ЛУННАЯ ГАЛОША . Практически документальный детектив …

Spread the love
  • 16
    Поделились

0
Прелюдия.
Армстронг неловко спрыгнул с последней ступеньки и заметил: “Грунт здесь мягкий и я… А-а-а!!!”
“Орел! Орел! – забился в истерике “Хьюстон”. – Что случилось?! Ответьте Хьюстону, Орел!…”
Армстронг молчал, разглядывая вызывающе ровную, уходящую за горизонт цепочку следов галош шестидесятого размера. Посреди каждого гордо красовался фирменный знак “Красного треугольника”, впечатанный на века в лунную пыль…

ЛУННАЯ ГАЛОША.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

(Где-то в Москве, СССР. Где-то за год до прелюдии)

В большом кабинете, под нервно мерцающими лампами дневного света, трое сидели у массивного письменного стола, с короткой приставкой для посетителей. Хозяин кабинета, грузно навалившись на столешницу, рассеяно возил по листу бумаги карандашом и слушал энергичный спич своего помощника, размахивавшего руками в опасной близости лица напряженно вытянувшегося гостя. Нежданного и нежеланного.

– Сунул-вынул и бежать – не наш стиль! Вот ты говоришь: “надо!” А – кому надо? Нам – не надо! У нас все на десятилетия расписано, понимаешь? Сейчас “пятнашку” запустим – отработаем спуск-подъем, почву… поверхность манипуляторами пощупаем… Потом лунную орбитальную сделаем, на постоянку. Вот там, глядишь, через семь-восемь лет и человека на Луну посадим. Потому как – нужен он там будет! Проверить место под станцию, своими глазами, живьем, руками потрогать… И потом – строить, фронт работ под космодром подскока по марсианской программе размечать… Вот это – дело! А ты – “надо”! “Наш человек на Луне”! Что он там делать будет?! Ручкой помашет объективам? Скажет что-нибудь красиво-пропагандистское, вроде “огромного шага для всего человечества”? Да не вопрос! А дальше?..

Его визави, напряженно вытянутый, не расслабивший, в отличие от собеседников, тугой узел галстука, тихо спросил:

– Так что мне докладывать на политбюро? Что опередить американцев мы не сможем?

Хозяин кабинета оторвал взгляд от полированной крышки стола и глухо пробасил:

– Погоди! Палку не перегибай! Что значит “не сможем”? Мы ж тебе объясняем – сможем!.. Если надо… Но – какой ценой? Понимаешь, если бросить все силы на тему, за оставшийся год мы можем сделать из “пятнашки” пилотируемый возвратный. Только вот… Зуб даю! Три шанса из четырех, что модуль или гробанется на старте, или промахнется мимо Луны, или разобьется о поверхность…. Ну, или – не знаю… – кислород там вытечет в полете… По другому не бывает при такой суете и спешке! Но одно дело – гробанется кусок железа… Да, жалко безумно, это огромный труд, это народные деньги, но – железо! Или человек, кто-то из Отряда – а я там всех парней лично знаю, сам понимаешь, – который поверит мне, лично мне! И как жить после этого?

Он поднялся, с грохотом отодвинув стул, отошел к стеллажам у стены. Собираясь с мыслями, рассеяно коснулся кончиками пальцев макета марсохода, собранного школьниками тувинского кружка юных космонавтов:

– Но пусть даже все пройдет штатно… Ну, чудо такое свершится, повезет нам… Похлопаем в ладоши, пропустим по рюмашке… И сядем на жопу ровно! – он резко развернулся, – Потому как проект в режиме ошпаренной кошки сожрет все бюджеты! О марсианской программе можно будет забыть на десятилетие…

Шагнул к другой полке и провел пальцем по гладкому, невесомо-тонкому стеклянному куполу, под которым трогательно растопырила хрупкие полоски солнечных антенн сложно-переплетенная конструкция.

– Орбитальную станцию – отложить на два-три года. Зонды к Венере … Не знаю. Они, в принципе готовы… Но вернемся к ним уже… не знаю!

Он вернулся к столу, тяжело сел, склонился к собеседнику:

– А теперь скажи, оно того стоит? Как по мне – да нехай подавятся! Спустят в сортир двадцать-тридцать миллиардов, чтобы покрасоваться с голой жопой на Луне – нам же лучше! Меньше на авианосцы и “трайденты” против нас останется!

– Престиж государства… – медленно начал гость, но хозяин кабинета неожиданно рявкнул:

– “Престиж”?! Мы – первые в космосе! Спутник – наш! Человек на орбите – наш! Зонды – наши! Станция – будет наша! Да пусть салаги потешатся! Все равно там не удержатся, а мы придем по плану. И выставим их, как тот лесник… Да, придем позже, но – на века!

Неуверенный стук в дверь перебил оратора, и тяжело повернувшись всем телом, он рявкнул: – Что там?!

Дверь приоткрылась и в щель заглянул молодой инженер:
– Тут никого, а я… Ой! Здравствуйте! А мы как раз… То есть… – он досадливо дернул головой, закрыл за собой дверь и вытянулся:
– Товарищ главный конструктор! Группа молодых инженеров-комсомольцев подготовила предложения по обеспечению приоритета в высадке на Луне!
– Вот! – вскинулся гость. – А вы говорили…
– Что это у вас?! – недовольно перебил его хозяин кабинета, ткнув пальцем в инженера.
Тот помялся, потеребил в руках и протянул ему….
– Кед!… Или кеда? В общем, мы предлагаем следующее…

***

Дело было вечером. Спорить было не о чем. Уже не о чем! Ибо – поздно…

Разобрав по косточкам программу высадки на Луну, “творческая молодежь”, как их – всех скопом! – снисходительно именовали “старички”, пришла к выводу, что до американцев не успеть. Перемывание косточек “старикам” не помогло. Маты в адрес тупых и наглых империалистов – тоже. И уныние воцарилось в лаборатории… Расползаясь пластами табачного дыма от явской “Явы”, которую смолил Роман. Курить в помещении, разумеется, запрещалось, но начальство… те самые старики!.. сидело у себя “наверху”, до вечернего обхода, когда охрана начнет выставлять засидевшихся инженеров, время оставалось, а потому Роман вольно распластался на стуле, покачивался и пускал в потолок клубы дыма, меланхолично пытаясь придать им кольцеобразную форму. Клубы лениво расползались, как мысли после напряженного спора. Истина в котором – увы! – родилась уж больно неприглядной: по любому не успеем!

Обидно! Союз обладал лучшими носителями. Уникальными технологиями. Компетентными специалистами. Но соединить все это в новый проект категорически не успевал!

Вовочка попытался скопировать непринужденную позу приятеля, растекся по стулу, и для удобства закинул ноги на тумбочку. Блуждающий взгляд Романа уперся в подвернувшиеся подошвы кед, и задержался, изучая фирменный знак.

– “Красный треугольник”? – спросил он.
– Да! – ответил Вовочка. – А что? Хорошие кеды! Вчера в ГУМе купил.
– Ага, – рассеянно сказал Роман, не отрывая глаз от кед. – “На дальних тропинках… далеких планет… останутся наши следы!..”
– Ты чего, Рома? – встревожено заворочался Вовочка и скинул ноги с тумбочки.
– Стой! – скомандовал Роман. – Верни назад! Нет, не так… Дай сюда!
– Чего? – обалдело поинтересовался Вовочка.
– Кеду! Или “кед”? Короче, давай сюда!
Смущаясь, Вовочка подчинился требовательному тону, повозился с длинными шнурками, и стянув правую кеду… или кед?.. протянул его… ее… другу.
Тот помял обувку в руках, сложил пополам, попытался свернуть винтом…
Народ подтянулся, с интересом наблюдая за манипуляциями признанного лидера. В воздухе запахло. Резиной, решением и победой!
– Так! – решительно сказал Роман, и забычковал “Яву” в жестянке от ячменного напитка “Колос”. – Давайте еще раз обсудим! Нам нужно опередить американцев, и первыми высадится на Луне, так?
– Так!
– В чем смысл гонки? Доказать преимущество нашей системы… Ну, это понятно!.. Главное – доказать преимущество нашей, советской научной школы, правильно?
Возражений не последовало.
– А фундамент нашей научной школы, без сомнения, – диалектический материализм! И чему он нас учит?
Народ задумался. Диалектический материализм учил многому! Поэтому Роман конкретизировал:
– Если задача не решается, необходимо разбить ее на части… Диалектически связанные! И решать по частям!
– Но… Мы же этим и занимались последние четыре… Ой, блин! Танька убьет!.. Уже пять часов!
– Значит, не на те части делили! – категорично обрубил Роман. – По частям! Понимаете? Ключевое слово – по час-тям!
– Э-э-э… Ты что, предлагаешь… космонавта на Луну… по частям отправить?! – оторопело поинтересовался Миха.
– Точно! – Роман прищелкнул пальцами от избытка чувств.
Окружавшие Романа друзья встревожено переглянулись и зашевелились, медленно сжимая кольцо.
– Рома! – задушевно сказал Вовочка, – Засиделись мы что-то! Поздно уже, давай по домам…Ой, блин! Танька точно убьет! Пошли уже, нам с тобой, Рома, все равно по дороге, поболтаем, проветримся…
– Идиоты! – решительно оборвал Роман. – Нам нужен приоритет! Если мы не можем доставить космонавта на Луну целиком, – начнем со следов! С обуви! Лунные кеды… Нет, не звучит… Сапоги? Галоши! Вот! Лунные галоши!
– Э-э-э… Это гениально! – осторожно восхитился Миха. – А как мы их… следы… галоши, в смысле, туда доставим?
Роман молча показал пальцем в угол. В котором пылился макет лунохода.
– Мы обуем его. В лунные галоши, – медленно начал он. – И проедемся в местах предполагаемой высадки американцев. Вдоль и поперек. А потом – еще раз вдоль! На всякий случай, – для наглядности Роман пробежался вдоль и поперек лаборатории. А потом – еще раз вдоль.
– А если американцы по следам пойдут? – скептически поинтересовался Вовочка.
– Я очень надеюсь, что они пойдут по следам! – обнадежил его Роман. – Потому что в конце они найдут… Должны найти!.. Следы старта посадочного модуля. Хорошие такие следы. Видные даже слепому в лунную ночь. Крупными, так сказать, буквами!
– Луноход жалко! – дрогнувшим голосом сказал Миха.
– Жалко! – согласился Роман. – Но оплавленное гипотетическим выхлопом пятно старта важнее. Тем более, – сами понимаете! – луноход, обутый в лунные галоши, найти не должны!
– А если пойдут в другую сторону? – поинтересовался Вовочка. Его глаза горели азартом.
– Понятное дело! – Костик пожал плечами. – Красный флаг, с серпом и молотом.
– Лучше уж – вымпел! – рассудительно заметил Миха. – А то – что флаг? Тряпка! Обвиснет, – и никакой тебе наглядности, никакой торжественности! А развиваться в лунных ветрах он может только в третьесортной фантастике!

– И – это!.. – Вовочка щелкнул пальцами. – Для наглядности! Бычок “Беломорины” и зверски выжатый досуха тюбик с надписью “RUSSKAYA VODKA”!

Накопившееся напряжение прорвалось бурным хохотом.

– Пред… Представляю! – выдавил Мишка, спазматически корчась от смеха и вытирая слезы. – Катит наш луноход… В калошах… Смолит дюзами “беломорину”… И размахивает тюбиком водки в манипуляторе!..

***

– И все-таки, это не наш метод! – решительно пристукнул ладошкой по столу худощавый аппаратчик. – Мы не можем врать людям в глаза!

– Перестаньте! – резко оборвал другой участник совещания, зловеще сверкнув стеклами очков… Стеклами… По слухам – стеклышки были не простые! Их, якобы, вынули из одного весьма одиозного, и известного всему миру пенсне. Так что в кабинете моментально воцарилась тишина. – Врать – это если бы мы заявили, что за рычагами лунохода сидел Леонов! Лично! Да еще попросили бы Клушанцева снять фильм-репортаж на “лунодроме”, выдавая за хронику!

А мы, всего лишь, собираемся провести испытания резиновой продукции крупного промышленного комплекса в экстремальных условиях. Это наше внутреннее дело… Да, наше дело! А что подумают по этому поводу окружающие – их проблемы! Да пусть хоть анекдоты травят! Кстати… Да. Анекдоты, – он сделал какую-то пометку в большом блокноте.

– И вообще, – продолжил он, – Говорить – попусту! – не наш стиль. Мы не говорим, мы – делаем! А что скажут “там”, – он мотнул головой в сторону окон, выходящих на запад, – Нас не еб… не волнует! Страны вечного заката, мля! Они сами все скажут за нас. Сами додумают и разнесут по всему миру!..

– Но, может, все-таки попытаться… – неуверенно заметил кто-то.

– Поздно, товарищи! Нас побили нашим же оружием.

– В смысле?!

– Ну взгляните вы на ситуацию шире! По решению президента создано НАСА, фактически министерство. Разработан и утвержден план на две пятилетки. Задействуются все административные методы и ресурсы. Им переданы все профильные структуры, научные, армейские, с Брауном во главе… А у нас?! Демократия, и этот… “плюрализьм”, тьфу!…

У военных своя программа и свои бюджеты, у научников – свои, у ВПК собственные планы… Королевцы, янгелевцы, челомеевцы… И каждый на себя одеяло тащит!

– Так, может…

– Не дождетесь! – рявкнул участник совещания в мундире, обильно украшенном золотым шитьем. – Денег не отдам! – Он бросил взгляд на бумаги, лежащие перед ним, и вытаращил глаза. – Ну, ни хуя себе! – сдавленно прошептал он и грязно выругался. – Это ж сколько танков в космос улетит!!!

В воздухе незримо повис запах портянок, грохот сапог и клацанье затворов.

– Тише, товарищи, тише! – примирительно взмахнул рукой председательствующий. – Как все мы видим, особого выбора у нас нет. Останавливаемся на “Лунной галоше”.

Интерлюдия.
– Ну вот, значица, – продолжил Иваныч и с громким звяком придержал заскорузлым пальцем горлышко бутылки над стаканом. – Ты чо, молодой?! Краев не видишь?!..
Значица, выходит американец… Ну, этот… Как, млин, его?! А, Луи Армстронг, во!.. Отходит, значит, от ракеты, встает в позу… чтобы речугу толкнуть. Толи чо-то типа “один шаг человека…”, то ли “Освободи мой народ”. Вот. И вдруг!.. Кто-то его сзади по плечику… Еблысь!!! Кулаком, значица, со всей дури, да… ты чо, тупой? На американце-то скафандр! Ну, вот.. Оборачивается он, глядь! А там мужичонка стоит, в тельнике на голый скафандр, в галошах наших, с ведром жидкого этого… водорода в руке и говорит: “Слышь, зема! Сигаретки не найдется?”…
Под радостный гогот компании Михалыч хлобыстнул стакан и занюхал хвостом селедки, отмоченной в уксусе и замаринованной в кольцах молодого лука. Ему самому было не смешно. Эту хохму он рассказал уже семнадцать раз, в разных компаниях. Осталось еще тринадцать, и можно идти к куратору на отчет.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

(Где-то в Вашингтоне, USA. Где-то сразу после прелюдии)

Белое безмолвие. Когда-то герои Джека Лондона искали его на краю света, преодолевая трудности и передряги… Теперь оно само пришло, и воцарилось в Белом – что характерно! – доме. Трудности и передряги, впрочем, никуда не делись. По их поводу и собралась малая, но теплая компания в небольшом кабинете дико овальной формы. Говорят, пьяный бригадир ирландских гастарбайтеров как-то глаз завалил на объекте, а архитектор-зема его отмазал за ящик виски, переделав проект задним числом, и объявив откровенный косяк оригинальной творческой находкой и архитектурным шедевром. Янки повелись, и закрыли смету в полном объеме…

Нестандартная планировка создавала затруднения хозяевам кабинета на предмет его меблировки. И вызывала дикий восторг столяров. Наваривших бешеные баксы на оригинальной мебели ручной работы.

Гнетущее безмолвие нарушил хозяин эксклюзивного кабинета:

– Ну что, обосрались? – кротко вопросил он, обращаясь куда-то в пространство. Собравшиеся за столом индифферентно сделали вид, что не к ним.

– … и что теперь? Промолчать? И дождаться их заявления, а потом отмываться? Или передавать в эфир кадры с этим жутким Ред … Своими руками, и главное, – за свой счет! – разрекламировать очередной успех Советов?!

– Так может… Общим планом? С комментариями, что это Армстронг пробежался? Ну, там, не знаю… Модуль с толкача заводил!

– Можно было бы. Если бы не идиотский ажиотаж вокруг этих дурацких галош… – и их следов с мистическим Красным треугольником! – поднятый последнее время.

Директор ЦРУ потупил глаза, и застенчиво поцарапал ногтем ореховый шпон. А идея, подсказанная молодым, но перспективным сотрудником ведомственной радиостанции, казалась такой плодотворной! И в чем-то даже – дебютной. Космический Гулаг! Ракеты на костях и пердячем паре! Миллионы трупов, летящие в пустоте ровными рядами, и все как один – в ватниках и резиновых галошах…

Интерлюдия.
Сева аккуратно кушал ростбиф и слушал собеседника, интеллигентнейшего Абрама Моисеевича, приехавшего с самой-таки Одессы, с наилучшими рекомендациями от тети Сары. И еще десятка родственников. Которых, правда, Сева так и не вспомнил, но счел возможным отобедать с хорошим человеком в хорошем же ресторане. За его счет.
– Ви только представьте себе, дорогой Сева! Представьте себе картину, которую я сам, своими старыми больными глазами, имел несчастье видеть! Как кровавая гэбня волочила… или таки волокла?.. – задумался Абрам Моисеевич, и взмахнул вилкой: – Тащила волоком этих несчастных к ракете, на которой красной краской, вкривь и вкось было намалевано: “На Луну! N 500 000 000 ” Они рыдали! Они рыдали, как дети, Сева! Эти бедные, обреченные и безвинные жертвы кровавого режима! В телогрейках на голый скафандр! И в ужасных калошах…
Абам Моисеевич прервался на минуту, аккуратно разделывая аппетитный кусок вполне себе ничего фаршированной рыбы, положил в рот кусочек, прожевал, зажмурившись от удовольствия, и продолжил:
– Таки ви только представьте эту душеразирающую картину, Сева! Как ударами прикладов несчастных забивали в темный люк! Только калоши в воздухе сверкали! – голос его прервался, он всхлипнул, выцедил рюмку, и срывающимся голосом продолжил:
– Ви знаете, Сева! Никогда! Никогда я не забуду эту ужасную картину! Черный зев люка… Летящие тела… И огромные, на всю подошву, красные треугольники!
– Это ужасно, – вежливо согласился Сева. – Но все-таки, я не совсем понимаю…
– Сева! Ви же знаете, как я вас уважаю! Ви заслуженный человек, голос, можно сказать, авторитетнейшей радиостанции! Ну кому еще я могу рассказать эту страшную тайну, какую нужно поведать миру в лице ее передовой американской общественности и немногих уважаемых людей, стенающих в Союзе?..
– Ну, что я могу сказать? – рассудительно заметил Сева и деликатно цыкнул зубом. – Лунная тема, конечно, в тренде! В смысле, пользуется популярностью у наших слушателей, – снисходительно пояснил он. – И зверства режима это… вопиют, конечно. Но…
– Безусловно! – воскликнул догадливейший Абрам Моисеевич, прижал одну руку где-то в области сердца, а второй блудливо положил на стол чек. – Дело в том, что – совершенно случайно! – один мой знакомый, уважаемый человек, как раз таки хотел выразить свое уважение вашей благородной деятельности, и сделать небольшой взнос в фонд развития вашей радиостанции!
“Блин! Кэшем не мог принести! – раздраженно подумал Сева, легким движением руки смахнув бумажку. – Теперь до банка переться!”
“Ничего, не развалишься! – мстительно подумал Абрам Моисеевич. – Жирок растрясешь!”  Вежливо попрощавшись, Сева грузно поплелся к дверям, переваривая на ходу бизнес-ланч.
Он не увидел и не почувствовал, как расслабившийся “Абрам Моисеевич” смотрел ему в спину. Усталыми, но добрыми глазами.

***

Директор ЦРУ открыл глаза, шумно вздохнул, и спохватившись, воровато огляделся. Но на него не обращали внимание, выслушивая длинное представление приглашенных экспертов от НАСА. Точнее, длинным, с обилием званий, регалий и достижений, оно оказалось только у одного, седого профессора со слегка всклокоченной шевелюрой и почему-то безумно поблескивающими очками. Второй, молодой, представился лаконично и невнятно, что-то вроде “эффективный менеджер”.

– Мы достигли потрясающих успехов в деле телеуправления! – гордо запахнув белый халат, сообщил профессор куда-то в пространство, и умолк.

– И?..- подбодрил его председательствующий.

– И все, собственно! – удивленно пожал плечами профессор.

– Прошу извинить моего коллегу, – встрял молодой. Ловко извиваясь, он незаметно оттеснил профессора, и судя по донесшемуся сдавленному воплю, явно пнул его под столом. – У него сегодня была утомительная практика… э-э-э.. Эксперименты, конечно! Поэтому я готов ответить на все ваши вопросы.

Повинуясь энергичному взмаху руки, неприметно стоявший у стены референт подкатил багажную тележку (с приваренной табличкой “Сперто в Аэропорт Вашингтон Даллес”), доверху заваленную папками, кейсами и прочими боксами.

Хозяин кабинета подтянул к себе верхнюю папку, раскрыл… и замер:
– Не понял! – с возмущением сказал он.
Референт шустро подскочил и зашептал на ухо:
– Папка канцелярская, из новомодного пластика, артикул номер…
Шеф возмущенно взмахнул рукой, хлестко зацепив референта по носу – тот обиженно захлюпал…
– Хватит делать из меня идиота! Почему она… ПУСТАЯ?!!

– О! Это трагическая история! – немедленно отозвался молодой насовец, и возвел к потолку глаза, наполнившиеся слезами. – Один молодой лаборант, работавший в НАСА, полюбил юную непорочную негри… Э-э-э… афроамериканку. Но она – отвергла его любовь! “Хай, снежок! – нежно сказала она ему. – Хев ми сотню баксов вперед, или фак ю, а не мое молодое, крепкое тело!” Лаборант впал в депрессию, завербовался в армию и уехал во Вьетнам, где погиб. От дизентерии…

– Да… – нарушил трагическое молчание, воцарившееся в кабинете, его хозяин. – Это, конечно… Но – собственно… – где документы из папки?!
– Да хрен его знает! – равнодушно пожал плечами молодой. – Просрали! Я, собственно, поэтому и вспомнил подходящую историю о поносе…
Председательствующий глухо зарычал, рванул воротничок рубашки и ткнул пальцем в папку:
– Судя по описи, здесь была пленка с высадкой. Что с пленкой?!
– Она пропала! – лаконично сообщил молодой и поджал губы “уточкой”.
Свирепо раздув ноздри, хозяин рванул с себе следующую папку.
– Счет к оплате… Что он здесь делает?
– Упс! – скривился молодой, и потянулся к папке.
– Стоп! – председательствующий перехватил его руку, вчитался в бумажку…
– Что за мазафака?! – взревел он. – С какой радости мы собираемся закупать у Советов ракетные движки?!
– А что делать? Летать надо, спутники в космос выводить…
– А самим – уже не сделать?!
– Уже не сделать, увы… Технологии утрачены!
– Не понял! Как это – утрачены?!
– Май год! Очень просто! Мы на Луну летали?..
– Э-э-э… – сказал пожилой.
– Летали! – с нажимом повторил молодой. – Керосин, кислород, технологии потратили? Потратили. Новые разрабатывать надо, однако! А пока разрабатываем – у Советов подсортируемся.

– Ну, не знаю,.. – хозяин кабинета нервно передернул плечами. – Башлять Советам? Они и так на одних только сраных калошах срубили столько, что отбили половину бюджета лунной программы! И самое печальное – срубили на наших лох… избирателях! Нет, это ж надо – превратить жуткий скрип резиновых калош в последний писк моды! Добиться, чтобы их носили все американцы!..

Кто-то шумно и поспешно втянул ноги под стул… На его счастье, раздавшийся скрип был заглушен телефонным звонком.

Интерлюдия.
В Минвнешторге царил обычный бардак. Хлопали двери, трещали телефоны, летали бумаги, потерянные шустрыми стажерами и сбитыми с ног посетителями…
-Это треугольник? Я спрашиваю, это “Красный треугольник”? – надрывался молодой сотрудник, демонстрируя здоровые и крепкие голосовые связки. – Срочно телеграфируйте возможность изготовления двух миллионов пар галош, слышите? Да, двух… Нет, миллионов! Вы что, глухие? И не надо так кричать! Все-равно вам это не поможет… Ну, в счет лимитов на “изделие N2″… А у меня контракт с Америкой горит! По линии Главкосмоса… Космоса, говорю!
– Слышь, хорош орать! – не выдержал сосед по кабинету. Он долго терпел, страдальчески морщась, и пытаясь вести деловые переговоры с двумя невозмутимыми индусами. На предмет приобретения оптовой партии слонов по линии Академии наук. С целью их принудительного оволосения, наращивания бивней по методу профессора Илизарова и выпускания в тундру. Для получения в перспективе мамонтов как источника мяса, молока, шерсти, бивней… И скелетов. Для продажи в музеи западных стран. За валюту.
Индусы незаметно для окружающих офигевали. Сотрудникам Минвнешторга было пофигу. Они привыкли, что у Советского Союза весьма разнообразные и многосторонние интересы. Во всех уголках земного шара.
– Хватит орать, говорю! Воспользуйся уже телефоном!.. Нормальным, я имею ввиду, – пояснил он, скептически глядя на треснувшую телефонную трубку в руке коллеги. Флегматичный ВЭФ не выдержал испытания накаленной рабочей атмосферой Минвнешторга.

***

Хозяин кабинета положил трубку телефона и побарабанил пальцами по столешнице.

– Мне тут напомнили о встрече с голо… голландцами! Я думаю, будет символично подарить им какой-нибудь лунный камушек!
– Э-э-э… – сказал насовский профессор.
– Будет! – убежденно сообщил молодой. – Ко встрече доставим. У нас как раз подходящий булыжник… лунный!.. завалялся.
Шеф недовольно посопел:
– Надеюсь, экспертиза, при необходимости, подтвердит, что он… этот булыжник… лунный?!
– Конечно! – оскорблено взвился эффективный. – Еще бы не подтвердила!…
– Какая там у голландцев экспертиза! – пробормотал он чуть слышно, усаживаясь обратно. – Все равно к нам обратятся!
– А если к Советам? – услышал его бормотанье сосед по столу.
– Да кто ж им поверит?! Нехай клевещут!
– И кстати! – совсем некстати для присутствующих спохватился председательствующий. – Сколько, все-таки, у нас этого… лунного грунта?
– Ну… – промямлил профессор, щупая зачем-то очки…
– Двести килограммов! – бодро доложил менеджер. – Или триста. Если установка вышла на проектную…
– К-как… Какая такая установка?!
– По производству лунного грунта! – оскорблено повел плечами молодой. – Я ж докладывал! Мы теперь можем производить лунный грунт, идентичный настоящему, тоннами!
– Так… – хозяин кабинета от возмущения клацнул зубами. – Так за каким факом мы…
– Да мы, собственно.. – проблеял насовец, как-то странно дернулся и замолчал, болезненно скособочившись.

– Собственно, нам нужен был контрольный образец, – бодро встрял молодой, недобро косясь на коллегу. – Поскольку состав разрабатывался… Как бы это… на основе масс-спектрального анализа, да! Этим можно было ограничится, но поскольку Советы собрались своей “Луной-15” доставить на Землю настоящий… Нет, не так!.. свежий лунный грунт, мы решили подстраховаться… И кстати, о страховке… Во избежание гнусных инсинуаций в будущем, надо бы как-то ограничить активность в районе нашей… э-э-э… высадки, да! Под предлогом, скажем, сохранности его как мемориала для грядущих поколений.

– Так, может,.. карантин по поводу свиного гриппа? – оживился один из участников встречи. Судя по реакции, имевший какое-то отношение к здравоохранению.

– Вы идиот?! – не выдержал председательствующий. – Какие свиньи на Луне? Хотя… В этой идее что-то есть!… Возьмите на заметку, кажется, я знаю как заработать немножко денег и поддержать наш фармацевтический бизнес!..

Он рассеянно похлопал по карманам, достал из стола коробку, щелкнул зажигалкой…

Крепкий аромат натуральной “Гаваны” пополз по кабинету. Собравшиеся деликатно сделали вид, что воняет банальной вирджинской “Короной”, чтобы не ставить в неудобное положение человека, который по запарке публично воспользовался контрафактной… то есть, контрабандной продукцией. Хотя и жутко вонючей… то есть, демократичной.

Все знали, что натуральные сигары “Гавана” вывозятся с Кубы настоящими патриотами-демократами с риском для жизни, на стремительных катерах скользящими на грани смертельной волны под носом у кровавой кастровской гэбни…

И мало кто знал, что после каждого успешного рейса уставшие, заросшие щетиной контрабандисты честно уплачивали партийные членские взносы, а выручка пополняла бюджет маленькой, но гордой островной страны.

– Кстати, – склонился к молодому сосед справа. – Говорят, рядом со следами галош обнаружили окурок этой жуткой русской папиросы “Беломоргулаг”…

– Лажа! – авторитетно опроверг молодой. – Я сам пленки ретушировал, следы галош затирал! Не было там ничего. И пресловутого тюбика русской водки, кстати, тоже не было!

Сосед скептически поджал губу, но спорить не стал. Фанатик, фуле! – решил он.

Председательствующий тщательно забычковал недокуренную сигару в стильной пепельнице из черепа вьетконговца, подаренную благодарными избирателями из Пентагона.

– Так… – устало резюмировал он. – Меня достали эти непонятки! Поэтому – моим волевым решением! – запускаем план номер два. Вызовите ко мне Камерона… Оу! Стэнли Кубрика, конечно! А вы… Да-да! Все вы!… можете быть свободны!

Под скрежет задвигаемых стульев участники совещания протискивались к выходу, подозрительно поглядывая на насовцев и придерживая карманы.

Оставшись один, хозяин кабинета устало потянулся в кресле, смачно захрустев суставами, встал, подошел к окну:

– Да… – мрачно пробормотал он. – А потомки будут гадать, почему высадка снималась в павильонах Мосфильма… Тьфу, шед! Голливуда!

КОНЕЦ

ЛУННАЯ ГАЛОША. Практически документальный детектив. Улыбин Дмитрий http://samlib.ru/r/recensor/3k…


Боец.

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
error

Просмотров: 175

0

Spread the love
  • 16
    Поделились
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Желающим поддержать нас

Последние сообщения на форуме

Англичане не бомбили немецкие зав …Англичане не бомбили немецкие заводы, чтобы у вермахта было горюче … Читать далее
И.СТАЛИН.О НЕРАВНОМЕРНОСТИ РАЗВИТ …О НЕРАВНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН Я говорил в с … Читать далее
И.СТАЛИН. МАРКСИЗМ НЕ ДОГМА, А РУ …МАРКСИЗМ НЕ ДОГМА, А РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ Товарищи! В своём док … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели