Красные флаги на улицах

Spread the love
  • 45
    Поделились

0

Красные флаги на улицах. Часть 1

На протяжении нескольких последних месяцев улицы крупных индийских городов, таких как Нью-Дели и Мумбаи, заполнили стотысячные демонстрации рабочих и крестьян под красными флагами. Правительственные буржуазные средства массовой информации, конечно же, предпочли закрыть на них глаза, но, учитывая силу и регулярность выступлений, они не смогли их долго игнорировать. Беспрецедентные по масштабам демонстрации бедствующих крестьян и городских рабочих были вызваны несогласием с политикой действующего правительства, в частности неолиберальными мерами. Воодушевляет то, что в акции протеста были вовлечены левые силы всех оттенков. Даже сейчас, когда пишется эта заметка (апрель 2019 года), миллионы крестьян с красными флагами маршируют к городу Мумбаи в штате Махараштра, где не так давно разразился аграрный кризис и прокатилась волна самоубийств отчаявшихся крестьян. Эти события стали следствием массовых уличных протестов городских промышленных рабочих, работников неформального сектора и служащих во всех крупных городах страны, как часть общенациональной двухдневной всеобщей забастовки, объявленной всеми центральными профсоюзами (и левого, и центристского толка).

Красные флаги на улицах. Часть 1 Индия, Забастовка, Крестьяне, Перевод, Рабочие, Длиннопост

Хотя индийские левые были несколько дезориентированы после крайне неудачного участия Левого фронта на недавних всенародных выборах, приведших к концу его почти четвертьвекового правления в Западной Бенгалии, надо полагать, это массовые выступления под красными флагами указывают на смену отношения к неолиберальной политике, проводимой Конгрессом и правительством партии «Бхаратия Джаната» (BJP). Как предполагают, аграрный кризис, который стал прямым следствием этой политики, а также крестьянские волнения стали причиной смещения правительства BJP в штатах Раджастхан, Мадхья-Прадеш и Чхаттисгарх. Конечно, это не привело к тому, что там избрали левые партии, но центристский Конгресс смог сформировать правительства в этих штатах.

Аграрный кризис назревал уже давно, и о нем много писали, но именно городские промышленные кризисы раньше не привлекали достаточного внимания. Общенациональная всеобщая забастовка рабочих указывает на бедственное положение рабочего класса. Сначала мы рассмотрим особенности этой забастовки, а затем последние изменения в положении рабочих, что сможет объяснить причины их массового участия.

«Всеобщая забастовка»

Термин «всеобщая забастовка» означает забастовки работников в рамках какой-либо отрасли (всей отрасли), региона или всей страны. В свое время такие действия носили символический характер, чтобы привлечь внимание правительства, заставить его принять конкретные требования или ускорить революционный процесс, ведущий к захвату власти. Теоретики рабочего движения, например Роза Люксембург, утверждали, что всеобщие забастовки возможны только тогда, когда большая масса неорганизованных в профсоюзы рабочих (составлявших основную массу рабочего класса) выступает в поддержку стачечных требований и не может добиться успеха только усилиями организованных рабочих и их профсоюзов. Наибольшее значение как политический инструмент всеобщие забастовки приобрели после выступлений в Бельгии в 1886—1893 годах и в России в 1905 и 1917 годах. Люксембург, изучавшая этот феномен, утверждала, что эти события в значительной степени отличались спонтанностью и постоянными колебаниями между политической и экономической направленностью требований. Хотя она едва ли видела в них потенциал для революции, все же считала всеобщие забастовки важной частью обучения рабочих революционным навыкам. Люксембург упустила, что именно благодаря всеобщим забастовкам в России появились Советы рабочих депутатов, которые сыграли решающую роль в революциях 1917 года.

Если мы обращаемся к этой далеко не новой идее, то нужно затронуть два вопроса: во-первых, отношения между неорганизованными рабочими и объединенными в профсоюзы и, во-вторых, соотношение между экономической, политической и революционной повесткой дня рабочего класса.

Инструмент всеобщей забастовки использовался в последние десятилетия как в политических, так и в экономических целях, особенно для противодействия неолиберальной политике, жертвами которой стали многие государства. Интересный пример — всеобщая забастовка 2002—2003 годов (нефтяная забастовка) в Венесуэле против политики Чавеса. Он стремился использовать нефтяные доходы, получаемые от экспортных поставок, для финансирования социальной политики, что, в свою очередь, вело к интенсификации добычи нефти и усилению контроля над горнодобывающей промышленностью. Как только цены на нефть снизились в результате нарастающего финансового кризиса, поднялась и волна движения против его политики. В этот момент работники нефтяной промышленности объявили бессрочную всеобщую забастовку, чтобы заставить Чавеса сложить с себя полномочия или провести новые выборы. Чавес принял решительные меры — увольнение десятков тысяч рабочих и служащих нефтяной отрасли, расстрел демонстраций и т. д. Полная остановка поставок нефти нанесла ущерб экспорту, ускорила валютный кризис в стране и привела к резкому снижению ВВП. Наконец забастовка была подавлена, а Чавес смог выиграть референдум при поддержке городской бедноты, которая продолжала получать выгоду от социальной политики.

Схожую ситуацию можно было наблюдать в Гвинее, где рабочие бастовали, чтобы заставить президента уступить требованиям передачи власти. Конечно, выдвигались и некоторые экономические требования, например снижение цен на топливо, повышение заработной платы и подавление коррупции в полиции, но все они не служили основной цели — назначению премьер-министра с реальными полномочиями из состава профсоюза. Забастовка, инициированная Объединенным профсоюзом гвинейских рабочих, центром профсоюзов страны, продолжалась почти два месяца в январе-феврале 2007 года. Рабочие столкнулись с жестокими репрессиями, но не отступили и вынудили президента начать переговоры и назначить премьер-министра по согласованию с профсоюзами.

В Европе прошел ряд забастовок, направленных против неолиберальных сокращений заработной платы и социального обеспечения, увеличения рабочего времени, пенсионного возраста и т. д. Общеевропейскую забастовку против подобных реформ попытались организовать в ноябре 2012 года, но она провалилась, потому что не смогла получить необходимой поддержки от профсоюзов разных стран. Однако профсоюзы в отдельных странах объявили забастовку, чтобы остановить предлагаемые «реформы».

Во время всеобщей забастовки в Бельгии в 2016 году тысячи работников государственного сектора приняли участие в 24-часовой национальной забастовке направленной против сокращения бюджета, изменения продолжительности рабочего дня и повышения пенсионного возраста. Эти забастовки последовали вслед за аналогичными забастовками во Франции против спорных трудовых реформ. Даже в момент, когда писалась эта статья, рабочие Бельгии (февраль 2019) проводили всеобщую забастовку против запланированного правительством ограничения повышения заработной платы до 0,8% в течение следующих двух лет и повышения пенсионного возраста. Забастовка практически привела к остановке всей системы транспорта, включая воздушное сообщение, также были закрыты все учреждения, включая школы.

Складывается следующая картина: альянс центральных профсоюзов на национальном уровне, поддерживаемый и подталкиваемый оппозиционными партиями, побуждает политическую верхушку к переменам. Эти попытки могут быть успешными или нет, в зависимости от того, какую поддержку профсоюзы получат от неорганизованных масс. В обоих вышеупомянутых случаях забастовка была бессрочной и не может расцениваться как символическая. Это была настоящая «борьба до победного конца», сопровождавшаяся напряженными переговорами с правительством.

Всеобщая забастовка является политическим актом, направленным на оказание давления на государство, с целью либо достижения политических целей, таких как смена правительства, либо проведения переговоров об изменении заработной платы и улучшения социальной политики в общенациональном масштабе.

Всеобщие забастовки в Индии

Всеобщие забастовки в Индии носили парадоксальный характер, вовлекая огромное количество рабочих в символические протесты, вместо того, чтобы вести эффективные переговоры. Две недавние забастовки в 2016 и 2019 годах были названы крупнейшими всеобщими забастовками в истории человечества с участием от 150 до 200 миллионов рабочих (для сравнения, от половины до двух третей всего населения США). Хотя такие оценки вызывают некоторую долю скептицизма, факт остается фактом, что индийским всеобщим забастовкам по сравнению с забастовками в других странах удается охватить огромные массы. Вопреки этому влияние индийских забастовок было довольно ограниченным, в основном оно выливалось в символическое выражение недовольства рабочего класса. Отчасти причина этого кроется в демографии — факт, что почти половина трудоспособного населения Индии состоит из мелких фермеров и временных сельскохозяйственных рабочих (43%), в обрабатывающей промышленности занято менее четверти населения (24%), а в быстрорастущем секторе «услуг» заняты остальные (33%). Впечатляющий термин «сектор услуг» — на самом деле эвфемизм для огромной резервной армии труда, занятой мелким ремеслом и на временных работах. Около 97% индийской рабочей силы трудится в так называемом неформальном секторе и не подпадает под какую-либо официальную систему социального обеспечения. Наблюдается тенденция к снижению зависимости от сельского хозяйства и массовому проникновению обездоленных крестьян в городской сектор или среду мигрантов, трудящихся в неформальных отраслях. Даже в тех секторах, где рабочие места официально зарегистрированы, занято очень большое количество временных работников, лишенных какой-либо социальной защиты. Большинство из них не входят ни в какие профсоюзные организации. Наличие такой большой резервной армии рабочих, занятой в неформальном секторе, сильно ограничивает влияние забастовок охваченных профсоюзом работников. Всеобщие забастовки, проводимые профсоюзами, в основном затрагивают лишь меньшую часть профсоюзных рабочих и в лучшем случае официально зарегистрированные компании, в которых рабочие трудятся неофициально. Обширная сфера сельского хозяйства и услуг, которые совокупно дают 70% ВВП Индии, остаются незатронутыми. Важным исключением, конечно, являются государственные банки, которые имеют сильные профсоюзы, очень чувствительные к неолиберальной политике. В этом контексте две следующие друг за другом всеобщие забастовки 2016 и 2019 годов были направлены на достижение широкого единства всего рабочего класса и, особенно, на вовлечение работников неформального сектора и работников по временному контракту из так называемого официального сектора.

Перечень требований из 12 пунктов

Центральные профсоюзы призвали к общенациональной всеобщей забастовке 2 сентября 2016 года, выдвинув 12 требований. Правительство Нарендры Моди фактически отказалось обсуждать их с профсоюзами, и это стало причиной двухдневной всеобщей забастовки 8—9 января 2019 года. Что было важно в этих требованиях, так это их сосредоточенность на вопросах, касающихся всего рабочего класса, особенно неформального сектора. Самое первое требование касается контроля цен на основные продовольственные товары, эффективного применения закона о продовольственной безопасности и укрепления системы общественного распределения продовольственных товаров. Второе требование касалось создания рабочих мест, учитывая тот факт, что неолиберальный рост экономики практически не создал рабочих мест, несмотря на то, что все большее и большее количество бедствующих фермеров выходило на рынок труда. Третье требование касалось повышения минимальной заработной платы с нынешнего гнетущего уровня до того, что считается в Индии достойным «семейным доходом», 18 000 рупий в месяц (около 16 000 рублей). Четвертое требование касается практики найма работников на временной основе (контрактный труд). Документ требует запрета контрактной системы и обеспечения для этой категории трудящихся такой же заработной платы и таких же льгот (социального обеспечения), как и для постоянных работников на аналогичных рабочих местах. Пятое и шестое требования направлены на то, чтобы приостановить предлагаемые реформы действующего трудового законодательства, которые лишат рабочий класс прав, завоеванных в трудной борьбе. Седьмое, восьмое и девятое требования направлены на улучшение мер социального обеспечения, таких как пенсия, общественный фонд, чаевые, премии, системы государственного страхования работников (медицинское страхование) и так далее, для всех работников, включая неформально занятых, и обеспечение минимальной пенсии в 6 000 рупий в месяц (около 5 500 рублей) на человека. Эти требования также были направлены против попыток приватизации социального сектора и использования общественных фондов для спекуляций на фондовых рынках. Десятое требование касается мер по облегчению процесса регистрации профсоюзов, устранению препятствий на пути их формирования и регистрации. Учитывая тот факт, что подавляющее большинство рабочих неорганизованно, а новые компании очень враждебны к самоорганизации рабочих, это требование обретает большое значение. Два последних требования направлены против приватизации предприятий государственного сектора, включая железные дороги и страхование.

Министр финансов за пару дней до забастовки 2016 года обратился к прессе, чтобы сообщить народу, что правительство увеличивает минимальную заработную плату до 350 рупий в день, в ответ на требования поддержания уровня 700 рупий в день (в рублях, соответственно 320 и 640). Он также добавил, что центральное правительство даст рекомендации правительствам штатов обеспечить регистрацию профсоюзов в течение 45 дней. Профсоюзы потребовали разработать законодательное положение, которое будет иметь обязательную силу, а не носить рекомендательный характер. Следует отметить, что в предложениях по трудовым «реформам» правительство уже поставило такое количество условий, которое сделало регистрацию профсоюза практически невозможной. Важное дополнительное требование рабочих касалось обеспечения «работников социальных структур», лиц, занятых в различных государственных структурах, таких как Анганвади (центры, обеспечивающие уход за матерями и маленькими детьми в сельской местности), яслях, предприятий общественного питания, ASHA (разветвленная сеть социальных медицинских учреждений) и т. д., которые должны рассматриваться как государственные служащие и подпадать под положения о минимальной заработной плате. Министр отклонил данное требование, обосновав это тем, что все такие лица являются не «рабочими», а «добровольцами». Он предложил создать комитет для изучения вопроса о социальном обеспечении таких лиц, а впоследствии от лица системы страхования ESIC было предложено неполное медицинское страхование при условии отчисления 8,33% от и без того скудного заработка таких работников (для сравнения, постоянные работники платят 1,75% от их стандартной зарплаты для полного покрытия медицинской страховки).

Тем временем правительство приступило к осуществлению своих планов по изменению трудового законодательства с тем, чтобы облегчить процесс найма и увольнения работников и затруднить их самоорганизацию, предоставив в распоряжение работодателей целый ряд новых форм трудоустройства. Было предложено объединить 44 действующих закона о труде в четыре Кодекса законов о труде как бы для рационализации и упрощения, но фактически для создания основ нового неолиберального трудового режима. Кроме того, была разрушена система социального обеспечения, с целью получения возможности включить ресурсы существующей системы страхования ESIC и общественных фондов в общий финансовый рынок.

В связи с создавшейся тупиковой ситуацией и отказом правительства обсуждать с профсоюзами 12 требований 28 сентября 2018 года в Дели был созван Национальный съезд профсоюзов, который принял решение объявить двухдневную всеобщую забастовку 8—9 января 2019 года. В нем приняли участие десять центральных профсоюзов и большое количество независимых федераций рабочих и служащих. Съезд с тревогой обратил внимание участников на введение правительством массы мер, направленных против рабочих, а также на его антикрестьянскую политику, приводящую к кризисам в сельском хозяйстве. Обратили внимание и на последствия политики партии власти, направленной на раскол социума на общины, которую правительство использует для реализации своей повестки дня.

«Этот национальный съезд трудящихся резко осуждает общинные и разделительные махинации в обществе, осуществляемые при активном покровительстве правительственной машины. Правительство BJP использует драконовские законы «О предотвращении незаконной деятельности», «О национальной безопасности», а также ресурсы Центрального бюро расследований, Национального агентства по расследованию, налоговой службы, чтобы преследовать и подавлять любые несогласные мнения. Миролюбивые гражданские люди в нашей стране сталкиваются с суровой ситуацией террора и отсутствия безопасности во всем мире. Силы различных общин культивируют атмосферу конфликтов внутри общества по несущественным вопросам. Это подрывает единство рабочих и трудящихся в целом, столь жизненно важное для продолжения борьбы, основанной на 12 требованиях, как это подробно описано выше. Рабочий класс должен возвысить свой мощный голос протеста».

Штрейкбрехеры

Один центральный профсоюз и несколько отделившихся профсоюзов отказались от участия в Национальном съезде и всеобщей забастовке – Бхаратия Маздур Сабха (BMS, профсоюзный фронт Раштрия Сваям Севак Сангх или RSS). В декабре 2018 года BMS вместе с отделившимися фракциями TUCC, INTUC и NFITU сформировали то, что они называют «неполитическим» профсоюзным фронтом, Конфедерацией центральных профсоюзов (CONCENT). Правительство вместо созыва Национальной конференции труда или переговоров с центральными профсоюзами решило проконсультироваться с этими отколовшимися организациями. Профсоюз BMS, хотя он и связан с правящей партией BJP, выступает против многих политик правительства, которые явно враждебны его рядовым членам. Однако BMS не хочет быть связанным в своих действиях с другими центральными профсоюзами, которые имеют отношение к антиправительственным политическим партиям, и хотели бы использовать забастовку для мобилизации рабочих против действующего правительства на всеобщих выборах. Нужно напомнить, что во время предыдущего съезда, возглавляемого правительством, профсоюзная фракция INTUC приняла решение принять участие во всеобщей забастовке в сентябре 2010 года, которую совместно созвали все центральные профсоюзы. Это единство профсоюзов было нарушено BMS, который стремился сформировать альтернативный центр профсоюзов. Рабочий класс, который ранее был един на переговорах с правительством, теперь разделен этими действиями профсоюза BMS.

Беспрецедентный успех забастовки

По общему мнению, забастовка имела большой успех не только потому, что большинство рабочих, связанных с центральными профсоюзами, объявили забастовку, но и потому, что большое число неорганизованных, официально незанятых или трудящихся по временному контракту рабочих, тоже бастовали. В акции приняли участие много женщин, работающих в государственных структурах, упомянутых выше, некоторые из которых составляют наиболее уязвимые слои индийского рабочего класса. Они вышли с железной решимостью бороться за свое достойное положение. Многие ставят под сомнение впечатляющую цифру в 200 миллионов бастующих рабочих, но на самом деле количество участников было примерно такое. Конечно, сейчас невозможно всё проверить и прийти к окончательной оценке, но сообщения с мест впечатляют. Некоторые из этих отчетов мы рассмотрим в следующем разделе. Прежде чем мы обратимся к детальной информации из разных штатов Индии, важно оценить последствия этой забастовки. Она происходила на фоне продолжающихся по всей стране массовых демонстраций крестьян, которые составляют 40% трудоспособного населения страны. И этот левый поворот трудящихся Индии дает большие надежды в мрачные времена, порожденные общинным, шовинистическим, кастовым и авторитарным правительством BJP.

Продолжение следует…

Red Flags on the Streets, C.N. Subramaniam

Перевод Николай Б.

Красные флаги на улицах. Часть 2

Многие ставят под сомнение впечатляющую цифру в 200 миллионов бастующих рабочих, но на самом деле количество участников было примерно такое. Конечно, сейчас невозможно всё проверить и прийти к окончательной оценке, но сообщения с мест впечатляют. Прежде чем мы обратимся к детальной информации из разных штатов Индии, важно оценить последствия этой забастовки. Она происходила на фоне продолжающихся по всей стране массовых демонстраций крестьян, которые составляют 40% трудоспособного населения страны. И этот левый поворот трудящихся Индии дает большие надежды в мрачные времена, порожденные общинным, шовинистическим, кастовым и авторитарным правительством BJP (правящая партия Индии «Бхаратия Джаната», проводящая неолиберальную политику; прим. ред.).

Красные флаги на улицах. Часть 2 Индия, Забастовка, Крестьяне, Работники, Перевод, Рабочие, Длиннопост

Отчеты с мест

(В основном на основе материалов газеты «Народная демократия»)

Забастовка в Ассаме была беспрецедентной. Все чайные плантации не работали. Нефтеперерабатывающие заводы были закрыты. Рабочие, как постоянные, так и нанятые на временную работу, пикетировали и проводили демонстрации у нескольких нефтеперерабатывающих заводов. Рабочие наряду с дружественными массовыми организациями крестьян, сельхозрабочих, студентов, женщин и других перекрывали железные дороги по всему штату. Забастовка получила массовый отклик со стороны рабочего класса в штате Бихар.

Автомобильный транспорт был полностью парализован. Работники социальных структур, строители, промышленные рабочие приняли участие в забастовке и провели массовые митинги в Самастипур, Кхагариа, Дарбханга, Джамуи, Бегусараи и в других районах. Дороги были перекрыты в Самастипуре, Катихаре и др. Все охватил всеобщий бандх (стачка), инициированный 9 января левыми партиями в поддержку забастовки, для борьбы с проблемами крестьян и сельскохозяйственных рабочих и против ухудшения ситуации с правопорядком в государстве.

Промышленные рабочие и служащие в столичном регионе Дели присоединились к забастовке с большим размахом. Три промышленных района Охла, Нарайна, Майяпури, два региона Монголпури, Удиогнагар, Нанглой, Вазирпур, трасса на Карнал, Бадлхи, Раястханпури, Боргархет, были полностью закрыты. Рабочие бастовали и участвовали в шествиях, кульминацией которых стали митинги в различных промышленных районах. В каждом митинге участвовало от 2 000 до 3 000 рабочих. К забастовке массово присоединились преподаватели и студенты Делийского университета и Университета имени Джавахарлала Неру. Сами университеты были закрыты.

Гуджарат, родной штат премьер-министра Моди, стал свидетелем такой совместной забастовки рабочих впервые за многие десятилетия. Профсоюзы развернули широкую совместную кампанию. К забастовке присоединились многие инженерно-технические работники в Бароде, Сурате, Бхавнагаре, Раджкоте, Джунагархе, Ахмадабаде, большинство из которых не входят в профсоюзы. Несмотря на угрозы преследования со стороны правительства BJP в штате, сотрудники образовательных и медицинских учреждений Анганвади и ASHA присоединились к забастовке и провели массовые демонстрации в большинстве районов штата. Впервые в забастовке приняли участие работники среднего звена. Профсоюз BMS активно выступал против забастовки, называя ее «политической забастовкой». Несмотря на это, сотрудники Анганвади, связанные с союзом BMS в трех проектах Комплексной программы развития детей (ICDS), реализуемых в штате, присоединились к забастовке, а также к демонстрациям, проведенным по этому случаю. Крупные митинги прошли в восьми городах — Ахмедабад, Сурат, Раджкот, Джунагарх, Барода, Ананд и Паланпур. От 3 000 до 8 000 работников участвовали в каждом.

В современном промышленном районе Гургаон в Харьяне рабочие активно откликнулись на призыв к забастовке. Завод Hero Honda объявил трехдневный отпуск. За исключением Maruti, большинство крупных предприятий, включая Honda, оставались закрытыми. Рабочие всех мелких предприятий в районе бастовали и присоединились к митингам. 8 января состоялся большой совместный митинг промышленных рабочих. Работники государственных дорожностроительных предприятий и временные работники кирпичной, лесной, охранной областей, строители и др., массово присоединились к забастовке.

Забастовка в Раджастане в различных отраслях промышленности, как в формальном, так и в неформальном секторе, была довольно заметной, несмотря на жестокие полицейские меры по отношению к бастующим рабочим в промышленном районе Нимрана. По всему штату прошли многочисленные демонстрации и шествия.

В забастовке приняли участие работники социальных структур, занятые в соответствии с законом Махатма Ганди «О гарантиях занятости в сельской местности», работники проекта Хидель, а также промышленные рабочие в штате Химачал-Прадеш. В нескольких районных центрах прошли массовые митинги с участием в основном женщин.

Несмотря на сложную политическую ситуацию, в забастовке в штате Джамму и Кашмир приняли участие тысячи работников неформального сектора и социальных структур. Междугородное автобусное сообщение было прервано. В Джамму прошло шествие с участием работников социальных структур, железнодорожных подрядчиков, строителей, работников угольных шахт и гидросооружений, продавцов, представителей среднего класса и т. д. Демонстрации протеста прошли практически во всех районах Кашмирской долины.

Промышленные районы Бокаро, Ранчи, Адитьяпур, Гамхария в Джаркханде практически не работали из-за забастовки. Фармацевтическая промышленность была остановлена. Работники Биди (табачная отрасль) и каменных карьеров в Пакуре, Сахебгандже и Чатре, а также работники бокситовых и медных комбинатов в Лохардаге были охвачены всеобщей забастовкой.

Более 3 000 000 человек, в том числе промышленные рабочие, работники государственного сектора и правительства, банковской сферы, страхования, сотрудники телекоммуникационной компании Bharat Sanchar Nigam, подсобные рабочие и работники неформального сектора, участвовали в забастовке в Карнатаке. Прошла всеобщая забастовка на общественном автомобильном транспорте; движение по дороге в Бенгалуру было остановлено. Все постоянные работники транснациональных корпораций Toyota Kirloskar, Volvo, Coca Cola и др., а также большинства отраслей частного сектора промышленности приняли участие в забастовке. Всеобщая забастовка прошла в промышленных районах Бангалора, Мисуру и др.

Несмотря на большое возмущение, которое правительство BJP стремилась вызвать в отношении появления женщин всех возрастов в храме в Сабаримале в штате Керала, совместная акция прошла по всему региону, охватывая каждый уголок штата. Забастовка была всеобщей. Рабочие и члены других массовых организаций заблокировали поезда в 32 пунктах. Движение транспорта было нарушено, и несколько поездов пришлось отменить. Сотрудники наземных служб аэропортов Тривандрум, Кочин и Кожикоде бастовали, что привело к срыву рейсов. Из солидарности другие люди также поддержали забастовку. Пассажиров в автобусах и поездах было очень мало. Тысячи рабочих собрались в 483 центрах забастовки, которые были открыты по всему штату. Эти центры действовали в течение всего 48-часового периода забастовки круглые сутки. В дополнение к всеобщему участию сотрудников социальных организаций Анганвади, ASHA и работников системы общественного питания в забастовке в Мадхья-Прадеше приняли участие тысячи рабочих частных предприятий, в частности цементной промышленности. Забастовка была всеобщей во всех цементных подразделениях, где «Центр индийских профсоюзов» (CITU) имел дочерние филиалы. Кроме того, она распространилась на весь высокотехнологичный сектор и на 75% тяжелой промышленности. Работники промышленных районов городов Индаур, Нимач и др., а также контрактные работники международной химической компании Navin Flourine International присоединились к забастовке. Хотя большинство работников автомобильного транспорта не организованы в профсоюзы, обширная агитационная кампания центра профсоюзов CITU привела к массовому участию работников автомобильного транспорта, причем были задействованы водители в 22 районах штата, где не могли курсировать пассажирские автобусы. В Бхопале 70% всех автобусов не могли работать, а 80% городских автобусов остались в гаражах. Даже давление правительства помогло вывести лишь 15—20% автобусов. Забастовка в угольных шахтах штата также была массовой.

В штате Чхаттисгарх в компании Balco (алюминиевый гигант) бастовали 95% рабочих, в шахтах Хирри и Нандини – 90%, а в угольных шахтах к забастовке присоединились более 85% рабочих. Забастовка рабочих социальной организации Анганвади и работников системы общественного питания была на уровне 60%. Доля работников табачной отрасли, рисовых фабрик, складских работников торговых центров превысила 60%. В центральных правительственных учреждениях, банках и страховых компаниях забастовка охватила более 90%. На металлургическом заводе г. Бхилай забастовка была частичной.

В штате Чхаттисгарх бастовали рабочие транснационального цементного концерна Holcim и других цементных заводов, особенно трудоустроенные по временным контрактам.

При всеобщем участии работников транспорта в забастовке в BEST (Бомбейское электроснабжение и транспорт) автобусное сообщение было прекращено в Мумбаи. Всеобщая забастовка рабочих имела место в транснациональных компаниях, таких как BOSCH, CEAT, Crompton, Samsonite и др. К забастовке присоединились тысячи работников крупнейшего холдинга Индии «Reliance Industries» как постоянных, так и работающих по временным контрактам (29 533 постоянных и 158 196 временных). Забастовка серьезно повлияла на деятельность промышленных районов Пуна, Нашик, Аурангабад, Колхапуре, Ичалкаранджи. Шоссе было перекрыто во многих местах. Массовый митинг, запланированный совместно в Солапуре, не мог быть проведен, поскольку полиция отказала в разрешении, ссылаясь на визит премьер-министра в город в тот день.

Манипур выглядел опустошенным из-за массовой забастовки. Движение автотранспорта было полностью остановлено, учебные заведения закрыты, экзамены отложены. Все крупнейшие рынки были закрыты. Во многих местах дороги были перекрыты и проведены демонстрации.

В Одише сложилась ситуация, похожая на всеобщую забастовку. Автомобильный транспорт был полностью остановлен. Забастовка достигла уровня 80% в цементной и машиностроительной промышленности. Забастовка в секторе государственных предприятий, таких как National Aluminium Company Ltd., Port and Dock и Indian Oil охватила 80% трудящихся. В горнодобывающем секторе забастовка была практически полной. В ней приняли участие все работники предприятий. Работники неформального сектора перекрыли трассы и железные дороги в нескольких местах. Забастовку поддержали все политические партии, в том числе правящая Биджу Джаната даль, за исключением BJP.

В городе Агартале штата Трипура, несмотря на применение силы, правительство BJP смогло открыть для работы только 30% магазинов и вывести на линию около 30% автобусов. Почти такая же ситуация сложилась и во многих других районах штата. Учителя выходили на работу, но учеников не было. Основными участниками забастовки в штате Уттаракханд были работники социальных служб Анганвади и системы общественного питания, а также государственные служащие. Также местами принимали участие работники гостиниц и субподрядных организаций. Митинги прошли во всех районах.

East India Pharmaceuticals, Britannia и другие отраслевые гиганты в Калькутте были закрыты из-за забастовки в Западной Бенгалии. Несмотря на давление боевиков правящей партии Trinamool, на джутовых фабриках забастовка была полной, все фабрики, кроме одной, были закрыты. Похожая ситуация в машиностроении. Отгрузка готовой продукции не производилась. Пассажирские и грузовые перевозки в штате были практически остановлены. В промышленных районах округ 24 Парганы, Хугли и Ховры была проведена тотальная забастовка.

Работники чайных плантаций в Джалпайгури, Алипурдуаре и Динаджпуре бастовали и участвовали в перекрытии дорог. Обширная забастовка прошла на угольных и металлургических заводах штата. 60% постоянных рабочих бастовали в калькуттском порту. 70% уличных торговцев Калькутты присоединились к забастовке. Университеты и колледжи были закрыты, а преподаватели и студенты присоединились к забастовке. Несмотря на нападение на бастующих рабочих спровоцированное полицией и боевиками Trinamool, рабочие оказали героическое сопротивление вместе с демократическими настроенными жителями из всех слоев общества по всему штату. Полиция арестовала сотни активистов и лидеров, включая Анади Саху, генерального секретаря центра профсоюзов CITU.

Уровень участия в этой забастовке рабочих крупных отраслей промышленности по всей стране был достаточно высоким по сравнению с предыдущими забастовками.

Общее участие забастовщиков в угольной промышленности составляло 70—75%. Производство и отгрузка продукции были практически прекращены. К забастовке присоединились как постоянные, так и временные работники, задействованные практически во всех крупных проектах, включая аутсорсинговые.

По призыву Национального координационного комитета работников и инженеров электроэнергетики к забастовке по всей стране присоединились три миллиона рабочих, служащих и инженеров электроэнергетики.

Забастовка в нефтяном секторе была беспрецедентной, особенно в Ассаме. Сотрудники нефтеперерабатывающих заводов в Ассаме присоединились к забастовке и пикетировали офисы. Нефтяники трех из четырех профсоюзов НПЗ в г. Кочин присоединились к забастовке, несмотря на то, что руководство получило постановление суда о запрете забастовки. Временные сотрудники участвовали наравне с постоянными. В целом, забастовка в нефтяном секторе прошла на существенном уровне в восточной, северо-восточной и южной Индии, в западной и северной частях она была неполной.

Забастовка прошла на хорошем уровне в сталелитейной промышленности, и была практически полной на предприятиях Vizag steel, Salem steel и Bhadravati. На металлургическом заводе в городе Руркеле постоянные работники присоединились к забастовке и блокировали завод. Забастовка охватила около 50% рабочих. Временные работники массово присоединились к забастовке. Забастовка на других металлургических заводах, а именно в округе Бокаро и городах Бхилай, Дургапур была частичной.

Забастовку в портах следует признать частичной, поскольку несколько больших профсоюзов не присоединились к ней в некоторых крупных портах. Тем не менее транспортировка грузов была нарушена в портах Парадип, Тутикорин, Калькутта, Халдия, Вишакхапатнам и Кочин.

В высокой степени был затронут автотранспорт, вызвав аналогичную всеобщую забастовку во многих штатах страны. По оценкам, в ней приняли участие 35 000 000 работников и мелких владельцев автотранспорта. Забастовка в этом секторе была полной с участием государственных работников и частных владельцев пассажирского и грузового транспорта, в Керале, Бихаре, Одише, Ассаме и Аруначал-Прадеше. Забастовка охватила более 80% транспорта Западной Бенгалии. Акция имела серьезные последствия в Пенджабе, нескольких районах Карнатаки, Махараштры и Джаркханда.

Строители приняли активное участие в забастовке, а также в демонстрациях по всей стране. Работники плантаций чая, кофе и каучука массово присоединились к забастовке в Ассаме, Западной Бенгалии, Керале и в большом количестве в Тамилнаде и Карнатаке.

Помимо промышленных рабочих, в забастовке приняли массовое участие и работники сферы услуг.

Женщины, работающие в социальных структурах во всех штатах, в том числе там, где профсоюзное движение было слабым, участвовали не только в забастовке, но и в демонстрациях по всей стране. Они обеспечивали активность забастовки даже в тех местах, где не существовало профсоюзов.

Забастовка среди страховых работников была почти полной по всей стране. В забастовке по призыву Всеиндийской ассоциации банковских служащих (AIBEA) и Федерации банковских служащих Индии (BEFI) приняли участие сотни тысяч банковских служащих, включая сотрудников региональных сельских и кооперативных банков, Резервного банка и Национального банка сельского хозяйства и развития сельских районов (NABARD).

По призыву Конфедерации рабочих и служащих правительственных организаций к забастовке по всей стране присоединились около 1,3 миллиона работников. Забастовка была полной на почте и в налоговой службе. Кроме того, в двухдневной забастовке приняли участие сотрудники служб аудита и бухгалтерского учета, гражданского учета, атомной энергетики, геологической службы, таможни и центральной акцизной службы, службы исследования Индии, ботанического надзора, Центральной комиссии грунтовых вод, Индийской организации космических исследований (ISRO), управления печати, горнодобывающего управления, агентства сертификации сельскохозяйственной продукции (AGMARK), министерства здравоохранения (CGHS), службы медицинских складов, кинематографического агентства, управлений медицинских (ICMR), сельскохозяйственных исследований, центральной лаборатории производства продуктов питания, статистического агентства, национальной организации выборочных обследований (NCCO), управления финансовой безопасности, отдела реабилитации, центра общественных работ (CPWD), института физики, университета физических исследования (LNCPE), института медицинских наук (Sree Chitra Tirunal), сотрудники системы общественного питания, фонда занятости (EPFO), паспортной службы и независимых научно-исследовательских институтов. Забастовка среди сотрудников правительственных организаций была всеобщей в штатах Керала, Западной Бенгалии, Тамилнаде, Одише, Телангане, Андхра-Прадеше, Чхаттисгархе, Джаркханде, Харьяне, Ассаме и других северо-восточных штатах, включая Трипуру. Во всех остальных штатах в забастовке приняли участие 60-80% работников.

Государственные служащие во многих штатах присоединились к забастовке. В штате Керала забастовка охватила 90%, к ней присоединились около 80% государственных служащих в Харьяне и ряде других штатов. В штате Уттар-Прадеш бастовали более 60% работников, а в штате Химачал-Прадеш – 40%.

Забастовка работников оператора мобильной связи BSNL была полной в Керале, Западной Бенгалии, северо-восточных штатах и частичной в других штатах.

Во многих штатах вышедшие на пенсию сотрудники, включая участников пенсионной программы «EPS 95», выразили солидарность и поддержку забастовке, присоединившись к демонстрациям и митингам.

Во всех промышленных центрах и районных штабах всех штатов прошли огромные демонстрации и митинги с участием тысяч рабочих в каждом. В них в большом количестве участвовали промышленные рабочие, средний класс служащих, подсобные рабочие и формально неработающие. Тысячи рабочих были арестованы по всей стране, в том числе в Ассаме, Тамилнаде и Западной Бенгалии и др.

В заключение

Представляется, что в забастовках массово участвовали все работники, как организованных, так и неорганизованных в профсоюзы, как официальных, так и занятых в неформальном секторе. Это является важным показателем разочарования в неолиберальных режимах и, в частности, в нынешнем правительстве, возглавляемом BJP. Краткая иллюстрация бедственного положения трудящихся может оказаться полезной для объяснения этого разочарования.

Переход Индии к неолиберальному политическому режиму, означал закрытие старых крупных фабрик и массовое открытие мелких производственных предприятий, которые игнорировали трудовое законодательство. Большинство трудящихся, оказавшихся безработными, перешли, чтобы выжить, в неформальный сектор, выполняя разовые заказы, работая мелкорозничными продавцами и т. д. Новые формирующиеся отрасли промышленности и предприятия сферы услуг сориентировались на международный рынок и стали восприимчивы к его влиянию. На том же этапе первоначальное накопление капитала быстро прогрессировало в аграрных и лесных районах, вынуждая миллионы бедных фермеров, сельскохозяйственных рабочих и представителей племен переселяться в города в поисках работы. Отчуждение земель и урбанизация классически шли рука об руку. Понятно, что официальный сектор городских постоянных работников не смог поглотить такое количество наводнивших города трудящихся. Этих людей, в свою очередь, отчаянно нуждавшихся в работе, наняли в качестве рабочих по временному контракту, заменивших постоянных рабочих, и их занятость повышалась и понижалась синхронно с колебаниями рынка. Трудящиеся по временному контракту стали повседневным явлением, рабочей массой без какого-либо официального статуса, признания или прав. Крайне неустойчивый рынок капитала, который требовал то быстрого увеличения массы трудящихся, то еще более быстрого её сокращения, продиктовал необходимость разработки «гибкого трудового законодательства» и сворачиванию старого дотационного режима труда. Рабочие, нанятые сегодня и уволенные завтра, чтобы выжить, вынуждены были возвращаться в неформальный сектор.

Одним из самых разрушительных действий правительства Моди была демонетизация денежных знаков в надежде заставить неформальный сектор функционировать через официальные денежные рынки и банки. Это серьезно подорвало функционирование неформального сектора, в котором, кстати, работает много женщин. За этой мерой год спустя последовало неуклюжее внедрение нового режима косвенного налогообложения, который в основном был направлен на включение неформального сектора в систему сбора налогов. Совокупный эффект этих двух мер заключался в ускорении кризиса в неформальном секторе. Неолиберальный натиск имел в своем арсенале еще одно оружие – приватизацию и коммерциализацию ряда важнейших государственных услуг, мобильной связи, транспорта, водоснабжения и, прежде всего, образования и здравоохранения. Приватизация этих услуг увеличила денежные затраты трудящихся, заставив их изыскивать средства. Именно здесь банки выступили с предложением кредитов для работников неформального сектора. Третьим важным направлением деятельности правительства Моди было вовлечение всего работающего населения в банковскую сеть через Джан Дханьоджану (программа финансовой интеграции). Банки и другие учреждения предоставляли кредиты официально неработающим, особенно женщинам. Городская и сельская беднота оказались в ловушке долгового цикла гораздо более могущественного и безличного кредитора. Чистый эффект этого долгового обязательства состоял в том, чтобы заставить работающих в неформальном секторе трудиться больше за меньшую заработную плату и оплачивать завышенную процентную ставку, взимаемую за кредитование неимущих.

В настоящее время наступает последняя фаза, когда неолиберальная политика стремится даже снизить цены на сельскохозяйственную продукцию в пользу промышленных и сервисных товаров. Цены на энергоносители поднялись, что по спирали привело и к увеличению затрат на производство сельскохозяйственной продукции, и к общему росту цен.

Мы должны рассматривать нынешние протесты и забастовки в свете этих событий. Почва для дальнейшей радикализации рабочих и бедных крестьян готова.

12 требований объединенного профсоюзного движения Индии (2016-2019 годы)

1. Принятие неотложных мер по сдерживанию роста цен путем обобществления государственной системы распределения и запрета спекулятивной торговли на товарном рынке.

2. Сдерживание безработицы путем принятия конкретных мер по созданию рабочих мест.

3. Строгое соблюдение всех основных законов о труде без каких-либо исключений или изъятий и строгие меры наказания за нарушение законов о труде.

4. Всеобщее социальное обеспечение для всех работников.

5. Минимальная заработная плата не менее 18 000 рупий в месяц (около 16 400 рублей) с учетом индексации.

6. Повышение гарантированной пенсии до 6 000 рупий в месяц (около 5 500 рублей) для всего работающего населения.

7. Возобновление регулярных инвестиций в предприятия, входящих в государственный сектор как центра, так и штатов, и прекращение их продаж.

8. Прекращение практики приема на работу по контракту на постоянные рабочие места и выплата той же заработной платы и пособий для контрактных работников, что и для обычных работников за аналогичный труд.

9. Снятие всех ограничений на выплаты, получение бонусов и пользование резервным фондом; увеличение оплаты для работников низшего уровня.

10. Обязательная регистрация профсоюзов в течение 45 дней с даты подачи заявления; и немедленная ратификация конвенций МОТ (Международной организации труда) части 87 и 98.

11. Остановка действия поправок в трудовое законодательство введенных работодателями.

12. Запрет прямых иностранных инвестиций в железные дороги, страхование и оборону.

Red Flags on the Streets, C.N. Subramaniam

Перевод Николай Б.

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
error

Просмотров: 88

0

Spread the love
  • 45
    Поделились
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Желающим поддержать нас

Последние сообщения на форуме

Мысли о двух детствах … Мысли о двух детствах Для поколения, которое перешло из одн … Читать далее
Ленин: неизбежность лжи? … Фильм "Ленин. Неизбежность" вышел на экраны России … Читать далее
Кто защитит от накрывающего нас р … Одноразовое хозяйствование предполагает разграбление какой-либ … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели