Перейти к верхней панели

О законах общества и истории

Spread the love
  • 16
    Поделились

О законах общества и истории

 

 

Все знают, что такое законы, которые принимает госдума, одобряет совфед и подписывает президент.

Многие знают, что такое законы природы, например закон Архимеда, Ньютона, Ома или закон сохранения энергии.

Но что такое законы общественного развития или законы истории? Существуют ли в действительности такие законы?

I

Первым делом следует отметить, что утверждение о существовании набора неких законов общественной жизни, которые тотально управляют поведением и поступками всех людей, было бы настоящим издевательством над наукой. Есть, дескать, закон рыночной конкуренции, значит, все до одного участники рынка непременно должны ему подчиняться и поступать соответствующим образом. Это, конечно, вздор, часто мешающий пониманию науки. На самом деле общественные законы действуют несколько иначе.

Каждый отдельный человек абсолютно свободен в своих действиях или в своём бездействии, он руководствуется взглядами, представлениями, потребностями, интересами, эмоциями или даже волен поступать спонтанно, не задумываясь о смысле и последствиях своих действий. Он может действовать по воле других людей или, например, искренне заблуждаясь, из ложных представлений. Но нужно понимать, во-первых, что взгляды, представления, потребности, интересы, эмоции отдельного человека хотя часто и кажутся совершенно случайными, однако же возникают небеспричинно, имеют под собой соответствующие основания и необходимые условия возникновения и развития. А во-вторых, в жизни каждого человека имеются вещи, изменить которые ему не под силу, следовательно, совершать поступки или бездействовать против которых оказывается себе дороже. Иными словами, свобода отдельного человека ограничена прежде всего внешними для него, объективными условиями непреодолимой, по крайней мере в одиночку, силы. О том, какого рода бывают эти условия, пока опустим, об этом будет ниже.

Притом каждый отдельный человек волен проявить высший акт вульгарно понимаемой свободы — лишить себя жизни. В некотором смысле самоубийство есть способ преодоления всех объективных условий единственным волевым актом. Правда, результат выйдет неутешительный — кроме того, что «свободная», «неподчинившаяся» личность окажется уничтоженной, абсолютно никак не изменятся внешние побудительные к самоубийству условия, а общество, то есть человечество, народ и класс, прежде всего в лице родных, близких, друзей и товарищей самоубийцы, осиротеет по его собственной вине. Каждый самоубийца отнимает из потенциала общества свои творческие силы и способности, в том числе потенциальные. Поэтому общественность особенно тяжело воспринимает утрату молодых людей, в каждом таком человеке имеется крупный потенциал ускорить общественное развитие, принести крупную общественную пользу.

Здесь возникает интересный вопрос: если один человек волен себя намеренно уничтожить, может ли себя специально уничтожить само общество?

Некоторые люди по незнанию отрицают существование общества, они настаивают на том, что нет никакого общества, есть только лишь отдельные люди, совокупность которых и называют громким словом «общество». Такая позиция насквозь антинаучна, её сущность заключается в рассмотрении всякой ситуации исходя из житейского кругозора, «из глаз обывателя». Человек знает, что он сам существует, видит, что существуют такие же, как он, другие люди, но дальше непосредственно предметного восприятия он ничего не ведает, и что самое печальное — ведать не желает. Классики философской мысли называли такую позицию филистерской или мелкобуржуазной, ибо обычно именно мелкие лавочники, мелкие торговцы, фермеры славились невежественными, предельно ограниченными, прагматичными взглядами. Как декларировал поэт, —

«В место в собственное вросся и не видит ничего дальше собственного носа».

В действительности же, невозможно даже представить отдельного человека вне общества. Отдельный человек — это всегда лишь допустимая абстракция внутри общества. Как писал Л.Н. Толстой: «Человек не мыслим вне общества». Даже оторванные в силу обстоятельств или изолированные от общества индивиды остаются, во-первых, порождёнными обществом, во-вторых, носителями культуры человечества, культуры своего народа, накопленных обществом знаний, освоенных ими посредством общества навыков и так далее. Более того, изоляция от общества — это наиболее применяемое тягчайшее наказание самого общества по отношению к преступникам, к тем, кто своими поступками поставил себя вне коллектива себе подобных.

Именно общество творит отдельных людей, а не отдельные люди составляют некую общность, которую именуют обществом.

Мы, как материалисты, рассматриваем человека как особую форму материи. Всё духовное и возвышенное в человеке — интеллект, чувства, воля, эмоции, разум, то есть сознание и его продукты, не только являются материальными психическими процессами в человеческом организме с биологической точки зрения, но и являются выражением того специфичного, что свойственно человеку как высочайшей форме организации материиДуховное есть не что иное, как высокоразвитое материальное. Духовное есть отражение в одной материальной системе (в сознании) другой материальной системы (объективного мира). И первая система всецело принадлежит ко второй. Человек порождён природой (мирозданием) и часть природы (мироздания), хотя и возвышается над ней с точки зрения уровня развития.

При этом человек — существо исключительно общественноенет никакого отдельного человека, есть лишь человеческое общество. И только через общество в человеке формируется духовное, собственно человеческое. Прежде всего, через непрерывный процесс общественного производства, то есть через труд.

Здесь некоторое затруднение вызывает тот факт, что весьма длительное время, в древнюю эпоху, человечество представляло собой не единую семью народов, а разрозненные общественные коллективы, выживающие независимо друг от друга. Но это не повод для смущения, так как все эти общественные коллективы в главном и основном были одинаковыми и шли по единому пути развития, были разрозненны в силу примитивности хозяйственного уклада и чрезвычайной слабости перед географическими условиями и преградами. Так или иначе, но человечество выросло в единую общность, завоевавшую себе практически всю нашу планету и посягнувшую даже на межпланетное космическое пространство.

Кроме того, может вызвать затруднение и тот факт, что человечество разделено на народы, нации, страны и классы. Но в данном случае это особого значения не имеет, так как никак не противоречит тезису о том, что отдельного человека как субъекта вне общества быть не может. Народ, нация, страна, класс — это и есть для отдельного лица своего рода воплощения общества, хотя и возникшие не от большого ума.

Таким образом, именно общество есть та форма материи (социальная), которую мы наблюдаем, рассматривая, в частности, отдельного человека.

Итак, может ли общество специально уничтожить само себя так же, как самоубийцы кончают свою жизнь? Очевидно, что это невозможно. Сегодня в силу внутренних противоречий и неразумной организации жизни человечество может учинить ядерный апокалипсис или довести природу до всемирного экологического апокалипсиса, но это вовсе не то же самое, что самоубийство отдельного человека.

Таким образом мы нащупали, упёрлись в некий закон общественной жизни. Мы знаем, что этот закон как минимум противоречит намеренному самоуничтожению общества.

Некоторые поспешат заявить, что поскольку общество состоит из людей, а люди — это животные, а животные, как и все живые организмы, стремятся во что бы то ни стало к выживанию, значит, и общество, как сообщество животных, подчиняется этому закону живой природы. Однако же отдельный человек отличается от животного в том числе тем, что его «свобода воли» способна на акт бессмысленного самоубийства. Животные, как известно, себя иногда убивают, но исключительно для выживания потомства или с иными целесообразными для своей животной природы целями, оформленными в ходе эволюции в инстинкты. Человек же, к сожалению, часто себя убивает совершенно бессмысленно. В последние десятилетия ходят разговоры, что редкие, наиболее высокоразвитые звери совершают самоубийства как люди, от горя или тоски. Такое вполне можно допустить, но это никак не противоречит всему сказанному выше, ибо высшая психическая деятельность развитых животных есть переходная форма к сознанию. В данном случае нет и не может быть нарушения законов природы, ибо наиболее высокоразвитые животные формируют нечто подобное социальным связям, а значит, отдельные их особи так же, как и люди, противопоставляют себя их звериному сообществу. Самоубийства и другие самодурства отдельных людей — это обратная, негативная сторона индивидуального сознания. Возможные самоубийства наиболее высокоразвитых животных — это обратная, негативная сторона зачатка их индивидуального сознания.

Уже на этом примере с разницей воли самоубийцы и воли общества видно, что воля отдельного человека основана на иных закономерностях, нежели воля всего общества. Может даже показаться, что отдельный человек как будто более свободен, чем общество, которому он принадлежит, но это лишь иллюзия, порождённая частным восприятием. Дело в том, что отдельный человек располагает только своими скромными физическими и духовными силами, находясь при этом не только в объективных природных и биологических обстоятельствах, но и в объективных социальных условиях, которые в одиночку изменить не способен. Тогда как общество располагает целокупностью сил всех людей, против которых отдельному человеку или отдельной группе людей пойти невозможно. Таким образом, воля отдельного человека, являясь микроскопическим моментом воли общества, объективно ограничена «общим потоком» воли общества.

Выражение «воля всего общества» не следует понимать буквально, оно использовано здесь лишь для разворачивания данного примера и выражает скорее объективный порядок жизни общества, чем собственно какую-либо волю.

Важно отметить также, что отдельный человек и его индивидуальное сознание не возникают, не формируются и не привносятся откуда-то извне общества, а являются таким же его порождением, как и все другие люди и их сознания, как и, собственно, общественное сознание и «воля общества».

Если вообразить, что некоторое необходимое количество людей волшебным образом решат жить как-то иначе и этот порядок общежития не будет противоречить объективным законам природы (физики, химии, биологии), значит, общество тут же преобразуется и предстанет в новом виде. Однако материалисты отличаются от идеалистов в данном случае тем, что признают необходимость объективных оснований для тех или иных субъективных решений. Именно поиск объективных причин и отличает науку от фантастики утопизма.

II

Итак, мы выяснили, что общество не только довлеет над отдельными людьми, но и определяет их самих, их жизни и поступки. «Свобода» отдельного человека от общества — это разрыв с обществом: либо суицид, либо уход в лоно природы или иные извращённые способы примириться с… обществом, в том числе в себе самом. В остальном все адекватные мысли и поступки людей хотя и свободны в плане выбора, но находятся в границах общественно возможного. Какими бы ни казались «свободными» взгляды отдельного лица, они, во-первых, порождены внутри общества как индивидуально преломленное отражение общественного бытия, во-вторых, их реализация ограничена не только объективными условиями природы (мироздания), но и объективными условиями системы организации самого общества — теми самыми законами общества и истории.

Грубо говоря, присказка «Если очень захотеть, можно в космос полететь» актуальна для общества в целом (после известной ступени развития) и для лиц, которые от его имени покоряют космос, но не для любого человека. Однако «если очень захотеть» перевернуть законы физики, химии или захотеть того, что не под силу даже всему обществу, то и исполнение этого невозможно в принципе.

Значит, то в обществе, что выступает для отдельных лиц в качестве объективных факторов бытия, есть нечто непреодолимое, обязательное и, следовательно, необходимое. Проявление воли человека таким образом детерминировано некоторыми социальными факторами так же, как и законами физики, химии, биологии.

Можете попытаться остановить мчащийся поезд голыми руками, но законы механики таковы, что он превратит вас в лепешку. Можете попытаться идти против законов общественного развития — результат будет аналогичный. Правда, жернова истории вращаются куда медленнее, чем колёсные пары локомотива, поэтому у некоторых граждан порою складывается впечатление, что они обманули прогресс.

Как один человек или группа людей не может убедить всё общество совершить самоубийство или, например, перестать рожать детей, так никто не способен вернуть античное рабовладение или средневековое крепостничество. Невозможно повернуть вспять ни технологический прогресс, ни социальный. Даже временное крушение коммунизма в нашей стране (а коммунизм есть более высокая стадия развития общества, чем капитализм) не позволило восстановить буржуазные порядки именно в прежнем виде. Поэтому слышим со всех сторон от лиц либеральной ориентации о том, что мы все заражены «совком», что во всём виноват «совок», «совковое мышление, привычки, традиции». Они жадно страждут поиграть в капитализм без элементов коммунизма, но это строго невозможно. Все контрреволюции в истории в конечном счёте проигрывали прежде всего потому, что ход истории неумолим, а всё достигнутое новое, прогрессивное невозможно уничтожить полностью, оно продолжает своё существование в скрытой форме, даже при внешнем торжестве реакции. Это, конечно, и есть один из законов истории, однако не будем забегать вперёд.

Энные «мудрецы» любят путать народ утверждением, что историей правят герои, что историю пишут победители. Говорить о том, что законы общественного развития и законы истории придумывают и воплощают в жизнь отдельные люди, настолько же нелепо, как утверждать, что законы Ньютона придумал и воплотил в жизнь Ньютон. Великий английский физик, основываясь на наблюдениях и изысканиях датских и немецких естествоиспытателей, открыл и сформулировал объективные законы механики. Он познал то, что бесконечно существовало до него и продолжит бесконечно существовать после него. Познание законов механики не позволяет изменять их, но позволяет изменить нашу, человеческую, деятельность, подстроить её под выводы науки. Нужно ли говорить, какие чудесные результаты для человечества сулит овладение законами природы?

С социальными законами примерно то же самое — мы можем их познать и действовать в соответствии с требованиями прогресса, а можем испытывать катастрофические последствия своего невежества.

Вряд ли мы разберёмся с законами развития общества и законами истории, не поняв, что такое законы науки вообще. Ведь уже на данном этапе нашего расследования мы обнаружили, что внутренние основы жизни общества для отдельных людей, групп, слоёв настолько же объективны, как и законы леса, моря, неба или космоса, как законы механики, органики и электродинамики.

Это может показаться странным, но современная интеллигенция, в том числе кандидаты, доктора наук и академики, как правило, не владеют истинным содержанием категории «объективный закон». Про рядовых трудящихся и говорить нечего.

Обычно говорится примерно так: закон — это фактологически доказанное утверждение в рамках теории, концепции, гипотезы, объясняющее объективные факты. То есть закон якобы существует не в объективной реальности, а в теории, концепции и даже гипотезе, якобы доказан в рамках теории, концепции и даже гипотезы. А объективно существуют лишь сами факты. У меня, значит, своя теория, концепция или гипотеза, описывающие эти факты, в них мои личные законы. У вас может быть своя теория, концепция или гипотеза, описывающие факты, с вашими личными «законами». Лишь бы и вы и я представили «фактологические доказательства» своих «законов». Думается, все понимают, что подобрать факты даже под самые абсурдные выдуманные «законы» не составляет особого труда, тем более когда эти «факты» сами являются лишь интерпретацией показаний приборов или статистики. Таким образом получается, что есть объективный мир (факты) и разные объяснения, которые должны быть похожими на теорию или концепцию. Впрочем, если ваше объяснение не дотягивает до звания теории или концепции, не отчаивайтесь, можно просто назвать её гипотезой и, вуаля, вы тоже создатель объективных «законов».

Ещё предлагается такой вариант определения: закон — некое явление, обладающее общностью и повторяемостью, зафиксированное и описанное. Здесь совсем всё напутано. Дождь — это явление, отвечающее данным требованиям. Выходит, дождь — это научный «закон»… Всё что угодно можно назвать законом по этому варианту определения.

Говорят и так: закон — вербальное или математически выраженное утверждение, имеющее доказательство, которое описывает соотношения, связи между различными научными понятиями, предложенное в качестве объяснения фактов и признанное на данном этапе научным сообществом согласующимся с ними. Как видно, полёт мысли осекли — законы могут придумывать только учёные и их должно принять «научное сообщество», а не абы кто.

Всё это, конечно, наукообразная чепуха, понаписанная учёными из корпоративных соображений защиты своей профессии.

А вот гуляющий по просторам интернета краткий словарь философских терминов предлагает куда более осмысленное определение: закон — внутренняя, необходимая, устойчивая и существенная связь, обусловливающая упорядоченность бытия и его изменений. Как видно, здесь уже нет всякой ерунды про «научное сообщество», доказательство и описание. Однако термин «упорядоченность» понимания явно не добавляет. Хотелось бы получить определение, состоящее из терминов с самоочевидным значением. У вышеуказанной формулировки имеются и другие недостатки, но тем не менее, с этим определением мы уже можем понять отличие реального закона от фантазий «научного сообщества».

Предлагается подлинно научное определение и понятие закона:

«Категория „объективный закон“ со времён Аристотеля принята для обозначения каждой из бесконечного множества связей, соединяющих явления мироздания в систему. Иначе говоря, закон есть связь, но не любая, не случайная… а только объективная, т.е. не зависящая от воли человека, внутренняя, существенная, устойчивая и потому повторяющаяся связь явлений объективного мира. Причем, формулировка закона есть всего-навсего субъективное отражение необходимости, независимой от каких бы то ни было определений. Объективный закон действует и тогда, когда о его существовании никто и не подозревает» («Абсолютный и основной экономические законы коммунизма»).

«Открыть новый объективный закон — это значит обнаружить новые объективные связи между явлениями и сформулировать новое определение содержанию и сущности обнаруженной связи. Но новое означает не только иную формулировку, непохожую на прежнюю, т.е. в новой словесной редакции. В диаматике новое — это, прежде всего, более точное и глубокое представление об одном и том же явлении, отличающееся от прежнего определения именно большими глубиной и обобщением по закону отрицания отрицания.

Метод Маркса — это, прежде всего, метод добросовестного творческого движения мысли в исследуемом материале: от факта и описательных рассуждений по поводу этого факта к сущности и истине. Если совесть человека молчит, и если человек не изнуряет себя напряженным движением на новую познавательную высоту, то здесь нет признаков диаматического мышления.

Невозможно выйти за пределы известного, не отрицая своих собственных прежних представлений и понятий о предмете исследования. Диаматическое мышление есть движение мысли за пределы познанного. Если в сознании человека не происходит замены уже известных положений теории истинами более высокого порядка, то он сам, фактически, знает о себе нечто не слишком приятное: он не обладает диаматическим мышлением. Не каждый хороший методист, преподаватель философии является действительным материалистом-диалектиком, даже если он точно воспроизводит слова из известных трудов классиков.

Маркс на протяжении 20 лет не давал себе ни малейшей поблажки, порой отвергая открытые им же истины первого порядка ради открытия и обоснования истин более высокого и более общего порядка, пока не достигал абсолютных истин, т.е. открывал более полный комплекс абсолютных объективных связей общественного бытия. Каждый последующий том „Капитала“ есть очередной этап восхождения Маркса к истинам, ранее никем не сформулированным» («Можно ли считать себя коммунистом, не владея методологией марксизма в полной мере?»).

То, что сказано о Марксе, следует смело распространить на всех великих учёных-первооткрывателей научных законов.

В предложенном определении нет ни одного термина, значение которого вызвало бы полемику в среде психически здоровых людей. Предложенная формулировка безупречно определяет законы мироздания, природы, общества и мышления.

Что такое законы мироздания? Это всеобщие законы, то есть объективные, внутренние, существенные, устойчивые и потому повторяющиеся связи, присущие вообще всему. Они выражают, прежде всего, единство мира, его объективность, бесконечность, то есть несотворимость и неуничтожимость.

Примеры таких законов: мироздание есть комплекс объективных реальностей — пространства, времени и материи, движущейся в пространстве и существующей во времени из бесконечного прошлого в бесконечное будущее. Значит, все объекты и процессы в мире (явления) есть бесконечно разнообразные формы материи. Материя неуничтожима, как говорил Великий Ломоносов: «Ежели где убудет несколько материи, то умножится в другом месте».

Например, все объекты и процессы зарождаются и погибают. Нет объектов и процессов, которые бы не имели причины и не являлись бы следствием. Нет объектов, которые бы абсолютно покоились, все они пребывают в вечном движении (изменении), соударении (взаимном отражении). Нет двух абсолютно одинаковых объектов.

И так далее. Всё это всеобщие законы мироздания.

Что такое законы природы? Это объективные, внутренние, существенные, устойчивые и потому повторяющиеся связи, присущие всем формам материи на физическом, химическом и биологическом уровнях организации. Эти законы есть продолжение всеобщих законов, проявление всеобщих законов в том особенном, что характерно для эфира, частиц, атомов, молекул и тел. Те же самые законы, но на более сложном уровне организации материи. Их примеры, думается, известны каждому.

Что такое законы мышления? Это объективные, внутренние, существенные, устойчивые и потому повторяющиеся связи, присущие социальной форме материи в процессе высшей формы отражения — мышлении. Эти законы, разумеется, являются проявлением всеобщих законов мироздания в сознании человека. Важно отметить, что ключевым с точки зрения научного познания является закон первичности бытия. Это означает, что бытие, в данном случае бытие материи, породило сознание, а сознание (отражение в ощущениях и понятиях) является свойством высокоорганизованной материи.

Что такое законы общественного развития и законы истории? Это объективные, внутренние, существенные, устойчивые и потому повторяющиеся связи, присущие социальной форме материи. Эти законы также являются продолжением всеобщих законов, проявлением всеобщих законов в том особенном, что характерно для общества.

У термина «объективный закон» есть понятный каждому синоним «объективная необходимость».

Следует отметить, что все локальные, то есть не всеобщие, законы действуют лишь в известных пределах, границах, у них имеется известная сфера действия, за пределами которой они утрачивают силу и смысл.

Открытие абсолютных объективных законов бытия и установление абсолютных объективных истин о сущности конкретных явлений есть высший тип познания.

Таким образом, поскольку общество объективно существует и есть форма материи, постольку оно так же, как и весь остальной материальный мир, подчиняется объективным законам бытия, в том числе своего собственного — общественного бытия.

III

Итак, объективно необходимое для общества в целом и представляет собой систему объективных законов. Однако одно дело внешние объективные условия, иное дело — внутренние.

Человеческое общество существует в виде совокупности живых организмов и созданной ими культуры, а значит, подчиняется системе физических, химических и биологических законов. Человеческое общество не просто существует, а существует конкретно на планете Земля в Солнечной системе, следовательно подчиняется системе космических, геологических, атмосферных и иных законов. Каждый конкретно народ, каждая страна находятся в известных географических условиях, следовательно, подчиняются известным законам данных природных условий. Но это всё внешние объективные условия, нас же интересуют исключительно внутренние, те, которые и составляют систему законов общественного развития и истории. Ибо космические, геологические, географические, атмосферные законы одинаковы для всех — и для человека, и для бактерии, и для морей, и для горных пород, — а социальные законы действуют только в рамках общества и управляют только им.

Прежде всего, всякий закон общественного развития и закон истории представляет собой не нечто надуманное, спекулятивное или находящееся вне общества, а сущность отношений между людьми как форм необходимо возникающих связей. Ведь мы помним, что общество есть нечто принципиально большее, чем совокупность людей, наоборот, это отдельные люди являются порождением и выражением общества. Ключевую роль в рассмотрении отношений между людьми играет необходимость в возникновении данных конкретных связей.

Например, межличностные отношения конкретных людей очевидно невозможно признать необходимыми, даже если это отношения кровного родства. Хотя отношения матери, отца и ребёнка, отношение питающих друг к другу симпатию юноши и девушки можно считать желательными, но всё же они не необходимы. К сожалению, бывает и так, что ребенок даже не знает своих родителей, что трагично, но не невозможно. Мы же должны найти такие отношения между людьми, без которых общество существовать не может в принципе, немыслимо.

А без чего общество не может существовать прежде всего?

В отличие от неживой материи, общество существует в форме жизни. Как известно:

«Жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования состоит по своему существу в постоянном самообновлении химических составных частей этих тел» (Энгельс).

Общество не является белковым телом в прямом смысле слова, но образуется из особого соединения белковых тел людей, и таким образом общество тоже подчиняется необходимости своеобразного обновления. Но это не просто биологическое воспроизводство.

Общество есть социально организованная форма материи, объективное бытие которой состоит в управляемом и целеполагаемом обмене веществ и энергий с природой с целью её преобразованияОбщество через обмен веществ или доставление энергии (мера движения материи) воздействует на тело природы (будь то хоть камень, почва, хоть космическое пространство или геном) с конечной целью создания материальных благ, то есть предметов потребления. Это и есть специфическая форма воспроизводства общества, которая содержит в себе и деторождение. Одни поколения людей сменяют другие поколения людей именно в форме производства и потребления благ посредством коллективного преобразования природы.

Таким образом, общество не может существовать, даже немыслимо без собственного воспроизводства посредством преобразования природы. Все мы знаем о роли труда в процессе превращения стада обезьян в общество, обезьяны в человека, но мало кто придаёт значение тому, что труд общества — это и есть преобразование природы как форма существования общества в целом и его воспроизводства.

Ясно, что факторы воспроизводства общества составляют сферу нахождения объективно необходимых общественных отношений, следовательно, и сферу нахождения объективных законов развития общества и законов истории.

Какие конкретно факторы необходимы для воспроизводства общества?

Это, прежде всего, сами люди, обладающие известным культурным уровнем (= уровнем развития сознания), а также созданные ими, на основе их уровня познания (технологий), орудия производства. Эти люди, вооружённые орудиями производства, и называются производительными силами общества, а уровень их развития и определяет уровень развития общества в целом.

Но самих по себе людей и орудий производства недостаточно для производственного процесса. Мы же помним, что никаких людей вне общества не существует, что общество необходимо рассматривать как целое. Поэтому не следует удивляться тому, что труд является процессом коллективным и в конечном счёте общественным. А значит, люди с созданными ими орудиями производства должны известным образом соединяться в процессе труда. Тип такой связи, такого общественно отношения называется «производственным».

Соединённые известным образом в процессе преобразования природы вооружённые орудиями производства люди составляют таким образом единство производительных сил и производственных отношений, которое называется способом производства. История знает пять способов производства — первобытный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и коммунистический.

Описанная выше сфера (включающая самих людей с их уровнем развития, созданные ими орудия производства, а также производственные отношения, посредством которых они друг с другом соединяются) относится к бытию общества. Кроме того, в общественное бытие входит вся созданная материальная культура человечества.

IV

Итак, установлено, что законы общественного развития и законы истории регулируют, прежде всего, производительные силы и производственные отношения.

Первым законом общественного развития является закон расширенного воспроизводства общества. То есть эта та объективная, не зависящая от воли человека, общественно-внутренняя, существенная, устойчивая и потому повторяющаяся связь, с одной стороны, между обществом и природой, с другой стороны, между самими людьми в обществе, которая и охватывает само бытие общества как формы материи. Говоря с научной точки зрения о человеческом обществе, мы говорим прежде всего о том, что оно существует, а значит об объективном, значит необходимом процессе расширенного воспроизводства общества посредством преобразования природы. В данном случае социальный закон представляет собой не только общественное отношение, но и отношение всего общества к условиям своего существования — природе, мирозданию. Конкретные способы данного воспроизводства развиваются от первобытного к классовым — рабовладельческому, феодальному, капиталистическому — и затем к коммунистическому. Таким образом, содержание марксистской категории «способ производства» отражает и раскрывает данный закон.

Следовательно, вторым законом общественного развития является закон соответствия производственных отношений характеру производительных сил, согласно которому и происходят смены одного способа производства на другой, более высокий.

Здесь важно отметить три вещи.

Первое. Смена способов производства и соответствующих им исторических эпох есть естественно-исторический процесс.

Это означает, во-первых, что один способ производства выходит из другого, а не возникает или привносится извне. Во-вторых, что способы производства являются общими для всего человечества, а не свойственными отдельным регионам или народам. В-третьих, что без рассмотрения способа производства все рассуждения об обществе вообще, сущности общества вообще, природы общества вообще и тому подобные — лженаучны, не имеют никакого смысла. Вместе с тем, сказанное выше не означает, что конкретный народ, конкретная страна не может при известных условиях «перескочить» промежуточный способ производства сразу к более высокому.

Второе. Закон соответствия производственных отношений характеру производительных сил осуществляется в двух фазах: стихийно-объективной и научной. Эта разница примерно такая же, как с проявлением законов природы. Когда человечество ещё не познало, например, сущность электрической энергии, то проявление её было исключительно разрушительным в виде ударов молнии и пожаров. Когда человечество начало познавать сущность электрической энергии, то появились и такие её проявления, как искусственное освещение, отопление, электродвигатели, электроника и так далее. Произошло своего рода подчинение этой природной силы. На самом деле изменить или подчинить объективные законы природы невозможно, но можно использовать их в нашей деятельности. Похожим образом обстоит дело и с законами общественного развития — до коммунизма, то есть научно-организованного общества, соответствие производственных отношений характеру производительных сил проявляет себя в виде катастроф разрушения в ходе массовой общественной борьбы старых производственных отношений и старых обществ, покоящихся на них. Причинами замены старых производственных отношений становится невозможность использовать более совершенные орудия производства при старых отношениях и невозможность использовать прежние средства и способы эксплуатации из-за роста образованности трудящихся. Таким образом происходила революционная ломка и смена одного способа производства на другой. Тогда как в коммунистическом обществе, при познании объективной необходимости внедрения все более совершенных производственных отношений, человечество будет сознательно стремиться соблюдать вышеуказанное соответствие. Это будет своего рода подчинение человеком своей деятельности объективным требованиям жизни. Такой подход к жизни общества и есть истинная свобода, ибо свобода есть осознанная, познанная необходимость. Для конкретного человека соблюдение данного соответствия означает счастливую жизнь, так как соотношение уровня развития его личности и уровня развития общества будет в таком случае находиться в относительной гармонии, его труд будет востребован, вклад в общество ценен и важен. Быть свободным таким образом означает познать объективную необходимость собственного общественного бытия и следовать по пути развития, то есть движения от низшего к высшему, от простого к сложному.

Третье. Известно, что

«Не только отдельные организмы, но и все расширенно воспроизводящие себя экосистемы построены на принципах гармонии, пропорциональности обмена веществами и энергиями между производством и потреблением. Все случаи эгоистического поведения одной из сторон организма или экосистемы приводят и организм и всю экосистему в угнетенное состояние, а то и к полной деградации» («О сущности экономического кризиса»).

Так почему же человеческое общество последние семь тысяч лет, то есть всю свою писаную историю, не стремится установить такой способ взаимодействия людей друг с другом, который бы наиболее разумно, целесообразно использовал все факторы общественного бытия? Почему огромные массы людей постоянно страдают безо всякого смысла, растрачивают свой драгоценный труд, свои бесценные жизни то на строительство бессмысленных пирамид или «великих» стен, то на истребительные войны, то на создание циклопических богатств для горстки паразитов-олигархов?

Обыватели, филистеры, либералы и прочие сторонники частных отношений собственности обычно отвечают так: человек по своей природе — сволочь, поэтому чтобы заставить трудиться, приходится обращать его в раба, крепостного или наёмного работника. Поскольку выше мы уже доказали, что общество — это не сумма отдельных людей, а, наоборот, отдельные люди есть порождение общества, постольку можно лишь сказать, что все эти обыватели, филистеры, либералы и прочие сторонники частных отношений собственности — сами сволочи, порождённые известным типом организации общества.

Ответить на поставленный вопрос без освещения последующих законов развития общества и истории не представляется возможным, поэтому пока что просто зафиксируем то, что всю писаную историю человечества мы имеем производственные отношения бесконечно далёкие от целесообразных, то есть научно-организованных.

Что такое в сущности производственные отношения рабства? Насильственное принуждение огромного большинства микроскопическим меньшинством при минимально необходимом биологическом воспроизводстве трудящихся. Что такое в сущности производственные отношения крепостничества? Насильственное принуждение огромного большинства микроскопическим меньшинством, припудренное «личным наделом», при минимально необходимом социальном воспроизводстве трудящихся (крепостной раб должен воспроизвести себе подобных). Что такое в сущности производственные отношения капитализма? Насильственное принуждение и обман огромного большинства микроскопическим меньшинством, припудренные гражданскими свободами, при минимально необходимом социальном воспроизводстве трудящихся. Очевидно, что общества, построенные по принципу самопожирания, развиваются медленно и через социальные катастрофы. Поэтому неудивительно, что между появлением инженерных и математических наук и изобретением, например, паровой машины прошли тысячелетия. Только представьте, какой человечество утрачивало потенциал хотя бы потому, что на протяжении этих тысячелетий читать и писать умели единицы!

Третьим законом общественного развития является закон первичности производственных отношений и производности всех иных форм общественных отношений. Сначала обществу и человеку необходимо произвести пищу, одежду, жилище и другие материальные блага, а затем уже возникают условия для прочих отношений и всех надстроечных явлений. Следовательно, от характера производственных отношений объективно зависят все иные формы отношений и духовной жизни. Но самое главное, в области общественного бытия необходимо возникают особые формы отношений между людьми — общественные институты, такие как государство и право, которые скрепляют общество, обеспечивают устойчивость производственным отношениям. Если для поддержания нормального функционирования первобытного общества было достаточно института племенных вождей, так как первобытные производственные отношения не строились на насилии, то после возникновения основанных на принуждении эксплуататорских производственных отношений, неизбежно формируется особый аппарат подавления и террора — государство. Традиции, правила и нормы поведения заменяются разветвлённой системой правоотношений, строятся тюрьмы, казармы и полицейские участки. К государству примыкают пропагандисты, идеологи, в том числе институт религии (церковь).

Таким образом, единство базиса (производственных отношений) и надстройки (государство, право, идеология правящего класса) образует определённую систему общественного устройства, называемую общественно-экономической формацией. Ясно, что их по типу способов производства пять — первобытная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, коммунистическая.

Все данные формации возникают и сменяют друг друга точно так же естественно-историческим порядком. В основе существования данных формаций лежит абсолютный закон истории классовых обществ — закон классовой борьбы.

Слово «класс» принято для обозначения деления целого на составляющие его единство противоположности, то есть в нашем случае для антагонистических социальных классов. Классы есть крупные группы людей, характеризующиеся существенным отличием, главным образом по своему положению в обществе.

Ленин указывал:

«Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».

Сущность классов проявляется не в их различии, поскольку отношения между классами представляют собой форму присвоения результатов труда одного класса другим, а как раз в борьбе. Причём классовая борьба происходит не только между эксплуататорским и эксплуатируемым классами, но и между эксплуататорскими классами, а также между различными отрядами внутри классов.

Таким образом, главный закон истории классовых обществ гласит: история всех до сих пор существовавших классовых обществ была историей борьбы классов.

Закон классовой борьбы есть объективная, общественно-внутренняя, существенная, устойчивая и потому повторяющаяся связь между крупными группами людей, характеризующихся существенным отличием по своему положению в обществе, в виде непримиримой борьбы. Что рабовладельцу хорошо, то рабу плохо, и наоборот. Что феодалу хорошо, то крепостному плохо, и наоборот. Что капиталисту хорошо, то пролетарию плохо, и наоборот. Но вместе с тем, рабовладелец и раб, феодал и крепостной, капиталист и пролетарий не мыслимы друг без друга, составляют единство в форме классического, крепостного и наёмного рабства.

Разумеется, классовая борьба происходит в различных формах в зависимости от общественно-экономической формации, борющихся классов, конкретных условий стран и так далее. Классовая борьба в своей конкретно-исторической форме завершается социальной революцией, влекущей смену общественно-экономической формации. В основном через борьбу классов и посредством неё реализуется более общий закон — закон соответствия производственных отношений характеру производительных сил.

К законам истории относятся также экономические законы каждой формации. Так, например, абсолютный закон капитализма есть объективная, устойчивая, повторяющаяся связь между производством наёмным работником прибавочной стоимости и её безвозмездным присвоением предпринимателем. Стало быть, все процессы в капиталистической экономике так или иначе подчинены росту величины абсолютной и относительной прибавочной стоимости.

Возвращаясь к вопросу о причинах неразумной, ненаучной организации производства и производственных отношений на протяжении всей писаной истории человечества, теперь мы можем заключить следующее. Все формы эксплуататорских производственных отношений (рабство, крепостничество, наёмный труд) существуют в интересах малочисленного меньшинства, узурпировавшего факторы производства (земля, средства производства, а при капитализме также денежные и товарные массы). Все формы эксплуататорских производственных отношений построены на насилии и обмане, на оболванивании трудящихся, они удерживаются и гарантируются силой вооружённого государства. Но как и почему вообще такие отношения возникли? Дело в том, что в тот исторический момент, когда общественная производительность труда позволила накапливать устойчивый излишек, возникли, во-первых, радикальное разделение труда на умственный и физический, на управленческий и исполнительный, во-вторых, возможность паразитарного существования меньшинства, в-третьих, частные отношения собственности. Низменные побуждения малой части общества, такие как вульгарная жадность, грубая страсть к наслаждениям, грязная скаредность, корыстное стремление к грабежу общего достояния и самые гнусные средства: воровство, насилие, коварство, измена привели к гибели первобытного коммунизма. Впервые факторы общественного производства оказались отчуждены от самого общества в пользу отдельных, частных лиц. Которые, к тому же, превратились в конкурентов. Так общество раскололось на антагонистические классы — рабовладельцев и рабов, затем они трансформировались в феодалов и крепостных, а сейчас выглядят как предприниматели и пролетарии (наёмные работники). Но суть та же — меньшинство живёт за счёт результатов труда большинства.

Что послужило объективным основанием тому, что при появлении устойчивого излишка и сложной системы управления в общинниках проснулись самые дурные качества, основанные на инстинктах, и возникли частные отношения собственности и вспыхнула классовая борьба? Прежде всего, животные атавизмы в психике, сформировавшиеся тысячелетиями голода и холода. К тому же, дурной пример отношений в животном мире. Поэтому различные либералы и другие фанаты частных отношений собственности в прямом смысле слова выступают за культивирование животных атавизмов в современных людях, тогда как вся общественная жизнь уже давным-давно переросла и частную собственность и тем более рыночные отношения с их кризисным анархизмом и хаосом.

К сказанному следует добавить, что всё животное в сознании человека — это атавизмы, ибо социальное есть противоположное звериному. Законы общественного развития противоположны закону естественного отбора и эволюции. Однако самое сложное в науке — это постижение переходных форм. Ситуация сейчас такова, что человечество ещё не вышло полностью из лона природы, подлинная история Человечества начнётся после достижения зрелого коммунизма.

«Коммунизм — это очередная естественная ступень развития общества, на которой, впервые в истории человечества, отношения между людьми строятся не на инстинктах и эгоистических интересах, как это происходило все предыдущие тысячелетия, а в соответствии с требованиями системы познанных объективных законов развития природы и общества, и потому характеризуются отсутствием предпосылок для возникновения антагонизмов между индивидуумами, а тем более для возникновения войн.

Коммунистическим называется общество, осознающее себя жизненно важным элементом среды обитания человека, столь же необходимым, как кислород, вода и т.п. Поэтому забота о пригодности общества для проживания в нем индивидов не будет противопоставляться заботе об окружающей среде, об условиях производства материальных благ. Впервые триада «человек — общество — природные условия существования» будет лишена антагонистических противоречий, и объективная диалектика их взаимосвязей будет сознательно использована человеком.

В недалеком будущем всем станет ясно, что между массой и набором удовлетворенных потребностей, с одной стороны, и количеством высокоразвитых людей в обществе, с другой стороны, существует прямая и непосредственная связь. Чем меньше в обществе высокоразвитых людей, тем меньше удовлетворенных высокосодержательных потребностей, тем больше нерациональных потребностей и разрушительных способов их удовлетворения генерируется в обществе, тем чаще к власти приходят Муссолини и гитлеры, Горбачевы и ельцины.

Забота об обществе станет формой проявления личного эгоизма каждого человека, поскольку всеми без исключения будет осознано, что жить в постоянно совершенствующемся обществе не только комфортно, но и бесконечно интересно. Забота о каждом индивиде превратится в важнейшую функцию всего общества. Общество наконец станет действительно пригодным для счастливой жизни в нем всех без исключения людей.

… При коммунизме человечество будет эгоистично стремиться к развитию всех индивидов, сознавая, что каждый отдельный человек является средоточием многих талантов и, только создав общественные условия для всесторонней и полной реализации каждой личности, человечество будет иметь в своем распоряжении материальные и духовные блага с предельно высокими потребительными свойствами, в неиссякаемом количестве, а общественные отношения высокоразвитых людей будут характеризоваться предельно благожелательным рационализмом» («Коммунизм против „кумунизьма“»).

V

Легко заметить, что все законы общественного развития и законы истории действуют исключительно в целом, для всего общества. Они создают все обстоятельства жизни, всю богатую палитру объективных и субъективных условий в наших жизнях. Энгельс указывал:

«Мы делаем нашу историю сами, но, во-первых, мы делаем ее при весьма определенных предпосылках и условиях. Среди них экономические являются в конечном счете решающими. Но и политические и т. п. условия, даже традиции, живущие в головах людей, играют известную роль, хотя и не решающую… Во-вторых, история делается таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновений множества отдельных воль, причем каждая из этих воль становится тем, что она есть, опять-таки благодаря массе особых жизненных обстоятельств. Таким образом, имеется бесконечное количество перекрещивающихся сил, бесконечная группа параллелограммов сил из этого перекрещивания выходит одна равнодействующая — историческое событие. Этот результат можно опять-таки рассматривать как продукт одной силы, действующей как целое, бессознательно и безвольно. Ведь то, чего хочет один, встречает противодействие со стороны всякого другого, и в конечном результате появляется нечто такое, чего никто не хотел. Таким образом, история, как она шла до сих пор, протекает подобно природному процессу и подчинена, в сущности, тем же самым законам движения. Но из того обстоятельства, что воли отдельных людей, каждый из которых хочет того, к чему его влечет физическая конституция и внешние, в конечном счете экономические, обстоятельства (или его собственные, личные, или общесоциальные), что эти воли достигают не того, чего они хотят, но сливаются в нечто среднее, в одну общую равнодействующую, — из этого все же не следует заключать, что эти воли равны нулю. Наоборот, каждая воля участвует в равнодействующей и постольку включена в неё».

Разумеется, чем выше в обществе роль научного мировоззрения, тем меньше слепой стихии столкновения воль людей (вплоть до мировых войн), ведомых интересами, невежеством и страстямиЧем выше осознание абсолютного закона коммунизма — обеспечение благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, — тем больше в обществе плановости, гармоничности, целесообразности, пропорциональности и так далее. Но рост осознания достигается только через социальную революцию, за которой уже следует культурная. В обществе зрелого коммунизма люди без всякой классовой борьбы, осознанно, дисциплинированно будут постоянно приводить производственные отношения в соответствие уровню развития и характеру производительных сил.

На примерах истории и современности видно, как и чем отличается буржуазное общество, которое раздирает классовая борьба, всеобщая конкуренция (ещё один закон капитализма), от коммунистического общества даже в неразвитом ещё виде. Мы все помним, какие невероятные достижения имел сталинский СССР, какое в нём имелось морально-политическое единство всего народа, сплочённого вокруг своей партии и вождя. Помним, какой был трудовой энтузиазм, как люди массово учились, какие чистые отношения были и в коллективах и в межличностной сфере. И не было невозможных преград для такой страны, для советского Человека! Всё это результат революционного соединения выводов марксизма со всеми сферами жизни общества, прежде всего экономики.

Взгляните сегодня на Северную Корею. Там мы видим примерно то же самое — страна счастливых людей. Несмотря на всю грязь, ложь и провокацию тотальной буржуазной пропаганды о КНДР, реальные факты жизни данной страны говорят о том, что мы имеем там общество первой фазы коммунизма. Северокорейское общество стоит на целую ступень выше, чем, например, наше российское. Что же касается буржуазной пропаганды, то точно такими же чёрными красками лжи западные СМИ мазали сталинский СССР. Все эти выдумки про деспотию, террор, тоталитаризм, массовые казни, удушения свободы вовсе не новы. Это тот же самый маккартизм, просто менее масштабный в связи с тем, что КНДР не представляет прямой, непосредственной угрозы мировому империализму.

Иными словами, если в обществе государство и другие институты проведения воли бывшего эксплуатируемого класса (работающего класса) руководятся коммунистической партией, тем самым, на основе обобществления факторов производства, планово, бесконфликтно, пропорционально осуществляется производство и формирование всех необходимых условий для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, значит, такая страна становится на путь достижения всеобщего счастья. И чем дальше она стабильно развивается, особенно в деле развития именно людей, тем ближе зрелый коммунизм. Аккурат поэтому международный олигархитет всеми силами старается разнообразными способами задушить Северную Корею, оболгать её опыт, представить как страну сумасшедших людей. Впрочем, для психопатического буржуазного общества, в котором школьники и студенты расстреливают школы и вузы, клерки — офисы и «ночные клубы», а исламисты режут прохожих ножами и давят на автомобилях; в котором сутками по ТВ и интернету показывают насилие, разврат, сумасшествие и абсурд; в котором воровство, разбой, мошенничество, коррупция, террор, заборы и охранники — норма жизни; в котором существуют «брачные контракты», «гей-парады», «секс-туризм», «секс-рабство», шопоголия и сборы средств на операции умирающим детям; для этого общества и вправду счастливые, здоровые люди выглядят как с другой планеты.

Аналогично выглядели советские люди в сталинском СССР для иностранцев, в том числе журналистов и писателей. Некоторые из последних, будучи добросовестными людьми, изобразили изумление и восхищение советскими людьми и советской страной в своих произведениях. Чем советское общество дальше отходило от сталинских норм жизни, то есть предавало марксизм-ленинизм, тем дальше было всеобщее счастье — коммунизм. Но даже позднесоветское общество, несмотря на то, что в 1980-е годы вредители и предатели в руководстве партии начали разрушать экономику с целью спровоцировать отстранение КПСС и рабочего класса от власти, со всеми его трудностями и недостатками было в сто раз более счастливым, чем капиталистическая РФ.

*

Прочитать о законах общественного развития — ещё не значит понять и уметь применить данные знания.

Как уже было сказано выше, законы общества работают для общества в целом. Например, законы капитализма, с которыми непосредственно сталкивается человек, предстают для него в виде разного рода общественных отношений, таких прежде всего, как товар, деньги, кредит, наёмный труд, частная собственность. Отдельный человек может, пожалуй, отказаться от наёмного труда, не становясь капиталистом, или от частной собственности и денег, но капиталистическое общество представить без собственности, наёмничества и денег невозможно. Да и все эти «отказы» больше будут похожи на бегство от общества или превращение в обузу.

Когда мы смотрим, скажем, на денежную купюру или полицейского, то кажется, что «социальный вес» бумажкам или человеку с «ксивой» придаёт всеобщее признание, вера в то, что так и должно быть. Складывается ощущение, что детишек с детства учат, что такое и как выглядят деньги и полицейские, поэтому, когда те становятся взрослыми, эти явления для них приобретают соответствующий вес. Есть ведь даже такого рода концепции, что деньги придумали евреи и хитростью заставляют в них верить. А ещё масоны придумали правительства и армии, чтобы подчинить всех своей воле, а надо просто вооружить каждого и жить по «законам кольта».

На самом деле, условия развития общества (внешние и внутренние) вызывают ту или иную объективную необходимость, неизбежность той или иной формы общественных отношений. Иллюзия того, «что общество именно такое, потому что люди верят в то, что оно такое» возникает в связи с тем, что важнейшим фактором, формирующим эти условия, является уровень культурного развития человека в целом. Ведь человек есть ведущий элемент производительных сил, то есть он сам, его сознание, уровень его интеллектуального развития, является важнейшей частью общественного бытия. Но этот «человек» как элемент производительных сил — это не конкретное лицо, это все люди в массе, это народные массы. А убедить массы, управлять массами, направлять массы чрезвычайно сложно. Поэтому для перехода от безумного и глупого классового общества к коммунизму необходима коммунистическая организация и упорная классовая борьба, то есть политика миллионов.

Таким образом, отдельный человек может лишь ускорять или замедлять объективный ход истории, присоединяясь либо к реакционному классу, либо к прогрессивному. Пассивное бездействие означает поддержку и занятие стороны того класса, который в настоящее время господствует, сильнейшего.

 

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:

Просмотров: 58

0 0 vote
Article Rating
0

Spread the love
  • 16
    Поделились
Previous Article
Next Article
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Переводчик Google

поддержка

Последние сообщения на форуме

О ПРИВАТИЗАЦИИ ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ ДЕРИ …Приватизации в угоду «шарлатанам из-за границы» в Белоруссии не бу … Читать далее
История в сталинской школе    Сталинская «История Всесоюзной Коммунистической … Читать далее
Наука – главное орудие революцииОсновоположники научного мировоззрения К. Маркс и Ф. Энгельс обнар … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x
%d такие блоггеры, как: