18 вёдер дегтя или” пипл” все схавает

Spread the love
  • 15
    Поделились

0

1.

11 ноября сего года сайт телеканала Russia Today опубликовал статью из французской газеты La Liberté со скандальным сообщением.

1 канал российского телевидения готовит к показу, как сейчас принято выражаться, мегапроект – 18-серийный документальный фильм о Владимире Ильиче Ленине, снятый в 2017 году, к 100-летию революции.

Заинтригованный читатель узнал, что проект готовился ни много ни мало – 4 года и над ним работали 18 офицеров ФСБ (видимо, по одному на серию?) под руководством экс-руководителя управления архива ФСБ Василия Христофорова (того самого, который стал «экс» после того как президент выразил неудовольствие его стремлением попасть в Академию наук).

При этом сценарист фильма Игорь Липин даже не пытался сделать вид, что авторы фильма претендовали на некую «научную объективность», в согласии с которой нужно сказать что-то положительное, прежде чем затронуть «недостатки» и «оборотные стороны»… Ведь речь идет все же о выдающемся деятеле российской и мировой истории, о котором в высшей степени комплиментарно отзывались почти все современные ему представители культурной элиты – от Герберта Уэллса и Бертрана Рассела до Альберта Эйнштейна и Махатмы Ганди. Но к чему такие академические реверансы тем, кто привык смотреть на своих зрителей как на «пипл, который все схавает»! Сценарист Липин откровенно сообщил, что цель фильма сугубо пропагандистская и даже прямо очернительская – «развеять миф о добром Ленине», который противостоял «злому Сталину». Ведь именно Ленин – продолжает сценарист – «начал красный террор»!

Кроме того, сценарист обрадовал читателей сайта тем, что за 4 года 18 «историкам в мундире» удалось найти одно письмо, где Ленин приказывает уничтожать кулаков, а также туманно намекнул, что располагает доказательствами «психической ненормальности» вождя революции…

Видимо, все-таки не зря Путин недолюбливает высокопоставленных госслужащих, которые изображают из себя ученых! Четыре года люди рылись в архивах! Страшно предположить, сколько денег было выделено для создания такой титанической псевдодокументальной эпопеи, сравнимой по объему со средней руки мыльным сериалом! И что же было выдано «на-гора» в результате стольких потраченных «долларо-дней»?! Сообщение о том, что в годы гражданской войны Ленин распоряжался расстреливать кулаков (которые, строго говоря, и сами были не агнцами безгрешными, а очень даже часто постреливали из своих обрезов в коммунистов и бедняков) и мутные рассуждения о психических расстройствах, столь же «достоверные», сколь и набившие оскомину байки о «сифилисе мозга»!

Для того чтобы родить такую невзрачную пропагандистскую мышь, вовсе не надо было 4 года просиживать в архивах спецслужб, исправно выдаивая огромный бюджет фильма. Все это можно было получить в открытых источниках – в интернете или в обычных общедоступных библиотеках практически бесплатно. Я, например, нечто подобное слышал еще 30 лет назад, в годы моей ранней юности. Ходила тогда по рукам книжка писателя Солоухина под названием «Читая Ленина». Она сплошь состояла из цитат из полного собрания сочинений Владимира Ильича, тома которого стояли в открытом доступе на полках любой городской или районной библиотеки. Студенты и школьники обычно брали только те тома, где были произведения, заданные преподавателями обществоведения и философии. Любопытство школяров, как правило, не распространялось на переписку времен гражданской войны. А там, конечно, было множество распоряжений и телеграмм, которые были неизбежностью для любого политика того грозового времени (белые генералы, идеализируемые Солоухиным, отдавали не менее жесткие распоряжения о массовых расстрелах), но которые, безусловно, противоречили образу сусального «добренького дедушки Ленина», навязываемому в позднем СССР всем чуть ли не с детского сада.

Сильно била книжка Солоухина по неокрепшим мозгам студентов и старшеклассников эпохи перестройки! Многих она сделала антикоммунистами и антисоветчиками, толкнула в ряды «демократических митингов», проложивших путь переродившимся вчерашним партийным и комсомольским секретарям в банки и холдинги, к собственным яхтам и вертолетам – и все под крики о «кровавых коммунистах» и «повороте к демократии»…

Потом с годами пришло прозрение, понимание того, что нельзя к этому вопросу подходить с эмоциональными передергиваниями, что в годину междоусобиц, братоубийственной бойни иначе не бывает, что нас надули, используя пропагандистскую «клюкву», что Ленин, наконец, был суровый диктатор республики, а не образцовый толстовец… Но понимание этого пришло потом.

2.

Думаю, после того как этот фильм выйдет на экраны (впрочем, желающие уже сейчас могут его просмотреть в интернете), найдется немало профессиональных историков, которые захотят высказать свою авторитетную точку зрения по поводу этого «разоблачительного исследования». Не сомневаюсь, что эпопея переполнена натяжками, демагогией и прямыми фальсификациями. Это видно уже по заявлению сценариста Липина, что якобы Ленин был зачинщиком красного террора и что это – главное доказательство того, что Ленин «такой же злой и жестокий, как Сталин».

Видимо, надо напомнить, что причиной объявления красного террора стало покушение на В.И. Ленина, совершенное Фанни Каплан, а также убийство Леонидом Каннегисером главы Петроградской ЧК М.С. Урицкого (эсер Каннегисер мстил за расстрел своего товарища, он не знал, что именно Урицкий голосовал против этого расстрела и вообще был противником массовых расстрелов и захвата заложников). Террор был объявлен 2 сентября 1918 года Яковом Свердловым в «Обращении ВЦИК» и подтвержден постановлением Совнаркома от 5 сентября (под которым, естественно, не было подписи Ленина, а стояли подписи Курского, Петровского, Бонч-Бруевича и Фотиевой). Постановление с удовлетворением было встречено председателем ЧК Дзержинским, который выразился в том духе, что наконец-то законным путем можно покончить с «контрреволюционной сволочью» (между прочим, у современных спецслужбистов России настоящий культ Дзержинского, и 18 офицеров-архивистов выискивали компромат на Ленина, скорее всего, сидя под портретами Дзержинского). Так вот, Ленин, тяжело раненный отравленной пулей, меньше всего думал об объявлении террора в тот момент (хотя он и не был лицемерным демократическим демагогом вроде Ельцина, который сначала упрекал большевиков в расстрелах, а затем сам приказал расстрелять парламент).

Но, повторю, историки гораздо лучше сделают эту работу. Я же не историк, а философ по специальности, поэтому я скажу об основной идее фильма, которая и так уже ясна из интервью сценариста Липина. А идея эта проста, как сказочка, предназначенная для умственно отсталых детей. Дескать, в человеческой истории есть два рода правителей: одни – добрые, они всех гладят по головке и раздают подарки, другие – злые, и они приказывают всех мучить и расстреливать. И все это исключительно потому, что первые по природе добры и великодушны, а вторые в силу врожденных свойств злы и жестоки. Исторические обстоятельства, расклад социальных сил, накопившиеся в обществе противоречия, настроения и требования масс – все это не имеет никакого значения!

Ясно, что такие горе-историки, игнорирующие принцип историзма и мыслящие в рамках схемы «добрый царь–злой царь», творят свои «расследования» не без конъюнктурного умысла. Ведь очень полезно для карьеры и личного банковского счета как бы невзначай ввернуть мысль, что теперь – слава Богу! – нами правит «добрый вождь». Он на прямой линии и ребенка больного пожалеет и велит в московский госпиталь доставить, и школу на селе запретит закрывать! На тот факт, что это назначенные им министры подписывали распоряжения «оптимизировать» больницы и школы на селе, внимание обращать ведь необязательно… Это себе дороже.

Конечно, на самом деле реальность выглядит гораздо сложнее и суровее. Есть у Фридриха Энгельса остроумное рассуждение о добром и злом капиталистах. Суть его в том, что капиталист может быть человеком добрым и мягкосердечным или злым и жестоким, это мало что меняет, ведь действия его определяются не его субъективными желаниями, а объективными законами экономики.  Если капиталист по доброте душевной повысит зарплату своим рабочим, предоставит им оплачиваемые отпуска и больничные, оплатит жилье для них и лечение их детей, то все это он будет вынужден компенсировать за счет цены на товар, который производится на его фабрике. И значит, товары фабрики доброго капиталиста будут стоит дороже, чем товары фабрики черствого и злого капиталиста, у которого рабочие получают гроши, работают без отпусков и в случае болезни оказываются за воротами. Добрый капиталист в этом случае просто разорится и пополнит армию безработных, которая толпится у ворот фабрики злого капиталиста. Поэтому если капиталист хочет сохранить свои капиталы и производство, то он должен выжимать последний грош из рабочего, насколько только это возможно и независимо от того, жаль ему рабочего или нет. Придется ему забыть о своей доброте, переступить через себя, иначе с ним самим очень зло и жестоко обойдется капиталистический рынок.

Точно так же обстоит дело и в политике, особенно в столь решающих, роковых, требующих быстрых и решительных действий ситуациях, как ситуации гражданского противостояния.

3.

На самом деле сценарист Липин сознательно врет. Хорошо известно, что Ленин не был по природе своей злым, жестоким, мстительным, горделивым, коварным человеком, который получал наслаждение от мучений других людей или годами таил в себе злость за личные обиды. Он вообще мало думал о своей собственной персоне, не изображал из себя важного человека, вождя, любил пошутить, посмеяться, в том числе над собой. Ленин не особо заботился об одежде, не думая, как он будет выглядеть на трибуне или на заседании, был очень прост в отношениях с соратниками и требовал такого же отношения к себе. Ленин не хотел праздновать свой 50-летний юбилей, поддавшись уговорам, приехал только к концу и… произнес короткую речь об опасности вождизма. Он возмущался попытками возвеличивать его личность и стыдил таких людей: негоже, мол, марксистам придерживаться теории героя и толпы. Он требовал снять со стены его портреты, если видел таковые, войдя в помещение (много ли сейчас начальников, которых смущают их собственные портреты в кабинетах чиновников?).

Он был настолько лишен позерства и гордости, что оставался равнодушным к личным выпадам. Юморист Аверченко выпустил за границей книжку «Тысяча ножей в спину революции», где содержалось карикатурное изображение Ленина. Ленин в газете «Правда» посоветовал напечатать книжку большим тиражом в СССР, чтоб граждане Страны Советов увидели истинное лицо большинства белой эмиграции, тоскующей по еде в дорогих ресторанах. Ильича совсем не смутило, что граждане прочитают насмешки над ним лично. А ведь у нас перед глазами есть совсем другой случай: когда один руководитель изгнал с телевидения юмориста, который осмелился вывести этого руководителя в сатирической программе…

Кстати, пока Ленин был председателем Совнаркома, в советских официальных газетах публиковали карикатуры на наркомов и самого главу правительства, а царский закон о наказании за «оскорбление власти» был отменен…

Получивший воспитание в типичной интеллигентской семье, Ленин всегда был подчеркнуто вежлив со всеми и особенно с теми, кто был ниже его по должности. Его обращение с охраной, с техперсоналом Кремля очень удивляло тех работников, которые хорошо помнили спесивых и важных чиновников старого режима. Ленина невозможно было представить выкрикивающим ругательства и тем более распускающим руки. Он никогда не проявлял жестокость даже в тех случаях, когда это было бы оправданно. Каменев и Зиновьев практически предали своих товарищей, выдав буржуазной прессе план восстания. Можно себе представить, что бы сделал с такими «товарищами» Робеспьер! На следующий день после победы восстания они бы стояли на гильотине! Ленин осудил их поступок, но никогда потом не пытался расправиться с ними, они даже сохранили свои высокие посты в руководстве партии!

Поначалу после революции Ленин (как и многие другие лидеры большевиков) отличался даже излишней доверчивостью и порядочностью (если можно так сказать). В октябре-ноябре 1917 большевики выпускали из тюрем руководителей антисоветского сопротивления, всего лишь взяв с них устно или письменно «честное слово» не бороться больше с Советской властью! Лидеры большевиков считали тогда, что перед ними люди чести – офицеры, дворяне – и что они своего слова не нарушат! Таким образом, из тюрем были освобождены генералы Краснов, Мельников, думский депутат-монархист Пуришкевич (с Красновым разговаривал сам Ленин и сначала не поверил генералу, но все же согласился с товарищами, которые требовали освобождения, видимо, подумал, что, может, и сдержит слово). Все освобожденные, конечно, сразу же влились в ряды Белого движения, формировавшегося на юге России, а генерал Краснов стал одним из его вождей. При этом он еще и гордился тем, что обманул большевиков! Дорого обошелся большевикам их первоначальный либерализм: пришлось заплатить тысячами жизней красногвардейцев…

Надо ли добавлять, что белые, напротив, с «красными голодранцами» не церемонились и просто их расстреливали!

Как я уже говорил, в годину гражданской междоусобицы Ленину действительно приходилось отдавать множество приказов, в том числе и о расстрелах, помещении в лагеря, экспроприациях. Это делали и лидеры противоположной, антибольшевистской стороны. Тем, кто любит вспоминать о «ленинских концлагерях», недурно было бы помнить, что на территории, занятой Колчаком, было 40 концлагерей, где содержалось около 1 миллиона человек! И это не считая концлагерей англо-французских и американских интервентов! И адмирал Колчак выпускал приказы, звучащие для людей мирного времени поистине зловеще. Согласно одному из этих приказов Колчака, рабочих нужно было вешать и не снимать трупы три дня для устрашения (об этом вспоминал историк Гусев на круглом столе, устроенном «Комсомольской правдой» несколько лет назад). Среди историков широко известен приказ колчаковского генерал-губернатора Енисейской губернии С.Н. Розанова от 27 марта 1919 года. Приказ гласил: «При занятии селений, захваченных ранее разбойниками, требовать выдачи их главарей…; если этого не произойдет… – расстреливать десятого… Селения, население которых встретит правительственные войска с оружием, сжигать; взрослое мужское население расстреливать поголовно; имущество …отбирать в пользу казны… за добровольное снабжение разбойников не только оружием и боевыми припасами, но и продовольствием, одеждой и прочим, виновные селения будут сжигаться, а имущество отбираться в пользу казны…Среди населения брать заложников, в случае действия односельчан, направленного против правительственных войск, заложников расстреливать беспощадно…». Усилиями сего «белого рыцаря» в Сибири за 3 месяца было расстреляно 8 тысяч человек. А поэтесса Марина Цветаева примерно в это время в Москве пела:

Белая гвардия – путь твой высок.
Божье да белое твое дело…

И эти ее благоглупости повторяют до сих пор разного рода фанатики белой идеи.

Если уж мы заговорили о количестве жертв белого террора, то недурно вспомнить еще несколько фактов. При занятии Перми белые сразу же расстреляли 4 тысячи человек. Пока Екатеринбургская губерния находилась под «белыми», «защитники веры и Отечества» расстреляли 25 тысяч человек! Сейчас много говорится о красном терроре в Петрограде после убийства Урицкого. Действительно, за один месяц – октябрь 1918 – в ответ на убийство Урицкого и покушение на Ленина чекистами были расстреляны 800 человек (затем аресты и расстрелы в Петрограде пошли на убыль, а в ноябре 1918 приказ о терроре был официально отменен). Но вот в 1919 году белые занимают Енисейск. В течение одного месяца они расстреливают более 700 жителей! (Константин Хиценко «Белый террор в России // «Военное обозрение» 15 августа 2013). Население Енисейска тогда равнялось 7 тысячам человек. То есть «белыми рыцарями» был убит каждый 10 житель города! Если бы Колчак занял Петроград и его войска проявили тот же градус жестокости, что и в Сибири, то ими были бы расстреляны за месяц …80 тысяч петроградцев (население Петрограда составляло тогда 800 тысяч человек). Сравните это с 800 жертвами петроградской ВЧК в октябре 1918!

Итак, ни Колчак, ни Деникин, ни Врангель и их штабы и правительства в жестокости ничуть ее уступали большевикам, а скорее даже превосходили. Исследователь Эрлихман утверждает, что белый террор унес 300 000 жизней, тогда как по данным историка спецслужб Мазохина жертв красного террора с 1918 по 1921 было около 50 тысяч человек…

При этом важно, что никто, даже враги Ильича, никогда не утверждал, что ему лично доставляло какое-либо удовольствие подписываться под приказами о расстрелах или что он лично участвовал или изъявлял желание участвовать в пытках и казнях (Петр Первый, например, имел такую слабость и лично пытал даже своего сына, что не мешает конной статуе Петра возвышаться над Невой в Петербурге, а нашим либералам восхищаться царем-реформатором!). Совсем наоборот, по воспоминаниям Горького, Ленин сильно переживал по этому поводу и грустно сетовал после прослушивания классической музыки, которую он очень любил: «Часто слушать музыку не могу, действует на нервы, хочется милые глупости говорить и гладить по головкам людей, которые, живя в грязном аду, могут создавать такую красоту. А сегодня гладить по головке никого нельзя – руку откусят, и надобно бить по головкам, бить безжалостно, хотя мы, в идеале, против всякого насилия над людьми… Должность адски трудная!»

Показательно, что Ленин, убежденный в том, что бывают случаи, когда не обойтись без террора, был все же уверен, что это печальная необходимость и что идеалом является общество, где не будет никакого насилия человека над человеком.

Можно сказать и больше: сегодняшние «лениноеды» не любят упоминать о том, что хотя Ильич вовсе не был моралистом и когда нужно был готов проявить суровость, считал, что следует избегать чрезмерной жестокости. В беседе с американским писателем Стеффенсоном в 1919 году Ленин заявил: «В революции как и на войне …террор есть и будет». Но при этом «террор наносит вред революции, вредит ей извне и изнутри… Мы обязаны думать, как уменьшить …контролировать и направлять его». И это были не просто слова. Антисоветчики любят приводить слова чекиста Мартина Лациса из его статьи 1918 года в журнале «Красный террор»: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, – к какому классу он принадлежит». Из них делают вывод, что такова была точка зрения всей Советской власти и ее главы – Ленина. Но это явная ложь! Как раз Ленин резко осудил эту статью Лациса. Он публично назвал ее нелепостью, а в кругу близких даже припечатал таких чекистов как Лацис фразой «опасные дураки». Лацис вынужден даже был публично оправдываться: «Владимир Ильич напомнил мне, что наша задача отнюдь не состоит в физическом уничтожении буржуазии, а в ликвидации тех причин, которые порождают буржуазию…»

Ленин выступал против практики «открытых мандатов», когда чекистам выдавалось разрешение на арест, а то и расстрел, а нужную фамилию они вписывали сами. Ленин неоднократно по просьбам граждан требовал разобраться, правильно или нет арестован конкретный человек и многим вмешательство Ленина спасло жизнь. Кстати, разбираясь с конкретными делами, Ленин пришел к выводу, что Петрочека работает из рук вон плохо, что она «не умна», и требовал кадровой чистки. Не без влияния Ленина в январе 1920 Пленум ЦК РКП(б) принял решение с февраля объявить мораторий на расстрелы органами ЧК «врагов Советской власти». Наконец, в 1921 году, как только был введен НЭП, Ленин провел через ЦК постановление о сужении компетенции ЧК, уменьшении арестов, введении хотя бы месячного срока для рассмотрения дел и постановки ЧК под контроль Наркомюста с изменением названия (как известно, ЧК стала ГПУ).

4.

Итак, Ленин ни по своему характеру не был человеком злым и жестоким, ни по убеждениям не проповедовал вечное и принципиальное насилие, как это делают, например, фашисты. Напротив, он лично боролся за смягчение и ограничение террора. Но даже если бы он и был жесток, то что из того? Как я уже говорил, дело ведь не в личных свойствах людей, пусть даже самых гениальных и вознесенных историей на места правителей государств. Дело в исторических обстоятельствах, в социальных тенденциях, в настроениях масс. Гражданское противостояние в России, война всех против всех, беспощадный, временами бессмысленный бунт были предопределены сотнями лет крепостного права, издевательств верхов общества над многомиллионной крестьянской массой, нещадной сверхэксплуатацией народа. Поэт Александр Блок писал об этом: «Надо было веками угнетать, насиловать, топтать людей и их человеческое достоинство, чтобы породить такой взрыв народной ярости и ненависти». В народе накопилось столько злобы и ненависти, что к концу XIX века это было очевидным даже для заграничных наблюдателей. Фридрих Энгельс в работе «О социальном вопросе в России» писал: «Что положение русских крестьян со времени освобождения от крепостной зависимости стало невыносимым, что долго это удержаться не может, что уже по этой причине революция в России приближается, – это ясно». Но при этом Энгельс и Маркс предсказывали, что эта революция будет больше напоминать крестьянские Жакерии Запада с их безумными жестокостями, чем ту революцию, которую один из основоположников описывал в «Принципах коммунизма».

То же самое заявлял и Николай Гаврилович Чернышевский, знавший ситуацию в России изнутри: «Произойдут ужаснейшие волнения, и в этих кровавых волнениях может родиться настоящая народная революция; камень тяжел, огромен, но он висит над пропастью: стоит только немного сдвинуть его с места, и он пойдет под уклон, всё сметая на своем пути».

Так оно и произошло. С 1902 года в России начинаются крестьянские волнения. В 1905–1906 годах они перерастают в настоящую крестьянскую войну; помещичьи имения горят по всей европейской России, правительство бросает против крестьян армию с артиллерией.

Сильно ожесточила людей империалистическая война. Большая часть мужского населения прошла через бои, требование убивать врагов, получила в руки оружие и научилась им владеть, измучилась в результате военных тягот, стала тихо ненавидеть офицерство и руководство государства, не понимая, сколько еще воевать и какой в этом смысл…

Февральская революция 1917 года была бескровной только в демагогических сочинениях современных антикоммунистов. На деле сотни полицейских, жандармов, офицеров погибли в февральские дни. Это подробно описано в мемуарах. Ненависть к представителям старого режима была так велика, что генералов, чиновников, армейских офицеров солдаты, мещане, рабочие забивали насмерть без суда и следствия, часто убивая и случайных людей, и тех, кто уже арестован. Так, начальник Петроградской жандармерии 70-летний генерал-лейтенант Волков был захвачен толпой прямо в кабинете, избит, уведен в Таврический дворец, где Керенский лично пообещал ему безопасность под арестом, но той же ночью Волкова застрелил пьяный начальник караула. Но бесчинства низших чинов были откликом на те бесчинства, от которых некогда страдали они сами.

Полицейским припоминали и поборы с населения, и разгоны демонстраций, когда люди гибли от нагайки в висок. Офицеров ненавидели за избиения солдат и отношение к ним как к «пушечному мясу». Конечно, как нередко бывает, иногда страдали не сами изверги в погонах, а случайно подвернувшиеся толпе их честные сослуживцы…

Общеизвестно, что во время штурма Зимнего дворца солдатами и матросами были специально загажены уникальные и дорогие старинные вазы – просто из желания досадить бывшим господам. В деревнях помещичья собственность была почти повсеместно разграблена, имения сожжены, а самих помещиков изгоняли и даже убивали. Но особенно шокировали Ленина стихийные разгромы школ (Крупская пишет об этом в своих воспоминаниях): когда комиссары спрашивали солдат, зачем они это делают, те отвечали: «здесь учились дети ненавистных бар».

В этих условиях, когда общество окончательно раскололось на два враждебных непримиримых лагеря, взаимный террор был просто неизбежен. Достаточно было спички, чтоб разгорелся пожар. Этой спичкой стали выстрелы в Ленина и Урицкого.

При этом надо осознавать, что с одной стороны был организованный, провозглашенный государственными органами, проводимый по приговорам каких-никаких, но «государственных комиссий» террор (и красный, и белый), а с другой – были просто беспорядки, массовые убийства, своеобразные суды Линча по-русски, а также жертвы развала экономики и цивилизации. Бесчинства творили и красные, и белые, и многомиллионные крестьянские массы, которые вообще не примыкали ни к одной из партий (их назвали «зелеными»), а также многочисленные националисты (от петлюровцев до банд басмачей). В городах действовали десятки банд уголовников, с которыми удалось справиться лишь к 1925 году. И жертв от погромов и бесчинств было намного больше, чем от открытого государственного террора.

По подсчетам жестко антикоммунистически настроенного американского историка Конвеста всего с 1917 по 1922 год по приговорам ВЧК было расстреляно около 140 тысяч человек. Такова наиболее высокая оценка количества жертв красного террора. По подсчетам же отечественного историка спецслужб Мозохина – гораздо более объективного и неангажированного исследователя – жертв было, как я уже говорил, меньше чуть ли не в 3 раза – около 50 тысяч человек (и это с учетом бандитско-уголовных элементов, каковых в гражданскую войну чекисты также расстреливали множество). Напомню, в гражданскую войну в боестолкновениях между Красной и белыми армиями погибло около 2,5 миллиона человек. А от одной «испанки» (эпидемия испанского гриппа, которая бушевала тогда по всему миру и унесла от 50 до 100 миллионов жизней – гораздо больше, чем Первая мировая война!) в России за 1917–1922 гг. погибло около 4 миллионов человек! («Реальная история Гражданской войны принесена в жертву политике»//Aftershok)

Конечно, нельзя оправдывать массовые убийства и жестокость. Такой пароксизм злости никогда не должен повториться в нашей истории. Но все же факты требуют признать: жертвы официального организованного, проводимого Совнаркомом и ВЧК красного террора (которые, конечно, тоже значимы) – капля в море от общего числа жертв великой смуты начала ХХ века!

Однако и официальный, открыто проводимый ВЧК красный террор зачастую никак не зависел от воли центра и творился в результате самоуправства на местах. На то она и гражданская война, чтоб центральная власть была слаба, оторвана от провинций, которые во многом остаются предоставленными сами себе. Это только в воспаленных мозгах антисоветчиков Ленин был всесильным человекобогом, который управлял всеми чрезвычайками от Бреста до Владивостока и был ответственным за все, что они творили. На самом деле зачастую он был совершенно бессилен и вынужден был мириться с тем, что совсем ему не нравилось.

Один пример такого рода общеизвестен – это расстрел царской семьи по приказу Уральского Совета. Не кто иной, как деникинские следователи, которым было только выгодно очернить Ленина, выяснили, что Ленин посылал командующему Североуральским фронтом Берзину телеграмму, где требовал взять под охрану царскую семью и не допускать над ней насилий. Областной комиссар Голощекин (о нем мы еще вспомним) летом 1918-го ездил в Москву и свидетельствовал, что встретил сопротивление Ленина и Свердлова в вопросе о казни царя: Ленин требовал привезти семью в Москву, дабы устроить над царем и царицей показательный суд на манер процесса времен Французской революции (разумеется, о казни детей царя и прислуги речи вообще не шло!). Наконец, есть документы, свидетельствующие: Белобородов опасался, что Ленин прикажет наказать уральцев за самовольство, и поэтому Белобородов пытался даже отправить в Москву телеграмму с ложным сообщением, что царская семья погибла случайно, при эвакуации.

Другой пример самоуправства местных органов ЧК и бессилия центральной власти во главе с Лениным известен куда меньше. В том же 1918 году, но несколькими месяцами раньше, Ленин получил от родственников сообщение, что там же, в Екатеринбурге, чекистами арестован двоюродный брат Владимира Ильича Виктор Алексеевич Ардашев (сын тетки Ленина, родной сестры его матери – Любови Александровны Бланк). Он был провинциальным нотариусом, членом уездного комитета партии кадетов. После роспуска Учредительного собрания вместе с другими кадетами участвовал в протестах и потому попал к чекистам (которые не могли не знать, что это близкий родственник самого Ленина). Родные обратились к Владимиру Ильичу, тот послал телеграмму областному комиссару юстиции Голощекину (тому самому, который потом будет свидетельствовать о сопротивлении Ленина казни царя!), а Голощекин ответил телеграфом, что Ардашев …убит при попытке к бегству. Кстати, лидер кадетских протестов на Урале Бахтеев, которого арестовали вместе с Ардашевым, был благополучно отпущен, и вообще непонятно, как убили Ардашева: до или после телеграммы Ленина. Дело Ардашева вел, между прочим, Юровский, который вскоре расстреляет царскую семью. Уральские радикалы относились к Ленину негативно и осуждали его за защиту Брестского мира, так что существуют разные версии того, что они творили…

Ленин, конечно, нес ответственность за аресты и казни, которые совершались по его личным приказам в годы гражданской войны и, собственно, никогда от этого не отказывался и не изображал из себя добренького толстовца. Но внушать общественности, что он был монстр или что он ответствен за все жертвы гражданской войны – не только антиисторично, но и глупо. Нужно учитывать обстоятельства, в которых действовал тот или иной исторический персонаж.

5.

Кстати, это правило можно обратить и к нашим современникам. Сейчас никакой гражданской войны нет. Население недовольно своим положением и с каждым годом недовольство растет, но до такого уровня ожесточенности и даже озверения, который был в 1917 и в 1918 – слава Богу! – дело еще и не дошло и, надеюсь, не дойдет. Но при этом мы видим, что мирный демонстрант за поднятое забрало шлема росгвардейца получает реальный срок – три года  лагерей, пользователь интернета за репост картинки отправляется в тюрьму на несколько месяцев, а тех, кто за свои высказывания в Сети получил штрафы, – уже десятки. Так кто более жесток – правитель государства, который в годину гражданской бойни пытался сдерживать, контролировать и даже смягчать растущий снизу террор  или представители власти, которые в мирные времена осуждают граждан за невинные действия как матерых уголовников?

Вопрос, как говорится, риторический. Только этот вопрос вы не услышите в пропагандистском фильме, транслируемом по федеральному каналу, потому что за подобные вопросы денег и наград не дают…

Рустем Вахитов,

г. Уфа

sovross

друзья поддержите финансово сайт мы существуем за счет вашей поддержки заранее благодарны https://money.yandex.ru/to/410018351032569

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
error

Просмотров: 72

0

Spread the love
  • 15
    Поделились
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

ЛИНИЯ СТАЛИНА

ПОЖЕРТВОВАТЬ

Переводчик Google

пожертвовать

поддержка

Последние сообщения на форуме

Белобесие С момента присоединения Крыма к России в стране происходит нечто … Читать далее
Нравственность Европы. А была ли …Современное нравственное падение Европы  сегодня не обсуждает толь … Читать далее
Если народ за социализм – то капи …Занесло меня на днях в Мотовилиху – бывший рабочий район Перми, ны … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели