От Великих побед – до космических планет

Spread the love
  • 16
    Поделились

В этом году мы будем отмечать 75-летие Великой Победы!

Но для космического сообщества в начале года есть две круглые и важные даты, которые, я считаю, тесно связаны с нашей победой в ВОВ!

11 января 2020 года исполняется 60 лет ЦПК им. Ю.А. Гагарина и 45 лет со дня первого космического полета моего отца Губарева А.А. и его коллеги и друга Гречко Г.М. У истоков развития нашей космонавтики стояли наши воины-победители, фронтовики. А папа и Георгий Михайлович – «дети войны», они на себе испытали все ее тяготы. Отец, будучи ребенком, с 1942 по 1945 год работал в тылу, пахал землю и сеял хлеб три года, так как все мужчины и многие женщины бились в это время с фашистами. За этот труд ему было присвоено звание «Труженик тыла», которое в наше время приравнивается к званию «Ветеран ВОВ». Отец очень дорожил этим званием, гордился им, может, даже больше, чем теми наградами, которые он получил уже позже, за свою службу Родине. Начало войны он встретил под Москвой, недалеко от деревни Крюково, был чуть не угнан в Германию, мог несколько раз погибнуть, пока немцев не выбили из-под Москвы. Георгий Михайлович оказался в оккупации на Украине у бабушки на каникулах под Черниговом, где и застала его война. Мама его осталась в Ленинграде, отец ушел на фронт добровольцем, а он оказался на оккупированной Украине. И папа, и Георгий Михайлович были ровесниками, оба трудились с детства, выжили в войну, что закалило их, сделало сильнее и упорнее, поэтому они так хорошо и четко работали в экипаже. Они были разными по характеру, но в то же время у них было много общего – воля, упорство, стремление к знаниям, трудолюбие, внутренняя порядочность и уважение друг к другу и к окружающим, чувство юмора.

Их полет стоял под вопросом по ряду причин, но все-таки судьба и удача оказалась на этот раз на их стороне. И они не подвели людей и страну: Губарев и Гречко совершили на тот период времени первый успешный долгосрочный полет на ДОС, полностью выполнив программу.

В своем материале я предлагаю вниманию читателей не столько свое видение этого исторического события, но в большей степени даю слово самому участнику данного полета – моему отцу, предлагая читателям ознакомиться с отрывками из его книг. Надеюсь, что данный материал будет интересен и редакции, и читателям. Книги, из которых я привожу отрывки и цитаты, есть в интернете, я даю ссылки для читателей, если они вдруг заинтересуются ими и захотят ознакомиться.

Посылаю сканы фото, если будут нужны для иллюстраций.

Надеюсь, что материал вас заинтересует.

С уважением

Ольга Губарева


В мае 2020 года Российская Федерация и все мировое человечество будут отмечать 75-летие победы над фашизмом. Это великий праздник для наших людей бывшего Советского Союза, великая дата, память о которой, мне кажется, большинством из нас впитана с молоком матери. Но без этой Великой и, к сожалению, очень кровопролитной, победы, которая обошлась нашей стране в 27 миллионов человеческих жизней, не состоялось бы других, не менее важных и престижных – освоения вселенной и космических завоеваний. Советский Союз оказался лидером в этой передовой области, мощно стартанув в 1957-м спутником в космос, а в 1961-м – бросив вызов, как его принято теперь называть, «цивилизованному Западу», первым в мире полетом человека в космос. Мы не только оправились и восстановились в кратчайшие сроки – всего за 12–15 лет после Великой Отечественной войны, где на стороне зла воевала почти все «цивилизованная Европа», но и превратились в «законодателя космической моды», а хваленая Америка с ее прогрессом была в роли догоняющего.

В настоящее время у нас стремятся отнять нашу победу все тот же «цивилизованный мир и прогрессивная Америка», принизить роль СССР, Сталина и советского народа в разгроме фашизма, поставить наших прадедов, дедов, отцов на одну доску с теми, кто развязал эту кровавую бойню; хотят украсть нашу победоносную роль в истории. Самое интересное, что и вторую, космическую, победу у нас тоже «воруют» под шелест либералистов внутри страны и под наглое переписывание истории космонавтики за пределами нашей родины, намеренно стирают имена Королева, Гагарина, Терешковой и других наших космических первопроходцев из истории развития мировой космонавтики, выпячивая на первый план американских «догоняющих».

Напомню, что либералы, разрушившие Советский Союз в конце 80-х и в начале 90-х захватившие власть, свои «атаки» на Советский Союз начали именно со Сталина, называя его «красно-коричневой чумой», а «коричневой чумой» – фашизм и Гитлера. Именно они первыми поставили на одну доску страну-освободительницу Европы от фашизма и фашистскую Германию, именно они стали формировать образ СССР как страны-захватчика «миролюбивой Европы». Эта лживая песня продолжается и поныне, особенно «пострадавшими» странами Балтии, Польшей, в меньшей степени Чехией и Словакией, но и там раздается вой и сносятся памятники солдатам-освободителям, даже Болгария, воевавшая на стороне Гитлера, что-то там «мычит», румыны и ряд других, якобы «пострадавших» от «советских захватчиков», тоже подпевают и нестройно подтягивают, уже что-то позволяет себе Германия комментировать, а всё – с подачи наших «либерастов». Они сами или по заказу «цивилизованных и отвязанных», в отличие от нас, стран организовали эту вакханалию против побед и завоеваний собственного народа еще в далеких 80-х и 90-х. Мы же сейчас расхлебываем их вранье сполна, что выражается в намерении и желании «цивилизованного Запада» переписать историю, представить черное белым и наоборот, а наш народ, нашу страну, наших прадедов, дедов, отцов выставить захватчиками и кровавыми злодеями.

Следующей по списку атаке подверглась космонавтика в те же, 80-е и 90-е. Если вспомните незабываемого Гайдара, то он с пеной у рта вещал, что это «космос и космонавтика сжирают наши деньги, а их на хлеб не намажешь, вместо них нам нужна колбаса, сосиски, масло, а их нет, потому как все тратится на ненужный никому космос». Теперь-то уже и младенцу ясно, что тот, кто первый в космосе, тот и неуязвим, что никакие айфоны, смартфоны, телефоны и прочие фоны, цифровое телевидение, медицина, химия, практически все науки, об оборонке говорить вообще не приходится, без космоса как без воды – «ни туды и ни сюды». И страна, которая лидирует в «космической гонке», – лидер и во многих других областях и отраслях.

Все эти 30 лет нас представляли этакой «лапотной» и недалекой Россией, которая всю жизнь лежит на печи от своей лени, неспособна к высоким технологическим производствам и достижениям, питается лишь объедками с барского стола и живет за счет обносков с барского плеча «цивилизованного Запада». Но сам «цивилизованный» и не очень Запад нагло пользуется нашими научными разработками, в частности, хваленая американская пилотируемая космонавтика существует пока на наших двигателях и КК-носителях. Еще посмотрим, как они будут без нас обходиться в полетах на МКС с этого года, как далеко они залетят, с какой илонмасковской печки и на какую лавку.

В этом же, 2020 году отечественная и мировая космонавтика отмечают две круглые даты. Одна из них – 60-летие создания ЦПК имени Ю.А. Гагарина. 11 января 1960 года приказом Главнокомандующего ВВС К.А. Вершинина была организована специальная воинская часть №26266, задачей которой была подготовка космонавтов. Впоследствии эта часть, расположенная в Звездном Городке в Подмосковье, была преобразована в Центр подготовки космонавтов ВВС. 24 февраля 1960 года начальником Центра подготовки космонавтов (ЦПК) был назначен полковник медицинской службы Евгений Карпов. А в 1968 году в целях увековечивания памяти о космонавте номер один Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30 апреля 1968 года Центру подготовки космонавтов было присвоено имя Ю.А. Гагарина. Сегодня Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский испытательный центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина» (ФГБУ «НИИ ЦПК им. Ю.А. Гагарина») – главное российское учреждение по подготовке космонавтов. Я бы сказала, на данный момент – главное мировое.

У истоков создания ЦПК им. Ю.А. Гагарина – «кузницы космических кадров» – стояли фронтовики, участники и победители в ВОВ. Наверное, благодаря этому все эти 60 лет ЦПК готовит космонавтов к полетам, несмотря ни на какие-либо изменения и потрясения в истории страны. Прочный фундамент, основа, заложенные при его создании, позволили выстоять и с честью преодолеть трудности, которые, безусловно, возникали, особенно в 90-е годы, да и в 2000-е. Но что бы ни происходило в стране и в мире, подготовка космонавтов велась строго в соответствии с разработанными программами и по плану, как говорят космонавты, «в штатном режиме». Ну а каких трудов, сил и нервов это стоило руководству ЦПК и его сотрудникам, это только им одним известно. Страну ЦПК им. Ю.А. Гагарина не подвел ни разу: ни одно из международных обязательств государства по подготовке иностранных космонавтов не было сорвано или не выполнено.

За эти 60 лет у ЦПК было 10 руководителей: полковник медицинской службы Евгений Анатольевич Карпов (1960–1963, первый начальник Центра подготовки космонавтов), генерал-полковник авиации Михаил Петрович Одинцов (1963), генерал-майор авиации Николай Федорович Кузнецов (1963–1972), генерал-лейтенант авиации, летчик-космонавт СССР Георгий Тимофеевич Береговой (1972–1987), генерал-лейтенант авиации, летчик-космонавт СССР Владимир Александрович Шаталов (1987–1991), летчик-космонавт СССР Петр Ильич Климук (1991–2003), летчик-космонавт Российской Федерации Василий Васильевич Циблиев (2003–2009), летчик-космонавт СССР Сергей Константинович Крикалев (2009–2014), летчик-космонавт Российской Федерации Юрий Валентинович Лончаков (2014–2017), заслуженный летчик-испытатель Российской Федерации Павел Николаевич Власов (с ноября 2017 г.).

На сегодняшний день в мире слетавших космонавтов чуть более 500 человек. Космонавт – самая редкая профессия в мире: всего на планете Земля живут около 7,5 миллиарда человек, и только один из 13,5 миллиона имеет профессию КОСМОНАВТ-АСТРОНАВТ-ТАЙКОНАВТ.

По случайному совпадению, а может, и запрограммированному где-то в космосе, но именно 11 января 2020 года исполняется 45 лет со дня первого космического старта «Зенитов» – Губарева А.А. и Гречко Г.М.

Непрост и долог был путь к космическому старту моего отца. Целых 12 лет со дня его зачисления в отряд в 1963 году приказом главкома ВВС №14 от 10 января 1963 года. Николай Петрович Каманин, помощник главкома ВВС СССР по космосу, в книге «Скрытый космос» в своих дневниках пишет о заседании мандатной комиссии: «1963 год. 8 января. Более четырех часов заседали по отбору космонавтов, рассмотрели 25 кандидатов, признанных медицинской экспертизой годными для работы в качестве космонавтов. Из 25 признали неподходящими четверых: Короткова и Сидоренко (по возрастным ограничениям), Белоусова (из-за особенностей в состоянии его позвоночника) и Суворова (из-за склочного характера и погони за материальными благами). 15 человек приняли: летчики Г.Т. Добровольский, В.А. Шаталов, А.А. Губарев, А.П. Куклин, Л.В. Воробьев, А.В. Филипченко; штурман А.Ф. Воронов; инженеры А.Н. Матинченко, В.М. Жолобов, В.И. Гуляев, П.И. Колодин, Ю.П. Артюхин, Э.И. Буйновский, Л.С. Демин, Э.П. Кугно. Шесть человек зачислены кандидатами для очередного приема осенью 1963 года. Их можно было бы и принять, но главком решил проявить осторожность – он помнит, что мы несколько раз докладывали о необходимости набрать в этом году не более 20 человек. Большинство из принятых слушателей имеют возраст 30–35 лет, у всех высшее образование». В записях от 11 января того же года Каманин пишет: «Рано утром минут 40 беседовал с Вершининым. Главком подписал приказ о зачислении в ЦПК 15 слушателей-космонавтов, из них: один – из ВМФ, двое – из ПВО, четверо – из РВСН и восемь – из ВВС». Вот этим слушателем «из ВМФ» – и был мой отец, военно-морской летчик, комэска, майор Губарев Алексей Александрович.

В тех же «Дневниках», но уже через 12 лет Н.П. Каманин написал про экипаж «Зенитов»: «12 января 1975 года. Дача «Заборье». Вчера стартовал в космос «Союз-17». Командир корабля Алексей Губарев и бортинженер Георгий Гречко получили звания космонавтов еще при мне, но долго ожидали своей очереди на полет. Экипаж «Союза-17» должен состыковать корабль со станцией «Салют-4» и летать на ней около месяца. Ребята дельные, хорошо подготовлены, и такая задача им по плечу» (Каманин Н.П. «Скрытый космос» (в 4-х кн.). М.: Инфортекст-ИФ, 1995–97, https://libking.ru/books/sci-/sci-history/613738-nikolay-kamanin-skrytyy-kosmos-kniga-1-1960-1963.html).

А вот что А. Губарев сам пишет о своем полете в книге «Космос начинается на земле. Эпизоды…», и как он шел к нему: «Мой первый длительный полет в 1975 году с Георгием Гречко был под вопросом, несмотря на то, что мы уже с ним были на старте. Новый, 1975 год мы встретили на Байконуре. До 4 января 1975 года, пока Юрий Павлович Семенов, Генеральный конструктор, не принял окончательного решения, мы с Жорой не знали точно, полетим ли мы или наши дублеры – на тот момент уже слетавшие Василий Лазарев и Олег Макаров.

Это было обусловлено различного рода нюансами. Во-первых, до нашего старта состоялся еще один полет в космос – с 26 по 28 августа 1974 года Геннадия Сарафанова в качестве командира космического корабля «Союз-15» вместе с Львом Деминым. В результате нештатной ситуации в работе системы сближения предусмотренная программой полета стыковка с орбитальной станцией «Салют-3» не произошла, и экипаж «Союза-15» досрочно вернулся на Землю.

Во-вторых, намечался совместный полет «Союз – Аполлон». Генеральный конструктор Ю.П. Семенов на фоне этих двух событий, да еще и под давлением американцев, что «у нас не все в порядке со стыковками», а, как известно, должна была состояться стыковка советского «Союза» с американским «Аполлоном», испытывал определенные сомнения. Нужно было определиться: отправить ли после неудавшейся стыковки снова неопытных космонавтов или уже обстрелянных Лазарева и Макарова. Только 4 января 1975 года Генеральный нас с Жорой Гречко вызвал к себе и окончательно сообщил, что на станцию «Салют-4» пойдем мы. Мы состыковались со станцией, причем стыковку мне пришлось осуществлять в ручном режиме, и отработали 30 суток, выполнив всю программу поставленных перед нами задач и экспериментов. Много кандидатских и докторских было защищено на наших материалах, некоторые специалисты даже получили Государственные премии СССР.

Потом, уже после полета, Юрий Павлович Семенов не формально, так сказать, по-соседски, на даче, мне рассказал, что его убедили В.А. Шаталов и А.С. Елисеев в том, что наш экипаж подготовлен отлично и экипаж очень сильный, что мы не подведем ни его, ни страну, что будет все нормально. Вот так он и принял решение, и как он мне потом сказал – никогда не пожалел о своем выборе. А я, в свою очередь, хочу еще раз сказать, что «друзья познаются в беде», и поблагодарить Владимира Александровича Шаталова и Алексея Станиславовича Елисеева, его «космического напарника», что они вместе тогда отстояли перед Генеральным мою кандидатуру как командира экипажа» (Губарев А.А. «Космос начинается на Земле. Эпизоды…». М.: Русский раритет, 2011,  https://www.aviapanorama.ru/2011/03/kosmos-nachinaetsya-na-zemle/).

В этом году мы отмечаем уже 45 лет с того исторического полета, надо сказать, что «Зениты» не подвели, выполнили всю программу, можно сказать, что даже перевыполнили, так как им удалось починить солнечный телескоп, что позволило не сорвать ни одного эксперимента. Они своим полетом словно прервали ту «полосу неудач», которая с начала 70-х преследовала нашу пилотируемую космонавтику.

Советские командиры космических экипажей сами себе выбирали позывной, традиция сохранилась и в российской космонавтике. Соответственно, командир корабля «Союз17» – «Зенит-1», член экипажа – «Зенит-2», а экипаж целиком – просто «Зениты».

Позывной должен быть коротким, четким для произношения, желательно не более двух слогов и всегда несет в себе смысловую нагрузку и значение: «Как корабль назовешь, так он и поплывет». А для А. Губарева его позывной «Зенит», который он выбрал, означал только одно: движение ввысь, к звездам, к высшей степени своего развития – апогею космической и военной службы. И он с честью и всей жизнью оправдывал свой позывной – всегда и во всем двигаться только вверх, ввысь, вперед, к развитию, не останавливаться на достигнутом, стремиться к самосовершенствованию и познанию нового.

В 1990 году у Алексея Губарева, летчика-космонавта СССР, дважды Героя Советского Союза, вышла книга «Орбита жизни», за год до распада СССР. Он словно бы предчувствовал все те события и испытания, которые ждут нашу страну в будущем, и в своем заключительном слове к «Будущим исследователям» обратился к молодежи.

«Мне не довелось больше летать на космическом корабле, как бы ни хотелось этого. Страстного желания мало, особенно если учесть, что в отряде космонавтов я был в числе старших. Но пока полон сил и желания трудиться, «полет» по орбите жизни продолжается. Присвоение мне звания генерал-майора авиации возложило на меня новые обязанности, новый уровень ответственности. Отряд космонавтов пришлось оставить, но работа и служба продолжаются.

Два десятилетия работы в области практической космонавтики, непосредственного участия в космических исследованиях дали мне очень многое и в профессиональной, и в духовной жизни. Думаю, что с накоплением опыта космических исследований меняются не только люди, непосредственно связанные с космонавтикой, но и все человечество в целом. Потому что все, что делает человек в космосе, выходит далеко за рамки чисто научных интересов.

К сожалению, нет широкого понимания, что космические исследования затрагивают жизнь людей сегодня и в будущем. Уходит то время, когда запуски космических кораблей воспринимались как большое событие и люди с неослабевающим вниманием следили за каждым космическим полетом. Теперь к этому привыкли, ведь практически постоянно работают экипажи на долговременных орбитальных комплексах, постоянно кто-то находится в космосе. Порой приходится слышать, что интерес к космическим делам у людей снизился, а запуск очередного космического корабля стал якобы заурядным явлением, обычной технической операцией.

Приходится слышать и такое: подумаешь, опять полетели за Звездами Героев. Кое-кому стало казаться, что все это очень легко – что-то вроде рейса на аэробусе с трехразовым питанием. На самом деле полеты космонавтов и сегодня связаны с немалым риском. Хотя летаем уже более четверти века, все равно каждый раз используется новая экспериментальная техника. Каждый полет, как и вначале, уникален по сложности, по многообразию исследовательских и практических задач, поставленных наукой и народным хозяйством. Для решения их требуются особо подготовленные люди. К тому же задачи эти усложняются с каждым годом. Поэтому идет строжайший отбор кандидатов в космонавты. Ежегодно проверяются сотни человек, а отбирают из них единицы.

При высоких требованиях к знаниям и профессиональной подготовке обращается внимание прежде всего на морально-волевые качества. Наша профессия требует постоянной готовности к риску, умения действовать в непредвиденных обстоятельствах, а порой и большого мужества.

Трудна дорога в космос, но дорога в самом космосе еще труднее, она всегда терниста и полна неожиданностей, она сложна, непредсказуема и порой опасна. К тому же нет еще технических устройств, приборов, систем, обладающих стопроцентной надежностью. Вот почему так нередки случайности, или, как их называют, нештатные ситуации. Были аварии и катастрофы.

Существует профессиональный риск. Он есть при испытании нового самолета, при работе в шахте, даже на обычном транспорте, сухопутном или морском. Все зависит от того, насколько человек подготовлен к работе в тех или иных условиях. В момент опасности специалист-профессионал умеет преодолеть чувство страха, мобилизовать не только знания и сноровку, но и интуицию, способность предвидеть изменения ситуации и мгновенно реагировать.

Мы привыкли к тому, что многие виды деятельности человека в эпоху техники предполагают элемент риска. Мы привыкли к космическим полетам. Не всех наперечет, как было совсем недавно, космонавтов мы знаем: их уже более двухсот… Летают и женщины, и «штатские». И многие преждевременно зачислили космонавтов в разряд если не массовых, то просто обычных профессий.

Трагедия «Челленджера», случившаяся через девятнадцать лет после гибели трех членов первого экипажа «Аполлона» во время наземных испытаний, еще раз показала, как может быть жесток космос, как он опасен даже на первых подступах к нему.

Георгий Гречко однажды сказал: «Полет – это риск, и мы не должны забывать ни на секунду об этом. Поверьте опыту всех космонавтов, что легких полетов не бывает, в каждом из них происходит нечто непредвиденное, и надо быть к этому готовым. И в этом особенность нашей профессии».

Я бы к этому добавил: риск нас не останавливает, он мобилизует.

Когда наши космонавты проявляют волю и мужество, когда они делают, казалось бы, невозможное, они вовсе не думают о героизме. Они просто честно выполняют свой долг. Еще один пример, когда мужество и высокая профессиональная подготовка помогли вернуть к жизни сложнейший космический объект. Я имею в виду орбитальную станцию «Салют-7». В один из дней, после того как была завершена многолетняя программа пилотируемых полетов на этой станции, с ней была потеряна радиосвязь. Станция превратилась из послушной в неуправляемую. Полностью укомплектованная научной аппаратурой, она по-прежнему представляла собой большую ценность. Чтобы спасти станцию, надо было попасть на нее и на месте, разобравшись, оживить ее.

В динамическом процессе сближения станция представляла собой, как говорят специалисты, некооперируемый объект. Нужно было разработать новый метод сближения, подготовить экипаж к работе в условиях возможного неконтролируемого вращения объекта. В сжатые сроки все это было сделано. Был послан опытный экипаж – Владимир Джанибеков и Виктор Савиных. Они блестяще провели этап поиска, сближения и стыковки с неуправляемой станцией, проникли внутрь ее и после исследования начали оживлять объект. Это была удивительно слаженная работа экипажа и Земли. Отсутствие энергоснабжения на станции привело к понижению температуры до минусовой. Вода замерзла, вентиляция не работала. Нетрудно представить, в каком «комфорте» работали космонавты.

Нет, не за Звездами Героев летают космонавты в околоземное пространство, за пределы притяжения планеты. Сразу после первых полетов в космос стало ясно, что космонавт – не почетное звание, а профессия сложная, требующая полной самоотдачи. Даже в первые годы существования, когда ее в большей степени, чем сейчас, окружали всеобщее внимание и широкая известность, слава была только одной ее стороной, далеко не самой существенной. Главным содержанием профессии космонавта была и остается тяжелая, повседневная работа.

Теперь полеты стали длительными, космонавты работают на орбите помногу месяцев. К этому нужно соответствующим образом готовиться. Работа на орбите тяжела, но она отличается высоким эмоциональным подъемом, моральным удовлетворением. Значительно более буднична работа на Земле. В ней – красная пелена перед глазами, которую нагоняет набирающая обороты центрифуга, сто потов, проливаемых в тренажере. В ней однообразие сотни раз повторяющихся операций, ежедневные и ежевечерние бдения над книгами, над теорией. В ней семья, дети, которых видишь только по выходным дням, потому что остальное время отдано работе. А иначе нельзя.

Люди, добровольно выбирающие трудное и небезопасное дело, особенно такое, каким являются полеты в космос, делают это не ради славы или проверки себя на прочность. Они делают это еще и во имя общечеловеческих ценностей. Преодолевая себя, они одновременно учат преодолению тысячи других людей. Они хотят быть полезными обществу, науке и потому становятся первопроходцами. В конце концов, хочется жить активно, насыщенно, интересно, страстно, но за эту страсть приходится платить дорогой ценой, отказываться от многого, а порой рисковать. К счастью, никогда во все времена для людей смелых и пытливых соображения обывательского благополучия, сверхосторожности и перестраховки не были главенствующими.

Тем более подобные соображения не свойственны людям молодого поколения. Наоборот, смелость и отвага, романтика и честь, готовность к риску ближе молодежи. Но чтобы стать исследователем, этого мало. Нужны глубокие знания, прочная образовательная основа, широкий кругозор.

Много лет, находясь в отряде космонавтов и непосредственно занимаясь подготовкой людей для работы в космосе, сталкивался с такими фактами. Некоторые кандидаты обнаруживают серьезные пробелы в образовании, которые тянутся со школьной парты. Получается, что если все знания выпускника нашей школы разложить по полочкам, то многие из них останутся незаполненными.

Встречаются парни, которым трудно в коллективе – это недостаток воспитания. Космонавт должен каждой клеткой своего существа ощущать товарища по экипажу, быть готовым помочь ему в любую минуту. Да разве только к космонавтам это относится!

Моим сверстникам, и мне в их числе, пришлось с детских лет трудиться. С какой гордостью приносили мы матерям свои трудовые деньги, хотя и небольшие, но заработанные своими собственными руками. Труд закалял наш характер, формировал наш человеческий облик. Это не высокие слова, а правда нашей жизни, которая в недавнем прошлом была не такой легкой…

Живя в Звездном Городке, наблюдаю за жизнью нового поколения космонавтов. Мне нравится, что сохраняются традиции, родившиеся при Юрии Алексеевиче Гагарине. Они выражаются в некотором, я бы сказал, культе здоровья, спорта, труда, мужественности. В семьях космонавтов приоритет отдается женщине, матери, но главой семьи все-таки является отец. Кто же другой увлечет детей спортом, физической закалкой! На школу надежда, к сожалению, небольшая, работают там одни женщины, все больше ребят освобождаются от физкультуры по состоянию здоровья. Да и у здоровых детей, старшеклассников, на подвижные игры и занятия в секциях остается мало времени.

Но вернемся к любознательности, без которой невозможна истинная образованность. В наш век всеобщей дипломированности этот разговор, думаю, не праздный. Во все времена люди спорили: чем человек выделяется из всего живого мира? Мнения тут и сегодня разные, но в одном всегда сходились: страсть к познанию свойственна только человеку. Неутомимый, постоянный, сродни голоду интерес к знаниям владел человеком во все времена. Он был одним из двигателей прогресса – наряду с практическими нуждами.

В наше время этот интерес приобрел характер взрыва. Начался новый этап научно-технической революции – информационная (или компьютерная) революция. Запас знаний удваивается в считаные годы, а нам все мало, мало, мало…

С новым этапом НТР совпадает начало космической эры. Космос и образование оказались элементами одного процесса: без глубоких знаний невозможно работать в космонавтике, а последняя, в свою очередь, дает эффективные средства для всестороннего совершенствования и развития образования. Космонавтика родилась на гребне современной научно-технической революции, и сама дала толчок развитию науки и образования, повысила их престиж. Казалось бы, все это должно было расширять и углублять всеобщий интерес к знаниям. Всеобщий! Но, на мой взгляд, такого не случилось – после подъема стремления к познанию наметился спад.

Мы наблюдаем сегодня неожиданный парадокс: выросли требования к специалистам и ученым, и вырос уровень ведущего ряда специалистов и представителей науки. Основная же их масса (именно масса: сегодня инженеров и ученых насчитываются миллионы) никак не отвечает современным требованиям ни по уровню профессиональной подготовки, ни по уровню образования. В чем дело? Разве науку и технику может двигать вперед одна элита?

Нет. Научная элита может многое, но не все. Яркий пример – микроэлектроника и вычислительная техника. Мы располагаем специалистами мирового класса, но в то же время страдаем от компьютерной безграмотности. В результате – серьезное отставание в электронизации и компьютеризации народного хозяйства, образования, быта.

Я не хочу вдаваться в анализ причин этого явления. Но одна причина очевидна – это недостаток образованных специалистов. Почему же их не хватает в мощном потоке выпускников наших вузов?

Современному специалисту нужны обширные знания. Они неизбежно потребуются в любой профессии. О таких, как космонавтика, я уже не говорю. В двух космических полетах кем только не приходилось быть:

командиром корабля, оператором, технологом, астрофизиком, медиком, космическим геологом и океанологом, ландшафтоведом, гляциологом… И всему приходилось заранее учиться, учиться, учиться…

Сегодня исследовательских профессий становится все больше. Удивительно, но наблюдается падение интереса к научно-популярной литературе. Множество научно-популярных книг остаются невостребованными на полках магазинов и библиотек. А мы-то, помню, в военные и послевоенные годы хватали такие книги, зачитывали до дыр, как читают теперь детективы.

Каждый молодой человек сегодня, мечтающий о серьезном деле, о достойном месте в жизни, должен понять, что органически присущую молодости тягу к знаниям, любознательность нужно поддерживать в себе, стимулировать самовоспитанием, иначе она может угаснуть. Желание узнать, что за страницей школьного учебника, а потом – что за горизонтом, и приводит человека к открытиям. Оглянитесь вокруг, мои юные друзья: молодое поколение несет дальше нашу извечную страсть к познанию. Торопитесь вслед, не потеряйтесь в дороге, не отставайте от сверстников! И от времени. Если всегда будет так, то мы можем быть спокойными за наше будущее» (Губарев А.А. «Орбита жизни». М.: Молодая Гвардия, 1990, http://allrusbooks.ru/item/4154474-orbita-jizni).

Удивительно, но это написано словно бы вчера и для сегодняшней молодежи. Однако уже прошло 45 лет со дня старта «Зенитов», тридцать лет со дня выхода книги «Орбита жизни», 21 февраля 2020 года будет пять лет, как А.А. Губарева нет с нами, а его космический брат, как называл себя Г.М. Гречко, три года назад тоже ушел из жизни. Я думаю, что они встретились в своем любимом Космосе и с именной планеты №2544 Алексея Губарева смотрят на нас и на последующее поколение и верят, что их дело будет продолжено такими же энтузиастами и преданными своей профессии и делу людьми. Они всегда верили в свои силы и знания, в будущее нашей великой Родины, в ум, потенциал ее молодежи, искренне считали, что если уж они, «дети войны», всё преодолели, выжили и смогли, то последующие поколения тем более должны.

P.S. От всего сердца поздравляю всех сотрудников ЦПК им. Ю.А. Гагарина, всех жителей Звездного Городка, которые работали и работают на отечественный космос, «ковали и куют» высокопрофессиональные кадры с этими юбилеями! Здоровья, мирного космоса, больше работы и успехов в благородном труде на благо всего человечества!

Ольга Губарева

sovross

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:

Просмотров: 64

1+

Spread the love
  • 16
    Поделились
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

ЛИНИЯ СТАЛИНА

ПОЖЕРТВОВАТЬ

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

Оккупанты с "технологического фро …Если Константин Сонин, либеральный экономист, профессор одновремен … Читать далее
Что вскрыло «дело ЮКОСа»? …Точнее, не столько вскрыло – давно уже компетентным людям это было … Читать далее
Ленин и военные вопросы … В ленинских работах много внимания уделено вопросам военного с … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели