Экономический кризис в капиталистическом мире 1949 год

. Экономический кризис в капиталистическом мире

Вопреки расчётам американских монополистов и их прислужников ни агрессивный «план Маршалла», ни безудержная гонка вооружений не могли спасти и действительно не спасли капиталистические страны, и прежде всего Соединённые Штаты, от наступления экономического кризиса.

Верные обычной тактике всех империалистов, хозяева Уолл-стрита ищут выхода из неразрешимых внутренних трудностей и противоречий на путях внешнеполитической экспансии и агрессии.

Однако открыто агрессивный курс, проводимый американским империализмом и его младшим английским партнёром, в условиях современного соотношения сил на международной арене неизбежно терпит провал за провалом. Этот курс не мог не привести и действительно привёл лишь к дальнейшему обострению противоречий капитализма в Соединённых Штатах и во всём буржуазном лагере.

Наиболее наглядным доказательством внутренней слабости империалистического лагеря является полный провал «плана Маршалла», который преподносился американскими монополистами и их лакеями во всём мире под лживой вывеской «плана восстановления Европы».

Позорное крушение потерпел главный стратегический расчёт «плана Маршалла» на то, что этот план подорвёт экономическое восстановление и рост Советского Союза и вернёт страны народной демократии в лагерь капитализма. Полный крах потерпел политический расчёт империалистов на то, что «план Маршалла» «остановит рост коммунизма», т. е. приведёт к ослаблению классовой борьбы в маршаллизированных странах. Наконец, жизнь опрокинула экономические расчёты англо-американских империалистов на то, что «план Маршалла» обеспечит им достаточные рынки сбыта товаров, сферы приложения капиталов и арену капиталистической эксплоатации, необходимую для обеспечения жирных сверхприбылей монополий.

Вопреки надеждам англо-американской финансовой олигархии и «лекарей капитализма» из числа правых социалистов «план Маршалла» не только не разрешил империалистических противоречий в лагере англо-американского блока, но несомненно привёл к их обострению.

В опубликованном 30 июня 1949 г. интервью с корреспондентами «Правды» и «Известий» об итогах Парижской сессии Совета министров иностранных дел министр иностранных дел Советского Союза А. Я. Вышинский, отмечая несостоятельную ссылку Ачесона на «успехи восстановления Западной Европы», с полным основанием подчеркнул:

«…Не об успехах, а о неудачах «плана Маршалла» надо было бы говорить, если считаться с фактами, известными всему миру. В самом деле, если «план Маршалла» оказался успешным планом, то чем объяснить, что автор этого плана снят с поста министра иностранных дел США и заменён другим министром?»

Не прошло и двух лет со дня гарвардского выступления ныне отставного государственного секретаря Соединённых Штатов, как газеты правящего лагеря буржуазных стран запестрели горькими признаниями кризиса «плана Маршалла». Даже официальные агенты маршаллизации Европы оказались не в состоянии больше скрывать провал «плана Маршалла», настолько этот провал стал очевиден, настолько громко о нём каждодневно напоминает действительность.

«План Маршалла» с самого начала был задуман как средство осуществления сумасбродных планов мирового владычества американского финансового капитала. Для достижения этой основной цели стратеги «плана Маршалла» наметили политику, которая должна была прежде всего обеспечить разрешение внутренних противоречий американского капитализма за счёт маршаллизированных стран. Обращаясь к американской аудитории, инициаторы «плана Маршалла» особенно подчёркивали, что, по их убеждению, он обеспечит Соединённым Штатам рынки сбыта для товаров и сферы приложения для капиталов. Среди учёных лакеев Уолл-стрита особой популярностью пользовались теории «экспорта кризиса» и «экспорта безработицы». Предполагалось, что кризис и безработицу можно вывезти в другие страны подобно всяким другим товарам.

Эта теория, порождённая крайним невежеством и частнособственническим эгоизмом, не выдержала испытания. Кризис и безработица оказались весьма коварными «экспортными товарами»: при вывозе они не только не уменьшаются в Соединённых Штатах, но, наоборот, растут. «План Маршалла», ввергнув страны Западной Европы в кабальную зависимость от Уолл-стрита, ускоренным темпом перенёс тяжёлые болезни американской экономики за океан. Американским монополиям «план Маршалла» принёс жирные барыши. Но вместе с тем он несомненно способствовал дальнейшему быстрому ухудшению экономического положения Соединённых Штатов.

По данным доклада организации Объединённых наций о мировом экономическом положении, промышленное производство в Соединённых Штатах в 1948 г. увеличилось лишь на 3 % по сравнению с 1947 г., а в I квартале 1949 г. оно упало на 5 %, причём в машиностроении этот упадок составил 9 %. Во II квартале 1949 г. падение производства в Соединённых Штатах усилилось. В июле промышленное производство было на 18 % ниже, чем в октябре 1948 г., и на самом низком уровне с мая 1946 г. Оно составляло лишь 65 % от наиболее высокого уровня, достигнутого во время войны. С октября 1948 г. по июль 1949 г. выплавка стали сократилась на 28 %, продукция общего машиностроения — на 21 %, цветных металлов — на 32 %, текстильной промышленности — на 27 %. В августе и в сентябре индекс промышленной продукции испытал незначительное сезонное повышение (169 и 172), которое сменилось дальнейшим падением в октябре — до 152. Таким образом, объём промышленного производства с октября 1948 г. по октябрь 1949 г. упал на 22 %, Характерно, что за первый год кризиса 1929–1933 гг. падение производства американской промышленности составило 15 %, а за первый год нынешнего кризиса — 22 %.

Особенно показательно, что, несмотря на субсидирование американского экспорта по «плану Маршалла», доля Соединённых Штатов в мировом экспорте снизилась с 26 % в I квартале 1948 г. до 21 % в последнем квартале года. 1948 год не только не дал прироста американского экспорта, но, наоборот, вывоз Соединённых Штатов сократился по сравнению с 1947 г. на 18 % в ценностном выражении и на 23 % по объёму. В послевоенный период ненормально разбухший экспорт играл крупнейшую роль в экономике Соединённых Штатов. Так, экспорт хлопчатобумажных тканей повысился с 237 млн. квадратных ярдов до войны до 1 471 млн. в 1947 г., экспорт угля — с 11 млн. тонн до 70 млн., пшеницы — с 0,6 млн. тонн до 13,2 млн. Уже в 1948 г., несмотря на то что добыча угля и выработка хлопчатобумажных тканей в других капиталистических странах ещё не достигли довоенного уровня, экспорт угля из Соединённых Штатов в Европу сократился на 20 млн. тонн против 1947 г., а вывоз хлопчатобумажных тканей снизился до 813 млн. квадратных ярдов. В I квартале 1949 г. общий объём американского экспорта был на 23 % ниже максимального уровня, достигнутого в послевоенный период.

Американским рабочим прислужники монополий из реакционных верхушек Американской федерации труда и Конгресса производственных профсоюзов обещали, что «план Маршалла» обеспечит им работу. Это обещание оказалось шарлатанством.

«План Маршалла» не только не задержал роста безработицы, но, наоборот, ускорил его. Так, одной из важных статей американского вывоза является промышленное оборудование. Но в результате «плана Маршалла» экспорт его оказался почти ликвидированным, ибо американские монополии стали проводить политику запрета торговли с Советским Союзом и странами народной демократии и отказывать в промышленном оборудовании западноевропейским странам из боязни возрождения конкуренции с их стороны. По данным американского профсоюзного журнала «Марч оф лейбор», из почти 2 млрд. долл. экспорта по «плану Маршалла» в конце 1948 г. на промышленное оборудование пришлось лишь 60 млн., или 3 %. С апреля 1948 г. по апрель 1949 г. только в электротехнической и машиностроительной промышленности было уволено 200 тыс. рабочих.

Прогрессивный американский еженедельник «Нейшнл гардиан» с большой горечью констатировал, что «американское эмбарго (запрет) на торговлю с Россией, Восточной Европой и новым Китаем стоит работы 3 млн. американских рабочих, которые имели бы работу, если бы была возобновлена торговля между Западом и Востоком».

Безработица становится всё более грозной проблемой в Соединённых Штатах. По официальным данным, число полностью безработных за последний год удвоилось. По данным профсоюзов, число полностью безработных достигло 6 млн. человек, число частично безработных превысило 12 млн.

Американским фермерам защитники «плана Маршалла» обещали беспрепятственный сбыт их продукции на западноевропейских рынках. Что же получилось на деле?

Американское министерство земледелия летом 1949 г. опубликовало заявление в связи с большим числом запросов относительно того, какое влияние окажет долларовый кризис в Англии на сельское хозяйство Соединённых Штатов. Отмечая, что в годы, предшествовавшие второй мировой войне, на Англию приходилась одна треть американского вывоза сельскохозяйственных продуктов, а во время войны эта доля возросла до 45 %, министерство земледелия признаёт, что меры, принятые Англией в области сокращения закупок в долларовой зоне, наносят сильный удар сбыту американских сельскохозяйственных продуктов.

О нарастании экономического кризиса в США говорят такие факты, как рост товарных запасов, сокращение торговых оборотов, колебания и падение курсов акций, падение биржевых и оптовых цен на товары, которое происходит вопреки сопротивлению монополистов.

«Особенность нынешнего американского кризиса состоит, между прочим, в том, что он назревает в обстановке, когда американские монополисты поставили себе на службу почти всю экономику капиталистического мира. С помощью так называемого «плана Маршалла» они искусственно рассасывают продукцию, не находящую себе сбыта внутри страны, а через так называемую программу вооружений иностранных государств искусственно загружают ряд отраслей промышленности. А каков результат? Правящие американские круги отнюдь не избавили экономику Соединённых Штатов Америки от надвигающегося кризиса. Зато они сделали всё от них зависящее для того, чтобы взвалить на плечи маршаллизованных стран расплату за этот кризис. При этом надо иметь в виду, что экономика капиталистических стран Европы и без того находится в состоянии упадка. В то время как объем промышленного производства Советского Союза увеличился за последние двадцать лет в 9 раз, промышленное производство капиталистической Европы в целом за эти 20 лет осталось на одном и том же уровне»[91].

Официальной целью «плана Маршалла» было объявлено, как известно, «экономическое восстановление Европы». Жизнь чрезвычайно быстро разоблачила этот обман.

0 полном крахе демагогических посулов «европейского восстановления» свидетельствует в частности доклад о мировом экономическом положении за 1948 г., опубликованный в июле 1949 г. секретариатом организации Объединённых наций. В этом докладе не приходится искать, конечно, разъяснения действительных основ происходящих в капиталистическом мире процессов. Однако собранный в нём фактический материал говорит за себя.

В докладе признаётся, что за 1948 г. экономическое положение капиталистического мира ухудшилось:

«Вторая половина 1948 г. и начало 1949 г., повидимому, представляют собой поворотный пункт в послевоенном экономическом развитии. Впервые после окончания войны началось падение цен, задержка расширения производства и увеличение числа безработных в ряде стран».

Характер этого поворотного пункта не вызывает сомнений: это поворот к очередному экономическому кризису перепроизводства, развёртывающемуся в обстановке ужасающей нищеты масс населения буржуазных стран. С конца прошлого года кризис явственно наметился в Соединённых Штатах. Одновременно он стал охватывать и ряд стран Западной Европы. В том же докладе отмечается, что проблема сбыта товаров приобрела особую остроту в Соединённых Штатах, в Бельгии, Италии и западных зонах Германии, между тем как уровень потребления на душу населения в капиталистическом мире значительно ниже довоенного.

Нарастающий в Соединённых Штатах экономический кризис отбрасывает зловещую тень на страны Западной Европы.

Известно, что экономические кризисы перепроизводства порождаются внутренними законами капитализма. Никакая политика не в состоянии освободить капиталистический строй от этой чудовищной язвы. Но нынешний кризис поражает страны Западной Европы в таких условиях, когда его действие несомненно значительно ускоряется и обостряется политикой маршаллизации, привязывающей эти страны к колеснице американского империализма. В результате роковые недуги американской экономики оказывают особенно пагубное действие на экономику западноевропейских стран.

«План Маршалла» наносит западноевропейским странам удар за ударом. Он был разрекламирован как план экономического восстановления. На самом же деле он принёс рост хозяйственных трудностей, обострение экономических и социальных противоречий. Осуществление программы «пушки вместо масла», навязанной Западной Европе американскими империалистами, всё больше бьёт по кровным интересам народов, обрекая их на нищету и голод, на экономический хаос и разруху.

Факты показывают, что пресловутая «помощь» по «плану Маршалла» не покрывает даже расходов западноевропейских государств на гонку вооружений, навязанную им заокеанскими опекунами. Ежегодные ассигнования странам Западной Европы по «плану Маршалла» составляют около 4 млрд. долл., между тем как основные маршаллизированные страны ежегодно тратят на гонку вооружений свыше б млрд. долл.

«Таким образом, одна из главных функций «плана Маршалла» в действительности состоит в том, чтобы обеспечить форсированную милитаризацию западноевропейской экономики»[92]

Американская политика в области торговли и финансов рассчитана на то, чтобы, используя нынешние особенно острые затруднения западноевропейских стран, ещё туже затянуть петлю их экономического закабаления и удушения и попытаться таким образом выйти из заколдованного круга противоречий «плана Маршалла».

После того как западноевропейские страны надели на себя ярмо «плана Маршалла», их промышленность стала лихорадить. 1948 год прошёл в экономике западноевропейских стран под знаком топтания на месте, существенных срывов и спадов производства. В таких странах, как Бельгия, Италия, Швеция, Швейцария, промышленность, едва достигнув уровня кризисного 1938 г., оказалась перед лицом затруднений сбыта, влекущих за собой сокращение производства.

1949 год принёс заметное снижение уровня промышленного производства в большинстве западноевропейских стран. Так, в I квартале 1949 г. индекс промышленного производства в Англии понизился в сравнении с последним кварталом 1948 г. со 114 до 112, в Бельгии — с 97 до 94, в Италии — со 100 до 88, в Голландии — со 126 до 117 и т. д.

В связи с сокращением промышленного производства первые месяцы 1949 г. принесли резкий рост безработицы во всех западноевропейских странах. Число безработных только за три первых месяца нынешнего года возросло в два раза, а в некоторых странах и больше. В I квартале 1949 г. число полностью безработных в Италии, по несомненно преуменьшенным официальным данным, достигло 2 млн., а в западных зонах Германии превысило 1 млн., не считая 1 800 тыс. человек, переведённых на неполную рабочую неделю. В Англии безработных в I квартале 1949 г. насчитывалось около 400 тыс. человек. В Бельгии безработными были в марте 1948 г. 7% всех рабочих, а в марте 1949 г. — 12 %.

Сельское хозяйство западноевропейских стран всё ещё значительно отстаёт от довоенного уровня. Так, производство зерновых культур составляло в 1948 г. лишь около 87 % среднего годового уровня 1934–1938 гг; В 1949 г. сельскохозяйственное производство в западноевропейских странах продолжает падать, хотя эти страны попрежнему испытывают недостаток хлеба, жиров и других продуктов сельского хозяйства.

Американские империалисты высокопарно именуют Италию «полем битвы за план Маршалла». Так озаглавлена, например, статья некоего Феликса Перриса в журнале «Харперс мэгэзин» за июль 1949 г. Крайне плачевную обстановку на этом «поле битвы» не в состоянии скрыть даже официальный отчёт о результатах 15 месяцев осуществления «плана Маршалла», опубликованный в середине августа правительственным комитетом министра без портфеля Тремеллони. По данным отчёта, промышленное производство Италии достигло только 92 % уровня 1938 г., а сельскохозяйственное —87 %, между тем как население страны возросло по сравнению с 1938 г. на 7 %.

Связь между безотрадным положением промышленности и сельского хозяйства западноевропейских стран, ростом безработицы в этих странах и действием «плана Маршалла» видна, что. называется, невооружённым глазом. При ограниченности внутренних рынков западноевропейских стран вследствие обнищания населения массовый ввоз американских товаров подрывает и душит отечественную промышленность и сельское хозяйство. Газеты пестрят сообщениями о том, как наплыв заокеанских товаров, поступающих по «плану Маршалла», вызывает сокращение производства, закрытие предприятий, обрекает десятки и сотни тысяч людей на безработицу.

Но этого мало. Идущий из-за океана поток товаров, сбываемых в обязательном порядке, отнимает у западноевропейских стран их традиционные внешние рынки сбыта. Автомобильные заводы Италии, судостроительные верфи Швеции потеряли свои рынки в Западной Европе, захваченные американскими фирмами. В Бельгии закрываются шахты, и многие тысячи углекопов остаются без работы, так как ввоз американского угля во Францию, Голландию и Италию вытеснил оттуда бельгийский уголь. Доклад организации Объединённых наций о мировом экономическом положении особо отмечает крайне тяжёлое положение в текстильной промышленности ряда стран в результате захвата их позиции в мировой торговле американскими монополиями. Текстильная промышленность Италии в 1947 г. едва достигла 77 % довоенного уровня, а в 1948 г. она уже стала сокращать своё производство. Сокращение производства началось также в текстильной промышленности Бельгии и Франции, которая в 1948 г. не достигла довоенного уровня. О дезорганизации западноевропейской экономики, обусловленной «планом Маршалла», красноречиво говорит тот факт, что торговля между странами Западной Европы в 1948 г. составляла всего 72 % довоенного уровня. В результате дезорганизации межевропейской торговли товары не находят сбыта и подвергаются уничтожению, между тем как миллионы людей испытывают крайнюю нужду. Так, газета «Дейли геральд» 29 августа 1949 г. сообщила, что в Англии миллионы фунтов помидоров вывозятся на поля в качестве удобрения, так как они не находят сбыта. В Голландии в районе города Неймеген ежедневно выбрасываются на свалку десятки тонн яблок, груш и слив: цены на внутреннем рынке низки, и торговцы не хотят продавать фрукты по этим ценам населению, а вывозу фруктов в Германию препятствуют американские власти.

Пагубнейшее значение для государств Западной Европы имеет навязываемая им Вашингтоном политика разрыва торговых связей с Советским Союзом и странами народной демократии. Торговля маршаллизированных стран с Восточной Европой в 1948 г. составила лишь 42 % уровня 1938 г. С этим полезно сопоставить другую цифру: торговля между странами Восточной Европы, развивающаяся на началах равноправия и уважения взаимных интересов, в 1948 г. составила 288 % по сравнению с уровнем 1938 г.

Удивительно ли в этих условиях, что производство в промышленности и сельском хозяйстве Западной Европы, едва добравшись до уровня довоенных кризисных лет, уже явственно повернуло к упадку? Чудом было бы скорее обратное!

Первый же год осуществления «плана Маршалла» показал несовместимость этой американской политики с коренными жизненными интересами западноевропейских стран. Характерно, что не только коммунисты и вообще прогрессивно мыслящие люди, но и многие представители капиталистических кругов логикой вещей вынуждены признать пагубность американской политики.

Примером может служить доклад, сделанный французским сенатором Пелланом от имени финансовой комиссии совета республики по проекту закона о расходах но капиталовложениям в 1949 бюджетном году. Этот представитель французской крупной буржуазии признал, что политика маршаллизации Франции «ставит своей главной задачей увеличение сельскохозяйственной продукции и производства промышленного сырья, необходимых как для внутреннего потребления, так и для экспорта; производству же готовых изделий придаётся второстепенное значение, и оно отныне рассчитано лишь на удовлетворение внутренних потребностей».

Таким образом, в рамках «плана Маршалла» Франции отводится роль аграрной страны, неспособной вывозить промышленные изделия, могущие конкурировать с американским вывозом. Но установка на экспорт сельскохозяйственных продуктов и сырья является совершенно утопичной в нынешних условиях капиталистического мирового рынка, на котором происходит ожесточённая борьба за сбыт этих товаров.

«Это будет означать, — продолжал Пеллан, — закрытие многочисленных предприятий машиностроительной, энергетической, особенно текстильной промышленности, увольнение рабочих и несомненную безработицу».

Характеризуя диктуемую «планом Маршалла» установку на превращение Франции в аграрную страну, Пеллан заявил, что «эта новая ориентация представляет некоторую аналогию с ориентацией, которую хотели навязать Франции в первые месяцы оккупации».

Иными словами, французский буржуазный политик должен был признать, что американцы навязывают Франции ту же «ориентацию», что и гитлеровские оккупанты!

Во Франции всё яснее обнаруживаются пагубные последствия «плана Маршалла», несущего развал французской индустрии, нищету массам трудящихся города и деревни, рост налоговых тягот, хронический финансовый кризис.

За 1948 г бюджетный дефицит, по предварительным данным, доходит до 65 млрд. франков. Подготовка к войне разоряет страну. Инфляция ложится тяжёлым бременем на экономику страны, поскольку беспрерывно растёт количество имеющихся в обращении денежных знаков,

«План Маршалла» не только не помог разрешить одну из главных проблем западноевропейской экономики — проблему экспорта, но, наоборот, завел её в безвыходный тупик. Общий объём экспорта Западной Европы остаётся значительно меньшим, чем до войны.

Предварительный отчёт о четырёхлетних программных намётках, представленных по требованию Вашингтона 19 маршаллизированными странами, разумеется, представлял собой документ, не имеющий ничего общего с действительной программой хозяйственного восстановления. Такой программы не в состоянии дать капиталистические правительства, служащие интересам крупных монополий, раздираемых неразрешимыми противоречиями и неспособных справиться с экономической стихией.

Это обстоятельство вынуждены были признать даже официальные агенты по маршаллизации Западной Европы. Генеральный секретарь Организации европейского экономического сотрудничества Робер Маржолен, выступая 5 января 1949 г. на пресс-конференции в Париже с разъяснениями по поводу отчёта, особо подчёркивал, что речь идёт «не об окончательном отчёте, а о картине в целом, о статистическом анализе, дающем представление о данных европейской проблемы».

В этом документе прежде всего бросался в глаза разнобой между намётками отдельных стран. Каждая страна представила свои расчёты относительно внешней торговли и финансов, нимало не беспокоясь относительно предположений других маршаллизированных стран.

Экономические интересы западноевропейских стран сталкиваются на каждом шагу. В этом нет ничего удивительного, поскольку страны Западной Европы имеют более или менее однотипную экономическую структуру и условием их сколько-нибудь нормального хозяйственного развития является расширение связей со странами Восточной Европы. Между тем «план Маршалла», раскалывая Европу на два лагеря и фактически запрещая западноевропейским странам развивать торговые связи с их восточными соседями, ведёт индустриальные страны западной части континента к безвыходным противоречиям. Попытки разрешения этих противоречий рождают беспрерывные столкновения интересов западноевропейских стран.

Итак, в результате проведения «плана Маршалла» западноевропейские страны не только не получили обещанного повышения промышленного и сельскохозяйственного производства, но, наоборот, оказались перед лицом падения производства и роста безработицы. Иначе и не могло быть, если учесть, что под прикрытием лицемерных фраз об «экономическом восстановлении» стран Западной Европы американские монополии проводят политику их всестороннего закабаления, стремясь разделаться с конкуренцией их промышленности на мировых рынках, превратить эти страны в колониальные придатки американской экономики.

Демократическая общественность западноевропейских стран единодушно отмечает, что первый же год «плана Маршалла» привёл Западную Европу, как и следовало ожидать, к разбитому корыту. Коммунистические партии, разоблачая лживое хвастовство агентов маршаллизации мнимыми успехами, показывают массам истинные причины их плачевного положения. Выражая мысли передовых людей всех стран Западной Европы, орган коммунистической партии Франции газета «Юманите» писала:

«Единственный способ достойно отметить годовщину создания организации европейского экономического сотрудничества — это бороться с ней, чтобы вновь завоевать независимость Франции, заставить отступить поджигателей войны и сорвать их планы, которые несут разорение и смерть. Коммунисты сделают всё возможное, чтобы все трудящиеся, республиканцы всех убеждений и всех верований, все настоящие французы объединились в этой спасительной деятельности».

Империализм доллара в Западной Европе 1949 год