Перейти к верхней панели

День потерянных иллюзий [Правда 1951]

Spread the love
  • 14
    Поделились

День потерянных иллюзий [Правда 1951]

Сегодня мы хотим познакомить наших читателей с заметкой из газеты “Правда”, посвященной очередному юбилею самого значимого документа самой демократичной страны мира. В этой стране так много демократии, что она давно уже стремится поделиться ею со всем миром – восхитительная щедрость! Демократия – как много в этом слове… разночтений. Как часто взывают к ней сегодня во всех частях света! А что же это за зверь такой, и с чем его едят? Переводится слово буквально как “власть народа”, вот только если обратиться к истории возникновения демократии, то оказывается, что “народ”, обладавший властью, был лишь частью населения, – той его частью, которая включала в себя рабовладельцев, а вот рабы не считались не только “народом”, обладавшим “правом голоса”, но и даже просто людьми. То есть демократия – это форма государства в классовом обществе, а “государство вообще” – инструмент подавления в руках правящего класса, даже при социализме. Правда, при социализме государство стояло на страже подавляющего большинства населения.

Если вспомнить слова Ленина, то “государство, хотя бы оно было демократической республикой, есть не что иное, как машина в руках капиталистов для подавления рабочих, и, чем свободнее государство, тем яснее это выражается”[1], и “демократия есть тоже государство и … следовательно, демократия тоже исчезнет, когда исчезнет государство. Буржуазное государство может «уничтожить» только революция. Государство вообще, т. е. самая полная демократия, может только «отмереть»”[2]

То есть мы возвращаемся к азам марксизма – базис и надстройка. Если в базисе – частная собственность на средства производства и эксплуатация человека человеком, то любая демократия (“полная” или “недостаточно полная”) – это власть собственников средств производства, а не “народа вообще”; экономика – базис, форма правления – надстройка, как не пересаживай местами людей в ходе выборов, управлять надстройкой (выбранными людьми) будет базис! “Монархия — как власть одного, республика — как отсутствие какой-либо невыборной власти; аристократия — как власть небольшого сравнительно меньшинства, демократия — как власть народа (демократия буквально в переводе с греческого и значит власть народа). Все эти различия возникли в эпоху рабства. Несмотря на эти различия, государство времен рабовладельческой эпохи было государством рабовладельческим, все равно — была ли это монархия или республика аристократическая или демократическая”.

А что же, в таком случае, означает Конституция, главный закон государства? Заглянем в БСЭ [3]:

“Конституция отражает соотношение классовых сил в момент её принятия, закрепляет диктатуру господствующего класса, форму правления, форму государственного устройства, порядок организации и компетенцию органов власти и управления в центре и на местах, правовое положение личности, организацию и основные принципы правосудия, избирательной системы” – то есть, это “декларация о намерениях” класса-победителя, выраженная в области права. Но в этом и суть: законодательство, право – это воля правящего класса, навязанная всему обществу! Если в базисе правит капитал, то и право подчиняется ему – это его, капитала, воля, его право – “право сильного”. Именно поэтому суды и полиция стоят на стороне капитала, а не человека, меряют человека размером капитала для “справедливого” суда. Именно поэтому никакие “декларации о намерениях” не играют какой-то значимой роли в жизни общества – как люди расположены в процессах производства средств к жизни, так они и воспринимают (“собственной шкурой”) свои действительные права.

“Одна из самых демократических республик в мире — Северо-Американские Соединенные Штаты — и нигде так, как в этой стране (кто там побывал после 1905 г., тот наверно имеет об этом представление), нигде власть капитала, власть кучки миллиардеров над всем обществом не проявляется так грубо, с таким открытым подкупом, как в Америке. Капитал, раз он существует, господствует над всем обществом, и никакая демократическая республика, никакое избирательное право сущности дела не меняют.” – эти слова Владимир Ильич сказал в 1919 году, а заметка из газеты “Правда”, которую мы хотим представить нашим читателям, была написана спустя 32 года. И чтобы лучше понимать остроту иронии, после заметки из “Правды” мы бы посоветовали почитать текст этого документа [4], которым так гордятся граждане “самой свободной страны мира”.

Примечания:

[1] В.И. Ленин. Лекция о Государстве;
[2] В.И. Ленин. Государство и революция;
[3] Большая Советская Энциклопедия, изд 3, http://bse.sci-lib.com/article064036.html
[4] Декларация независимости 1776 года, https://ushistory.ru/istochniki/teksty-k-seminaram/779-declaration-of-independence-na-anglijskom-i-na-russkom-jazykah

= = =

ДЕНЬ ПОТЕРЯННЫХ ИЛЛЮЗИЙ

Месяц тому назад, в день 4 июля, американский народ отмечал 175-летие Декларации независимости.

Был это день всенародного праздника или день национального траура?

Служили американцы молебен во здравие демократии или панихиду за упокой её души?

В городе Мэдисон (штат Висконсин) некий житель, назовем его мистер Смит, сначала пребывал в этот день в настроении праздничном. Он сидел у себя дома и мурлыкал «Янки дудль».

В дверь постучались и вошли симпатичные молодые люди. Они назвались сотрудниками местной газеты «Капитал таймс».

— Хелло, мистер Смит! Хау ду ю ду?

— Хелло, ребята! В чем дело?

— Дело небольшое. Подпишите, мистер Смит, заявление.

Смит насторожился. Заявление? О чем?

— Да вот… Каждый американец может совершенно свободно выражать свои мысли в печати или устно.

Смит окончательно помрачнел.

— Нет, ребята, я не подпишу. Не могу подписать.

— Почему, мистер Смит, вы несогласны?

— Согласен, сочувствую, правильно это. Но подписать не могу. Откровенно скажу: я поступаю на работу в государственное учреждение, мне нужна справка о моем истинно американском образе мыслей… А тут свобода мысли, печати. Нет, уж вы извините, не подпишу. Своя голова дороже.

Такой прием молодые люди встретили и в другой квартире, и в третьей… Их сначала приветствовали, хотели угостить, шутили, пока они не предлагали подписать роковую бумагу. Она производила впечатление змеи, неожиданно вползшей в мирное жилище.

Одни извинялись, уверяли, что они всей душой за свободу слова, мысли, совести, за демократию, но — войдите, мол, в наше положение, семья, дети… Нет уж, освободите!

Один сказал:

— Я подпишу, а завтра меня выгонят со службы.

— Да за что же? Ведь это только свобода мысли, слова, ведь это и по конституции дозволено.

— Расскажите моей бабушке… Конституция, конституция, а меня — за ворота, будьте здоровы! Не подпишу.

Один человек, окончивший юридический факультет, хитро подмигнул и сказал:

— Коммунисты писали, признавайтесь? Рука Москвы?

А были другие, которые кричали:

— Большевистская пропаганда! Свободы мысли захотели? Это вам не Советский Союз. Отправляйтесь туда за свободой выражать мысли.

Одна женщина, прочитав текст заявления, спросила наивно:

— Тут все о независимости написано… Это что же, о войне в Корее? Я ничего не имею против независимости Кореи, но не подпишу. Это русская бумага, а не американская. Это русские все о независимости народов толкуют. Не подпишу, боюсь.

Так молодые люди из американской газеты обошли 112 квартир в небольшом городе, и только один человек согласился подписать заявление, которое полностью состояло из выдержек из той Декларации независимости, 175-летие которой «праздновалось» в этот день.

Это была четвертоиюльская шутка журналистов из Мэдисона, и такую же шутку проделали журналисты из газеты «Нью-Йорк пост». Они обошли в Нью-Йорке 161 квартиру, и только 19 человек согласились подписать Декларацию независимости. Все прочие усмотрели в ней «коммунистическую» пропаганду, бледнели от страха и старались поскорее выпроводить за дверь страшных агитаторов.

А один благочестивый священник даже читать текста Декларации не захотел. Он издали замахал руками и закричал:

— Не подпишу! Ничего не подписываю! И чернил не держу на столе. Аминь, аминь, рассыпься!

Пришлось приводить в чувство этого несчастного забитого, запуганного американского гражданина.

В шутке американских журналистов есть серьезный смысл. Что осталось в самом деле за 175 лет от пресловутой американской демократии? Страна, в которой самое слово независимость вызывает испуг у жителей, это страна, впавшая в рабство. Правящие круги такой страны, растоптавшие независимость и свободу своих граждан, угрожают независимости и свободе всех других народов.

Не во здравие, а за упокой демократии звонили американские колокола в день 4 июля.

К. ДЕМИДОВ

3
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:

Просмотров: 117

5 1 vote
Article Rating
1+

Spread the love
  • 14
    Поделились
Previous Article
Next Article
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

Когда катастрофа близка…Когда катастрофа близка… В своей знаменитой работе «Грозящая … Читать далее
Центр марксистской жизни ГерманииЦентр марксистской жизни Германии Марксистская газета «Юнге в … Читать далее
Лавочкин – создатель лучших самол … Автор — Юрий Носовский 11 сентября исполнилось 120 лет со дня р … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x
%d такие блоггеры, как: