Перейти к верхней панели

Предпоследний день Помпеи

Spread the love
  • 10
    Поделились

Фамилия американского капиталиста, бывшего директора ЦРУ и действующего госсекретаря Майка Помпео произошла от названия погребённого в 79 году под вулканическим пеплом итальянского города Помпеи. 23 июля 2020 года Майку выпала честь произнести от лица мирового империализма историческую речь, не уступающую по агрессивности и бредовости знаменитой фултонской. Сделал он это в символическом месте — на могиле Никсона (в «Президентской библиотеке-музее Ричарда Никсона», Йорба-Линда, штат Калифорния), при котором в 1970-х произошла «нормализация» отношений с Китаем. Никсонская речь Помпео — сигнал к началу нового витка классовой борьбы мирового империализма против коммунизма в лице КПК. И империалистическая гегемония США в этой истории — Помпеи, а Компартия Китая — могучий Везувий.

Пит Уилсон, бывший губернатор Калифорнии и дружок Никсона, представлявший публике Помпео, сказал:

«Эпитафия на могильном камне Президента Никсона является предложением из его первого инаугурационного выступления. Она гласит: „Величайшая честь, которую может даровать история, – это звание миротворца“. Ричард Никсон получил это звание. Он удостоился этой чести не только потому, что даже его критики признавали его блестящим стратегом внешней политики, но и потому, что он заслужил ее. Будучи Конгрессменом, Сенатором, Президентом, и каждый день после этого в качестве частного гражданина-посла, он убеждался в том, что мир не достигается подписанием документов и объявлением о завершении работы. Напротив, он знал, что мир – это всегда незавершенная работа. Он знал, что за мир нужно бороться и завоевывать его заново в каждом поколении.

Именно видение, решимость и смелость Президента Никсона открыли Китай для Америки и западного мира. Будучи Президентом, и всю оставшуюся жизнь Ричард Никсон работал над созданием отношений с Китаем, основанных на взаимных выгодах и обязательствах, уважающих национальные интересы Америки.

Сегодня мы в Америке обязаны оценить, оправдались ли усилия Президента Никсона и его надежды на такие отношения, или же они подрываются.

Вот почему так важно, что наш почетный гость, Госсекретарь Помпео, выбрал Библиотеку Никсона в качестве места для программного заявления о политике США в отношении Китая. Заверяю вас, что это будет совершенно четкое заявление, изложенное с решимостью и верой, потому что оно имеет огромное значение».

На самом деле никсоновская политика в отношении Китая уже давно была подвергнута ревизии. После разрушения СССР сближение с КНР уже не представляло стратегического интереса для американского империализма, но жажда зарабатывания денег на Китае была так высока, что смена курса затянулась почти на тридцать лет. Американская олигархия долго не расставалась с иллюзиями полумер «сдерживания КПК» и подрыва власти КПК изнутри, но теперь, устами госсекретаря, твёрдо решила порвать с никсоновским наследием.

Помпео начал с места в карьер:

«Мое сегодняшнее выступление — четвертое в серии речей на тему Китая, в рамках которой по моей просьбе также выступают Советник Президента США по национальной безопасности Роберт О’Брайен, Директор ФБР Крис Рэй и Генеральный прокурор США Барр.

Мы наметили очень четкую цель, настоящую миссию. Наша задача — объяснить различные аспекты отношений Америки с Китаем, огромные дисбалансы в этих отношениях, которые накапливались в течение десятилетий, и планы Коммунистической партии Китая (КПК) в отношении гегемонии.

Наша цель — четко дать понять, что угрозы американцам, на устранение которых направлена политика Президента Трампа в отношении Китая, реальны, и мы выработали стратегию по защите этих свобод.

Посол О’Брайен говорил об идеологии. Директор ФБР Рэй говорил о шпионаже. Генеральный прокурор Барр говорил об экономике. И сегодня моя цель состоит в том, чтобы объединить всю это информацию для американцев и подробно описать, что китайская угроза означает для нашей экономики, для нашей свободы и для будущего свободных демократий во всём мире.

… Мы предполагали, что взаимодействие с Китаем приведет к будущему с ярким обещанием взаимной вежливости и сотрудничества.

Но сегодня мы все еще носим маски и наблюдаем за ростом числа жертв пандемии, потому что КПК не выполнила своих обещаний миру. Каждое утро мы читаем новые заголовки новостей о репрессиях в Гонконге и в Синьцзяне.

Мы наблюдаем ошеломляющую статистику китайских злоупотреблений в торговле, которые лишают американцев рабочих мест и наносят колоссальные удары по экономике по всей Америке, в том числе здесь, в южной Калифорнии. И мы наблюдаем за тем, как китайские вооруженные силы становятся все сильнее и сильнее, и действительно более угрожающими.

Я повторю вопросы, звучащие в сердцах и умах американцев отсюда, в Калифорнии, до моего родного штата Канзас и в других регионах: Какие реальные результаты может продемонстрировать американский народ через 50 лет после начала взаимодействия с Китаем? Подтвердились ли теории наших лидеров, которые предлагали эволюцию Китая к свободе и демократии? Это китайское определение взаимовыгодной ситуации?

И центральный вопрос, с точки зрения Государственного секретаря: повысилась ли безопасность Америки? Добились ли мы большей вероятности мира для себя и всего мира для поколений, которые последуют за нами?

Мы должны признать горькую правду. Нам следует признать суровую истину, которой мы должны руководствоваться в предстоящие годы и десятилетия: если мы хотим иметь свободный 21-й век, а не китайский век, о котором мечтает Си Цзиньпин, старая парадигма слепого взаимодействия с Китаем просто не сможет этого обеспечить. Мы не должны продолжать ее и не должны возвращаться к ней.

Как очень ясно дал понять Президент Трамп, нам нужна стратегия, которая защищает американскую экономику, а также наш образ жизни. Свободный мир должен восторжествовать над этой новой тиранией».

Воистину запахло тухлятинкой образца Э. Гувера — Маккарти — Даллеса. КПК виновата и в пандемии, и в экономическом кризисе, и, оказывается, в укреплении собственных вооружённых сил, а главное, что она так и не стала демократической, то есть не предала и не развалила страну, как КПСС. Вот:

«С течением времени американские руководители всё больше полагали, что по мере того, как Китай будет добиваться большего процветания, он будет становиться более открытым, он будет становиться более свободным внутри страны и, действительно, будет представлять меньшую угрозу за рубежом, он будет более дружелюбным. Я уверен, что все это казалось тогда неизбежным.

Но эта эпоха неизбежности закончилась. Такого рода взаимодействие, к которому мы стремились, не привело к тем изменениям внутри Китая, которые надеялся вызвать Президент Никсон.

Правда заключается в том, что наша политика — и политика других свободных стран, — возродила слабеющую экономику Китая только для того, чтобы увидеть, как Пекин кусает руки международного сообщества, которые его кормят».

Если перевести с языка американской дипломатии на русский, то США потеряли всякие надежды на разрушение КПК за счёт вируса демократии и признают полное поражение в этом затянувшемся на тридцать лет раунде классовой борьбы. Китайские коммунисты победили, реализовав цели знаменитого курса «реформ и открытости».

Мао Цзэдун говорил в 1971 году по поводу отношений с США:

«Необходимо извлечь все выгоды из противоречий между США и СССР и увеличивать их».

А в 1972 году Никсон уже подписывал «Шанхайское коммюнике», в котором говорилось, что «существует только один Китай» и что «Тайвань — часть Китая». Далее, через семь лет, 1 января 1979 года, США, уже при Картере, объявили о разрыве дипломатических отношений с Тайванем, выводе своих войск с острова, прекращении действия американо-тайваньского договора о взаимной обороне, и, следовательно, официально установили дипломатические отношения с КНР. Затем последовал «девятидневный вихрь» визита Дэн Сяопина в Вашингтон с подписанием кучи бумажек, открывших дорогу американскому капиталу в Китае. Наступила эпоха извлечения выгод из противоречий США и СССР.

В результате Китай получал сначала по $1 млрд в год, затем по несколько млрд, а к 2008 уже по $15 млрд капиталовложений от олигархов США. На 2019 год объём накопленных «прямых иностранных инвестиций» из США составил $269 млрд, причём американские капиталисты традиционно отдают предпочтение созданию новых предприятий с нуля. Вместе с тем Китай стал одним из лидеров по иностранным инвестициям в целом и их объём растёт примерно по 5% в год. Так, в 2019 году объем фактически использованных иностранных инвестиций в Китае составил 941,5 млрд юаней, то есть $137,24 млрд, увеличившись на 5,8% в годовом выражении, благодаря чему Китай остался вторым крупнейшим в мире получателем прямых иностранных инвестиций.

Наряду с открытием дверей для иностранного капитала, КПК запустила в КНР свой вариант нэпа. Сущность реформ Дэн Сяопина заключается в допущении капитализма с целью развития производительных сил за счёт привлечения иностранного капитала. Почему вообще такая огромная и богатая страна, как Китай, была вынуждена привлекать в экономику капиталы из империалистических стран? Ответ на этот вопрос совершенно аналогичен ответу на него в условиях введения нэпа в СССР. Ленин, в частности, говорил:

«Союз с государственными трестами других передовых стран совершенно необходим для нас вследствие того, что наш экономический кризис так глубок, что своими силами восстановить разрушенное хозяйство без оборудования и технической помощи из-за границы мы не сможем. Простой привоз этого оборудования недостаточен. Можно сдать концессии на более широких началах, может быть, крупнейшим империалистическим синдикатам: четверть Баку, четверть Грозного, четверть наших лучших лесных запасов, чтобы таким образом обеспечить себе постановкой оборудования по последнему слову техники необходимую основу; с другой стороны, мы за это получаем для другой части оборудование, в котором мы нуждаемся. Таким образом, мы сможем хотя немного догнать, хотя на четверть или на половину, современные передовые синдикаты других стран. Что мы без этого будем находиться в очень тяжелом положении и без колоссальнейшего напряжения всех наших сил их не нагоним, — в этом не может сомневаться никто, кто хотя сколько-нибудь трезво смотрит на настоящее положение. Переговоры с некоторыми из величайших всемирных трестов уже начаты. Разумеется, с их стороны это не простая услуга нам: они делают это только ради необъятных барышей. Современный капитализм, выражаясь языком мирных дипломатов, это — разбойник, разбойничий трест, это — не прежний капитализм эпохи нормального времени: он берет сотни процентов прибыли, пользуясь монопольным положением на мировом рынке. Конечно, нам обойдется очень дорого такая вещь, но иного выхода, поскольку мировая революция заставляет себя еще ждать, нет. Иной возможности подтянуть свою технику до современного уровня у нас нет».

Коммунизму в СССР категорически не хватало кадровых ресурсов должного качества, организаторов производственных и иных процессов. Именно поэтому приходилось привлекать капитал, потому что капиталы в данном случае привносят организацию производства, современную технику, производственную инфраструктуру и культуру производства. Первой и главной причиной предоставления определенных свобод частному предпринимательству является, с одной стороны, взятие и удержание коммунистами политической власти, с другой стороны, полная некомпетентность и неспособность партии в организации воспроизводственного процесса на коммунистических основах. Мало кто понимает, что неграмотность масс есть производная от неграмотности коммунистов в воспроизводственной теории марксизма. Чем медленнее растёт грамотность партии, тем дольше длиться нэп, тем больше отдаляется время победы коммунизма, хотя классовая борьба, конечно, продолжается и в известной мере обостряется.

Примерно такая же мотивировка была у КПК. Китай к 1979 году находился в специфических условиях: с одной стороны, по мнению КПК, исчерпал внутренние ресурсы для быстрого развития, с другой стороны, оказался фактически в блокаде империализма и стран социалистического блока во главе с СССР. С Китаем не торговали ни социалистические, ни империалистические страны, а собственной кадровой компетентности в организации производства не хватало. Поэтому руководство КПК приняло решение сделать в некотором смысле шаг назад из первой фазы коммунизма в переходный период, развернув нэп для привлечения капиталов из империалистических стран. Причём если большевикам полноценно привлечь иностранный капитал в задуманном масштабе не удалось, капиталисты слишком боялись Советскую Россию, то КПК это вполне удалось, прежде всего за счёт лавирования между сверхдержавами и даже запугивания США «советской угрозой» (например, в беседе с Киссинджером Мао Цзэдун прямо-таки нагнетал, что СССР якобы захватит Западную Европу и США не поможет даже ядерное оружие, потому что общественность не позволит их пустить в ход).

Практика показала, что введение нэпа в Китае с экономической точки зрения было в целом обоснованным и выигрышным. Программная речь Помпео подтвердила, что введение нэпа оказалось также выигрышным с политической точки зрения — КНР создала мощную индустриальную базу, а капиталистические элементы и диссиденты не смогли подорвать гегемонию КПК внутри страны, как это было у нас.

Китай за счёт правильной мобилизации социалистического сектора, использования капиталовложений и преодоления кризисных явлений рыночной экономики превратился в передовую, развитую державу при сохранении власти в руках рабочего класса в лице КПК. Экономический рост по 10% в год — это, конечно, не сталинские и даже не маодзэдуновские темпы, но тем не менее это всё равно недостижимый для буржуазных стран уровень подъёма.

Но империалистов США испугал не сам провал их стратегии удушения Китая, а нечто для них пострашнее. Дело в том, КПК инициировало так называемую «стратегию выхода за рубеж»:

«„Выход за рубеж“ — главное направление китайских предприятий, модель транснациональной интеграции, которая обслуживает стратегию китайских компаний, обязательный выбор предприятий страны для развития и участия в международной конкурентной борьбе. На только завершившемся Центральном рабочем совещании по экономическим вопросам была отмечена необходимость претворения в жизнь стратегии „выхода за рубеж“, поиска новых способов инвестиционного сотрудничества, предотвращения и устранения внешних инвестиционных рисков.

… Директор Центра по зарубежным инвестициям исследовательского института Министерства коммерции КНР Син Хоуюань ответила: в целом сфера зарубежного инвестиционного сотрудничества Китая довольно широкая, способов партнерства много, уровень сравнительно высокий, вместе с тем, наблюдается быстрый рост. Капиталовложения за рубежом функционируют в различных формах от основных видов инвестиций до слияний и поглощений транснациональных корпораций.

… Син Хоуюань подчеркнула, что осуществление стратегии по „выходу за рубеж“ имеет большое значение для продолжительного социально-экономического развития Китая.

В первую очередь, необходимо сбалансировать „заимствование“ и „выход“, сократить разницу между проектами с капиталами, ослабить давление с ревальвацией юаня. Будучи развивающейся страной, „выход за рубеж“ принес с собой экономические выгоды для Китая за границей. По международному опыту, любой стране при развитии необходимо сбалансировать ВВП и ВНП, нельзя только „заимствовать“ и не „выходить за рубеж“.

… Компании Китая разворачивают инвестиционное сотрудничество на основе рыночных правил, а также получают разрешение администрации принимающей страны. После процесса локализации Китай взращивает местных специалистов, способствует совершенствованию местного производства, а также собственных способностей развития. Китайские инвестиции не только приносят с собой капитал, технологии, но также увеличивают занятость на местах и налоги. Китайские предприятия по сотрудничеству в сфере инвестиций за рубежом функционируют на законной основе, придают огромное значение защите окружающей среды и качеству безопасности, защищают законные права и интересы рабочих, активно выполняют социальные обязательства, широко приветствуются местной администрацией и народом» («Жэнминь жибао»).

VIII съезд КПК поставил задачу достижения к концу 2015 года как минимум равного соотношения вывоза и ввоза капитала. Уже в 2014 году вывоз прямых инвестиций превзошёл объём ввезённых ($123,1 млрд к $119,6 млрд).

За годы 12-й пятилетки (2011 — 2015 годы) произошёл рост объёмов прямых инвестиций с $74,7 млрд до $118 млрд. К 2014 году доля КНР в общем объёме прямых инвестиций в мире составила 9,1% (3-е место), увеличившись с 2011 года в два раза.

Отраслевая структура инвестиций КНР за рубежом на 2014 год имеет следующий вид: услуги и лизинг — 36,5%, финансы — 15,6%, добывающая промышленность — 14%, обрабатывающая промышленность — 5,9%, торговля — 11,7%, прочее — 16,3%. Территориальная: Азия — 68%, Латинская Америка — 12%, Европа — 7,9%, Северная Америка — 5,4%, Африка — 3,7%, Океания и Австралия — 2,9%.

В отчётном докладе ЦК на XIX съезде КПК Си Цзиньпин сказал:

«На основе обновления форм инвестирования за рубежом стимулировать международное сотрудничество в сфере производственных мощностей, формировать глобально ориентированную сеть торговли, инвестирования и финансирования, производства и услуг, форсировать культивирование новых преимуществ в контексте международного экономического сотрудничества и конкуренции.

Товарищи! Раскрепощение и развитие общественных производительных сил — сущностное требование социализма. Нам предстоит пробуждать творческий потенциал и жизненную силу развития всего общества, прилагать усилия к тому, чтобы наше развитие стало более качественным, более эффективным, более справедливым и более устойчивым!».

В резолюции по отчётному докладу ЦК XIX съезда КПК указано

 

«Съезд, одобряя представленный в докладе анализ международной обстановки и выдвинутый курс внешнеполитической работы, подчеркивает, что Китай будет неизменно идти по пути мирного развития, будет высоко нести знамя мира, развития, сотрудничества и всеобщего выигрыша, твердо придерживаться основной цели своей внешней политики: защищать мир во всем мире и содействовать совместному развитию. На основе пяти принципов мирного сосуществования Китай будет с неуклонной решимостью развивать дружбу и сотрудничество со всеми странами, активно стимулировать международное сотрудничество в рамках инициативы „Один пояс и один путь“, продолжать активно участвовать в преобразовании и формировании системы глобального управления, стимулировать формирование нового типа международных отношений, основанных на взаимном уважении, равенстве и справедливости, сотрудничестве и всеобщем выигрыше. Китай будет стимулировать создание сообщества единой судьбы человечества, вместе с народами всех стран строить чистый и прекрасный мир, где царит долгосрочный мир, всеобщая безопасность, совместное процветание, открытость и инклюзивность».

Признавая, что в Китае осуществляется власть рабочего класса под руководством КПК в форме демократической диктатуры народа, из сказанного выше по поводу «стратегии выхода за рубеж» следует, во-первых, что политика вывоза капитала должна послужить развитию производительных сил как Китая, так и «принимающих» стран, во-вторых, эта политика удовлетворяет интересам китайского частного капитала, стремящегося в развивающиеся страны к более высокой норме прибыли, в-третьих, она удовлетворяет политическим целям КПК по росту политического влияния КНР и борьбе с американским и европейским империализмом, в-четвёртых, она является составной частью общей политической стратегии КПК по мирному сосуществованию, а не подноготной «китайского империализма».

Из сказанного ясно, что американских империалистов больше всего напугало то, что последние годы Китай начал экономическую экспансию в сами буржуазные страны, в том числе и в США. Так, годовой объём прямых инвестиций из КНР в экономику США с 2008 по 2016 годы увеличился в два раза и составлял рекордные $46 млрд в год (по сравнению с американскими капиталовложениями в КНР — $17 млрд). Причём 70 — 80% из них приходилось на китайские госкомпании. В 2016 году напуганное американское правительство значительно усилило контроль со стороны Комитета по иностранным инвестициям, так как финансовые щупальца КПК начали проникать в «чувствительные для национальной безопасности отрасли». В 2017 году китайские инвестиции падают до $20 млрд. В 2018 году в США принимается закон «О модернизации анализа риска, связанного с иностранным инвестированием» (The Foreign Investment Risk Review Modernization Act, FIRRMA), направленный на ограничение китайских инвестиций. В результате китайские инвестиции резко падают до $5 млрд в год. Как итог, Трамп развязывает в 2018 году торговую войну с Китаем в надежде сорвать реализацию стратегии «выхода за рубеж» и подорвать экономику Китая. К 2020 году становится ясно: душить КПК экономикой поздно, китайский дракон слишком силён.

Ленину приписывается фраза: «Капиталисты всего мира и их правительства в погоне за завоеванием советского рынка закроют глаза на действительность и превратятся в глухонемых слепцов. Иначе говоря, они будут трудиться по подготовке собственного самоубийства» — подобная же мысль пришла в голову американским империалистам в 2020 году по поводу КПК.

Хватит быть «глухонемыми слепцами» — кричит у могилы Никсона Помпео:

«Мы открыли свои объятия китайским гражданам только для того, чтобы увидеть, как Коммунистическая партия Китая использует в своих целях наше свободное и открытое общество. Китай посылал пропагандистов на наши пресс-конференции, в наши исследовательские центры, в наши средние школы, в наши вузы и даже на наши родительские собрания.

Мы маргинализировали наших друзей на Тайване, который впоследствии расцвел и превратился в энергичную демократию.

Мы предоставили Коммунистической партии Китая и самому режиму КНР особый экономический режим, только чтобы увидеть, что КПК настаивала на замалчивании своих нарушений прав человека в качестве цены за допуск западных компаний в Китай.

Посол О’Брайен на днях привел несколько примеров: компании Marriott, American Airlines, Delta, United удалили ссылки на Тайвань со своих корпоративных сайтов, чтобы не злить Пекин.

В Голливуде, расположенном не слишком далеко отсюда, — эпицентре американской творческой свободы и самозваных арбитров социальной справедливости, — самоцензура подавляет даже самые мягкие неблагоприятные ссылки на Китай.

Это корпоративное непротивление КПК имеет место и во всем мире.

И насколько успешна эта корпоративная верность? Вознаграждается ли эта лесть? Приведу цитату из речи Генерального прокурора Барра. В своем выступлении на прошлой неделе он сказал: „Конечная амбиция правителей Китая — не торговать с Соединенными Штатами, а грабить Соединенные Штаты“.

Китай похитил нашу ценную интеллектуальную собственность и коммерческие тайны, вызвав потерю миллионов рабочих мест по всей Америке.

Он вывел цепочки поставок из Америки, а затем добавил в них элемент рабского труда.

Он сделал ключевые судоходные пути мира менее безопасными для международной торговли.

Президент Никсон однажды сказал, что боится, что создал „Франкенштейна“, открыв мир для КПК, и вот к чему мы пришли».

Майк забыл куда более показательную и позорную для национализма Помпео и Трампа историю с НБА. Скандал разгорелся из-за публикации генерального директора баскетбольного клуба «Хьюстон Рокетс» записи на его личной страничке в соцсети слов в поддержку протестов в Сянгане. Официальный Пекин отреагировал жёстким заявлением, а все китайские компании приостановили сотрудничество с НБА, причинив таким образом ущерб более чем в $4 млрд. Китайская молодёжь выступила в едином порыве: появлялись сотни тысяч комментариев в сети в духе «сначала родина, а спорт — потом», атрибутику клуба «Хьюстон Рокетс» сжигали, выкладывая ролики на обозрение, по всей стране стихийно снимали и закрашивали символику «Хьюстон Рокетс» и НБА. Не помогли оправдания и извинения всех подряд: от самого виновника, владельца «Хьюстон Рокетс» и его звезд, до официального сообщения от руководства НБА.

Ставленник олигархов Кохов Помпео заявил от лица американского правительства новую чёткую политику антикоммунизма:

«Как хорошо объяснил Посол О’Брайен, мы должны помнить, что режим КПК является марксистско-ленинским режимом. Генеральный секретарь Центрального комитета КПК Си Цзиньпин искренне верит в несостоятельную тоталитарную идеологию.

Именно эта идеология определяет его многолетнее стремление к глобальной гегемонии китайского коммунизма. Америка больше не может игнорировать фундаментальные политические и идеологические различия между нашими странами, так же как КПК никогда не игнорировала их.

Мой опыт работы в Комитете по разведке Палаты представителей, а затем в качестве Директора Центрального разведывательного управления, и два с лишним года работы на посту Государственного секретаря Америки привели меня к этому важному пониманию: единственный способ по-настоящему изменить коммунистический Китай — действовать не на основе того, что говорят китайские лидеры, а на основе того, как они себя ведут. И вы можете видеть, как американская политика реагирует на этот вывод. Президент Рейган сказал, что имел дело с Советским Союзом на основе принципа „доверяй, но проверяй“. Когда дело доходит до КПК, я говорю, что мы должны не доверять и проверять.

Мы, свободолюбивые страны мира, должны побудить Китай к переменам, как и хотел Президент Никсон. Мы должны побудить Китай к более творческим и настойчивым переменам, потому что действия Пекина угрожают нашим гражданам и нашему процветанию.

Мы должны начать с изменения того, как наши граждане и наши партнеры воспринимают Коммунистическую партию Китая. Мы должны говорить правду. Мы не можем относиться к этому варианту Китая как к нормальной стране, подобной любой другой.

Мы знаем, что торговля с Китаем не похожа на торговлю с нормальной, законопослушной страной. Пекин угрожает международным соглашениям, рассматривая их как предложения, как каналы для глобального господства.

Но, настаивая на справедливых условиях, как это сделал Торговый представитель США, когда он заключил нашу торговую сделку первой фазы, мы можем заставить Китай прекратить его кражу интеллектуальной собственности и политику, которая наносит ущерб американским работникам.

Мы также знаем, что ведение бизнеса с компанией, поддерживаемой КПК, — это не то же самое, что ведение бизнеса, скажем, с канадской компанией. Такие фирмы не подчиняются независимым советам директоров, и многие из них спонсируются государством и поэтому не нуждаются в получении прибыли.

Хорошим примером является Huawei. Мы перестали делать вид, что Huawei — невинная телекоммуникационная компания, которая просто стремится обеспечить ваше общение с друзьями. Мы назвали ее настоящей угрозой национальной безопасности, каковой она и является, и принимаем соответствующие меры.

Мы также знаем, что если наши компании инвестируют в Китай, они могут вольно или невольно поддерживать грубые нарушения прав человека Коммунистической партией.

Таким образом, Министерство финансов и Министерство торговли США подвергли санкциям и внесли в черный список китайских лидеров и организации, которые наносят ущерб и нарушают основные права людей во всём мире. Несколько ведомств совместно разработали бизнес-рекомендации, чтобы удостовериться, что наши руководители компаний информированы о том, как их цепочки поставок ведут себя внутри Китая.

Мы также знаем, что не все китайские студенты и работники являются обычными студентами и работниками, которые приезжают сюда, чтобы заработать немного денег и получить некоторые знания. Слишком многие из них приезжают сюда, чтобы украсть нашу интеллектуальную собственность и забрать ее обратно в свою страну.

Министерство юстиции США и другие органы энергично добиваются обеспечения наказаний за эти преступления.

Мы знаем, что Народно-освободительная армия Китая (НОАК) также не является нормальной армией. Ее цель — поддерживать абсолютное правление элит Коммунистической партии Китая и расширять китайскую империю, а не защищать китайский народ.

Поэтому наше Министерство обороны активизировало свои усилия по обеспечению свободы судоходства в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, а также в Тайваньском проливе. И мы создали Космические силы США, чтобы помочь сдержать агрессию Китая на этом последнем рубеже.

И поэтому также, честно говоря, мы разработали в Государственном департаменте новый набор стратегий, касающихся Китая, продвигающих цели Президента Трампа по обеспечению справедливости и взаимной выгоды, чтобы устранить дисбалансы, которые росли на протяжении десятилетий.

Буквально на этой неделе мы объявили о закрытии Консульства КНР в Хьюстоне, потому что оно было центром шпионажа и кражи интеллектуальной собственности.

Две недели назад мы обратили вспять восьмилетнюю практику „подставления другой щеки“ в отношении международного права в Южно-Китайском море.

Мы призвали Китай привести свой ядерный потенциал в соответствие со стратегическими реалиями нашего времени.

… Но наш подход не может просто быть жестким. Это вряд ли приведет к желаемому результату. Мы также должны привлекать к диалогу и расширять возможности китайского народа — динамичного, свободолюбивого народа, который совершенно отличается от Коммунистической партии Китая.

… В течение слишком многих десятилетий наши лидеры игнорировали, преуменьшали значение слов храбрых китайских диссидентов, которые предупреждали нас о характере режима, с которым мы сталкиваемся.

И мы больше не можем игнорировать это. Китайские власти знают лучше, чем кто-либо другой, что мы никогда не сможем вернуться к статусу-кво.

Но изменение поведения КПК не может быть задачей только китайского народа. Свободные страны должны работать над защитой свободы. Это далеко не просто.

Но я верю, что мы сможем это сделать. Я верю, потому что мы уже делали это раньше. Мы знаем, как это происходит.

Я верю, потому что КПК повторяет некоторые из тех же ошибок, которые совершил Советский Союз, — отчуждение потенциальных союзников, подрыв доверия внутри страны и за рубежом, отказ от прав собственности и предсказуемого верховенства закона.

Я верю. Я верю из-за пробуждения, которое я вижу среди других стран, которые знают, как и мы в Америке, что мы не можем вернуться в прошлое. Я слышал это мнение в разных городах, от Брюсселя до Сиднея и Ханоя.

И самое главное, я верю, что мы сможем защитить свободу, потому что она сама по себе так привлекательна. Посмотрите, как гонконгцы стремятся эмигрировать за границу, поскольку КПК усиливает контроль над этим гордым городом. Они размахивают американскими флагами.

Правда, есть и различия. В отличие от Советского Союза, Китай глубоко интегрирован в мировую экономику. Но Пекин больше зависит от нас, чем мы от него.

Я отвергаю идею о том, что мы живем в эпоху неизбежности, что какая-то ловушка предопределена, что главенство КПК — это будущее. Наш подход не обречен на провал, потому что Америка находится в упадке. Как я уже говорил в Мюнхене ранее в этом году, свободный мир все еще побеждает. Нам просто нужно верить в это, знать это и гордиться этим. Люди со всего мира все еще стремятся к открытым обществам. Они приезжают сюда учиться, они приезжают сюда работать, они приезжают сюда, чтобы построить жизнь для своих семей. Они далеко не стремятся поселиться в Китае».

Агония американских империалистов приводит к повторению мантр про веру в свободу и в их победный опыт с КПСС. Помпео верит в то, что китайцы насмотрятся американской жизни и разрушат свою страну. Ему следовало внимательнее читать свою же прессу. Так, New York Times в разгар сянганских погромов сетовала, что китайские студенты, которые учились в ведущих вузах США, не только не поддерживали протесты, но и осуждали и вообще отвергали всякое движение сянганцев против правительства КНР. Financial Times тогда же писала, что китайские студенты, обучающиеся в буржуазных странах, массово в Twitter, Facebook и Instagram распространяли «пропаганду КПК». Но и это не всё, в СМИ замалчивается, что огромное количество студентов из Китая по всему миру проводили в разных городах акции протеста против событий в Сянгане, публично исполняли гимн КНР и демонстрировали государственный флаг. Большинство из более чем 600 тысяч учащихся за рубежом китайцев открыто и смело поддержали КПК в период майданной активности в Сянгане.

Агония американских империалистов приводит их к жалкой попытке мобилизовать всю мировую буржуазию против Китая:

«Пришло время для свободных стран действовать. Не все страны будут подходить к Китаю одинаково, и они не должны это делать. Каждой стране придется прийти к собственному пониманию того, как защитить свой суверенитет, как защитить свое экономическое процветание и как защитить свои идеалы от щупалец Коммунистической партии Китая.

Но я призываю каждого лидера каждой страны начать с того, что сделала Америка – просто настаивать на взаимности, настаивать на прозрачности и подотчетности со стороны Коммунистической партии Китая. Она включает кадровый состав правителей, которые далеко не однородны.

И эти простые и мощные стандарты позволят многого добиться. Слишком долго мы позволяли КПК устанавливать условия взаимодействия, но больше не будем этого делать. Свободные страны должны задавать тон. Мы должны действовать по тем же принципам.

Мы должны провести общие линии на песке, которые не смогут быть размыты уступками КПК или ее уговорами. Именно это недавно сделали Соединенные Штаты, когда мы раз и навсегда отвергли незаконные притязания Китая в Южно-Китайском море, когда мы призвали страны стать “чистыми странами”, чтобы личная информация их граждан не попала в руки Коммунистической партии Китая. Мы сделали это, установив стандарты.

Верно то, что это сложно. Это сложно для некоторых небольших стран. Они боятся ущерба. Некоторые из них по этой причине просто не имеют ни возможностей, ни храбрости стоять с нами плечом к плечу в данный момент.

Действительно, у нас есть союзник по НАТО, который не встал на необходимый путь в отношении Гонконга, опасаясь, что Пекин ограничит его доступ на китайский рынок. Это та робость, которая приведет к историческому провалу, и мы не можем его повторить.

Мы не можем повторить ошибки прошлых лет. Вызов со стороны Китая требует усилий, энергии со стороны демократий – европейских, африканских, южноамериканских и особенно демократий Индо-Тихоокеанского региона.

И если мы не будем действовать сейчас, в конечном счете КПК подорвет наши свободы и разрушит основанный на правилах порядок, который наши общества так усердно строили. Если мы сейчас преклоним колено, то дети наших детей могут оказаться бессильны перед Коммунистической партией Китая, чьи действия являются главной проблемой сегодня в свободном мире.

Генеральному секретарю Си не суждено вечно тиранить людей внутри Китая и за его пределами, если мы не допустим этого.

Речь идет не о сдерживании. Не совершайте ошибки. Речь идет о сложном новом вызове, с которым мы никогда раньше не сталкивались. СССР был закрыт от свободного мира. Коммунистический Китай уже находится в пределах наших границ.

Так что мы не можем справиться с этим вызовом в одиночку. Организация Объединенных Наций, НАТО, страны „Большой семерки“, „Большой двадцатки“, наша объединенная экономическая, дипломатическая и военная мощь, безусловно, достаточны для преодоления этого вызова, если мы направим эту мощь четко и с большой смелостью.

Может быть, пришло время для новой группы стран-единомышленников, нового союза демократий.

У нас есть инструменты. Я знаю, что мы можем сделать это. Теперь нам нужна воля. Цитируя Священное Писание, я задаю вопрос: „Наш дух желает, но слаба ли наша плоть?“.

Если свободный мир не изменится, коммунистический Китай, несомненно, изменит нас. Не может быть возврата к прошлым методам, потому что они удобны.

Защита наших свобод от Коммунистической партии Китая — это миссия нашего времени, и Америка идеально подходит для того, чтобы возглавить ее, потому что наши основополагающие принципы дают нам такую возможность.

Как я объяснил на прошлой неделе в Филадельфии, стоя и глядя на Индепенденс-холл, наша страна была основана на предпосылке о том, что все люди обладают определенными неотъемлемыми правами.

И задача нашего правительства — защитить эти права. Это простая и мощная истина. Она сделала нас маяком свободы для людей во всем мире, включая людей внутри Китая.

Действительно, Ричард Никсон был прав, когда писал в 1967 году, что „мир не может быть в безопасности, пока Китай не изменится“. Теперь мы должны прислушаться к его словам.

Сегодня опасность очевидна. И сегодня происходит пробуждение. Сегодня свободный мир должен отреагировать. Мы никогда не сможем вернуться в прошлое. Да благословит Бог каждого из вас. Да благословит Бог китайский народ. И да благословит Бог народ Соединенных Штатов Америки».

Насколько реальна попытка сколотить новый военно-политический блок против Китая?

Во-первых, США являются лидерами рассыпающегося на глазах НАТО. Все более-менее крупные и независимые члены альянса разваливают НАТО и дело, например, в Европе идёт к формированию нового союза без США и даже против США. Это, разумеется, создаёт крайне негативный фон для формирования новой коалиции.

Так что перспектива антикитайского блока вращается вокруг втягивания в орбиту «холодной войны» Индии, РФ и Вьетнама.

Фашистское правительство Индии пойти на такой шаг вполне может. После обнародования речи Помпео стали видны уши Госдепа в недавнем побоище в долине Ладакх.

КПВ, несмотря на островные разногласия с Китаем, купить невозможно, но заигрывать с США вьетнамцы будут точно.

У буржуазного правительства РФ должно хватить благоразумия не подвязываться в прожекты США, хотя олигархия и служащие ей либералы будут активно продвигать позицию Госдепа.

Поэтому антикитайский блок видится пока таким: США, Англия, Индия, Япония, Канада, Австралия и другие страны, находящиеся под влиянием англо-саксонского капитала. Совсем не похоже на «весь свободный мир».

Во-вторых, новая волна нагнетания «красной угрозы» с треском провалится. Общественность буржуазных стран уже не настолько внушаема, убедить людей в реальности «китайской коммунистической угрозы» будет трудно. В этом смысле Помпео оказался глупее даже русских националистов, синофобия которых строится, наоборот, на отрицании социалистической природы КНР.

Новые программные положения американского империализма, изложенные в речи Помпео, ознаменуют конец гегемонии США в постсоветском мироустройстве. После хрущёвского раскола антисталинизмом мирового коммунистического движения американский империализм занял особое, центральное положение в буржуазном мире. Именно американская олигархия сумела сплотить вокруг себя все другие отряды мировой буржуазии, переплетаясь с некоторыми из них в единый клубок «транснациональных корпораций». После уничтожения СССР настала короткая «золотая эра» американского империалистического величия. Но сегодня империалистический мир, разъедаемый противоречиями между США и ЕС, между ЕС и Англией, между Францией и Германией внутри ЕС и так далее, постепенно распадается — каждый национальный отряд олигархии всё яснее сознаёт, что «каждый сам за себя». Империализм находится на подступах к новой войне за передел мира. Попытка США раздуть «китайскую угрозу», чтобы вновь сплотить вокруг себя буржуазные страны и склеить старый миропорядок, не пройдёт.

Наоборот, американские империалисты и американская военщина толкают этими махинациями буржуазные страны к сотрудничеству с КНР.

Глубинным двигателем новых программных положений американского империализма является разрастающийся мировой экономический кризис. Олигархи США традиционно ищут выход из кризиса в росте милитаризма, в развязывании военных конфликтов. Американский империализм — это истекающий кровью, окончательно взбесившийся зверь.

После речи Помпео инициатива окончательного разрушения «американского мирового лидерства» перешла к КПК. И Китай сегодня — это сильная сверхдержава, которая должна стать центром притяжения всех здоровых сил. Мудрость руководства, которую уже доказал Си Цзиньпин, позволяет считать, что КПК этот вызов по плечу.

Главная опасность для КПК — это не США. Опасность кроется внутри страны. Китайская буржуазия — это потенциальная пятая колонна на службе у врага. Как бы китайские коммунисты ни причёсывали своих олигархов и буржуев помельче, они всегда останутся капиталистами, то есть врагами коммунизма. Буржуазный патриотизм — дешёвая фикция.

Вывод из сказанного следующий. Американский империализм утрачивает мировую гегемонию, отсюда бешеные нападки на КПК в попытке организовать очередной «крестовый поход на коммунизм». Раунд классовой борьбы в форме китайского нэпа империализм США признаёт проигранным и переходит к открытой конфронтации. Стратегия изоляции Китая заведомо невыполнимая, поэтому мир расколется на два лагеря — антикитайский и прокитайский. Все противоречия резко обострятся, и с каждой империалистической провокацией будет нарастать революционная ситуация то в одной, то в другой стране. Китай выстоит, а перспектива разрушения империализма зависит от зрелости марксистско-ленинских сил в каждом отдельном регионе.

А. Редин
31/07/2020

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
5 1 голос
Рейтинг статьи

Просмотров: 116

1+

Spread the love
  • 10
    Поделились
Previous Article
Next Article
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

НАШЕ ПРАВО БЫТЬ МАРКСИСТАМИ-ЛЕНИН … НАШЕ ПРАВО БЫТЬ МАРКСИСТАМИ-ЛЕНИНИСТАМИ Послезавтра, 9 ма … Читать далее
КУЛЬТУРНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ ЛЕНИНА И МАО …КУЛЬТУРНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ ЛЕНИНА И МАО ЦЗЭДУНА То, что понимал под ку … Читать далее
СТАЛИН И.В. ОБ ОСНОВАХ ЛЕНИНИЗМА Сталин И.В. ОБ ОСНОВАХ ЛЕНИНИЗМА Лекции, читанные в Свердловском … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x
%d такие блоггеры, как: