Кто же были патриотами – красные или белые?

Spread the love
  • 26
    Поделились

0

Историк Александр Колпакиди в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко

Мы знаем, есть исторические события, значимость которых не снижается и по прошествии веков. Появляются всё новые версии давно минувшего, яростно сталкиваются страсти при их обсуждении. История остаётся полем актуальнейшей идеологической борьбы, которая важна и для сегодняшнего дня, и для будущего. Именно такой (вполне ожидаемый!) характер обрела тема Гражданской войны в нашей стране, особенно в связи с отмечающимся её столетием.

Тема эта безбрежна. И несмотря на то, что «Правда» постоянно ведёт её, читатели обращают внимание на какие-то грани, требующие, по их мнению, большего освещения. В письмах ставится много вопросов. Называются также имена историков, с которыми людям хотелось бы встретиться на страницах нашей газеты.

Так, заметный интерес вызвала публикация в № 96 и 97 за прошлый год беседы с историком Александром Колпакиди под заголовком «Интервенция против революции». Что ж, Александр Иванович, член созданного им Клуба левых историков и обществоведов (КЛИО), действительно занимает видное место в ряду современных исследователей, наиболее глубоко и плодотворно анализирующих тему Гражданской войны.

Учитывая просьбы читателей, я и предложил ему продолжить наш разговор на эту тему, начатый в прошлогодних номерах «Правды».

Сколько правд было в той войне

— Мы уже говорили с вами, Александр Иванович, что история Гражданской войны подвергается ныне самым разнообразным фальсификациям. Но какую из них вы считаете главной?

— Главное, безусловно, состоит вот в чём. Нынешняя власть изо всех сил пытается внушить нашим современникам, будто не было в той войне правых и виноватых. Только что слушал небезызвестного Мединского. И о чём он в очередной раз глаголет? Дескать, у каждого в Гражданской войне была своя правда. А если основные из них взять, это белая, красная и зелёная. Мол, надо рассматривать их на равных.

— Многим нечто подобное уже внушили.

— К сожалению, да. Хотя что такое зелёная правда? Какая правда всерьёз может быть у крестьян даже не всей Тамбовской губернии, а лишь её части, нескольких уездов — тех, которые участвовали в так называемой антоновщине? Какая правда была у части крестьян Херсонщины и Тавриды, которые пошли за Махно? Какие бы чудеса ему теперь ни приписывали, реально в его бандформированиях насчитывалось около двух тысяч человек. В какие-то моменты они обрастали довольно значительным количеством других отрядов, но в основном устойчивая группа — всего две тысячи.

И какая же у них, по большому счёту, правда? Захватить ближайшую железную дорогу и брать мзду с проезжающих? Диктовать свою волю городу? Но это — разрушение государства. Полное!

— А вы заметили, что в течение последних трёх десятилетий у нас пишут и говорят почти исключительно об антисоветских крестьянских восстаниях во время Гражданской войны? Как будто и не было совершенно иных…

— Конечно! Тоже кардинальная фальсификация, создающая серьёзный перекос в общественном сознании. Попробуйте найти сегодня книги об антиколчаковских восстаниях. Нету! А ведь там против белых воевали целые армии крестьян.

Или антиденикинские восстания, которые тоже были. Где честные работы о них? Или о красных крестьянах-партизанах, действовавших против войск Юденича под Петроградом, воевавших против интервентов и белых на Севере…

— В общем, так называемые зелёные, которых ныне сплошь записывают во врагов Советской власти, реально в значительной мере поддерживали красных?

— Именно так. Минимум половина крестьянских формирований (или даже больше), действовавших во время Гражданской войны, руководствовались не какой-то мнимой «зелёной правдой», а поддерживали Советскую власть.

Даже на Украине, где влияние большевиков среди крестьян было гораздо меньше, нежели среди рабочих, огромная часть крестьянства поддерживала партии большевистских союзников, что дало возможность создать единый фронт против националистов Петлюры и пришлых деникинцев.

— Имеются какие-то численные показатели на сей счёт?

— Весьма выразительные. По данным современных украинских историков (понятно, с националистическим уклоном), более 600 тысяч украинцев воевали во время Гражданской войны на стороне Красной Армии. Более 600 тысяч — только на территории Украины.

— Внушительно.

— А всего, если взять и Дальний Восток, и Туркестан, и так далее, в Красной Армии было более миллиона украинцев. Они очень активно участвовали в Гражданской войне.

— Ну а сколько поддерживали, скажем, Петлюру?

— Важный вопрос. И ответ на него такой: менее 50 тысяч. Вот вам цена этому Петлюре, который ныне объявлен на Украине национальным героем. Народ его не поддерживал! Зато вовсю поддерживали внешние силы, даже поляк Пилсудский. Однако на чужих деньгах и штыках, как убедительно показала Гражданская война, победы могут быть только временные.

Да, характер борьбы — классовый.

И национально-освободительный…

— Внимательно слежу за вашими работами и выступлениями последнего времени, посвящёнными Гражданской войне. Их безусловное достоинство — глубокий анализ классового характера этой войны. Классовый для тех, кто сражался под красными знамёнами, — значит, справедливый. И это, конечно же, главная правда вооружённого противостояния той эпохи в нашей стране.

— Да, это и есть самое главное! Нам пытаются затуманить мозги такими фактами, как, например, Ижевско-Воткинское восстание на Урале: смотрите, дескать, рабочие выступали против большевиков. Не устают твердить, что белые были «за единую и неделимую Россию». И так далее.

Что ж, отдельные факты за годы борьбы случались разные, а тем более разные провозглашались лозунги и обещания. Но в чём суть, если отодвинуть случайное, второстепенное или расчётливо хитрое?

Это была борьба бедных против богатых, эксплуатируемых против эксплуататоров! А так как бедные и эксплуатируемые — это народ, то борьба шла за его будущее, за будущее страны.

— По-моему, очень точно сформулировано.

— Однако следует ещё весьма важное добавить. Кроме классового, та война имела и национально-освободительный характер.

Вот модно сейчас говорить, сколько офицеров пошли служить тогда в Красной Армии. А почему они пошли? Причин несколько, но первая — это интервенция, которая началась. Они пошли спасать страну от разграбления и расчленения.

Это сказалось, кстати, на ориентации не только офицеров, но и существенной части так называемой элиты. Политической, научной, художественной…

— Некоторые имена известны.

— Не все известны, далеко не все. А их было немало — тех, которые под воздействием происходивших событий значительно изменили свои убеждения и, вопреки прежней позиции, стали служить Советской власти.

Ну, например, было среди таковых несколько членов ЦК партии кадетов. Казалось бы, самая буржуазная партия — и вдруг… Представьте только: Вернадский, Дживелегов, Сабашников, Френкель… Это всё очень крупные деятели науки и культуры.

— А политически противостояли большевикам, причём долгое время. Значит, требовался серьёзный толчок для крутого внутреннего перелома.

— Основательно задумались о судьбе родной страны, которая на их глазах не просто разваливалась, а фактически уже развалилась. Но они не были равнодушны к Родине. И они были не денежными мешками, прожигателями неправедно нажитых средств, а трудягами — каждый в своей сфере. Скажем, Френкель создавал санитарную систему в стране, Сабашников — издатель, Вернадский — крупнейший учёный.

Да, они в своё время заблуждались, надеялись, что буржуазно-демократические преобразования изменят страну в нужном направлении. А вот жизнь переубедила их.

— Вы правы, конечно. Союз белых с интервентами и реальная угроза окончательной потери независимости страны многим раскрыли тогда глаза не только на сегодняшний, но и на завтрашний день. А также важно было пришедшее понимание, что отнюдь не большевики ввергли Россию в эту ужасающую разруху, что им, наоборот, выпало всё восстанавливать и дальше развивать. Сегодняшняя-то антисоветская пропаганда опять перевёртывает историю с ног на голову, мороча людям мозги. Внушается одно: большевики во всём виноваты!

— Это и есть первый миф, который мы призваны всемерно разоблачать: что именно большевики разрушили страну и ввергли её в Гражданскую войну. Нет и ещё раз нет!

Главный виновник, политика которого привела к этому, был казнён в самом начале той войны. Ведь он, Николай II, имел возможность провести крупномасштабные реформы, назревшие и даже перезревшие в стране. Подобно тому, как это сделал Александр II в начале 1860-х. Но… Николай пошёл по пути Александра III, которого так любит наш нынешний президент. Установка — ничего не менять.

Кое-что всё-таки приходилось делать, но, как говорится, чуть ли не под дулом пистолета. А такое всегда плохо кончается. Надо не ждать крайней ситуации, а предупреждать её, опережать.

— У нас же, совершенно очевидно, проблемы копились.

— Куча проблем! Во-первых, три наши фундаментальные: земельный вопрос, рабочий и национальный. А во-вторых, порождённые Первой мировой войной. Это и транспортный кризис, и сырьевой, и медицинский, и снабжение, и коллапс управления, и продразвёрстка с продотрядами, придуманные не большевиками, а доставшиеся нам тоже от царя-батюшки.

Вот они, реальные истоки Гражданской войны. А Временное правительство, пришедшее к власти, всё это лишь усугубило.

— Кормили народ обещаниями, срок которых отодвигался куда-то в неопределённую даль?

— На потом, всё на потом! Дескать, пока не получится: момент не настал. Даже эсеры, провозгласившие себя крестьянской партией, придя к власти, ничего для крестьян не сделали. Не то что Ленин: взяли власть — и он всю ночь сам пишет неотложные декреты.

В результате той своей трагикомической возни и оказались все эти партии на свалке истории. А сейчас, когда их наследники вернулись к власти, когда восторжествовала контрреволюция, они большевиков обвиняют в развязывании Гражданской войны.

Вглядеться в те условия, в ход событий и движущие силы

— Получается так: большевики взяли власть, чтобы Гражданскую войну в стране развернуть?

— Вот-вот! Чуть ли не с 7 ноября 1917-го по новому стилю. Или после заключения Брестского мира. Только зачем им, спрашивается, эта война понадобилась?

Не лишне ещё и ещё раз вспомнить, какую власть они захватили и в каких условиях. В разваленной стране, полным ходом катившейся в небытие! А их предшественники во власти не смогли даже Зимний дворец как следует защитить. Женский батальон пришёл. Позор! Такого не было, наверное, ни в одной другой стране.

— Бессилие своё тогдашние правители продемонстрировали сполна.

— Я вот думаю иногда: хорошо хоть не изнасиловали ни одну женщину. А если бы вдруг случилось такое, какой бы шум шёл до сих пор.

— Шума и без того по поводу Октябрьских событий хватает. Выдумок всяческих — тоже…

— Большевики контролировали всю эту массу солдат, вот что я хочу подчеркнуть. А полномасштабную войну раскручивать у них желания не было и не могло быть.

С другой же стороны попытки возникли сразу. И кто их разжигал? Иностранцы! По моему мнению, советские историки в своих исследованиях недостаточно уделяли этому внимания. Труды о вооружённой интервенции, об участии в борьбе против Советской власти иностранных войск, конечно, были. Есть материалы, раскрывающие масштаб всего этого. Но мало исследовалась закулисная, агентурная сторона иностранного вмешательства в наши дела. А между тем роль оно сыграло в разжигании Гражданской войны, прямо скажу, колоссальную.

— Вы, по-моему, много сил вкладываете за последнее время в изучение тайной войны против Советской России?

— Стараюсь, потому что уверен в необходимости и важности этого.

— Результаты подтверждают ваши предположения?

— С лихвой. Вы представьте только то огромное количество всевозможных иностранных миссий, которые действовали на нашей территории. Везде были они, и это помимо внедрённых нелегалов. Были на Севере и Западе, на Украине и Кавказе, в Туркестане, Сибири, на Дальнем Востоке…

— И сколько же людей там было?

— Вот это как раз я пытался подсчитать. Так получается — тысячи!

— То есть не просто какие-то малочисленные представительские группы, а вполне себе многолюдные организации?

— Многолюдные и очень тщательно подготовленные, продуманно составленные. Это же всё квалифицированные специалисты своего дела, высококлассные шпионы и диверсанты с отработанными задачами. Можно не сомневаться: хлеб свой ели не зря.

— Выявляются конкретные их дела?

— Конечно. Всё больше. Узнаём много нового. Если, скажем, о роли англичан и ранее нам немало было известно, то о роли французов — почти ничего. Я уже однажды говорил вам, насколько хитро до сих пор им удалось свои дела законспирировать, спрятать в закрытых архивах. Лишь постепенно кое-что раскрывается.

Вот только сейчас появилась молодая екатеринбургская исследовательница Юлия Галкина, которая опубликовала на эту тему несколько прямо-таки сенсационных статей. И роль французов в подрывной работе против большевиков, оказывается, нередко даже больше, чем англичан. А кто и что об этом знал? Да почти никто и ничего.

— Значит, возможны и дальнейшие открытия в исследованиях на этих направлениях?

— Считаю, что они будут.

— Вы убедительно опровергаете миф о том, что в Гражданской войне были заинтересованы большевики и они её начали. Давайте подведём некоторые итоги о начале. Ведь сопротивление Октябрьской революции было? В разных местах оно было разной силы, но с учётом этого триумфальное шествие Советской власти, реальное, не следует всё же воспринимать слишком упрощённо?

— Я эту оговорку постоянно делаю. Были тогда же, в октябре 1917-го, известные бои в Москве, менее известные, но достаточно яростные — в Иркутске, а также в некоторых других регионах — их более десятка. Вспыхнули сразу же потом антисоветский мятеж Каледина на Дону, мятеж Дутова в Оренбуржье, Польского корпуса на западе страны…

Но со всеми этими очагами большевики быстро справились. Почему? Да потому, что в тот момент ещё не состоялось вооружённого иностранного вмешательства. Деньгами контрреволюцию из-за рубежа поддерживали, однако этого оказалось недостаточно. И полномасштабная Гражданская война тогда не началась. Точнее можно говорить о ликвидации незаконных вооружённых формирований, которая к апрелю 1918-го была в основном успешно завершена. Замечу, что Ленин особо выделял этот период.

— Какой? До организованного вмешательства Чехословацкого корпуса, о чём мы с вами в прошлый раз уже говорили?

— Да. Видя, что своими силами у русских врагов революции действенный отпор большевикам не получается, международное империалистическое окружение Советской России решает пойти на прямую вооружённую интервенцию. При её поддержке и заполыхала на просторах нашей Родины полномасштабная Гражданская война.

С больной головы на здоровую

— То, о чём вы сейчас говорите, наши идеологические противники всегда пытались скрыть или извратить, перевернув с ног на голову. Ныне же, когда в России антисоветчики захватили власть, взяв реванш за поражение в Гражданской войне, их фальсификация того периода нашей истории, можно сказать, не имеет пределов. А основная цель прежняя: изобразить белых истинными патриотами России, боровшимися якобы за её интересы, а красных, то есть большевиков и их сторонников, — злостными антипатриотами. Перекладывают реальную вину с больной головы на здоровую?

— Именно так было и есть! Отсюда стремление замолчать либо всячески принизить роль иностранного вмешательства в Гражданскую войну на стороне белых.

Вот в прошлой нашей беседе речь шла о значении мятежа Чехословацкого корпуса в развязывании полномасштабной войны против Советской России. Значение это во многом было ключевым. Не буду повторяться, но напомню хотя бы одно: мятеж произошёл вовсе не случайно, как это пытаются представить. Он был организован согласно решению Верховного военного совета Антанты от 2 мая 1918 года, подписанному в Версале под Парижем руководителями всех главных стран, входивших в данную организацию.

А вооружённый Чехословацкий корпус, находившийся на территории России, уже официально перешёл к тому времени под французское командование. Кем же они были, эти франкочехи, как не самыми настоящими интервентами?

— Я уже отмечал: особенно возмущают нелепые разглагольствования о том, будто большевики сами сознательно вызывали выступление чехословаков против себя, чтобы подтолкнуть нужную им (!) Гражданскую войну.

— Ну конечно, такая выдумка совершенно абсурдна. Никогда и нигде люди, находящиеся у власти, не начинали гражданских войн. Им это просто не нужно и совсем не выгодно.

Давайте скажем прямо вот что ещё: неверно считать Гражданскую войну у нас только Гражданской. Правильнее называть её иностранным вторжением (интервенцией), переросшим в Гражданскую войну. Именно такой была и ленинская оценка, на которую в прошлом нашем разговоре я уже ссылался: «Всемирный империализм… вызвал у нас, в сущности говоря, гражданскую войну и виновен в её затягивании».

Интересы эксплуататоров внутри нашей страны и вне её в главном совпали. Это была боязнь дальнейшего распространения и победы социалистической революции.

— Хотя, конечно, у каждой из стран, поддержавших российскую контрреволюцию, был также свой интерес?

— Это несомненно, однако страх перед большевиками их объединил. Ведь развязали Гражданскую войну в России силы, которые стремились свергнуть большевиков. Начали белогвардейцы на иностранные деньги, а при непосредственном военном участии империалистических держав, как мы уже говорили, схватка обрела широчайший размах. Так, на западе Германия и Австро-Венгрия двинули против красных до миллиона солдат. В Закавказье вторглись турецкие войска. На севере и востоке происходило вторжение войск государств Антанты и одновременно мятеж Чехословацкого корпуса по решению руководства Антанты — от Поволжья до Владивостока.

— Продолжалось и финансирование Белого движения из-за рубежа, снабжение его оружием?

— Всё время! Так, в 1919 — 1920 годах расходы Великобритании на армию Деникина (Вооружённые Силы Юга России) составили около 100 миллионов фунтов стерлингов. Правительство США предоставило армии Колчака кредит в размере 262 миллионов долларов и в счёт этой суммы на протяжении 1918—1919 годов направили ему 450 тысяч винтовок, несколько тысяч пулемётов, сотни орудий, боеприпасы. Япония израсходовала на содержание белогвардейских формирований на Дальнем Востоке в 1918—1922 годах около 160 миллионов иен. Организованный в 1920 году в Крыму режим Врангеля получил от британского правительства 14,5 миллиона фунтов стерлингов, французское правительство дало ему заём в сумме 150 миллионов франков.

— И при этом белые, противопоставляя себя большевикам, назывались патриотами России!

— Так продолжается в антисоветской пропаганде до сих пор. Хотя на деле были они марионетками иностранных хозяев, и это пора уже в конце концов признать. А те хозяева заботились разве о благе Российского государства и нашего народа? Разумеется, нет. Чтобы свергнуть большевиков, они шли и на ликвидацию единства России. Потому, видя это, белогвардейцы старались конкретно не думать о будущем страны. Программой их было «непредрешенчество». То есть задача — свержение большевистской власти, а обо всём остальном будем думать потом, после выполнения главного заказа иностранных спонсоров «белого дела».

«Единая и неделимая» — это для белых пустые слова

— Но ведь бытует до сего времени миф о белогвардейцах как борцах за «единую и неделимую Россию», противостоявших якобы разрушителям державы — большевикам. Согласитесь, Александр Иванович, пожалуй, сегодня это самый важный миф для апологетов белогвардейщины.

— Я согласен. О «единой и неделимой» постоянно твердили тогда, во время Гражданской, и не менее настойчиво опираются на этот миф сегодняшние антисоветчики. Дескать, именно такова была главная патриотическая цель белых в борьбе с большевиками.

Но это — пустые слова. И белогвардейские лидеры, пафосно повторяя их, уже тогда понимали, что лгут.

— Как вы это обосновываете?

— Да к тому времени иностранные спонсоры белых уже признали массу отделившихся от России государств (Украину, Грузию, Эстонию и другие). И было ясно, что даже в случае победы белогвардейцев эти решения отменены не будут. Более того, очевидно было, что западные державы заставят и зависимых от них белогвардейцев признать развал «единой и неделимой». Потому что белогвардейские режимы признали долги перед «союзниками» царского и Временного правительств, а кроме того, и сами уже набрали долгов. В таких условиях, находясь в долгах, как в шелках, белогвардейцы не смогли бы возражать своим кредиторам.

Жизнь показала: белые не смогли решить национальный, крестьянский, рабочий, женский и другие назревшие вопросы. Они, собственно, и не собирались ничего решать. Всё, к чему стремилась белогвардейщина, — это загнать взбунтовавшееся быдло, то есть народ, в стойло. После чего много жрать, ещё больше пить и неограниченно развлекаться. А не решать какие-то наболевшие вопросы жизни народа. Именно так повела себя буржуазная «элита» после свержения Советской власти. И нет никаких оснований считать, что тогдашняя белогвардейская «элита» вела бы себя как-то иначе.

— Но изображают теперь белогвардейских вождей как героев.

— О да! Но таковы ли они в действительности? Главарь казачьих сепаратистов генерал П.Н. Краснов ещё в 1918 году провозгласил Донскую республику, независимую от России, а позже, в 1942 году, призывал казаков воевать за Гитлера. Он изложил свои сепаратистские идеи так: «Казаки! Помните, вы не русские, вы, казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давно их эксплуатировала». И этого пособника германского кайзера, а затем гитлеровских нацистов, этого ярого русофоба поклонники белогвардейщины считают ныне русским патриотом!

— Издают собрания его сочинений, памятники ставить норовят…

— На деле Россию сохранили единой именно большевики, создав РСФСР, а затем СССР. Как только СССР был ликвидирован переродившейся номенклатурой КПСС, прекратила своё существование и историческая Россия, разделённая на 15 обрубков.

— В идеологическом аспекте у большевиков был привлекательный для народных масс проект построения справедливого общества.

— И это чрезвычайно важно! В то время как белогвардейцы могли противопоставить такому проекту только невнятные обещания что-нибудь решить на Учредительном собрании. «Но только — после победы». То есть, с одной стороны, чёткий план, уже претворяемый в жизнь (отмена сословного деления, отделение церкви от государства, отмена частной собственности, раздача земли крестьянам и т.д.), а с другой — неизвестно что, когда-нибудь потом, может быть (а может и не быть). По существу, белогвардейцы сами не знали, что они хотят построить. Вся их идея состояла в уничтожении большевиков и возврате «элитным» паразитам отобранной большевиками собственности, в том числе земли.

— По мере того как малейшая вера в них испарялась окончательно, что-то менялось в их замыслах?

— Мало менялось, да и запоздало. Вот пример: «В плане политического конструирования Российского государства Врангель отказался от лозунга «Единая, великая, неделимая Россия» в его деникинском варианте. Не отступая от идеи сохранения целостности страны, новый лидер Белого движения изменил подходы к конструированию унитарного государства. В письме от 7 июня 1920 года начальник Управления внешних сношений при Главнокомандующем ВСЮР П. Струве сообщал премьер-министру Франции Мильерану, что генерал Врангель придерживается взглядов на необходимость организации России на свободном договоре, конституированном через представительские собрания политических новообразований. Широкая федерация должна была зиждиться прежде всего на экономических интересах. То есть, не прибегая к юридическому признанию государственных новообразований на территории бывшей Российской империи, Главнокомандующий де-факто признал их суверенитет, понимал необходимость считаться с Украиной как независимым субъектом. Врангель отошёл от деникинского принципа непредрешения формы будущего устройства и чётко заявил о своем видении России как федерации, что расширяло платформу для переговоров с другими образованиями, входившими ранее в состав имперской России».

10 августа 1920 года председатель Совета министров Французской Республики заявил о признании правительства Юга России. Но было уже поздно, слишком поздно. Да и меры явно недостаточные…

Кто за кого и за что сражался

— У антисоветчиков, прежних и нынешних, задачи нелёгкие. Всё-таки сам исход Гражданской войны, победа Красной Армии под руководством большевиков — убедительнейшее свидетельство того, на чьей стороне была правда и за кем пошёл в большинстве народ нашей страны. Что было — то было. А требуется всё это любыми способами скомпрометировать. И вот начинают всячески изощряться. Ну, скажем, запущена версия, будто белые представляли русские национальные силы, в то время как красные — это орды латышей, мадьяр, китайцев и т.д. Нерусских, в общем. Что скажете на это?

— Опять изощрение с противопоставлением: патриоты — антипатриоты. Издавна знакомая песня. И если разбираться в ней, обязательно добавить надо к приведённому вами перечислению национальностей ещё одну: евреи.

А как же! Ведь и Великую Октябрьскую социалистическую революцию пытаются изображать как следствие еврейско-масонского заговора. Дескать, в руководстве большевиков было много евреев, которые и определяли линию партии.

— Но разве они составляли большинство?

— Нет, конечно. И в большевистской партии, её руководстве, и в народных массах страны большинство составляли славяне — русские, украинцы, белорусы. Давайте взглянем на руководящий состав. Первый Совет Народных Комиссаров (правительство советское) состоял из 15 русских и 1 еврея. Или вот состав Петроградского Военно-революционного комитета в 1917 году: половина из 82 его членов — славяне (30 русских, 8 украинцев, 3 белоруса). Евреев в Петроградском ВРК было 21, то есть 25 процентов — при доле в населении 4 процента.

За период с 1917 по 1924 год в составе высшего руководства страны было 48 русских и 8 евреев. В ЦК РКП(б) в 1924 году — 54 русских и 14 евреев. То есть процент евреев повышенный, но далёк даже от 30 процентов.

— Более высокий процент объясняется не заговором, а объективными обстоятельствами?

— Конечно. В Российской империи против иудеев действовали законодательные ограничения на место жительства (черта оседлости) и образование (процентная норма). Потому евреи активно участвовали в деятельности не только партии большевиков, но и других оппозиционных партий — меньшевиков, эсеров, кадетов и др.

Были евреи (в основном крещёные) и среди белых. Например, генерал Б.А. Штейфон командовал в Добровольческой армии 4-й пехотной дивизией, генерал-майор Н.А. Букретов был атаманом Кубанского казачьего войска, генерал-майор П.Ф. Бермондт-Авалов — командующий Западной Добровольческой армией, генерал-лейтенант С.В. Цейль был председателем Временного правительства Закаспийской области и т.п. Правда, евреи-белогвардейцы были крещёные, но и евреи-коммунисты были атеистами. Ни те ни другие, как правило, не исповедовали иудаизм.

Была сформирована еврейская рота в Забайкалье, в войсках атамана Семёнова, у Булак-Балаховича в Белоруссии существовала еврейская дружина под командой прапорщика Цейтлина и т.д. Но разве о чём-то существенном, принципиальном подобные факты говорят?

Кроме евреев, в революции активно участвовали представители и других национальностей, проживавших в империи. В том же Петроградском ВРК состояли 6 латышей и 5 поляков. Что также неудивительно, учитывая более высокий процент городского населения в соответствующих губерниях и его б`ольшую образованность. Но опять же их нельзя считать иностранцами, исходя из будущей независимости Польши и Латвии. К началу революции и Гражданской войны они были жителями одной страны.

— Интернационалистов, воевавших в Красной Армии (китайцев, венгров, чехов и др.), зачисляют в «интервенты» со стороны большевиков. Правомерно?

— Ни в коем случае! Невозможно сравнивать участие в борьбе на стороне красных отдельных граждан или даже подразделений, состоявших из добровольцев-интернационалистов, с организованной интервенцией в поддержку белогвардейцев.

Во-первых, интервенция предполагает участие иностранных войск, вооружённых и снабжённых по лучшим мировым образцам, а не просто некоторое число невооружённых и необученных граждан. Во-вторых, интервенция включала в себя снабжение, финансирование и техническую поддержку белогвардейских правительств, чего интернационалисты обеспечить не могли, поскольку были просто частными лицами. В-третьих, интервенция включала в себя шпионаж, диверсии, пропаганду и блокаду со стороны крупнейших мировых держав, чего и в малейшей степени не могло быть со стороны интернационалистов. В общем, вред для России от интервенции со стороны тогдашнего «мирового сообщества» в сотни раз превышал помощь, которую РСФСР получала от воинов-интернационалистов.

— Буржуазная пропаганда представляет Белое движение как собрание благородных патриотов…

— А на деле эти разбойничьи банды под руководством Деникина, Колчака и других высокопоставленных главарей не могли ни существовать, ни даже сформироваться без иностранного финансирования и снабжения. То есть Белое движение, как мы уже говорили, являлось марионеточным образованием враждебных России государств Запада и Востока. Соответственно эти марионетки и действовали — в интересах своих хозяев. Реально Белое движение было наёмной армией интервентов, которые использовали его для борьбы на уничтожение России руками русских коллаборационистов.

Обоснованию предательской, антинациональной позиции белогвардейцев служила зоологическая ненависть свергнутой правящей «элиты» к русскому народу. Ведь для белогвардейцев русский народ — взбунтовавшееся быдло, представители чужого биологического вида. Поэтому белогвардейцы и уничтожали мирных жителей и пленных в гигантских масштабах, зачастую, как это бывало с пленными красноармейцами, даже не фиксируя их численности.

— Словно скот убивали, не интересуясь именами и фамилиями?

— Именно! Впрочем, об этом мы далее поговорим. А сейчас скажу ещё об одной разновидности мифа про «народность» белогвардейского движения. Это рассуждения о том, что большинство воевавших на стороне белых не были помещиками и капиталистами, а происходили из числа крестьян и рабочих. Оно вроде бы и так: во всех массовых армиях, численность которых превышает 100 тысяч человек, большинство личного состава всегда набирается мобилизацией или добровольно из самых многочисленных слоёв населения. Иначе армия просто не будет массовой. Сторонники белогвардейщины пытаются аргументировать, что офицеры в белогвардейских формированиях были в основном из мещан и крестьян, а не из дворян. Поэтому-де эти формирования были фактически Рабоче-Крестьянской Белой Армией.

Но ведь офицеры, получившие погоны в период Первой мировой войны, были уже не рабочие и крестьяне, а личные дворяне. Право на личное дворянство давали первый обер-офицерский чин или награждение орденом. Потери белогвардейских воинских частей показывают повышенное содержание в их составе офицеров-дворян. Вот некоторые данные: «За время Гражданской войны Дроздовская дивизия выдержала 650 боёв, потеряв при этом 15000 человек убитыми и 35000 ранеными. В число убитых входит 4,5 тысячи офицеров, в том числе большинство «дроздовцев-первопоходников».

Хотя были в Белой армии и ижевско-воткинские рабочие полки, и мобилизованные крестьяне. Но это нисколько не говорит о народном характере белогвардейщины! Ведь и все части интервентов периода Гражданской войны состояли в основном из крестьян и рабочих. И даже войска вермахта и других агрессоров периода Великой Отечественной войны также состояли из рабочих и крестьян. То есть разговоры о Рабоче-Крестьянской Белой Армии — это бессмысленная болтовня! Гораздо важнее цели, за которые сражались белые и красные. Не случайно из белогвардейских армий было массовое дезертирство мобилизованных; не случайны и восстания против белогвардейских режимов. Народ отказал в доверии белогвардейцам, и они в ходе Гражданской войны не сумели выполнить желание своих иностранных хозяев — свергнуть большевиков.

— Можно как-то цифрами выразить участие иностранцев в борьбе на той и другой стороне?

— На стороне РККА воевало в разное время от 50 до 300 тысяч иностранных граждан, то есть от 1 до 6 процентов её численности. А, например, в Особый Маньчжурский отряд (ОМО) под командованием атамана Семёнова входили: японский отряд капитана Окумуры из 540 японских солдат и 28 офицеров, имевший на вооружении 15 артиллерийских орудий; два пехотных полка, состоявших из китайцев, и отряд из бывших солдат Австро-Венгрии под командованием черногорца подполковника Драговича. Ближайшим помощником Семёнова в ОМО был барон А.И. Тирбах.

— Да, изрядная пестрота…

— Всюду основной силой «белого дела» выступали интервенты. На севере — англо-франко-американские, на западе — германо-австрийские, а затем польские. Весной 1920 года, готовя Польшу к войне против Советской России, Англия, Франция и США поставили этой стране 1494 орудия, 2800 пулемётов, 385,5 тысячи винтовок, 42 тысячи револьверов, около 700 самолётов, 200 бронемашин, 800 грузовиков, 4,5 тысячи повозок, 3 миллиона комплектов обмундирования, 4 миллиона пар обуви. Франция предоставила Польше долгосрочный кредит на сумму более 1 миллиарда франков. США также выделили Польше долгосрочный кредит 159,6 миллиона долларов. В середине 1919 года в Польшу была переброшена сформированная из поляков во Франции 70-тысячная армия генерала Ю. Галлера. С помощью западных держав к весне 1920 года Польше удалось создать армию численностью 738 тысяч военнослужащих. Подготовкой её к войне занимались французские инструкторы.

— Чехословацкий корпус, который с января 1918 года стал автономной частью французской армии, жалованье получал тоже от французов?

— Разумеется. Потому позднее корпус этот находился под командованием генерала Жанена, а не адмирала Колчака.

— В Сибири и на Дальнем Востоке белогвардейские режимы активно поддерживали японские оккупанты.

— Прежде всего и больше всего. В справочнике, изданном в 1925 году профессором И. Такенобу, приводятся такие данные о японской интервенции в Сибири: «Общее количество убитых офицеров и солдат исчисляется в 1475 чел., умерших от болезней — 610 и 10000 чел. было ранено. Стоимость расходов, произведённых на военные операции в течение пяти лет интервенции, обошлась японской казне в 700 миллионов иен».

Но тянулись к Сибири и Дальнему Востоку и другие. В 1920 году здесь насчитывалось 175 тысяч японцев, а кроме них — 55 тысяч чехословаков, 10 тысяч американцев, 6 тысяч китайцев, 4 тысячи канадцев, 1600 англичан, 1500 итальянцев, 1100 французов, 12 тысяч поляков, румын и сербов. Став прислугой зарубежных хозяев, белое движение утратило даже видимость патриотичности!

А красные победили прежде всего потому, что на их стороне выступило огромное большинство жителей России. В основном рабочих и крестьян, но не только. Мы уже говорили, что в Красной Армии были и дворяне, офицеры. Их выбор был обусловлен патриотическими убеждениями. Поскольку белогвардейцы стали марионетками иностранных держав, стремившихся к расчленению и последующему уничтожению России, то у русских патриотов не оставалось никакого другого разумного выбора, кроме поддержки Совнаркома РСФСР. В противном случае им пришлось бы участвовать в уничтожении исторической России во имя прибылей заграничных буржуев.

О терроре белом и красном

— Нынешняя пропаганда в РФ запугивает людей «страшными большевиками», якобы стремившимися всех расстрелять. При этом совершенно умалчивают о белом терроре. Между тем известно, что после прихода к власти большевики отпускали своих врагов под честное слово не воевать с ними. Например, так был отпущен генерал Краснов после вооружённого наступления на Петроград, были отпущены Пуришкевич и многие другие. Только дальнейший опыт показал большевикам, что контрреволюционеры легко нарушают любые обещания.

— Да, белогвардейцы первыми начали массовый террор, а большевики после этого просто вынуждены были перейти на язык, который единственно и понимали белогвардейские бандиты.

Например, банда калединского есаула Чернецова начала массовые расстрелы рабочих ещё в декабре 1917 года. На Ясиновском руднике в Донбассе этой бандой было расстреляно более 100 человек. В ответ на такие и им подобные террористические акции, а конкретно после покушения на В.И. Ленина, и начался красный террор в сентябре 1918 года. При этом масштабы его были разительно меньше террора белогвардейского.

— Но сочинения С.П. Мельгунова и прочих белогвардейских пропагандистов категорически утверждают обратное! А ведь именно они огромными тиражами стали издаваться у нас с началом «перестройки».

— Ох уж этот Мельгунов! Одиозная личность. Он начал фабриковать свои книжки о красном терроре ещё во время Гражданской войны, а потом переиздавались они неслыханными тиражами во всём мире. С радостью были запущены в обиход и в Советском Союзе, когда началась горбачёвская «катастройка». На них постоянно ссылаются до сих пор, хотя никакого доверия они не заслуживают.

— И как вы это доказываете?

— Доводов масса! Целого газетного номера не хватит, чтобы их изложить. Приведу лишь некоторые. Вот, скажем, пишет Мельгунов о терроре красных в Севастополе в 1920 году: «28-го ноября уже появляется в «Извест. Времен. Севаст. Ревкома» первый список расстрелянных — их 1634 человека, из них 278 женщин; 30 ноября публикуется второй список в 1202 человека, из коих 88 женщин».

Только Мельгунову было неизвестно, что «Известия Временного Севастопольского Ревкома» выходили в 1917 году. А в 1920-м такая газета вообще не существовала, ничего печатать не могла и, соответственно, никаких списков не печатала!

Из таких же мутных источников, вроде этого Мельгунова, распространяется миф об участии в руководстве террором в Крыму Р.С. Землячки. Хотя на самом деле она не имела к террору прямого касательства. Этим занимались органы ЧК и Особые отделы, а в её обязанности входила организационно-партийная работа.

К тому же распространяемые сведения о числе жертв красного террора в Крыму преувеличены на порядок, а число жертв белого террора поклонники белогвардейщины оценивают всего лишь в 200 человек, то есть преуменьшают… в 55 раз! Например, некий кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории России новейшего времени РГГУ, действительный член Историко-родословного общества В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт вещает следующую ложь: «Самая кровавая точка на карте России — это Крымский полуостров. Во-первых, Еремеевские ночи 1917—1918 года и массовые убийства зимой 1920—1921 года, в ходе которых уничтожались поголовно чины врангелевской русской армии, включая сестёр милосердия, раненых в лазаретах, военных чиновников. Уничтожались беженцы из центральных губерний России, включая рабочих, которые из Курска ушли в Крым вместе с белыми войсками, обыватели, включая гимназистов, интеллигенция, и, кроме того, крымские татары многие пали жертвами этих расстрелов зимой 1921 года — за сочувственное отношение. Жертвы репрессий зимой 1920—1921 года — от 20 до 115 тысяч. Независимые историки склоняются ко второй цифре, но большая часть полагает, что погибли 86 тысяч человек той зимой в Крыму. За то время, что в Крыму были белые, это весна 1919 года, до августа — ноября 1920 года — белые расстреляли за это время свыше двухсот человек, не двухсот тысяч». В действительности только после подавления восстания в Керчи в июне 1919 года белогвардейцы истребили от 3 до 5 тысяч человек!

А вот события 1920 года в честном изложении: «Перед рассветом на 31 июля 1-й дроздовский полк двинулся на колонию Гейдельберг… Заняли с налёта, причём озверение дошло до того, что расстреливали и докалывали раненых. В полку было около 150 раненых, до 30 убитых и 26 попало в плен из третьего батальона. Полк расстрелял всех захваченных красных в Гейдельберге (до 200 человек)».

Таким образом, за один день 31 июля 1920 года один белогвардейский полк расстрелял столько, сколько поклонники белых насчитывают за годы!

— В номерах 56 и 59 за прошлый год «Правда» напечатала потрясающий материал «Глазами белогвардейского генерала». Это воспоминания генерал-лейтенанта деникинских и врангелевских войск Е.И. Достовалова, которые издал и прислал к нам в редакцию Анатолий Михайлович Сергиенко — руководитель Белгородского областного отделения РУСО. Генерал тот, полностью разочаровавшись в деле, за которое воевал, написал горькую правду, что такое был белый террор, в том числе и в Крыму. Кровь стынет в жилах, когда читаешь такое…

— Как правило, число жертв белого террора в регионах было много больше жертв красного. Потому что красный террор направлялся против меньшинства, желавшего реставрации дореволюционных порядков, а белый был направлен диктаторскими режимами Деникина, Колчака, Миллера и других против огромного большинства народа, не желавшего этой реставрации.

Деникинцы устраивали еврейские погромы, в которых были убиты тысячи мирных жителей. В Сибири колчаковские войска массово расстреливали крестьян и рабочих. Всего численность жертв белого террора 1917—1922 годов можно оценить как минимум в 500 тысяч человек.

Замечу, что белый террор куда больше способствовал победе красных в Гражданской войне, чем красный. Потому что даже поначалу не симпатизировавшие большевикам слои населения, вроде крестьян в Сибири, переходили к вооружённой борьбе против диктатуры Колчака и прочих белобандитов после их террористических действий в отношении местного населения.

То есть именно зверская жестокость, бесчеловечность белогвардейских бандитов явились дополнительной причиной их поражения. Красный террор и близко не стоял со зверствами бывшей «элиты», до предела озлобленной на трудовой народ.

— Да, без поддержки народа большевики не удержали бы власть. Ведь против них были все другие государства и все другие российские партии. В таких условиях ничто, кроме поддержки народных масс, не смогло бы удержать власть большевиков от падения. Но этого не произошло! Значит, народная поддержка была поистине массовая. А на чём держались белые?

— Какова была поддержка диктаторского режима «верховного правителя» России адмирала Колчака видно из того, что, по данным выдающегося советского историка П.А. Голуба, колчаковский режим загнал в более чем 40 сибирских концлагерей 914178 человек, отвергавших реставраторские устремления этого британского прислужника. И только в 1918 году «в концлагерях Сибири умерло около 17 тысяч заключённых».

Широко использовали белогвардейские режимы и «баржи смерти», и «поезда смерти». Например, «как вспоминает заключённый В. Попов из уфимского эшелона, из 2700 человек, увезённых из Уфы, в Никольск-Уссурийске в живых остались лишь около 1200».

— Погибли более половины?

— Так было сплошь и рядом. В Приморье «поезда смерти» посетили сотрудники американского Красного Креста. Один из них — Рудольф Бьюкели опубликовал позднее свой дневник, в котором писал: «Я видел трупы людей, тела которых ещё при жизни разъедали паразиты до тех пор, пока они не умирали после месяцев ежедневной мучительной пытки от голода, грязи и холода…»

Дальше автор дневника сообщает: «Прошлой ночью по пути домой, пройдя с доктором Розетом по поезду, я почувствовал ужасную слабость. Если бы кто-нибудь рассказал мне о том, что я слышал и видел, я посчитал бы это ложью. Сегодня я сижу и записываю всё это в надежде, что простое описание подробностей облегчит меня и я смогу разумно мыслить и добросовестно работать».

Самарский поезд, который, по словам Бьюкели, вышел из пункта отправки почти 2 месяца назад, увозил в вагонах 2100 узников. «Насколько мы могли сосчитать, вчера в поезде было 1325 человек мужчин, женщин и детей. За прошлую ночь умерли шестеро. Постепенно они вымрут все, если поезду позволят двигаться дальше в таком состоянии. В течение недели этот поезд из 50 вагонов странствовал от станции к станции, и каждый день всё новые трупы вытаскивались из него… Я видел умирающих и слышал их предсмертный хрип. Они были полуголые, и паразиты кишели на их телах. Другие лежали в полусознательном состоянии. Ничего похожего на санитарное обеспечение в поезде не было. И скопление грязи и нечистот, в которых лежали и умирали эти люди, не поддаётся описанию».

— Ужасной была участь красноармейцев, попадавших в плен к белым.

— Вот как белогвардейцы содержали пленных в лагере в Азове: «Из рапорта дежурного врача Евгении Евграфовны Ажогиной: «Азов. 21.10.1919 г. Лагерному врачу. Рапорт. При приёмке больных 20 октября 1919 года с эшелона коменданту ст. Нижне-Чирской при отношении №422 был подан список на 66 человек, из них 31 человек трупов. Умерло тут же, при приёмке, 3 человека, а на следующий день 10 человек. Из второй партии, принятой в тот же день, из 65 человек трупов — 7, при приёмке умерло 2, тяжелобольных 4, почти умирают».

Осенью 1919 года в Азовском лагере началась эпидемия тифа, дошло до мобилизации городского населения на рытьё ям для захоронений. Прокурор Новочеркасской судебной палаты, обеспокоенный тем, что положение в лагере может «крайне неблагоприятно отразиться на деле борьбы с большевизмом и общем успокоении», в представлении начальнику Управления юстиции при Главнокомандующем Вооружёнными силами на Юге России 31 октября 1919 года писал:

«Условия содержания в этом лагере пленных красноармейцев… таковы, что перед ними бледнеют все жестокости немецкого плена. В лагере до 10 тысяч человек пленных, содержащихся в таких антигигиенических условиях, что смертность достигает 130 человек в день». Тут проявилось то же озлобление и наплевательское отношение белой гвардии к народу. Всего в этом белогвардейском концлагере погибло более 20 тысяч человек!

За несколько месяцев 1919 года японские и белогвардейские каратели сожгли в Амурской области более 25 сёл. Только в Приамурье было уничтожено 7 тысяч человек. Население Хабаровска сократилось с 52 тысяч человек до 30 тысяч, а население Забайкалья за пять лет — на 30,8 процента.

— Людей уничтожали, а всё, чем можно было поживиться, вывозилось из России!

— Абсолютно всё, подчистую, как говорится. Грабёж интервентов и белых во время Гражданской войны достиг немыслимых размеров. Он даже превзошёл то, что творили во время Великой Отечественной гитлеровские захватчики.

Данные из трудов историков, заслуживающих доверия и уважения, можно приводить очень долго. Например:

«Вывоз леса японцами с российского Дальнего Востока с 1918 по 1922 гг. увеличился с 90 до 411 тыс. кубометров. Вывоз леса в 1918—1920 гг. в стоимостном выражении составил почти 3,9 млн. иен (японская иена по курсу приравнивалась к условному золотому российскому рублю). Но это только то, что учтено статистикой. В Приморской области, кроме фирм «Мицуи», «Окура», «Акита», сотни японцев вели самовольную хищническую рубку леса, отправляя его в Японию контрабандным путём».

Или вот ещё: «В качестве «компенсации» за оказанную белогвардейцам помощь интервенты вывезли с 1 февраля по 1 сентября 1920 года с Юга России 3 миллиона пудов зерна, 830 тысяч пудов соли, 120 тысяч пудов льна, 120 тысяч пудов табака, 63 тысячи пудов шерсти и другое».

— Гребли старательно, ничего не скажешь…

— Удирая из Крыма, Врангель увёл весь военный и гражданский флот. Также врангелевцами были вывезены запасы продовольствия, что вызвало голод в Крыму. Процитирую исследование на эту тему: «Покидая Крымский полуостров, белогвардейцы вывезли с собой около 7 тыс. тонн различного продовольствия (только зерна — 5 тыс. тонн, сахара — 233 тонны, чая — 283 тонны) и огромное количество предметов вещевого довольствия…

Вина Главкома Русской армии в том, что, спасая от верного поражения остатки своих войск, он в то же самое время обрекал оставшееся на полуострове население, в том числе и тех, кто не успел бежать вместе с ним, на верную смерть. Это даёт полное основание заявить, что Врангель является одним из виновников разразившегося вскоре на полуострове голода, унёсшего жизни 100 тыс. человек».


— Тема нашего разговора столь обширна, что всего, конечно, не охватить. Однако я надеюсь, главное читатели воспримут: красные, а не белые в труднейший период Гражданской войны проявили себя как истинные патриоты своей Родины.

— Несомненно! Так было и впредь, на всех этапах нашего социалистического роста. В горниле Гражданской, отражая нашествие интервентов и их прислужников, наш народ закладывал основы будущих великих побед Советской державы.

Хочу порекомендовать читателям «Правды» недавно вышедшие книги на эту тему — Леонида Масловского «Невидимый палач. Кто на самом деле руководил Гражданской войной в России» и Василия Галина «Гражданская война» и «Интервенция».

— Наверное, к урокам и опыту столетней давности мы с вами ещё не раз обратимся.

подготовил

Виктор Кожемяко

gazeta

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
error

Просмотров: 86

0

Spread the love
  • 26
    Поделились
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

ЛИНИЯ СТАЛИНА

ПОЖЕРТВОВАТЬ

Переводчик Google

пожертвовать

поддержка

Последние сообщения на форуме

Трещины в диктатуре Буржуазии …Ещё К. Маркс писал, что капитал любит тишину для повседневного све … Читать далее
Курчатов: его ядерная изомерия …Курчатов: его ядерная изомерия Александр Гуськов  фото: Игорь … Читать далее
Как прожить на одно довольствие: …Как прожить на одно довольствие: полицейские «приработки» в России … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели