Экономический кризис и коронавирус

Spread the love
  • 13
    Поделились

Экономический кризис и коронавирус
Перевод: 

Как совершенно очевидно, пандемия коронавируса наносит неисчислимый ущерб мировой экономике и национальным экономикам всех стран на планете.

Коронавирус послужил катализатором для возрождения с еще большей силой капиталистического кризиса перепроизводства 2008 года. Мир уже балансировал на грани экономического коллапса,и коронавирус лишь дал ему толчок, который отправил его по спирали в пропасть.

Как отмечает Эрик Туссен в недавней статье под метким названием «Нет, коронавирус не несет ответственности за падение цен на акции» (Monthly Review, 4 марта 2020 г.): «За последние два года произошло очень значительное замедление темпов роста производственных секторов. В ряде крупных экономик, таких как Германия, Япония (последний квартал 2019 года), Франция (последний квартал 2019 года) и Италия, промышленное производство резко сократилось или замедлилось (Китай и Соединенные Штаты). Некоторые отрасли промышленности, которые восстановились после кризиса 2007-2009 годов, такие как автомобильная промышленность, вступили в очень сильный кризис в течение 2018-2019 годов с очень значительным падением продаж и производства. Производство в Германии, крупнейшем в мире автопроизводителе, упало на 14% в период с октября 2018 года по октябрь 2019 года. Производство автомобилей в США и Китае также упало в 2019 году, как и в Индии. Производство автомобилей во Франции резко упадет в 2020 году. Объем производства еще одного флагмана немецкой экономики-сектора производства машин и оборудования-только в октябре 2019 года снизился на 4,4%. Это же относится и к производству станков и другого промышленного оборудования. Международная торговля стагнировала. В течение уже длительного периода времени норма прибыли в материальном производстве снижалась или стагнировала, а прирост производительности также снижался».

Причиной такого экономического спада является кризис перепроизводства. Нет смысла производить товары, которые не могут быть проданы, потому что товары уже были перепроизводлены до такой степени, что рынки перенасыщены.

«Огромная экспансивная сила современной промышленности, по сравнению с которой взрывная мощность газов -всего лишь детская забава, кажется нам теперь необходимостью расширения, как качественного, так и количественного, которая смеется над всяким сопротивлением. Такое сопротивление оказывается потреблением, продажами, рынками сбыта продукции современной промышленности. Но способность рынков к расширению, экстенсивному и интенсивному, в первую очередь определяется совершенно иными законами, которые действуют гораздо менее энергично. Расширение рынков не может идти в ногу с расширением производства. Столкновение становится неизбежным, и так как оно не может дать никакого реального решения, пока оно не разрушит капиталистический способ производства, то столкновения становятся периодическими. …

« И действительно, начиная с 1825 г., когда разразился первый общий кризис, весь промышленный и торговый мир, производство и обмен всех цивилизованных народов вместе с их более или менее варварскими придатками приблизительно раз в десять лет сходят с рельсов. В торговле наступает застой, рынки переполняются массой не находящих сбыта продуктов, наличные деньги исчезают из обращения, кредит прекращается, фабрики останавливаются, рабочие лишаются жизненных средств, ибо они произвели эти средства в слишком большом количестве; банкротства следуют за банкротствами, аукционы сменяются аукционами. Застой длится годами, массы производительных сил и продуктов расточаются и уничтожаются, пока накопившиеся массы товаров по более или менее сниженным ценам не разойдутся, наконец, и не возобновится постепенно движение производства и обмена. Мало-помалу движение это ускоряется, шаг сменяется рысью, промышленная рысь переходит в галоп, уступающий свое место бешеному карьеру, настоящей скачке с препятствиями, охватывающей промышленность, торговлю, кредит и спекуляцию, чтобы в конце концов после самых отчаянных скачков снова свалиться в бездну краха. И так постоянно сызнова (Энгельс, Анти-Дюринг, том 20, с 84).

В наше время кризис перепроизводства выражается в финансовом кризисе, и мы видим, как в течение последних двух лет различные буржуазные правительства отчаянно пытаются контролировать экономическую ситуацию, регулируя процентные ставки по государственным долгам. Это было очевидно еще прошлым летом в виде инверсии доходности по американским казначейским облигациям. Казначейство США выпускает 2-летние облигации (т. е. берет займы под проценты на том основании, что кредит заблокирован на 2 года), а также 10-летние облигации. Процентная ставка, предлагаемая по 10-летним облигациям, обычно выше, чем выплачивается по краткосрочным кредитам, поскольку ожидается, что со временем инфляция съест стоимость холдинга, и для этого предлагаются более высокие процентные ставки. Что это значит, когда процентные ставки по краткосрочным облигациям становятся выше, чем по долгосрочным? Это свидетельствует о беспрецедентном стремлении приобрести долгосрочные облигации, поскольку они рассматриваются как относительно безопасная форма инвестирования в неспокойные времена, поэтому правительство может брать долгосрочные займы, несмотря на относительно низкие процентные ставки. Это происходит только тогда, когда инвесторы всего мира настолько напуганы, что думают, что их деньги будут в большей безопасности в долгосрочных государственных облигациях, несмотря на инфляционное обесценивание, чем где-либо еще. Вот почему:

«…когда десятилетние займы дешевле, чем двухлетние, история ясна: в США они всегда предвещали рецессию…; в Великобритании рецессия последовала в большинстве случаев. Вчера двухлетняя доходность упала ниже десятилетней впервые с 2007 года в США и впервые с 2008 года в Великобритании. В тот же день официальные данные показали, что Германия, четвертая по величине экономика в мире, сократилась, а объем промышленного производства в Китае, второй по величине экономике в мире, упал до самого низкого уровня за последние 17 лет. Разумный анализ заключается в том, что мировая экономика споткнулась или еще хуже»[1].

Но почему инвесторы так испугались, что заставили кривую доходности перевернуться? Это произошло потому, что инвесторы, которые очень внимательно изучают то, что происходит на мировом рынке, могли видеть, что впереди их ждут неприятности. Доход, возникающий от инвестиций, в конечном счете исходит из прибыли, получаемой в результате производства. Если инвестор приобрел акции компании, занимающейся производством, то доход от этих акций напрямую зависит от доли прибыли, которую получает компания. Если инвестор вместо этого полагается на ссудные деньги для получения процентов, то этот процент также исходит из прибавочной стоимости, произведенной в ходе производства, но рассматривается производителем как издержки производства, которые уменьшают его прибыль, а не как часть этой прибыли.

Там, где есть кризис перепроизводства, в результате которого возникает такой избыток продуктов, что они не могут быть проданы, это приведет к тому, что не будет никакой прибыли и, может быть, даже никакой способности реализовать прибавочную стоимость, созданную эксплуатацией рабочей силы. В этих условиях предприятия не только не могут выплачивать доход своим инвесторам, но и вполне могут оказаться вынужденными к неплатежеспособности, угрожая инвестору не только потерей дохода, но и потерей капитала. Вполне понятно, почему инвесторы в таких ситуациях бегут за прикрытием.

И инвесторы не преминули заметить экономические спады в Германии и Китае, о которых упоминал выше Филип Олдрик. Это была лишь малая часть плохих новостей. Весьма исчерпывающим показателем спада мировой экономической активности стало то, что « объемы грузоперевозок … резко упали в Азии и Европе. Падение Сингапурского экспорта на 17,3% в прошлом месяце [июнь 2019 года] было ошеломляющим. Поставки теперь падают и в США. Индекс грузовых перевозок Cass в июне снизился до минус 5,3%. Cass сказал, что широта данных указывает на «начало экономического спада»[2].

Еще более прямо: «в конце прошлой недели мы узнали, что корпоративные прибыли падают гораздо дольше, чем предполагалось. Последний пересмотр данных Бюро экономического анализа США — это настоящая бомба.

«Доходы были пересмотрены вниз на 8,3% ($188 млрд) за прошлый год и на 4,4% за предыдущий год. Теперь мы знаем, что они достигли своего пика в 2014 году и никогда не восстанавливались. Последний этап американского бума акций был построен на статистическом мираже.

Прибыль опять падает. Смешанная прибыль по индексу S&P 500 во втором квартале составила -1,9% (в годовом исчислении). Более мелкие компании в 2000-е годы пострадали гораздо сильнее»[3].

Конечно, как только цены на акции падают, они привлекают спекулятивных покупателей, что вызывает отскок, ведущий к росту фондовой биржи. Но это, однако, не отражает основной экономической деятельности, а основано чисто на «иррациональном изобилии» покупателей, которым негде выгодно разместить свои инвестиции и таким образом раздувается пузырь, судьба которого в том, что рано или поздно неизбежно лопнет: «пузыри лопаются, когда разрыв между реализованной стоимостью и обещанной стоимостью становится слишком большим, и некоторые спекулянты понимают, что обещания прибыльной ликвидации не могут быть выполнены для всех, другими словами, когда финансовые выгоды никогда не могут быть реализованы из-за отсутствия достаточного прироста капитала в производстве»[4].

Через три недели после начала «самоизоляции»  1,5 миллиона британцев сообщили, что они не ели целый день, потому что у них не было денег или доступа к еде

Таким образом, пандемия коронавируса лишь ускорила и усугубила кризис, который уже имел место. В результате блокировок, вызванных пандемией, перепроизводство, которое уже вышло за пределы того, что могло быть управляемо буржуазными правительствами посредством их экономических манипуляций, просто выросло в чудовищного гиганта, заставив миллионы предприятий во всем мире рухнуть и породив миллионы безработных. В более бедных странах эти безработные, подавляющее большинство из которых изначально были крайне бедны, начали голодать. Даже в такой богатой стране, как Британия, «всего через три недели после начала (принудительной) «самоизоляции» Продовольственный фонд заявил, что 1,5 миллиона британцев сообщили, что они не ели целый день, потому что у них не было денег или доступа к еде. В общей сложности около 3 миллионов человек в живут в семьях, где кто-то был вынужден пропустить несколько приемов пищи. Более 1 миллиона человек сообщили о потере всех своих доходов из-за пандемии …» (Фелисити Лоуренс, «Британский голодный кризис: 1,5 миллиона человек целый день остаются без еды», The Guardian, 11 апреля 2020 года).

Ущерб, нанесенный мировой экономике

Насколько можно установить ситуация в экономике Великобритании выглядит следующим образом:

«Общие результаты с учетом агрегированных секторов экономики заключаются в том, что доля продукции, потерянной в результате «самоизоляции», составит 14% в сельском хозяйстве, 60% в горнодобывающей промышленности и добыче полезных ископаемых, 69% в обрабатывающей промышленности, 10% в электро-и газоснабжении, ноль в водоснабжении и канализации, 50% в строительстве, 58% в оптовой и розничной торговле, 39% в транспорте, 79% в сфере жилья и питания, 7% в информационно-коммуникационной сфере, 18% в финансах и страховании, 20% в сфере недвижимости, 10% в профессиональной и научной деятельности, 46% в образовании и 81% в сфере искусства, развлечений и образования.

«Сложение всего этого и взвешивание по секторам приводит к тому, что экономика страдает от потери производства на 31% и, таким образом, сейчас работает на 69% от нормального уровня…» (Дэвид Смит, «Депеши от экономики, работающей на две трети от нормального», Sunday Times, 5 апреля 2020 года).

Что касается остального мира, «компания IHS Markit сообщила во вторник, что ее сводный индекс производства flash US Composite, отслеживающий секторы обрабатывающей промышленности и услуг, упал в этом месяце до значения 40,5. Это был рекордно низкий показатель, который последовал за показателем 49,6 в феврале.»

«Снижение индекса в прошлом месяце, которое рассматривается как хороший показатель экономического здоровья, было самым большим в истории. Показатель ниже 50 указывает на сокращение деловой активности. Опрос подчеркнул быстрое ухудшение экономики, подчеркнутое на прошлой неделе правительственным отчетом, показывающим самый большой рост с 2012 года числа американцев, подающих заявки на пособие по безработице в течение недели, закончившейся 14 марта.

«Экономисты прогнозируют, что число заявок на получение пособия ускорится до рекордных 1,5 млн и более, когда в четверг будут опубликованы данные за прошлую неделю [26 марта].

«Сообщение было столь же мрачным из 19 стран, которые используют евро. Внезапный сводный индекс деловой активности IHS Markit в еврозоне в марте упал до рекордно низкого уровня-31,4.

«Это было, безусловно, самое большое падение за один месяц с начала опросов в середине 1998 года и ниже всех прогнозов в опросе Reuters, который дал средний прогноз в 38,8.

«Во Франции активность в сфере услуг упала до рекордно низкого уровня, а в обрабатывающей промышленности произошло самое резкое падение со времен мирового финансового кризиса более десяти лет назад.

«Индекс деловой активности в секторе услуг в Германии, крупнейшей экономике Европы, показал рекордное сокращение активности, в то время как другие исследования показали, что экономика Великобритании сокращается рекордными темпами.

«IHS Markit заявила, что мартовские цифры свидетельствуют о том, что экономика еврозоны сокращается ежеквартально примерно на 2%, и эскалация мер по сдерживанию вируса может усугубить экономический спад» (Leigh Thomas and Lucia Mutikani, «Coronavirus pandemic battering global economy», Reuters, 24 марта 2020 года).

Для рабочего класса это означает следующее: «безработица в Великобритании и США может превысить уровень, достигнутый во время Великой Депрессии 1930-х годов в течение нескольких месяцев, поскольку коронавирусный кризис сокрушает мировую экономику, — предупредил бывший чиновник Банка Англии.

«В суровом прогнозе о мере роста безработицы во всем мире Дэвид Бланчфлауэр, профессор экономики Дартмутского колледжа в США и член комитета по установлению процентных ставок Банка по денежно-кредитной политике во время финансового кризиса 2008 года, сказал, что безработица растет самыми быстрыми темпами на памяти живущих.

«В своей статье в The Guardian, экономист сказал, что безработица в Великобритании может быстро вырасти до более чем 6 миллионов человек, около 21% всей рабочей силы, основываясь на анализе данных рынка труда США, которые предполагают, что безработица за Атлантическим океаном может достичь 52,8 миллиона, около 32% рабочей силы» (Ричард Партингтон, «Безработица в США и Великобритании» может быть хуже, чем в Великой Депрессии», The Guardian, 3 апреля 2020 года).

И еще: «учитывая значительное падение объемов производства, безработица, как ожидается, резко возрастет, даже несмотря на то, что многие страны приняли программы сохранения рабочих мест для удержания работников на своих рабочих местах. В результате доходы на душу населения, как ожидается, упадут в 9-и из 10-и стран среди 189 стран-членов МВФ.»

«В США безработица, как ожидается, вырастет с 3,7 процента в 2019 году до 10,4 процента в этом году и снизится только до 9,1 процента в 2021 году. Вероятно, в еврозоне будет наблюдаться меньший рост — с 7,6% в прошлом году до 10,4% в этом году и до 8,9% в 2021 году» (Крис Джайлс, «Мировая экономика готовится к самому тяжелому удару со времен Великой Депрессии», Financial Times, 14 апреля 2020 года).

Ситуация в бедных странах, которые не могут позволить себе как следует содержать безработных, если вообще могут, конечно, намного хуже:

«…Африканские экономики уже сталкиваются с надвигающимся глобальным экономическим спадом, резким падением цен на нефть и на сырьевые товары и с крахом туристического сектора…

«В соответствии с тем, что исследователи Африканского Союза считают своим реалистичным сценарием, экономика Африки сократится на 0,8%, в то время как пессимистический сценарий говорит о падении на 1,1% …

«Влияние на занятость будет драматическим.

«Почти 20 миллионов рабочих мест, как в формальном, так и в неформальном секторах, находятся под угрозой уничтожения на континенте, если ситуация будет продолжаться», — говорится в анализе…

«Африканские правительства могут потерять до 20-30% своих бюджетных доходов, что оценивается на 500 миллиардов долларов в 2019 году, — говорится в докладе.

«Тем временем прогнозируется, что экспорт и импорт сократятся по меньшей мере на 35% по сравнению с уровнем 2019 года, что приведет к потере стоимости торговли примерно на 270 миллиардов долларов. Это в то время, когда борьба с распространением вируса приведет к увеличению государственных расходов как минимум на 130 миллиардов долларов.

«Африканские производители нефти, которые видели падение стоимости своего экспорта сырой нефти в последние недели,будут в числе наиболее пострадавших.

«Крупнейшие нефтедобывающие страны Африки к югу от Сахары Нигерия и Ангола в одиночку могут потерять до 65 миллиардов долларов дохода. Ожидается, что в этом году дефицит бюджета африканских экспортеров нефти удвоится, а их экономика сократится в среднем на 3% …

«Пострадают и африканские туристические направления.

«Африка в последние годы была одним из самых быстрорастущих регионов в мире для туризма. Но теперь, когда границы закрыты, чтобы предотвратить распространение болезни, и целые авиакомпании простаивают, этот сектор почти полностью закрыт.

«В странах, где туризм составляет большую часть ВВП, их экономика сократится в среднем на 3,3% в этом году. Однако основные туристические центры Африки- Сейшельские острова, Кабо-Верде, Маврикий и Гамбия потеряют по меньшей мере 7%» («около 20 миллионов рабочих мест в Африке подвержены риску воздействия коронавируса, как показывает исследование», France 24, 5 апреля 2020 года).

В Африке, как и в Индии, где бедные люди страдали от отсутствия продовольственной безопасности еще до того, как появился коронавирус, проблемы получения продовольствия при отсутствии заработной платы в условиях роста цен явно обострятся и неизбежно приведут к большему числу смертей, чем сам вирус.

Эта пандемия так разрушительна именно из-за капиталистической системы.

Можно подумать, что вирусу наплевать экономические системы и что он одинаково атакует капитализм и социализм, но это не так. Продолжающееся разрушительное противоречие в капиталистических обществах состоит в том, что в то время как производство является общественным, присвоение является частным, и именно это противоречие оставляет общество без сильной защиты от пандемии. Следует отметить, что возможная вспышка пандемии предвиделась в течение многих лет.

«The Times имеет данные, что Кабинет министров впервые определил, что пандемия приведет к «критической точке» в доступности защитных средств для врачей еще более десяти лет назад.

«Моделирование гриппоподобных пандемий было проведено исследователями еще в 2007-2008 годах, чтобы помочь им планировать возможность новых вспышек по всей стране. Руководители служб здравоохранения были проинструктированы Кабинетом Министров о необходимости учитывать вопросы доступа к защитным комплектам в своих предложениях о планировании.»

Проблемы с наличием защитных средств были ранее предсказаны, вызывает вопросы о том, почему не были введены более надежные планы действий в чрезвычайных ситуациях. Нехватка масок для медиков предвиделась еще более десяти лет назад

«Рассел Кинг, менеджер по устойчивости в британской Национальной Службе Здравоохранения в то время, сказал:» Кабинет Министров определил доступность и распределение защитных средств как критическую точку в пандемии. . . Это уже было частью национального предложения.»

«Тот факт, что проблемы с наличием защитных средств были ранее предсказаны, вероятно, вызовет вопросы о том, почему не были введены более надежные планы действий в чрезвычайных ситуациях» (Кэт Лэй и Люси Фишер, «Нехватка масок для британских медиков предвиделась еще более десяти лет назад», The Times, 31 марта 2020 года).

Обличительный репортаж в «Санди Таймс», основной темой которого был вопрос о том, почему Борис Джонсон обычно отсутствовал на совещаниях в начале кризиса, когда необходимо было принимать важные решения, также показывает грубую небрежность со стороны британского правительства, когда четыре года назад вновь стало совершенно ясно, что страна не готова к пандемии:

«Последней репетицией пандемии было учение 2016 года под кодовым названием Cygnus, которое предсказало крах службы здравоохранения и высветило длинный список недостатков — в том числе оно предсказывало отсутствие средств индивидуальной защиты и аппаратов интенсивной вентиляции легких.

«Столь же длинный перечень рекомендаций по устранению недостатков так и не был реализован. ….

«В течение года, предшествовавшего вспышке коронавируса, ключевые заседания правительственного комитета по планированию пандемии были неоднократно «убраны» из программы обсуждений, чтобы освободить место для обсуждения более насущных вопросов, таких как кризис коек в больницах. Обучение медицинского персонала использованию защитных средств и респираторов также оставалось без внимания….

«Говорят, что члены правительственной консультативной группы по пандемиям чувствовали себя бессильными. ‘Они шутили между собой: «Ха-ха, будем надеяться, что у нас не будет пандемии», потому что не было ни одной области практики, которая была бы подготовлена для того, чтобы мы соответствовали основным требованиям для пандемии, не говоря уже о том, чтобы сделать это как полагается», — сказал источник.

Вопрос, почему ничего не было сделано, может вызвать только горький смех. Всем известно, что британская Национальная Служба Здравоохранения на протяжении десятилетий испытывала острую нехватку финансирования, отчасти из-за того, что британские капиталистические правительства неохотно выделяли для нее большие деньги, а отчасти из-за того, что приватизационные меры, введенные по частям в течение последних 30 лет, подвергли службу спекуляции частными компаниями, в то время как «внутренние рынки», введенные между различными департаментами службы сменяющими друг друга правительствами, привели к увеличению числа хорошо оплачиваемых администраторов, оставляя все меньше средств для оказания медицинских услуг. Кроме того, вполне можно было предвидеть, что в случае пандемии возникнет ужасная нехватка коек, включая койки в отделениях интенсивной терапии, однако НСЗ была вынуждена закрывать палату за палатой в интересах экономики, до такой степени, что ей было трудно справляться с ежегодным притоком жертв обычного гриппа, и она явно была не в состоянии справиться с пандемией.

Неспособность должным образом финансировать социальную сферц государством была, конечно, усугублена мерами жесткой экономии, принятыми буржуазными правительствами во всем мире, чтобы помочь капитализму оправиться от финансового краха 2008 года, которые привел к огромным государственным заимствованиям, чтобы спасти банки от краха, а затем стремились возместить их стоимость путем сокращения государственных услуг и социального обеспечения.

Противоречие между общественным производством и частным присвоением.

Естественно, если бы Великобритания была социалистической страной, в которой все основные средства производства находились бы в государственной собственности, а все основное производство и распределение продуктов планировалось бы, наряду с плановыми решениями относительно того, какую часть производства следует сдерживать для расширения, а какую-для покрытия серьезных чрезвычайных ситуаций, она никогда не переживала бы кризиса перепроизводства, который является чисто капиталистическим явлением, и поэтому никогда не страдала бы от многолетней жесткой экономии. – точно так же, как Советский Союз в 1930-е годы не был затронут экономическим кризисом, который опустошал экономику всех капиталистических стран, но вместо этого смог экспоненциально расширять свою экономику из года в год. Если бы такое учение, как Cygnus, выявило недостатки, которые необходимо устранить, они были бы устранены.

Кроме того, при социализме правительству не нужно занимать в долг у денежных мешков, оно просто будет выделять то, что необходимо, из своих собственных ресурсов, в той мере, в какой пандемия потребует дополнительных ресурсов, которые не были запланированы, и мер, направленных на восполнение потерь производства, вызванных любой необходимой «самоизоляцией»,. В капиталистической экономике все избыточное производство сверх того, что потребляют люди, принадлежит частным собственникам, капиталистам, чей единственный интерес состоит в том, чтобы использовать его для получения еще большего количества денег, расширяя производство, если это возможно, или если нет, то ссужая под проценты или спекулируя. В социалистическом обществе этот излишек остается в руках пролетарского государства, которое держит его исключительно в интересах населения – — иными словами, при социализме существует как общественное производство, так и общественное присвоение, и между ними нет никакого ядовитого противоречия.

Как объяснил Сталин:

«Основа, причина экономических кризисов перепроизводства лежит в самой капиталистической системе хозяйства. В основе кризиса лежит противоречие между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства. Выражением этого фундаментального противоречия капитализма является противоречие между колоссальным ростом капиталистических производственных возможностей, рассчитанных на получение максимальной капиталистической прибыли, и относительным снижением платежеспособного спроса широких масс трудящихся, уровень жизни которых капиталисты всегда стараются удержать на минимальном уровне. Чтобы добиться успеха в конкурентной борьбе и выжать максимальную прибыль, капиталисты вынуждены развивать свое техническое оснащение, внедрять рационализацию, усиливать эксплуатацию рабочих и максимально увеличивать производственные возможности своих предприятий. Чтобы не отставать друг от друга, все капиталисты вынуждены так или иначе идти по этому пути бурного развития производственных возможностей. Однако внутренний рынок и внешний рынок, а также покупательная способность широких масс рабочих и крестьян, которые в конечном счете составляют основную массу покупателей, остаются на низком уровне. Отсюда и кризисы перепроизводства. Отсюда хорошо известные результаты, повторяющиеся более или менее периодически, вследствие чего товары остаются непроданными, производство сокращается, безработица растет, заработная плата сокращается, и все это еще более усиливает противоречие между уровнем производства и уровнем платежеспособного спроса. Кризисы перепроизводства являются проявлением этого противоречия в бурных и разрушительных формах.

«Если бы капитализм мог приспособить производство не к получению максимальной прибыли, а к систематическому улучшению материального положения народных масс, если бы он мог обратить прибыль не на удовлетворение прихотей паразитических классов, не на совершенствование методов эксплуатации, не на вывоз капитала, а на систематическое улучшение материального положения рабочих и крестьян, то не было бы кризисов. Но тогда капитализм не был бы капитализмом. Чтобы ликвидировать кризисы, надо ликвидировать капитализм « (доклад XVI съезду партии, 1930 г.).

Долговые займы

Как бы то ни было, капиталистическое «решение» кризиса – и этого кризиса в той же мере, что и любого другого, – состоит в том, чтобы занимать в долг у «денежных мешков» и возвращать эти долги с процентами, за счет рабочих масс. Поскольку правительство уже имеет огромные долги и не имеет тех ресурсов, которыми располагало бы правительство реальной социалистической страны, оно может финансировать дополнительные ресурсы, необходимые для преодоления пандемии, только путем займов. Оно должна занимать деньги для того, чтобы уволенные работники, лишенные заработной платы, не голодали. Оно должно брать кредиты, чтобы обеспечить деньгами хотя бы некоторые предприятия, чтобы они все еще существовали, чтобы перезапустить экономику, как только кризис закончится. Ему нужно брать в долг, чтобы приобрести оборудование, необходимое для борьбы с вирусом-вентиляторы, средства индивидуальной защиты, тестовые наборы. И суммы, связанные с этим, огромны:

«Канцлер Риши Сунак объявил о пакете займов и грантов на сумму 350 миллиардов фунтов стерлингов, чтобы помочь Британии справиться с блокировкой значительной части экономики, поскольку он предупредил, что страна столкнулась с угрозой своему процветанию, не имеющей себе равных в мирное время.

«Менее чем через неделю после того, как он пообещал внести в свой бюджет 12 миллиардов фунтов стерлингов, чтобы смягчить последствия пандемии Covid-19, канцлер признал, что эти меры были недостаточны для борьбы с жестоким ударом по росту, и подчеркнул, что он сделает ‘все возможное’, чтобы помочь Великобритании пережить кризис…

«Канцлер сказал, что правительство предоставит гарантии по кредитам на сумму 330 млрд фунтов стерлингов – при необходимости более доступные — чтобы помочь бизнесу оплатить свои счета во время кризиса и пополнить бюджетное стимулирование на сумму 12 млрд фунтов стерлингов с дальнейшими расходами на 20 млрд фунтов стерлингов.

«Сунак сказал, что каждый бизнес в сильно пострадавшем секторе розничной торговли, отдыха и туристического сектора будет иметь годовой отпуск от уплаты налогов на бизнес, а более мелкие компании также имеют право на денежный грант в размере до 25 000 фунтов стерлингов.

«В тот день, когда один аналитик предсказал, что экономика сократится на 15% во втором квартале 2020 года, канцлер также объявил денежные гранты в размере 10 000 фунтов стерлингов для 700 000 самых маленьких компаний Великобритании и трехмесячный мораторий на ипотечные платежи для владельцев домов, находящихся в трудном положении из-за коронавируса» (Хизер Стюарт, «Все, что потребуется»: канцлер объявляет о помощи в размере 350 миллиардов фунтов стерлингов для британских предприятий, The Guardian, 17 марта 2020 года).

После объявления о спасательном пакете для бизнеса канцлер пошел еще дальше, объявив о помощи и для рабочих:

«Правительство должно выплачивать заработную плату миллионам рабочих по всей Британии, чтобы сохранить их на рабочих местах, поскольку экономические последствия от вспышки коронавируса усиливаются.

«В качестве беспрецедентного шага для британского правительства канцлер Риши Сунак заявил, что государство будет выплачивать гранты, покрывающие до 80% заработной платы рабочих, если компании будут держать их на своей зарплате, а не увольнять, когда экономика рухнет. Экстраординарные выплаты будут на максимум в 2500 фунтов стерлингов в месяц на работника, чуть выше среднего дохода…

«Канцлер также объявил о мерах по укреплению системы социальной защиты безработных, увеличив стоимость пособий по безработице и налоговых льгот на 1000 фунтов стерлингов в год (на человека), чтобы помочь более чем 4 миллионам уязвимых домохозяйств по всей стране, в пакете стоимостью 7 миллиардов фунтов стерлингов. Он также выделил £1 млрд дополнительной поддержки арендаторам, увеличив жилищное пособие и пособие по безработице, чтобы местное жилищное пособие покрывало по крайней мере 30% рыночной арендной платы в местном районе» (Ричард Партингтон, «Правительство Великобритании выплачивает 80% заработной платы тем, кто не работает в период кризиса из-за коронавируса», The Guardian, 20 марта 2020 года).

Капиталистическое решение

Заимствование и печатание денег — это единственные «решения», доступные капиталистической, то есть рыночной, экономике в условиях кризиса, как мы видели, например, в связи с мировыми войнами, а также с экономическими кризисами 1930-х и 2007 годов.

Нынешний кризис не является исключением:

Кредиты, которые получают капиталистические правительства, чтобы помочь им преодолеть волну этого кризиса, захватывают дух:

«Увеличение заимствований правительств во всем мире в результате пандемии коронавируса будет «массовым», — заявил МВФ в среду [15 апреля], прогнозируя, что сокращение численности населения и сокращение экономики приведут к тому, что дефицит бюджета значительно превысит пиковые уровни во время финансового кризиса.

«В глобальном масштабе чистый государственный долг вырастет с 69,4 процента национального дохода в прошлом году до 85,3 процента в 2020 году, — заявил МВФ, выразив обеспокоенность по поводу готовности частного сектора финансировать правительства с помощью чековых записей в обслуживании своих заимствований.

«В своей первой попытке количественно оценить масштабы ущерба, причиненного государственным финансам коронавирусом, Фонд предварительно прогнозирует, что глобальный государственный дефицит увеличится на 6,2 процентных пункта в этом году и достигнет 9,9 процента национального дохода, превысив уровни, наблюдавшиеся в 2008-9 годах…

«В развивающихся странах с низким уровнем дохода средний процентный счет по государственному долгу в 2019 году составлял 20 процентов от налоговых поступлений. МВФ ожидает, что в этом году он вырастет до более чем 30 процентов доходов, подчеркивая финансовое давление, с которым сталкиваются многие правительства» (Крис Джайлс, « МВФ предупреждает, что правительства сталкиваются с массовым ростом государственного долга, «, Financial Times, 15 апреля 2020 года).

В частности, «государственный долг Великобритании подскочит с 85,4% ВВП до 95,8% к 2021 году, поскольку заимствования увеличатся в четыре раза до 8,3% ВВП в этом году для оплаты чрезвычайной ситуации» (Филип Олдрик, «Повышение налогов и сокращение расходов должны быть в повестке дня после пандемии, говорит МВФ», Financial Times, 15 апреля 2020 года).

«Фонд прогнозирует, что дефицит резко возрастет по всему миру. В США дефицит государственного сектора вырастет с 5,8% национального дохода в 2019 году до 15,4% в этом году, а чистый государственный долг вырастет с 84% национального дохода до 107%, прогнозирует он» (Крис Джайлс, там же.).

Мы уже были свидетелями сокрушительных последствий долгового бремени, порожденного этими кризисами, особенно в последние годы жесткой экономии, последовавшей за финансовым кризисом 2008 года, который непропорционально сильно ущемил интересы самых бедных слоев общества.

Однако если рост задолженности представляет собой мрачное будущее для рабочего класса относительно богатых стран, то для более бедных стран эта мрачность существует и сейчас. Им трудно найти кредиторов, готовых рисковать кредитованием предприятий, которые не имеют никакой перспективы когда-либо погасить долг. Во многом потому, что огромная часть их доходов уже направлена на обслуживание существующих долгов:

«Некоторые страны со средним уровнем дохода в настоящее время тратят 20% или более своих доходов на обслуживание долга, что лишает их столь необходимых средств для расходов на здравоохранение, образование и инфраструктуру»,-указывал Брукингский институт в высокоинформативной статье (Нгози Оконджо-Ивеала, Брахима Сангафова Кулибали, Тиджане Тиам, Дональд Каберука, Вера Сонгве, Луиза Мушикивабо и Кристина Дуарте, «Африка нуждается в облегчении долгового бремени для борьбы с КОВИД-19», 9 апреля 2020 года).

В прошлом году сообщалось, что в Нигерии обслуживание долгов потребляло более половины ее доходов, «оставляя мало средств для строительства крайне необходимой инфраструктуры и роста экономики» (Anthony Osae-Brown and Tope Alake, Bloomberg, 28 августа 2019 года).

В то время как в США и Европе банки почти ничего не платили по депозитам, Нигерия и другие угнетенные страны были вынуждены платить 10% процентов по своим долгам, что представляло собой массовый переток богатства из этих стран в крупные империалистические страны, в результате чего они не могли обеспечить, среди прочего, ничего подобного адекватным медицинским услугам даже до того, как началась пандемия.

Из этого следует, что эти страны будут гораздо менее способны сдерживать распространение вируса, поскольку их существующие мощности явно недостаточны, и они не смогут заимствовать средства так, как это вынуждены делать правительства империалистических стран для защиты своего народа и своих предприятий.

Тем не менее, пока вирус беспрепятственно свирепствует над Африкой, он остается угрозой и для всего остального мира. В результате даже некоторые буржуазные СМИ признали, что облегчение долгового бремени бедных стран будет важной мерой борьбы с вирусом: призывая к облегчению долгового бремени Африки, Институт Брукингса (см выше) признал, что»глобальная система здравоохранения сильна лишь настолько, насколько сильно ее самое слабое звено: успех в борьбе с пандемией в любой стране будет недолговечным, пока каждая страна не добьется успеха». Как бы то ни было, Институт Брукингса (там же) призвал к двухлетнему прекращению выплат по всем внешним долгам африканских стран, как внутренним, так и внешним. Еще неизвестно, будет ли сделана даже эта ничтожная уступка.

Социалистическая революция — это единственный выход!

Для любой страны, в которой произошла социалистическая революция, и где была создана социалистическая плановая экономика, пандемия, конечно, все еще вызывала бы серьезные разрушения. Выполнение экономического плана стало бы трудным или невозможным, а следовательно, трудным или невозможным стало бы доставить населению те блага и товары, которые он предусматривал для них, и оставалось бы трудным или невозможным до тех пор, пока пандемия не утихнет, расширить экономику, чтобы в будущем иметь возможность приносить больше благ трудящемуся населению. Это была бы серьезная проблема. Но чего, однако, не будет при социализме, так это ожидания долгих лет лишений после того, как кризис закончится.

То, что не будет потеряно при социализме, — это галлоны молока или тонны сельскохозяйственной продукции, которые при капитализме уничтожаются, а не распределяются, потому что это может быть сделано только в убыток.

Невероятно но факт что в богатой капиталистической Британии:

«Молочные фермеры по всей Великобритании вынуждены выливать десятки тысяч галлонов молока из-за массового падения спроса, вызванного пандемией коронавируса.

«С закрытием ресторанов и кофеен спрос со стороны индустрии общественного питания резко упал на целых 50 процентов.

«Дистрибьюторы молочных продуктов не смогли прийти за поставками, так как их перерабатывающие заводы переполнены, и они достигли предела своих складских мощностей.

«Отраслевые эксперты считают, что до 300 фермеров должны были избавиться от молока, поскольку продукция больше не может храниться» (Пол Томпсон ‘ « Хаос в молочной промышленности …», Daily Mail, 7 апреля 2020 года).

Это происходит как раз в то самое время, когда сотни тысяч британцев голодают!

Между тем, было подсчитано, что в Соединенных Штатах также около 40% производимой пищи никогда не съедается – и не из-за нехватки людей, которым нужно есть больше и лучше, а потому, что нет никакой прибыли[5].

В плановой экономике такой абсурд и в таком огромном масштабе не мог бы произойти, при отсутствии преднамеренного преступного саботажа (с которым бы быстро разобрались). Но такая абсурдность является неизбежной и постоянной чертой капиталистической системы, которая только ухудшается по мере дальнейшего вырождения капитализма.

В плановой экономике те работники, которые больше не требуются для работы на своем обычном рабочем месте из – за изоляции, могут быть легко использованы для выполнения дополнительных задач, возложенных на общество из-за кризиса-например, для доставки покупок пожилым людям, ухода за больными, планирования и доставки средств для осуществления полезной и приносящей удовлетворение деятельности для тех, кто вынужденно застрял в своих домах. Их человеческая изобретательность никоим образом не стеснена необходимостью «получать прибыль». Предприятия, которые должны быть закрыты на время пандемии, при социализме смогут вновь открыться, как только это будет безопасно сделать, без того, чтобы кто-либо из них стал банкротом из-за неоплаченных долгов, поскольку им нет необходимости выплачивать арендную плату арендодателям, а их сырье распределяется по государственному плану, так что никаких долгов в отношении этого не возникает. О заработной плате заботится государство, которое владеет всей продукцией каждого предприятия и распределяет ее в соответствии с государственным планом.

В социалистических экономиках, которые не управляются рынком, нет никаких препятствий для того, чтобы люди вернулись к работе, как только кризис закончится, и они делают это с большим энтузиазмом, чтобы восстановить систему, которая в обычное время позволяет им успешно работать на общее благо и повышать уровень жизни год за годом.

Буржуазные средства массовой информации склонны кисло заявлять, что успех соцстран в восстановлении экономики обусловлен отсутствием «демократии», которая позволяет социалистическим правительствам добиваться результатов, просто издавая приказы, которые немедленно исполняются.

Однако для подавляющего большинства людей во всем мире нет ничего «демократического» в голоде, возникающем только потому что они оказались в ловушке умирающей экономической системы. Нет ничего «демократического» в том, чтобы быть втянутым в войны, которые периодически неизбежно порождает капиталистическая система. Нет ничего «демократического» в том, чтобы подвергать опасности свое здоровье и благополучие из-за жестких мер экономии и/или капиталистического опустошения окружающей среды.

Социализм подлинно демократичен — в том смысле, что он никого не подчиняет капризам рыночных сил, но мобилизует всех к участию в принятии решений, затрагивающих общество в целом, через советскую систему партисипативной демократии, которая дает каждому гражданину подлинную долю политической власти, а не только право каждые пять лет голосовать за то, кто будет представлять интересы капитала в парламенте.

Опасность войны

Важно помнить, что хотя эпидемия коронавируса сейчас находится на переднем крае, определяющий экономический фактор находится на заднем плане, т. е. нарастающий экономический кризис. И как говорил Сталин в 1930 году в своем докладе 16-му съезду партии в связи с экономическим кризисом 1930-х годов, «не может быть никакого сомнения, что вследствие развивающегося кризиса борьба за рынки сбыта, за сырье и за вывоз капитала будет усиливаться с каждым месяцем и с каждым днем. Средства борьбы: тарифная политика, дешевые товары, дешевые кредиты, перегруппировка сил и новые военно-политические союзы, рост вооружений и подготовка к новым империалистическим войнам и, наконец,—война» (Избранные произведения, Т. 12, с. 255).

И через девять лет после этой речи началась война! В наши дни бряцание оружием против России и Китая тоже постоянно становится все громче, угрожая новой мировой войной в дополнение к различным локальным войнам, происходящим в различных разрозненных странах, за каждой из которых стоят империалистические интересы.

Далее Сталин упоминает, что была одна отрасль промышленности, которая не была свернута кризисом, и это была промышленность вооружений, которая «непрерывно растет, несмотря на кризис. Буржуазные государства яростно вооружаются и перевооружаются. — А зачем? Не для дружеских бесед, конечно, а для войны. Империалистам нужна война, ибо она-единственное средство для передела мира, для передела рынков, источников сырья и сфер для вложения капитала» (с. 256).

Кто же сейчас может не заметить, что кризис вновь ведет мир в том же направлении?

Путь вперед

В этих условиях мы должны настаивать в интересах человечества на облегчении бремени задолженности домашних хозяйств, производственных предприятий и правительств, особенно правительств угнетенных стран. В мире, способном производить достаточно продуктов для удовлетворения всех потребностей, и без того слишком много голода и нищеты, чтобы было приемлемым допустить их распространение. Но мы никогда не должны забывать, что основная причина этого бедствия заключается в том, что человечество не перешло на следующую стадию своего развития, на социалистическую стадию, когда классовые разделения перестают существовать, когда эксплуатация одного человека другим и одной страны другой больше не терпится, и человечество везде и всегда может сотрудничать на благо друг друга. Человечество все еще испытывает мучения, потому что оно не отпустило прошлое; оно не осознало своего будущего и все еще находится в плену интересов могущественных классов меньшинств, которые продолжают извлекать выгоду из устаревшей эксплуататорской экономической системы-капитализма.

Однако важным результатом этого кризиса является то, что массы придут к осознанию того, что у них нет иного выбора, кроме как искать единственно реальное решение основных проблем, стоящих сегодня перед человечеством (голод, война и экологическое разрушение), и последовать за народом бывшего Советского Союза по пути Октябрьской революции.

По словам Сталина, мировой экономический кризис «означает, наконец, что пролетариат, борясь с капиталистической эксплуатацией и военной опасностью, будет искать выход через революцию « (там же. с. 262).

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:

Просмотров: 114

5 1 vote
Article Rating
1+

Spread the love
  • 13
    Поделились
Previous Article
Next Article
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

Железный защитник СССР Дмитрий Ус …30 октября 1908 года, родился будущий советский государственный и … Читать далее
Олигархат задумался: спасать или …Перейдя в собственность Потанина и К0, ГМК «Норильский никель» ста … Читать далее
УСЛУЖЛИВЫЙ ЛИБЕРАЛ ОПАСНЕЕ ВРАГА!УСЛУЖЛИВЫЙ ЛИБЕРАЛ Хотя услуга нам при нужде дорога, Но за нее не … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x
%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели