Как Иосиф Джугашвили остался без Сталинской премии

Spread the love
  • 32
    Поделились

С «подачи» Хрущёва одним из расхожих обвинений в адрес Сталина сделалось обвинение в «создании культа личности». Действительно, фигура Сталина в годы его правления была вознесена чрезвычайно высоко. Но есть штрихи, которые вносят существенные коррективы в картину «культа личности», нарисованную Хрущёвым и активно используемую демпропагандой поныне.

Прежде всего, стоит вспомнить меткую фразу Шолохова, произнесённую во времена, когда уже полным ходом шла «борьба с культом личности»: «Был культ, но была и личность». Сталин, безусловно, был личностью выдающейся по самому большому счёту.

Известно, что в юности Иосиф Джугашвили зарекомендовал себя как по-настоящему хороший поэт. Стихотворение, которое он сочинил в 16 лет, по рекомендации духовного лидера грузинской литературы того времени Ильи Чавчавадзе было включено в школьный учебник.

В начале ХХ века молодой революционер Сталин написал очень глубокую теоретическую работу «Анархизм или социализм?», которая помогала лучше понять идеи марксизма в контексте действительности того времени. Насколько глубокой была эта работа, свидетельствует то, что некоторые её положения, много лет спустя, легли в основу сталинского проекта строительства социализма.

Ещё в годы гражданской войны Сталин проявил себя как выдающийся военный организатор и стратег, умеющий учитывать все факторы, которые могут оказать воздействие на военные операции.

Позже, когда он руководил страной, Сталин отличался тем, что умел за невероятно короткий срок глубоко вникнуть в сущность тех вопросов, которыми ему предстояло заниматься. Авиаконструктор А.С. Яковлев в мемуарах, написанных спустя много лет после смерти Сталина, отмечал, что по профессиональным вопросам у него со Сталиным разговор шёл на равных. Подобные оценки встречаются и в других источниках. Посол США в СССР Гарриман вспоминал: «У него [Сталина] глубокие знания, фантастическая способность вникать в детали, живость ума».

Сталин не был профессиональным дипломатом. Однако на переговорах глав «Большой тройки» он сумел отстоять позиции Советского Союза в борьбе с выдающимися политическими деятелями…

Что касается возникновения культа личности Сталина, то даже поверхностный анализ ситуации того времени подводит к заключению: именно КУЛЬТ Сталина создавали главным образом «идеологические камердинеры» власти, свято верящие лишь в то, что усердный лакей сытно живёт (и целиком закономерно, что немалое число их после ХХ съезда рьяно принялись с ним бороться). Но само почитание вождя шло от искреннего восхищения им миллионов самых разных людей.

Вот, например, фрагменты двух стихотворений:

«А тот, кто нас ведёт дорогою труда,

Дорогою побед и славы неизменной,

Он будет наречён народом навсегда

Преобразителем вселенной».

«Встанем, товарищи, выпьем за гвардию,

Равных ей в мужестве нет.

Тост наш за Сталина, тост наш за партию,

Тост наш за знамя побед!»

Первое написано Анной Ахматовой («1950»), второе – Арсением Тарковским («Наш тост»), которых уж никак нельзя заподозрить в холуйстве перед властью. Любимый «демократами» Чуковский писал в дневнике: «…Вдруг появляются Каганович, Ворошилов, Андреев, Жданов и Сталин. Что сделалось с залом! А ОН (выделено у Чуковского – В.В.) стоял, немного утомлённый, задумчивый и величавый… Я оглянулся: у всех были влюблённые, нежные, одухотворённые лица. Видеть его – просто видеть – для всех было счастьем… Домой мы шли вместе с Пастернаком, и оба упивались этой радостью».

Яркое свидетельство искреннего уважения к Сталину – огромное количество подарков к его 70-летию, которые в 1949 году шли к Иосифу Виссарионовичу со всего мира: от Франции и США до Бразилии и Уругвая. Характерно, что почти все они были самодельными – люди своим трудом вкладывали в них свои чувства к вождю.

Среди тех, кто восхищался Сталиным, были и те, кто подвергался репрессиям – например, маршал Рокоссовский, который, как известно, отказался выполнить «соцзаказ» Хрущёва выступить с осуждением Сталина. «Богоданным вождём» его называл архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Настоящие патриоты не могли не уважать руководителя, столько сделавшего для небывалого в истории возвеличивания Российской державы.

А вот пример другого рода. В годы Великой Отечественной войны одним из наиболее распространённых призывов, поднимавших в атаку, был: «За Родину! За Сталина!». Из стремления соблюсти культ можно провозглашать здравицу «За Сталина!», но подниматься под пули можно лишь тогда, когда этот призыв выражает искренние чувства людей…

Как относился сам Сталин к своему возвеличиванию? Тут нужно иметь в виду один нюанс. Есть основания утверждать, что Сталин воспринимал себя как руководителя партии и правительства несколько отстранённо – я бы сказал, «товарищ Сталин» в какой-то мере был для него должностью, которую он взялся исполнять. Об этом свидетельствует, в частности, его манера говорить о себе в выступлениях по фамилии: «Сталин писал», «Сталин тоже ошибался» и т. п. В 90-е годы в одной из статей о Сталине упоминался такой эпизод. Когда Иосиф Виссарионович увидел свой «парадный» портрет, где он увешан орденами, он сказал: «Это не я – это Сталин». Журналистка М. Эратова в статье, посвящённой выставке подарков вождю «Дары сердца», писала о том, что сам Сталин считал, что «они адресованы не ему лично, а вождю страны». И, вероятно, возвеличивание такого «товарища Сталина» Иосиф Виссарионович считал полезным для дела (организация такой выставки тоже свидетельствует об этом).

Но есть множество свидетельств, что чисто по-человечески он относился к «культу личности» достаточно иронически. К примеру, представляя Мао Цзэ-дуну актёра Бориса Андреева, исполнившего одну из главных ролей в панегирическом фильме «Падение Берлина», Сталин сказал: «Вот артист Борис Андреев. Мы с ним вдвоём брали Берлин».

А.С. Яковлев вспоминал, как Сталин ему как-то сказал: «Вы думаете, у нас нет недостатков? И у вас есть. И у меня тоже, хотя я – «великий вождь и учитель», это мне из газет известно».

Отвечая на письмо видного партийца, Сталин в конце заметил: «Вы говорите о Вашей преданности мне. Может быть, это случайно сорвавшаяся фраза. Может быть… Но, если это не случайная фраза, я бы советовал Вам отбросить прочь «принцип» преданности лицам. Это не по-большевистски».

Более того, Сталин не раз пресекал действия чрезмерно ретивых «возвеличивателей». Скажем, «Детиздат» подготовил книжку «Рассказы о детстве Сталина» для младших школьников. Иосиф Виссарионович в письме в издательство отметил, что в ней много благостных небылиц, «автора ввели в заблуждение охотники до сказок, брехуны, подхалимы… Но главное в том, что книжка имеет тенденцию вкоренить в сознание советских детей культ личностей, вождей, непогрешимых героев. Это опасно, вредно». Он категорически потребовал уничтожить книжку.

Скульптор Евгений Вучетич, уже много лет спустя после случившегося, рассказывал, что, когда ему поручили создать памятник советскому воину-освободителю в Берлине, высокопоставленные советчики «порекомендовали» изобразить в роли освободителя Сталина. Утверждал проект сам Сталин. Он посмотрел эскиз, скептически хмыкнул и поинтересовался: «Скажите, Вучетич, Вам не надоел этот, с усами?» Евгений Викторович в ответ предложил другой эскиз, воплотивший видение самого художника. Этот вариант и был утверждён с единственной поправкой: вместо автомата Сталин предложил вложить в руку воину меч.

Писатель Феликс Чуев, много встречавшийся с людьми из близкого окружения Сталина, поведал такой эпизод. Кому-то из этого круга пришла в голову идея сделать вождю необычный подарок к 60-летию: издать сборник стихов Иосифа Джугашвили в русском переводе. Подобрали стихи, подготовили подстрочник и попросили одного из лучших российских поэтов, не называя ему имени автора, придать тексту адекватный поэтический строй. Корифей прочёл и резюмировал: «Это вполне тянет на Сталинскую премию первой степени». Однако поэзия Иосифа Джугашвили не была ею отмечена. Вмешался «тиран» Сталин. Иосиф Виссарионович узнал о готовящемся сюрпризе и запретил издание книги: «Поэтов у нас и без меня хватает».

И уж чего Сталин не допускал абсолютно – это извлечения какой-либо материальной выгоды из своего положения. Он очень скромно одевался. «Демократ» Б. Сарнов ёрничал – мол, Сталин «ходил в сапогах и полувоенном кителе, о котором папа говорил, что в нём пристало ходить в уборную». Что ж, такой комментарий красноречиво характеризует самих сарновых – законченных обывателей, которым представляется диким, что человек, имеющий такую власть, не использовал её для своего «обустройства».

В 2002 году, в передаче по ТВ-1, посвящённой Якову Джугашвили, рассказали, что квартира у Сталина была мала для большой семьи, и Яков спал в гостиной на диване, отгороженном занавеской.

Как-то Сталин обнаружил в сейфе, стоящем в приёмной, груду денег. Выяснилось, что это его гонорары. Иосиф Виссарионович распорядился сдать их в Наркомфин и подготовил постановление, запрещающее издательствам выплачивать гонорары членам ЦК и наркомам.

Как вспоминали люди, хорошо знавшие семью Сталиных, его жена Надежда Аллилуева ездила по Москве только на общественном транспорте: о служебной машине мужа, понятно, и речи не шло, а такси было роскошью, пользоваться которой средства не позволяли. У Артёма Сергеева, приёмного сына Сталина (его отец, известный революционер Артём, погиб в 1921 году), сохранилось письмо, в котором Надежда Сергеевна обращалась к мужу, уехавшему на отдых в Сочи: «Иосиф, пришли мне, если можешь, руб. 50, мне выдадут деньги только 15/IX в Пром. (речь о стипендии в Промышленной академии – В.В.), а сейчас сижу без копейки».

Вообще, Сталин не допускал никаких преимуществ для членов своей семьи – напротив, к ним он был более требователен, чем к другим. В мемуарной литературе довелось встретить два эпизода, сопоставление которых весьма красноречиво. Когда начальник Генштаба Василевский показал Сталину целую кипу «сигналов» об амурных похождениях Черняховского и спросил: «Что будем делать?», Сталин ответил: «Завидовать!». Но когда скандал по аналогичному поводу возник из-за Василия, Сталин вызвал генпрокурора и приказал: «Судить мерзавца по всей строгости закона». И только когда ходатаи за Василия доказали, что главная вина лежит на даме, которая сама сбежала к его сыну от известного режиссёра, Сталин смягчился и ограничился распоряжением: «1. Эту дуру вернуть (в тексте указано кому). 2. Полковника Сталина посадить на 15суток строгого ареста».

Сталин единственный раз попросил о своих сыновьях. В первый же день войны он позвонил в Наркомат обороны, чтобы Василия, Якова и Артёма Сергеева немедленно направили на фронт.

После смерти Сталина его родственникам наследовать было нечего: из личного имущества у вождя был только самый необходимый минимум вещей.

Можно предположить, что Сталин сознательно ограничивал себя в материальном отношении, понимая огромную ответственность, которую наложила на него должность «товарища Сталина». Но мне, кажется, главным тут было иное – дело не в том, что «хотел, но не мог позволить», а в том, что и не возникало желания обустраивать материально свою жизнь так, как представляют достойным сарновы и им подобные. Сталин был коммунистом по своей человеческой сущности – и гонка за материальными благами была ему совершенно чужда.

Виктор Василенко,

Белгород

P.S. Можете сами составить представление о том, «тянули» ли стихи Иосифа Джугашвили на Сталинскую премию.

УТРО

Раскрылся розовый бутон,

Прильнул к фиалке голубой,

И, лёгким ветром пробуждён,

Склонился ландыш над травой.

Пел жаворонок в синеве,

Взлетая выше облаков,

И сладкозвучный соловей

Пел детям песню из кустов:

«Цвети, о Грузия, моя!

Пусть мир царит в родном краю!

А вы учёбою друзья,

Прославьте Родину свою!»

Писателю Рафаэлу Эристави

Когда крестьянской горькой долей

Певец, ты тронут был до слёз,

С тех пор немало жгучей боли

Тебе увидеть довелось.

Когда ты ликовал, взволнован

Величием своей страны,

Твои звучали песни, словно

Лились с небесной вышины.

Когда, отчизной вдохновлённый,

Заветных струн касался ты

То, словно юноша влюблённый,

Ей посвящал свои мечты.

С тех пор с народом воедино

Ты связан узами любви,

И в сердце каждого грузина

Ты памятник себе воздвиг.

Певца отчизны труд упорный

Награда увенчать должна

Уже пустило семя корни,

Теперь ты жатву пожинай.

Не зря народ тебя прославил,

Перешагнёшь ты грань веков,

И пусть подобных Эристави

Страна моя растит сынов.


Шёл он от дома к дому

В двери чужие стучал

Под старый дубовый панду

Нехитрый напев звучал

В напеве его и в песне

Как солнечный луч чиста,

Жила великая правда –

Божественная мечта

Сердца, превращённые в камень,

Будил одинокий напев.

Дремавший в потёмках пламень

Взметался выше дерев

Но люди, забывшие Бога,

Хранящие в сердце тьму,

Вместо вина отраву

Налили в чашу ему.

Сказали ему: «Будь проклят!

Чашу испей до дна.

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна!»

4
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:

Просмотров: 936

5 3 votes
Article Rating
3+

Spread the love
  • 32
    Поделились
Previous Article
Next Article
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

Как люди разделились на богачей-э … Люди не извечно были разделены на богачей-эксплуататоров и экс … Читать далее
армия не может быть вне политики, … Помните товарищи слова Ленина о том, что армия не может быть вн … Читать далее
Актуален ли сегодня Ленин? Предсе …Интервью с председателем Германской коммунистической партии Патрик … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x
%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели