О флотоводческих талантах «Верховного правителя России»

Spread the love
  • 28
    Поделились

К столетию расстрела Колчака «Вести недели» отметились таким пассажем о несостоявшемся президенте России: «Колчак был одним и лучших русских флотоводцев, может быть, за всю морскую историю России… его имя стояло бы сейчас для нас всех в одном ряду с именами Ушакова, Синявина, Нахимова, … ».

У специалистов иное мнение. Рассмотрим научную работу коллектива авторов, морских офицеров – «К вопросу об эффективности управления силами флота вице-адмиралом А.В. Колчаком», опубликованную в ВиЖ №2 от 2006 года.

Авторы отмечают «любопытное обстоятельство», связанное со стремительным взлётом Колчака – в начале 1915 года Колчак

«не только не фигурировал в списке претендентов на пост комфлота (рассматривались кандидатуры начальника Морского генерального штаба вице-адмирала А.И. Русина, начальника штаба Балтфлота вице-адмирала Л.Б. Кербера, коменданта крепости императора Петра Великого вице-адмирала А.М. Герасимова и начальника отряда заградителей Балтийского моря контр-адмирала В.А. Канина), но и не рассматривался в качестве соискателя должности начальника штаба (…) . Однако уже через полтора года именно А.В. Колчак стал первым номером в списке возможных преемников А.А. Эбергарда».

Эксперты обращают внимание читателя, что, вне зависимости от мотивов такого кадрового решения, по факту

«во главе воюющего флота стал адмирал, который ни в мирное, ни в военное время не командовал кораблем I ранга, не говоря уже о соединении тяжелых кораблей, которые оставались «становым хребтом» военных флотов того времени. Многочисленные новации в военно-морском деле: появление новых родов сил и видов морского оружия, трансформаwия форм и способов применения сил флота, изменение характера вооруженной борьбы — отнюдь не снимали с командующего его первейшую задачу — лично вести флот в бой. Эскадренное сражение оставалось важнейшей формой борьбы на море, и командующему флотом, таким образом, надлежало быть не только энергичным и компетентным руководителем оперативно-стратегического звена, но и искусным тактиком».

Отмечая прекрасные качества Колчака как оперативного штабного работника, исследователи указывают на весьма скромный опыт самостоятельного командования у молодого адмирала. В должности командира корабля (а это: миноносец «Сердитый», эсминцы «Уссуриец» и «Пограничник» и транспорт«Вайгач») он ни разу не имел дела с реальным морским противником. На Балтике,

«возглавив тактическое соединение (минную дивизию Балтийского моря), А.В. Колчак управлял вверенными ему силами в двух боевых делах, которые, однако, не снискали лавров Колчаку-тактику. (Какой же тут Нахимов и Ушаков? – arctus)

Что же это за боестолкновения и ОТКУДА в нашей литературе данные о потопленных 13 июня 1916 года неприятельских транспортах?

«ВО ВТОРОЙ половине ноября 1915 года на основании данных радиоразведки об организации противником дозорной службы в средней Балтике командованием минной дивизии было принято решение на уничтожение неприятельского корабельного дозора у Виндавы. В ночь на 20 ноября в районе банки Спон германское сторожевое судно «Норбург» (214-тонный рыболовецкий траулер, вооруженный двумя 37-мм пушками) было внезапно атаковано семью русскими эскадренными миноносцами. Это были «Охотник» (брейд-вымпел капитана 1 ранга А.В. Колчака), «Новик», «Страшный» и 1-я группа 5-го дивизиона (брейд-вымпел начальника дивизиона капитана 1 ранга П.М. Плена на «Эмире Бухарском»).

Однако из-за неспособности командующего под брейд-вымпелом минной дивизией организовать взаимодействие кораблей ударной группы даже в столь благоприятных, почти полигонных условиях, «Новик» (капитан 2 ранга М.А. Беренс) оказался с противоположного борта неприятельского корабля и попал под огонь «Охотника» (капитан 2 ранга П.В. Гельмерсен). «Когда у самого нашего носа разорвались подряд три снаряда, нам пришлось прекратить огонь и, дав полный ход, выйти из-под обстрела», — свидетельствует Г.К. Граф, бывший в то время первым минным офицером «Новика» [11] . Несопоставимо слабейший противник, расстреливаемый с дистанции 2—3 каб, оказал тем не менее сопротивление и добился двух попаданий в эсминец «Страшный» (капитан 2 ранга Г.К. Старк)[12]» .

Отмечу, что Александр Васильевич в данном эпизоде ни во что не вмешивался.

«Гораздо больший интерес с тактической точки зрения представляет известный набег на германский конвой в Норчепингской бухте», – пишут авторы. Он и известный и неизвестный одновременно. Сейчас узнаете, почему. Читаем разбор полётов.

Для полноты картины сначала – поставленная задача и выделенные для её решения средства:

В первых числах июня 1916 года русское командование было проинформировано английским посольством в Стокгольме о планируемой отправке из Швеции в Германию более 80 тыс. тонн железной руды. На этом основании командующий Балтфлотом адмирал В.А. Канин [13] принял решение «произвести обследование района Ландсорт — Готланд — северная оконечность острова Эланд с целью уничтожения обычно находящихся в этом районе дозорных и сторожевых судов… и захвата или уничтожения неприятельских коммерческих судов, караван которых, в частности с большим грузом железной руды, должен выйти от Ландсорта к югу в 19—20 часов 28 мая * »[ 14] . Для решения этих задач был сформирован отряд особого назначения в составе крейсеров «Рюрик», «Олег» и «Богатырь», флагманского эсминца начальника минной дивизии «Новик», новых эскадренных миноносцев 11-го дивизиона «Победитель» и «Гром», а также восьми более заслуженных угольных эсминцев 6-го дивизиона — «Стерегущий», «Страшный», «Украйна», «Войсковой», «Забайкалец», «Туркменец-Ставропольский», «Казанец» и «Донской казак». Командование этой группировкой было возложено на начальника 1-й бригады крейсеров контр-адмирала П.Л. Трухачева [15] (флаг на «Рюрике»). Кроме того, для прикрытия надводных сил и одновременно для уничтожения транспортов и военных кораблей неприятеля командование флота развернуло в юго-восточную часть моря английские подводные лодки «Е-19» (к Виндаве) и «Е-9» (к Либаве), позицию восточнее о. Готска-Санде заняла подводная лодка «Тигр», а «Вепрь» и «Волк» расположились соответственно у южного и северного входов в пролив Кальмарзунд.

А теперь подходим к главному –

Попытаемся оценить тактические решения А.В. Колчака, который в данном случае действовал в роли командира корабельной ударной группы из эсминцев Новик», «Победитель» и «Гром» и решал главную задачу операции: внезапным торпедно-артиллерийским ударом уничтожить основную цель — неприятельские транспорты с грузом ценного стратегического сырья.

В 23.15 13 июня в районе Ландсорта с русских эсминцев были замечены дымы, а через четверть часа «Новик» «со товарищи» нагнали неприятельский конвой, шедший вдоль берега на юг. Совершенно очевидно, что в этой ситуации контр-адмиралу А.В. Колчаку, корабли которого располагали более чем трехкратным преимуществом в скорости, следовало обойти неприятеля со стороны берега и «отжать» конвой от шведских территориальных вод. Даже в том случае, если бы атаковавшие со стороны берега русские эсминцы были скованы кораблями охранения, грузовые суда оказались бы под ударом крейсеров и миноносцев П.Л. Трухачева, державшихся в 15 милях мористее. Следует заметить, что начальник отряда особого назначения рекомендовал А.В. Колчаку действовать именно таким образом [16] . Вместо этого начальник минной дивизии преждевременно, оставаясь в кормовых курсовых углах противника, приказал сделать предупредительный выстрел впереди по курсу концевого судна, опасаясь атаковать нейтральных шведов. Этим решением, точнее несвоевременностью этого решения, А.В. Колчак лишил атаку внезапности, дал немногочисленным кораблям непосредственного охранения связать себябоем и позволил транспортам с рудой без потерь отойти в территориальные воды нейтрального королевства.

После второго предупредительного выстрела русских командир эскорта лейтенант резерва Пликерт направил транспорты к шведскому берегу, прикрыв их дымовой завесой, а сам на траулере «Вильям Юргенс» вместе с двумя подобными судами из состава 5-й группы 1-й «флотилии охраны судоходства» (на каждом — по одному 88-мм орудию) повернул навстречу русским миноносцам и принял бой на контркурсах.

В этот момент Александр Васильевич принимает еще одно решение, тактическая целесообразность которого выглядит весьма сомнительной. Вместо того чтобы оставить в покое слабосильные и тихоходные неприятельские эскортные суда и преследовать уходившие под берег рудовозы (напомним, что именно их уничтожение являлось главной целью всей операции), он поворачивает на северо-запад, стремясь, как значится в рапорте на имя командующего флотом, не разойтись с кораблями непосредственного охранения конвоя и не потерять из виду самый большой из них — концевой [17] . Вдогонку по транспортам были выпушены лишь несколько снарядов и две торпеды с «Новика», не причинившие неприятелю вреда.

В результате единственной жертвой русских стало судно-ловушка «Германн» (2030-тонный коммерческий пароход, вооруженный четырьмя 105-мм пушками) под командованием капитан-лейтенанта резерва К. Хофмана, которое следовало позади конвоя, имитируя, как и подобает «Q-ship», отставший транспорт.

Из-за слабой подготовки наспех сколоченного экипажа — этот поход был для «Германна» первым — германский корабль не смог оказать никакого сопротивления, и в течение часа «Новик», «Победитель» (капитан 2 ранга И.Н. Дмитриев) и «Гром» (капитан 2 ранга Н.Д. Тырков) беспрепятственно расстреливали неприятеля, а затем «Гром» добил его торпедой [18] .

Весьма существенно, что русские эсминцы избивали «Германн», полагая его транспортным судном, и узнали о его военном назначении лишь подняв из воды девятерых членов экипажа [19]. Поэтому говорить о «бое с германским вспомогательным крейсером», конечно, не приходится.

Некоторые исследователи, возможно не без оснований, ищут причину провала набега на германский конвой в тщеславии молодого адмирала, не желавшего делить лавры победителя с П.Л. Трухачевым [20] (кстати, Петр Львович был предшественником А.В. Колчака в должности начальника минной дивизии).

Как нам кажется, ближе к истине германский историк Э. фон Гагерн, приписавший удивительный успех лейтенанта Пликерта и его подчиненных «недостатку боевого опыта» у командира русского корабельного отряда [21].

– недостатку опыта.

Скажете, опыт дело наживное. Но больше возможности такого опыта набраться Колчаку не предоставилось, кроме ещё одного случая. О котором чуть ниже.

Тем не менее, сейчас довольно расхожа версия, что в результате операции 13 июня 1916 года ударной группе Колчака удалось потопить вражеский транспорт. Откуда появилась эта версия?

Любопытно, что в оригинальных отечественных документах никаких упоминаний об уничтоженных грузовых судах нет. «Пароходы были обстреляны миноносцами, но успели уйти в шведские воды», — читаем в сводке сведений Морского штаба Главковерха от 15 июня 1916 года [22] . «Я… ночью напал на караван, рассеял его и потопил конвоирующий его корабль», —свидетельствует сам А.В. Колчак [23] .

Сведения об уничтожении транспортных судов (от двух до пяти) появились позднее и были заимствованы из шведской прессы.

Эти данные и были приведены в первом отечественном развернутом исследовании опыта войны 914—1918 годов на море — коллективном труде «Флот в первой мировой войне», увидевшем свет в 1964 году [24] . Однако в том же году в Германии было опубликовано официальное писание балтийских кампаний 1916—1918 гг. — один из заключительных томов известного цикла «Das Marine-Archiv-Werk: Der Krieg zur See 1914—1918», где определенно указывалось, что «умелые и осмотрительные действия кораблей охранения увенчались полным успехом, и все рудовозы достигли портов назначения» [25] . Казалось бы, появление в научном обороте систематизированных данных германской стороны о своих потерях, которые полностью корреспондируются с отечественными боевыми документами, должно было расставить точки над i.

Однако, – пишут авторы исследования, – и современные отечественные авторы демонстрируют удивительное пренебрежение такими этапами всякого исторического исследования, как классификация и критика источников, и продолжают тиражировать error facti (неверные данные) 90-летней давности о потопленных германских транспортах.

А теперь о последнем шансе шанс одолеть в бою неприятельский боевой корабль специальной постройки, который предоставился адмиралу уже в Чёрном море.

22 июля 1916 года, спустя три дня после вступления в должность командующего Черноморским флотом, вице-адмирал А.В. Колчак впервые поднял свой флаг на дредноуте и вывел в море отряд боевых кораблей в составе линкора «Императрица Мария», крейсера «Кагул» и нефтяных эсминцев «Счастливый», «Дерзкий», «Гневный», «Беспокойный» и «Пылкий», намереваясь перехватить германо-турецкий малый крейсер «Бреслау» («Мидилли»). Последний, как явствовало из полученной накануне разведывательной информации, вышел в восточную часть моря и, как предположили в штабе флота, «имеет, вероятно, целью действия на путях морского подвоза Кавказской армии» 27 (в действительности задача «Бреслау» заключалась в постановке минного заграждения у Новороссийска с последующими действиями на коммуникациях русских в северо-восточной части моря) [28] . Проложив курс к мысу Бафра-Бурну, командующий выдвинул вперед «завесу» из быстроходных эскадренных миноносцев — единственных кораблей Черноморского флота, способных догнать 27-узловый неприятельский крейсер и принудить его к бою, или, как говорят англичане, «зафиксировать» противника.

Около 13.30 на меридиане Синопа корабль противника был обнаружен, но после 6-часового преследования оторвался от русского соединения и на следующее утро благополучно вошел в Босфор. За время погони «Бреслау» из-за не слишком рационального маневрирования его командира корветтен-капитана В. фон Кнорра трижды попадал под огонь 12-дюймовых орудий «Императрицы Марии» (капитан 1 ранга князь В.В. Трубецкой) и несколько раз вступал в перестрелку с эсминцами, однако смог избежать гибели из-за неспособности А.В. Колчака эффективно управлять силами в быстро меняющейся обстановке. В течение всего боя командующий флотом лично через голову находившегося на «Счастливом» начальника минной бригады контр-адмирала М.П. Саблина (не говоря уже о начальнике 1-го дивизиона миноносцев капитане 1 ранга Н.Н. Савинском, державшем брейд-вымпел на «Дерзком») отдавал приказы напрямую командирам миноносцев, но не смог реализовать 3—4-узлового преимущества русских эсминцев в скорости и отрезать «Бреслау» от Босфора. Очевидно, что в этих условиях простой маневр — вывод дивизиона эскадренных миноносцев в голову противника с последующим навязыванием боя или хотя бы сковыванием его маневра — снизил бы генеральную скорость «Бреслау» и, возможно, позволил «Императрице Марии» нагнать германский крейсер. Однако Александр Васильевич предпочел весьма сложный и, как выяснилось, неэффективный маневр позахвату цели «в клещи», требовавший раздельного маневрирования миноносцев в условиях интенсивного «зигзагирования» неприятельского корабля на максимально возможном ходу и огня 150-мм орудий «Бреслау», который серьезно затруднял действия русских миноносцев, вооруженных 102-мм артиллерией. Вице-адмирал А.В. Колчак фактически отстранил штатных начальников от управления силами в бою, при этом сам, находясь на отставшем линкоре, на завершающем этапе преследования уже не владел тактической обстановкой и упустил противника. Правда, и М.П. Саблин с некоторым скептицизмом оценивал возможности своих эсминцев в действиях против хорошо вооруженных неприятельских крейсеров в дневное время [29], следствием чего стала его скорая замена в должности начальника минной бригады князем В.В. Трубецким — выдающимся миноносным командиром и флагманом Великой войны. …

С анализом причин этой неудачи можете ознакомиться в полном варианте статьи, приведу лишь неутешительный вывод экспертов:

Итак, во всех случаях, когда А.В. Колчаку в качестве самостоятельного начальника приходилось иметь дело с морским противником, он располагал многократным превосходством в силах, однако в сложной обстановке и при энергичном и умелом противодействии со стороны неприятеля обнаруживал несостоятельность в управлении силами. В двух из трех боевых соприкосновений с противником личные тактические просчеты А.В. Колчака привели к срыву решения поставленных задач. Увы, шедевров военно-морского искусства Александр Васильевич не создал, и весьма расхожая характеристика будущего верховного правителя как «блестящего тактика» содержит, видимо, некоторое преувеличение.

*

Авторы статьи, отрывки из которой использованы в материале:

– капитан 1 ранга Д.Ю. КОЗЛОВ;

– капитан 1 ранга Е.Ф. ПОДСОБЛЯЕВ;

– капитан 1 ранга запаса В.Ю. ГРИБОВСКИЙ

В следующий раз, други моя, с помощью этого же коллектива авторов рассмотрим тезис о том, что в первые месяцы мировой войны капитан 1 ранга А.В. Колчак являлся едва ли не главным действующим лицом на Балтийском флоте — «мозгом и душой боевых действий на Балтике». Источник

4
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:

Просмотров: 158

2+

Spread the love
  • 28
    Поделились
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

ЛИНИЯ СТАЛИНА

ПОЖЕРТВОВАТЬ

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

Оккупанты с "технологического фро …Если Константин Сонин, либеральный экономист, профессор одновремен … Читать далее
Что вскрыло «дело ЮКОСа»? …Точнее, не столько вскрыло – давно уже компетентным людям это было … Читать далее
Ленин и военные вопросы … В ленинских работах много внимания уделено вопросам военного с … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели