курсы. Кроме смелости, она отличалась и жестокой решимостью, несвойственной женщинам. Как дико было слушать в рассказах этой молоденькой девушки (ей было лет 20) слово «убить».

Она и не только говорила… Свидетельства расстрелов добровольцами за любое сопротивление подтверждаются и архивными данными. Следует отметить, что в ночь на 23 февраля красногвардейские отряды вновь заняли село Средний Егорлык. Перед вошедшими в село красноармейцами предстали итоги расправ белых. «За одни сутки белые сожгли четверть всех домов села, расстреляли и повесили более 500 красногвардейцев и мирных жителей. Здесь свершилась страшная трагедия с ротой Шевелева. Корниловцы зарубили Шевелева, та же участь постигла его бойцов». Эта же цифра в 500 человек фигурирует и в другом советском источнике. Таким образом, минимальная цифра в 500 жертв событий в Лежанке подтверждается обеими сторонами» [3, с. 14].

17 (4) марта в станице Суворовская белые расстреляли 500 чел. красногвардейцев. По приказу генерала П. Х. Попова 1 мая 1918 года белые расстреляли 750 человек шахтёров с семьями и пленных красноармейцев, угнанных в станицу Константиновскую. За время правления Краснова на Дону было расстреляно и повешено от 40 до 45 тысяч человек казаков и крестьян. Цена гуманизма большевиков, которые в 1917 году отпустили Краснова под честное слово. 4 июня 1918 года в Русских Липягах (Новокуйбышевске) чехословаки расстреляли 70 раненых красноармейцев, а общее количество погибших в основном уже после боя красноармейцев составило около 1300 человек. 8 красноармейцев сожгли заживо в печах для обжига кирпича. После этого боя для легионеров путь на Самару был открыт.

6-7 июня немцами был разбит десант советских войск в районе Таганрога. Только около села Бацманово было расстреляно свыше 1000 красноармейцев. Криворожский австро-венгерский отряд расстрелял около 40 человек.

7 июня 1918 г. войска чехословацкого корпуса совместно с отрядом атамана И. Н. Красильникова заняли Омск. Начались повальные аресты и расстрелы большевиков, советских работников, красноармейцев, красногвардейцев, просто сочувствующих советской власти и членов их семей. Точное количество расстрелянных и замученных в июньские дни в Омске неизвестно, но счёт шёл на тысячи людей. «О массовых арестах с первого дня захвата Омска упоминает и современное омское официальное историческое издание. Согласно ему, большинство арестованных было направлено в концлагерь, расположенный на территории Западно-Сибирской выставки (до прихода белых в бывших павильонах выставки содержались военнопленные). Сюда были посажены сотни красногвардейцев, участвовавших в обороне Омска, не успевшие эвакуироваться большевики и члены их семей.

По воспоминаниям писателя Ф. А. Березовского, «концентрационный лагерь был обнесен высоким забором, а сверх него еще колючей проволокой. Кроме того, внутри бараков тоже были сделаны перегородки из колючей проволоки. Повсюду была страшная грязь, воздух напитан невыносимым зловонием. Жажда свежего воздуха была настолько сильна, что у форточек выстраивались очереди заключенных. …вокруг лагеря стояли сторожевые вышки с пулеметами. По ночам лагерь освещался сильными прожекторами; на территорию его выпускались дрессированные собаки. Охрана в лагере помещалась в одном из бараков. День и ночь у дверей каждого барака стояли часовые из белоказачьих отрядов атаманов Красильникова и Анненкова… По ночам из лагеря в фургонах или в открытых повозках навалом вывозились трупы людей, погибших от недоедания и болезней» [3, с. 24].

8 июня 1918 года отрядом чехословацкого корпуса была захвачена Самара. И снова сотни расстрелянных и растерзанных людей, тысячи брошенных в тюрьмы и концлагеря. 16 женщин расстреляли за то, что они захоронили трупы расстрелянных. 11 июня 1918 г. в южноуральский город Карабаш  вошли белые войска под командованием поручика Глинского. 96 арестованных зарубили шашками и сбросили в шахты. Сбрасывали в шахты и живых. В этот же день в Ростове-на-Дону казаков расстреляли за сопротивление мобилизации.

14 июня 1918 года белочехи захватили г. Барнаул, и снова массовые расстрелы и издевательства над обречёнными на смерть крестьянами, рабочими, большевиками, представителями советской власти. В этот же день донские казаки захватили станицу Великокняжескую и в первую же ночь расстреляли без суда 20 человек. 45 казаков расстреляли на хуторе Котлобанском станицы Котовской Хоперского округа за отказ вступить в войско Краснова. Сам хутор был сожжён.

И так, каждый день на протяжении всего периода войны. Приведены единичные случаи из установленных и описанных расправ белых над безоружными людьми за период с октября 1917 до середины июня 1918 годов, в основном без описания ужасающих зверств белых. В это время война только начиналась, но уже во всех городах и сёлах, куда входили белые, они сразу расправлялись с представителями советской власти, красноармейцами и сочувствующими им рабочими и крестьянами.

В 2005 году привезли из США и перезахоронили останки А. И. Деникина и его супруги. Их похоронили в Донском монастыре г. Москвы. Были произнесены десятки хвалебных речей и написано множество прославляющих Деникина статей. По этим статьям он, как и всё офицерство его армии, представлял собой «кристально чистого рыцаря «белой идеи» в «почти сияющих одеждах», как охарактеризовал белых В. Солоухин. Кстати, вместе с Деникиным перезахоронили другого господина в «почти сияющих одеждах» И. А. Ильина.

В чём же их заслуга перед Россией, её народами? Ильин написал о Европе, после того как в России свершилась революция. Он писал: «Движимая враждебными побуждениями, Европа была заинтересована в военном и революционном крушении России и помогала русским революционерам укрывательством, советом и деньгами. Она не скрывала этого. Она сделала все возможное, чтобы это осуществилось. А когда это совершилось, то Европа под всякими предлогами и видами делала все, чтобы помочь главному врагу России — советской власти, выдавая её и принимая её за законную представительницу русских державных прав и интересов» [4, с. 6].

Вот до чего может договориться ослеплённый ненавистью философ. Оказывается Европа не шла войной на Советскую Россию, а помогала Советской власти! А что же раньше Ильин не понимал, что Запад – наш лютый враг? Видимо не понимал,  а значит, он не понимал и так и не понял до конца жизни, что Россия спаслась от вражеской Европы только благодаря Октябрьской революции и победе в Гражданской войне.

Удивительно, но написав вышеприведённый текст, Ильин бросился пожимать руку Гитлеру, нисколько не смущавшись, что рукопожатие фиксирует беспристрастный объектив фотоаппарата. Более того, он восторженно одобрял русофобию фюрера, и его запоздалое осуждение зверств нацизма не может оправдать почитание идей фюрера во время прихода последнего к власти.

Множество других эмигрантов сразу восприняли Гитлера как врага России, и до войны, и во время войны, чем могли, помогали СССР, но их останки так и остались там, за границей. Почему в Россию привезли прах Деникина, который вместе с немцами, англичанами и французами воевал с Россией, и Ильина, который с почтением пожимал руку Гитлеру? Вероятно, потому, что и первый и второй до умопомрачения ненавидели Советскую Россию и всегда по-барски смотрели на наш великий народ.

Ильин написал, что только либеральная диктатура может спасти Россию. Но как же либералам его не любить?! Некоторые объясняют их ненависть к Советской России тем, что Ильин наполовину немец, а Деникин наполовину поляк. Но причина, конечно не в этом, а в том, что этих бар народ лишил их барских привилегий и, главное, доказал, что способен прожить и без них, и добиться великих свершений.

«В Восточной Сибири на каждого убитого большевиками человека приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элементами», – указал американский генерал У. С. Гревс.

Расстрелы, виселицы, истязания, пытки являлись повседневным явлением на территориях, занятых войсками Деникина. Например, «только в Одессе в сентябре 1919 года белогвардейцы расстреляли без суда около 3 тысяч человек; в Николаеве в ночь на 20 ноября 1919 года – 61 человека». [1, C. 185]. Применяли массовые казни и пороли плетьми, а то и шомполами целые непокорные казачьи станицы.

Существует множество зафиксированных комиссиями официальных документов и показаний свидетелей о зверствах деникинцев. «… Разгул самого дикого насилия и произвола над трудящимися, неслыханный даже в худшие времена монархии Романовых, грабежи, безудержная роскошь и пьянство, и разврат господствующих кругов на фоне страшной нужды трудящегося населения – вот что представляет собой режим, установленный на Украине при руководящем участии правительств Антанты.

Специально образованная комиссия с широчайшим представительством от всех социалистических партий, профессиональных организаций, уездных медицинских округов и… представителей дипломатического корпуса приступила к извлечению и осмотру жертв белогвардейского террора. Первые дни дали кошмарные результаты. Обнаруживаются сотни трупов истерзанных, замученных и после того убитых людей. Вид трупов не поддаётся описанию. Многочисленные показания вырвавшихся и уцелевших жертв белого террора дополняют и подтверждают все обвинения, выдвигаемые против гнусной банды разбойников, руководящих «Добровольческой армией» [2, C. 339-340].

Указанное расследование было проведено в Харькове после его освобождения Рабоче-Крестьянской Красной Армией. Добровольческой армией руководил А. И. Деникин, которого с почестями перезахоронили в 2005 году. В убийствах безоружных людей на подконтрольных им территориях от А. И. Деникина не отставали П. Н. Врангель и Н. Н. Юденич и другие руководители Белого движения. Л. Г. Корнилов массово расстреливал пленных красноармейцев и по его же словам готов был сжечь пол-России и залить кровью три её четверти. П. Н. Краснов тоже готов был утопить Россию в крови.

Имеется фотография, на которой печально известный зверствами своей армии А. В. Колчак сидит на скамейке рядом со своей любовницей А. В.  Тимирёвой, и оба с интересом наблюдают за происходящими перед ними действиями. Наблюдают они за расстрелом омских рабочих в Загородной роще.

За спиной Колчака стоят представители руководящих им лиц: глава британской миссии генерал Нокс с группой офицеров. Как это не похоже на поставленный в наше время фильм о благородном офицере  Колчаке и его самоотверженной подруге, которая, кстати сказать, не подорвала своего здоровья в лагерях, так как жила не как заключённая, а как ссыльная, и прожила более 80 лет, закончив свою жизнь  в благоустроенной, в своё время элитной квартире высотного дома в Москве.

Мы уже никогда не узнаем, за что её неоднократно судили при Сталине, так как последующие руководители постарались «вычистить» дела «политических» осуждённых. Сам Колчак не достоин ничего, кроме проклятия современников и потомков. Офицерами под руководством Колчака «только в Екатеринбургской губернии расстреляно более 25 тысяч человек» [1, C. 270].

Приведённые данные являются неполными, так как чекисты не успели собрать и доказать все случаи расстрелов людей в 1918-1919 годах в Екатеринбургской губернии белыми властями. Данные собирались к процессу 1920 года над колчаковскими министрами.

У Колчака в подчинении находился атаман Семиреченского казачьего войска Анненков. Порка шомполами, когда по телу наносят более 200 ударов, со всеми её мучениями считалась у белогвардейцев-анненковцев ещё самым слабым наказанием. «Даже просто заподозренных хотя бы в самой отдалённой причастности к восстанию (например, в укрывательстве повстанцев) подвергали зверским расправам. Им вырывали глаза или языки, отсекали руки и ноги, вырезали полосы кожи на спине и на груди. Иногда «для потехи» привязывали истязуемого за ноги на длиной верёвке к лошадиному крупу  и затем пускали лошадь вскачь. Истязуемый волочился по земле, ударяясь головой о встречные камни и пни. Кожа сдиралась с его живого тела. После всех этих ужасных пыток, если он оставался жив, его обычно приканчивали выстрелом или ударом приклада в голову. Некоторых живьём закапывали в землю» [2, C. 332-333].

Указанным издевательствам подвергались и женщины, и дети, и старики. Нормальный человек не может без содрогания читать, например, о зверствах колчаковцев при отступлении из Семиречья. Конечно, не всегда можно верить свидетельствам очевидцев, но заключениям комиссий, которые расследовали преступления белогвардейцев в освобождаемых сёлах и городах, верить можно. «К концу 1918 года в колчаковских тюрьмах было 75 тысяч заключённых, а в середине 1919 года только политических заключённых было 30 000 чел., 17 000 чел. – умерли в лагерях. Так, в Кизеловских копях колчаковцами были расстреляны и заживо погребены более 8000 чел., в Тагильском и Надеждинском районах – 10000 чел., в Екатеринбургском – 8000 (к середине 1919 года – Л. М.) и т. д. Колчаковцы развернули массовый террор» [2, C. 335].

Из А. В. Колчака в настоящее время сделали национального героя. В действительности, Колчак – это продавшийся Западу белогвардеец, который потопил в крови Сибирь и Дальний Восток, довёл сибирских мужиков до такой степени ненависти, что они «голыми руками» задушили армию Колчака, мстя за своих замученных и убитых детей, жён, матерей. Этого изверга сегодня прославляют лирические художественные фильмы, ему ставят памятники в тех местах, где каждый камень вопит о его зверствах.

Никогда Россия не допускала подобного надругательства над памятью своих предков. Сегодня пишут учебники, в которых количество жертв белого террора оценивается в 10 тысяч человек. Но только в Поволжье и только летом-осенью 1918 года жертвами антибольшевистского террора стали 5 тыс. человек, а, как указано выше, только в одной Екатерининской губернии белыми было расстреляно 25 тыс. человек.

«Количественные показатели жертв повстанческих выступлений и жертв индивидуального белого террора на территории Советской России, достаточно сложно установить. Существует обобщённая статистика только по отдельным периодам. Так, в 22 губерниях Центральной России в июле 1918 г. контрреволюционерами были уничтожены 4141 советский работник… Согласно известному финскому историку в Финляндии белыми было казнено 8400 красных пленных, в т. ч. 364 малолетние девочки. От голода и его последствий в финских концлагерях уже после завершения Гражданской войны умерло 12500 человек. В исследовании Марьйо Лиукконен из Лапландского университета приводятся новые подробности казней женщин и детей в одном из крупнейших концлагерей Хеннала. Только женщин там было расстреляно без суда 218» [3, C. 2].

Антисоветский исследователь М. Бернштам указывает, что за время Гражданской войны только повстанцами и «зелёными» было убито 100 тысяч сторонников советской власти и советских служащих. Может сложиться впечатление, что это не жертвы белого террора. Но при рассмотрении любого случая мы видим, что за повстанцами, а в большинстве случаев и за «зелёными» стоял Запад или Белые армии, а значит 100 тыс. человеческих жертв надо отнести к белому террору.

Широкомасштабный белый террор начался летом 1918 года, и началу антибольшевистского террора во многом способствовали белофинны и чехословацкий корпус, которые для белых армий стали наглядным примером борьбы с большевиками путём их массовых убийств, а также массовых убийств поддерживавших большевиков крестьян и рабочих. «Общее же количество «большевистских жертв» продвижения чехословацкого корпуса летом 1918 г. приближалось к 5 тыс. человек» [3, C. 3].

Если быть более точным, то надо сказать, что белый террор и до лета 1918 года был массовым, но он ещё не стал системой действий государственной белой власти. Осенью 1918 года белый террор ещё усилился в связи с целой чередой крестьянских восстаний и стремлением белых закрепиться на новых захваченных территориях, которые подвергались тотальному очищению. Белым не хватало тюрем и людей для охраны политзаключённых. Они для тюрем начали использовать баржи, «баржи смерти», в которых за несколько осенних месяцев, декабрь 1918 года и часть января 1919 года в муках погибло не менее трёх тысяч человек.

Разгул белого террора по Сибири принял такие размеры, что даже американский генерал У. С. Гревс сказал следующее: «В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, и я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого убитого большевиками человека приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элементами» [3, C. 4].

За 1918-1919 годы, по данным И. С. Ратьковского, в Удмуртии белыми было расстреляно и погибло в результате пыток 8298 человек. В январе 1919 года в Уральской области белая власть расстреляла 1050 человек, в феврале – 800 человек Енисейско-Маклаковского восстания, в Терской области Северного Кавказа казнено 1300 человек, большое число людей расстреляно во Владикавказе.

В марте расстреляно в Уфе 670 чел., в Тюмени – от 400 до 500 чел., японцами уничтожена деревня Семёновка, погибло 257 чел., в Чечне – 1000 чел. В апреле белые казнили 600 чел. участников Кольчугинского восстания, 3000 чел. – Кустанайского восстания, 2000 чел. – Мариинского восстания. К белому террору надо отнести и григорьевский мятеж, принёсший 1500 человеческих жертв.

Летом 1919 года количество расстрелов не уменьшилось, так как войска А. И. Деникина наступали, а войска А. В. Колчака отступали. Как захват новых городов и сёл, так и оставление населённых пунктов сопровождались массовыми расстрелами жителей и пленных. Массовые случаи белого террора в 1919 году происходили в Вотинске, Харькове, Екатеринославе, Бахмачах и Царицине.

При подавлении летом 1919 Семиреченского восстания белыми было зверски убито 3000 мужчин, женщин, детей и стариков. Сотни людей замучили и расстреляли после взятия белыми партизанской столицы Тасеево, 680 чел. – в Александровске, 357 чел. – в Лебяжье, 500 чел. – в Ромнах, 700 чел, – в Сахарное, 600 чел. – в Красноярске, 5,5 тыс. чел. – в Бударине и Лбищенске.

К сотням и тысячам жертв приводила эвакуация арестантов, в том числе баржей с арестованными. За один август месяц число жертв белого террора составило порядка 30 тысяч человек. Осенью 1919 года жертв белого террора было не меньше, чем летом. Рейд на Москву Деникина и отход к Омску и Иркутску Колчака привели к новым тысячам жертв белого террора.

Интервенты тоже тысячами убивали представителей советской власти, большевиков и сочувствующих им рабочих, крестьян, дворян и интеллигенции. «Общество содействия жертвам интервенции» насчитало 111730 человек, погибших от интервентов, в том числе 71704 сельских жителей и 40026 горожан» [3, C. 4]. В 1920 году одна дроздовская дивизия расстреляла более тысячи пленных рядовых и командиров Красной Армии. Именно массовые расстрелы пленных и жителей уже обречённой на изгнание Белой армией стали в дальнейшем причиной красного террора в Крыму.

К указанным массовым расстрелам следует добавить несколько тысяч уничтоженных белыми оренбургских казаков, «белорусские расстрелы» генерала российской Белой армии и Войска Польского С. Н. Булак-Балаховича и расстрелы, производимые Г. М. Семёновым, которому 4 января 1920 года Колчак передал всю полноту военной и государственной власти на территории Российской Восточной окраины.

Белый террор продолжался и после 1920 года в следующих районах Советской Республики: На Дальнем Востоке, Забайкалье, Средней Азии, в Псковской губернии («савинковский» террор) и в некоторых отдельных районах страны. Это была месть потерпевшего поражение Белого движения. Как Гитлер в 1945 году заявил, что немецкий народ недостоин его, и не возражал против гибели немецкого народа, так и белые истребляли  «недостойный» их народ, который не пожелал находиться в униженном и оскорблённом состоянии и показал свою силу всем своим врагам.

Общую численность жертв антибольшевистского террора, на мой взгляд, верно оценил И. С. Ратьковский со своей группой, который написал следующее: «Общая численность жертв антибольшевистского террора в Гражданской войне, на наш взгляд, может быть оценена в цифру, превышающую 500 тыс. человек» [3, C. 5].

И. С. Ратьковский пишет, что в основу источников, послуживших основанием для подсчёта жертв белого террора, легли документальные источники, а также были учтены исследования советского периода и российские исследования последних лет, в том числе краеведческие исследования. Также использовались мемуары, письма и дневники.

На основании указанных материалов можно однозначно утверждать, что репрессивная практика применялась на всей белой территории. И белый террор значительно превосходил террор красный. Против своих политических противников белые применяли расстрелы, пытки и истязания. На огромные масштабы антибольшевистского белого террора указывают широкое применение белыми концлагерей, заложников, регламентация репрессий, использование отравляющих газов и многие другие явления.

Вместе с тем взаимные обвинения в терроре красных и белых устраивают Запад, потому что в гражданскую войну воюют друг с другом граждане одной страны, и в России основное количество населения составляют русские, а значит, террористами являются русские. Для русофобского Запада и его ставленников внутри России не найти лучшего доказательства для обвинения русской нации в склонности к террору и репрессиям, чем когда одна половина русского общества обвиняет в терроре другую половину русского общества.

Но, как известно, русофобия и антисоветизм уже сто лет шагают рядом. Поэтому, не отрицая белого террора, Запад и его верные слуги – либералы-западники акцентируют внимание на красном терроре. Ведь обвинения в терроре и массовых репрессиях лишают советскую власть легитимности. Конечно, факт террора налицо, неверно то, что его приписывают именно русской нации, уводя в тень нации западных стран. Самую миролюбивую страну – Россию обвиняют в агрессивности, а самую добрую и скромную в мире русскую нацию представляют исчадием зла.

Но если посмотреть на факты, то мы увидим, что террор и агрессия характерны именно для стран Запада. За одну Варфоломеевскую ночь во Франции убили больше людей, чем за почти 40 лет правления Россией Иваном Грозным. Гражданские войны в Англии, Франции и США даже при отсутствии оружия ХХ века отличались террором, превосходившим все ужасы террора Гражданской войны в России, но, ни западные, ни отечественные историки не замечают разгула террора на Западе во время их гражданских войн, а всё пишут о русском терроре.

Не вспоминают и казнённых в западных странах монархов, а в России всякими способами стараются напомнить о вине нации за казнь Николая II. Придумали новое слово «голодомор» и обвиняют Советскую власть в умышленном создании голода в стране, в то время как советская власть введением карточек на продуты питания спасала граждан от голодной смерти, а в богатых США в 1930-х годах во время кризиса при наличии продуктов в магазинах, люди умирали от голода. Есть основание полагать, что умерли миллионы людей, и что голод в США был создан искусственно. Но недоброжелатели нашей страны пишут о мизерной цене человеческой жизни не в Америке, а в России.

В действительности, даже во время гражданской войны цена человеческой жизни в  была несомненно значительно выше, чем во время революций и гражданских войн в Англии, Франции, Германии, США и в других странах Запада. Террор во Франции после Великой французской революции продолжался 25 лет и унёс столько жизней, что Франция вдвое отстала от других стран Запада в росте численности населения. В России темпы роста населения после Гражданской войны даже увеличились.

Советскую власть обвиняют в том, что она не допускала высказываний, направленных против советского строя. Но в то время этого не допускало большинство стран мира. Например, 16 мая 1918 года Конгресс США принял поправку к «Акту о шпионаже», согласно которой тем, кто «высказывается устно или письменно в нелояльном, хулительном, грубом или оскорбительном тоне о форме государственного устройства или в отношении конституции Соединённых Штатов, или в отношении вооружённых сил», грозило до 20 лет тюремного заключе­ния или штрафом в размере до 10 тысяч долларов» [4, С. 75]. Выходит, что в праве государства на самозащиту отказывают только Советской России.

Перечень использованных материалов

 

1. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия /Гл. ред. С. С. Хромов; Ред. кол.: Н. Н. Азовцев, Е. Г. Гимпельсон, П. А. Голуб и др. – М.: Сов. Энциклопедия, 1987. – 720 с.

 

2. Миронов С. С. Гражданская война в России. (Военные тайны ХХ века). М.: Вече, 2006. – 416 с.

 

3. Ратьковский И. С. Хроника белого террора в России. Репрессии и самосуды (1917–1920 гг.) [Электронный ресурс]. URL: http://readli.net/chitat-online/?b=901832&pg=1

 

4. Миронин С. С. Сталинский порядок / Сигизмунд Миронин. –  М.: Алгоритм, 2007. – 272 с.

 

Перечень использованных материалов

1. Кара-Мурза С. Г. Гражданская война 1918-1921 гг. Урок для ХХI века [Электронный ресурс]. URL: https://profilib.net/chtenie/77958/sergey-kara-murza-grazhdanskaya-voyna-v-rossii.php

2. История дипломатии. Том второй. Дипломатия в новое время (1872-1919 гг.) /Под редакцией академика В. П. Потёмкина. Составили: профессор Хвостов В. М. и профессор Минц И. И. Москва-Ленинград: Государственное издательство политической литературы, 1945. – 566 с.

3. Ратьковский И. С. Хроника белого террора в России. Репрессии и самосуды (1917–1920 гг.) [Электронный ресурс]. URL: http://readli.net/chitat-online/?b=901832&pg=1

4. Ильин И. А. За национальную Россию. Манифест русского движения. Внешние причины русской революции. [Электронный ресурс]. URL:  http://ivan-article.narod.ru/6.htm

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
5 1 голос
Рейтинг статьи

Просмотров: 135

1+

Spread the love
  • 18
    Поделились
Previous Article
Next Article
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

НАШЕ ПРАВО БЫТЬ МАРКСИСТАМИ-ЛЕНИН … НАШЕ ПРАВО БЫТЬ МАРКСИСТАМИ-ЛЕНИНИСТАМИ Послезавтра, 9 ма … Читать далее
КУЛЬТУРНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ ЛЕНИНА И МАО …КУЛЬТУРНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ ЛЕНИНА И МАО ЦЗЭДУНА То, что понимал под ку … Читать далее
СТАЛИН И.В. ОБ ОСНОВАХ ЛЕНИНИЗМА Сталин И.В. ОБ ОСНОВАХ ЛЕНИНИЗМА Лекции, читанные в Свердловском … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x
%d такие блоггеры, как: