КОНСТРУКТОР ДВИГАТЕЛЕЙ АРХИП ЛЮЛЬКА. СТАНОВЛЕНИЕ

Spread the love
  • 17
    Shares

0

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,

Преодолеть пространство и простор,

Нам разум дал стальные руки-крылья,

А вместо сердца — пламенный мотор.»

                                                                  П.Герман

«Без двигателя нет самолета, без самолета нет авиации, без авиации нет армии, а без армии нет государства».

Генеральный директор объединения “Люлька – Сатурн” Юрий Ласточкин

«Отними у народа историю – и через поколение он превратится в толпу,

  а ещё через поколение им можно управлять, как стадом.»

Йозеф Геббельс

80 лет назад, когда безраздельно царствовал поршневой мотор, мало кому известный инженер Люлька взял на себя смелость утверждать, что дни этого мотора сочтены, и что он берется создать такой двигатель, который помчит самолет со сверхзвуковой скоростью и поднимет его к стратосфере.

Наш рассказ о том, как, пройдя через отрицание, неверие, технические трудности, Архип Михайлович Люлька, человек выдающегося инженерного, конструкторского таланта, большой смелости и стойкости создал первый отечественный турбореактивный двигатель.

Пытливый ум и смекалка нашего народа, не обладающего академическими знаниями, а потому жадно стремящегося к ним, рождали на свет выдающихся личностей, выводящих русскую науку и технику на мировой уровень.

Мог ли кто себе представить, что уроженец маленького села, расположенного на берегу живописной речки Рось на Богуславщине станет корифеем советского двигателестроения, предопределившем развитие отечественных турбореактивных двигателей на многие годы вперед? Именно таким человеком стал Архип Михайлович Люлька – всемирно известный конструктор реактивных двигателей, носящих аббревиатуру «АЛ».

Авиационный гимн СССР не зря воспевал “вместо сердца пламенный мотор” – победы любых ВВС зависят не только от гения авиаконструкторов и боевой подготовки пилотов, но и от уровня моторостроения. Именно отставание в этой отрасли предопределило неудачи и огромные потери сталинских соколов в начале Великой Отечественной войны. “Догнать и перегнать” Запад советским двигателистам удалось лишь в 1960-е гг. И ведущую роль в этой “войне авиамоторов” сыграл Архип Михайлович Люлька – создатель первого отечественного турбореактивного двигателя, “пламенных сердец” для самолетов Сухого, Микояна, Ильюшина, Туполева, Бериева. А вершиной его творчества стал уникальный двигатель для тяжелого истребителя Су-27, на котором были установлены многие мировые рекорды скорости, высоты, дальности, сверхманевренности и сверхнадежности.

Живописные берега заповедной Роси на Богуславщине –  сердце Русской Земли  

Это удивительный факт — мальчик Архип, появившийся на свет в сердце Древней Руси, в живописном селе на берегах реки Роси , повзрослев и возмужав, создал пламенные «сердца»-моторы грозных боевых машин, которые в грозный час и по сей день несут боевую службу, охраняя покой воздушных границ нашей Отчизны…

Будущий академик родился в с. Саварка Богуславской волости Каневского уезда (сечас Богуславского района) Киевской губернии 23 марта (по старому стилю – 10 марта) 1908 года в семье Михаила Ивановича Люльки из рода славного казака Каневского куреня Дмытра Люльки.

Фрагмент картины И.Е.Репина “Казаки пишут письмо турецкому султану”. Нам тяжело представить в час отдыха казака без трубки – казацкой люльки. Казацкая люлька и дала прозвище, а потом и фамилию предкам Архипа.

Похилевич Л. И. “Сказания о населенных местностях Киевской губернии”:

“Саварка, по левую сторону реки Роси, в 4-х верстах от села Синицы Каневского уезда. Жителей обоего пола 888. В 1790 году в 56 дворах считалось об. пола 389. Село окружено со всех сторон обширным черным лесом. И здесь, по преданию жителей был в глубокой древности город, называвшийся Савара. Остатками укреплений этого города, жители считают квадратный земляной вал, высотой в 3 саженя, окружающий замковище, а также две большие могилы близ церкви Гайворонову и Велику и множество малых, вокруг села и в самом селе разбросанных. Еще и ныне выкапывают здесь восточные монеты, стрелы от луков, кинжалы и другие вещи -признаки происходивших здесь некогда битв. Близ села проходит вал, так называемый Траянов (Змиевы Валы).

Знаменитые Змеевы Валы

Он начинается Сквирского уезда в селе Почуйках, вступает в Васильковский уезд при с. Краснолесах, тянется по левой стороне Роси через м. Белую Церковь и через селения Томиловку, Чепелевку, Сухолесы, м. Рокитну, село Ольшаницу. Наконец у села Саварки склоняется к Каневскому уезду, селению Синице. Об этом вале упоминается в “Слове о полку Игореве”. Полагают, что до этих мест достигало римское оружие, а еще прежде греческая цивилизация и колонии.

Реконструкция Змиевого Вала

Церковь в Саварке во имя Покрова Пресвятой Богородицы убогая, деревянная, построена в 1750 году. По штатам состоит в 7-м классе; земли имеет 63 десятины. Из прежних Саварских священников известен Игнатий Коржениовский, которого визита 1790 года укоряет, что он, занимался более столярным искусством, а о духовных своих обязанностях небрег.”

На гербе Богуслава изображен казацкий жёлтый крест. В Богуславе формировалась Богуславская сотня Каневского куреня Войска Запорожского, а позднее и Богуславский казацкий полк

Волостной городок Богуслав был основан в 1032 году Киевским князем Ярославом Мудрым. Первое упоминание о поселении в летописи как крепость для защиты от половцев датируется 1195 годом. Буйславль, Боеслав, Богуславль, Буслав, Богуслав — по преданию, такие названия город носил в разные времена. Краеведы выдвигают различные гипотезы относительно возникновения названия. По этому вопросу существует несколько легенд. По одной из легенд, город назывался Боеславом потому, что в этих местах довольно часто происходили бои с печенегами, хазарами, половцами. Еще и поныне часто от сельских людей можно услышать названия Буслав или Буславье. Возможно, это была столица русского вождя Буса, который сыграл значительную роль в борьбе славян с готами в IV в. В «Слове о полку Игореве» упоминаются также «времена Бусовы»…

Отец Архипа прошёл тяжёлые испытания во время Русско-японской войны. В родное село вернулся весь израненный. Взял замуж вдовую Одарку Бабешко с пятью детьми. В семье появилось ещё четверо совместных детей Павел, Мария, София и младший – Архип. На что мог рассчитывать паренек из многодетной крестьянской семьи? Продолжать дело отца и заниматься крестьянским хозяйством.

Родная хата Архипа Люльки не сохранилась  до наших дней…
Икона Покрова Пресвятой Богородицы из Покровской церкви села Саварка, неизвестный украинский иконописец XVIII века

Се­ло Са­вар­ка на Ки­ев­щине, где жи­ли Люль­ки, ле­жа­ло в сто­роне от боль­ших до­рог. Ря­да­ми бе­ло­снеж­ных хат оно сбе­га­ло к ти­хой реч­ке Рось, пет­ляв­шей те­ни­сты­ми дуб­ра­ва­ми меж­ду по­ля­ми, за­се­ян­ны­ми пше­ни­цей, са­хар­ной свек­лой, под­сол­неч­ни­ком, меж­ду туч­ны­ми лу­га­ми с па­су­щи­ми­ся ста­да­ми ко­ров, овец. Архипа как и старших братьев, крестили в старинной деревянной Покровской церкви в Саварке, строение которой напоминало перевёрнутый корпус корабля (церковь не  сохранилась, утрачена в 1980 году). В Киевском национальном художественном музее сохранилась лишь икона Покрова Святой Богородицы из Покровской церкви.

Когда Архипу исполнилось семь лет, умерла мать.

В девятилетнем возрасте, после революции, в 1917 году Архип становится учеником начальной школы в родном селе, ставшей позднее семилеткой. Ни о ка­кой про­мыш­лен­но­сти да­ле­ко во­круг Саварки и не слы­ша­ли, за­то мель­ни­цы и мас­ло­бой­ни бы­ли в боль­шом ко­ли­че­стве.

Пацаны на берегу Роси. Годы летят. а  картина практически не меняется…

Де­тям это­го се­ла по­вез­ло: здесь бы­ла хо­ро­шая шко­ла, и пре­по­да­ва­ли в ней та­лант­ли­вые лю­ди. Школь­ны­ми де­ла­ми за­ни­мал­ся «от­цов­ский со­вет», ку­да вхо­дил и отец Ар­хи­па Ми­хай­ло Люль­ка, сам боль­шой кни­го­чей и эн­ту­зи­аст про­све­ще­ния на­ро­да. Он хо­тел ви­деть сво­их де­тей об­ра­зо­ван­ны­ми, не жа­лел для это­го ни­че­го. Учи­те­ля вме­сте с се­мья­ми жи­ли при шко­ле в хо­ро­ших усло­ви­ях, пла­ти­ли в эти смут­ные вре­ме­на про­дук­та­ми, уче­ба не пре­ры­ва­лась, несмот­ря на Граж­дан­скую вой­ну.

При попытке разобрать и обезопасить найденный в пашне артиллерийский снаряд, чтоб выковать из гильзы новый лемех для плуга, отец при взрыве снаряда получает тяжелейшие ранения и вскорости умирает. Детей разбирают ближайшие родственники.

Любимый учитель математики  Архипа Люльки в сельской школе Саварки во время Гражданской войны – киевский профессор Михаил Филиппович Кравчук

В школе в это нелёгкое время Гражданской войны преподавали профессора из киевского университета и Политехники — такое нелёгкое голодное было время. Несмотря на то, что Саварка несколько раз переходила в пламени Гражданской из рук в руки — то Со­ве­ты, то пет­лю­ров­цы, то ата­ма­ны — Мах­но, Зе­ле­ный, Гри­го­рьев…Интеллигентная киевская профессура предпочитала пересидеть неспокойное время в сельской местности, поближе к земле и провизии. Любимым преподователем Архипа был учитель математики-профессор математики из киевской Политехники Михаил Филиппович Кравчук. Язык и литературу преподавал преподавал Юрий Дмитриевич Загул — украинский поэт. Архипу легко давались все предметы, особенно нравилась математика, легко давались языки и литература. Во время школьных каникул мальчик пас коров и работал на земле. Ар­хип пас скотину со сво­им за­ка­дыч­ным дру­гом Ва­ней Ску­ра­том, бу­ду­щим круп­ным спе­ци­а­ли­стом по проч­но­сти…

Из воспоминаний М.Ф.Кравчука: «Архип Люлька очень любит математику. Однако вопросы, которые он ставит на уроках, говорят а его необычном всезнании».

А.М. Люлька с братьями – слева направо сидят Антон, Архип, Иван, стоят Владимир, Иосиф

Пока старшие братья зубрили стихи, Архип уже знал их на память и подсказывал старшим братьям. Вскоре Архип и сам попробовал себя в стихотворчестве.Остался отзыв Загула на первые пробы пера Архипа: «Прочитал я твои стихи. Они ещё неуклюжие. Но если ты продолжишь работать над собой. То сможешь стать поэтом». Профессиональным поэтом Архип не стал, но стихи сопровождали его всю жизнь-он писал сам, любил декламировать произведения известных поэтов-классиков. Архип Люлька свой дальнейший выбор в пользу профессии объяснял так: “Я трезво посмотрел на свои литературные возможности…”.

Од­ним из пер­вых в се­ле всту­пив в ком­со­мол, Ар­хип стал ак­тив­ным участ­ни­ком ху­до­же­ствен­ной са­мо­де­я­тель­но­сти в сель­ском клу­бе. Отец одноклассницы Галины Про­цак ор­га­ни­зо­вал драм­кру­жок и ор­кестр. Ар­хип иг­ра­ет и в спек­так­лях, и в ор­кест­ре на ба­ла­лай­ке и бубне. От­ку­да же у него вре­мя на все? Ведь ого­род за до­мом на его от­вет­ствен­но­сти. И ста­до то­же на его по­пе­че­нии.

Галина Процак – неизменная партнёрша по сцене, первая и единственная  любовь на всю жизнь будущего конструктора

Неиз­мен­ная парт­нер­ша по сцене у Ар­хи­па — Про­цак Га­ли­на, строй­ная, жи­вая, ве­се­лая, неис­то­щи­мая на вы­дум­ку, тем­ные пу­ши­стые во­ло­сы, за­пле­тен­ные в две ко­сы, се­рые лу­чи­стые гла­за прон­за­ют серд­це Ар­хи­па. На­де­нет ко­стюм укра­ин­ский: плах­та, вы­ши­тые коф­та и по­яс, мо­ни­сты — первая красавица в округе!

Окончив саварскую начальную семилетнюю школу, Архип по завету отца и совету М.Ф.Кравчука идет в 1923 году в 15-летнев возрасте учиться дальше по техническому профилю – в только что открытое Белоцерковское профессионально-техническое училище. Всё время обучения в училище Кравчук ежемесячно перечислял Архипу стипендию.

Белоцерковская профтешкола в которую в 1924 году поступил Архип

Два года обучения в Белой Церкви дали Архипу немало: прежде всего, он получил хорошие базовые знания математики и знание кузнечного дела, включая практические навыки, что в дальнейшем немало помогло будущему конструктору.

Архип Люлька – учащийся Белоцерковской профшколы, начало 20-х годов

В1925 году Архип Люлька, получив свидетельство об окончании профтехшколы, работал слесарем и готовится к поступлению в вуз. Через два года по рекомендации Кравчука Архип Люлька сдал экзамены и успешно прошёл собеседование в Киевский политехнический институт, стал студентом механического факультета. Ввиду отсутствия трудового стажа его приняли в КПИ без выплаты стипендии и без предоставления общежития.

М.Ф.Кравчук резко высказался после такого решения приёмной комиссии: «Вот дурни! У сельского ребёнка трудовой стаж исчисляется с момента, когда он начинает ходить!…» Жил Архип в доме у Кравчука вместе с будущим математиком Александром Смагоржевским и будущим генеральным конструктором Сергеев Королёвым. Все трое жили у профессора на правах родственников. У профессора Кравчука было настоящее чутьё на настоящие таланты — все трое станут талантливыми и успешными учёными!Архипу Кравчук выплачивал стипендию из своего кармана.

 Архип Михайлович и Галина Евгеньевна – молодожены, 1930 год

25 июля 1930 года Люлька женился на Галине Евгеньевне Процак, студентке-односельчанке Киевского сельскохозяйственного института, к которой со школьной скамьи испытывал самые тёплые чувства и старательно отваживал от своей симпатии других парней.

Архип хорошо себя проявил в изучении математики и теплотехники. Студент Киевского политехнического института Архип Люлька проходил производственную практику на Харьковском паровозостроительном заводе, а затем в Ленинграде – на металлическом. Подолгу простаивал он перед турбиной паровой установки.

По окончании КПИ три кафедры — математики, механики и теплотехники рекомендовали студента Люльку в аспирантуру. В1931 году Люлька был направлен в аспирантуру «с рабочим уклоном» Научно-исследовательского института промышленной энергетики в Харькове. Жизнь была насыщенной, интересной, счастливой.

В 30-е годы авиация набирала силы и все увереннее расправляла крылья. Становились на ноги конструкторские коллективы. Советские летчики совершали рекордные полеты, восхищавшие друзей нашей страны и тревожившие врагов.

Самолет начинается с двигателя, и для развития моторостроения не жалели ни сил, ни средств. Рост мощностей двигателей и полетных весов самолетов вел к большим расходам горючего. К тому же из поршневых моторов все труднее удавалось выжимать мощность. И авиаспециалисты все чаще стали обращать внимание на паровую турбину. Не приспособить ли ее к самолетам? Создать авиационные паротурбинные установки на дешевых сортах топлива для замены двигателей внутреннего сгорания поручили КБ в Ленинграде и Харьковскому авиационному институту. В жизни Архипа Люльки произошёл крутой поворот.

В 1933 году по рекомендации комитета комсомола Архипа Люльку направили на кафедру авиадвигателей в Харьковский авиационный институт. Имея уже некоторый опыт, он активно участвовал в разработке проекта авиационной паротурбинной установки. Его руководителями были заведующий кафедрой Виктор Тимофеевич Цветков и известный ученый-гидромеханик профессор Георгий Федорович Проскура. Архип Михайлович в институте и преподавал, читал студентам лекции по термодинамике.

У экспериментального стенда конденсатора паровой турбины для самолета, 1935 год

2 сентября 1935 года в семье Люльки родился первенец – Владимир, через два года появился второй сын – Вячеслав, дочь Лариса родилась спустя девять лет. Кстати, в будущем все дети стали учёными.

Сыновья Вова и Слава

Самолет начинается с двигателя, и для развития моторостроения не жалели ни сил, ни стредств. Рост мощностей двигателей и полетных весов самолетов вел к большим расходам горючего. К тому же из поршневых моторов все труднее удавалось выжимать мощность. И авиаспециалисты все чаще стали обращать внимание на паровую турбину. Не приспособить ли ее к самолетам? Создать авиационные паротурбинные установки на дешевых сортах топлива для замены двигателей внутреннего сгорания поручили КБ в Ленинграде и Харьковскому авиационному институту.

Паротурбинными установками, как самой новой и перспективной темой, были заняты маститые ученые и конструкторы, но энергичный, веселый, неугомонный, изобретательный новичок очень скоро начал “сеять смуту”.

Архип берет на себя смелость утверждать, что паротурбинный двигатель непригоден для авиации, особенно истребительной, что у него нет перспектив: “Трубчатые сотовые конденсаторы, охлаждающие отработанный пар и превращающие его снова в воду, увеличат вес силовой установки, ухудшат аэродинамические данные. Все это сведет на нет весь выигрыш в мощности, который может дать паровая турбина”.

Многие сотрудники считали его мысли “крамольными”. Но иные начинают к Люльке прислушиваться, у него появляются единомышленники.

 В голове молодого весёлого харьковского инженера зрела идя создания своего самолётного двигателя необычной конструкции

В любом конструкторском и научном коллективе люди делятся на генераторов идей, трансформаторов и исполнителей. В первых коллективных работах Люлька зарекомендовал себя настоящим генератором идей.

Мысли молодого инженера все чаще обращались к теоретическим работам профессора Бориса Сергеевича Стечкина и французского ученого Мориса Руа по воздушно-реактивному двигателю. Они предлагали двигатель, не имевший пропеллера и использовавший для поступательного движения реактивную тягу от сжатого нагретого газа. Но пока это была только схема.

“Вот бы рассчитать и построить такой. Нет, не под силу. Ведь даже материалов жаропрочных пока нет. А при высоких температурах газов двигатель не проработает и трех минут – прогорят все корпуса камер и сопел. А что, если?”… И вдруг он даже задохнулся от волнения: “А если температуру газов понизить так, чтобы материалы для постройки двигателя нашлись уже сегодня”?

Нельзя сказать, что над применением газовой турбины для самолетов в нашей стране никто не думал. Но во всех проектах тех лет турбины предназначались для вращения пропеллера, то есть без замены привычного вида силовой установки самолета. Люлька в своих расчетах опирался на работы по воздушно-реактивному двигателю (ВРД) профессора Б.С.Стечкина, опубликованные в 1929 году: в них Борис Сергеевич теоретически обосновал идею ВРД без винта. Импульс движения в таком двигателе должна была создавать масса сжатого воздуха, подогретая в камере сгорания и истекавшая из сопла. Английский инженер Уиттл секретно запатентовал схему такого двигателя в 1930 году.

Дома у Архипа Люльки состоялась первая “тайна вечеря”, на которой он со своими товарищами И.Ф. Козловым, П.С.Петренко, И.А.Тарасовым, П.И.Шевченко поделился соображениями о возможной конструкции авиационного реактивного газотурбинного двигателя.

Вскоре Люлька пришел к заведующему кафедрой авиадвигателей В.Т.Цветкову и попросил его ознакомиться с результатами первой проработки нового двигателя. Цветков созвал научно-технический совет кафедры. Заседание вылилось в острый диспут о путях развития авиамоторостроения.

Шёл уже 1937 год. Архип Люлька снова и снова повторял, доказывал, убеждал, что паровая турбина неперспективна для авиации, и эту тематику нужно закрыть и немедленно начать работы над новым двигателем. Думали, обсуждали, дискутировали, но ни к чему не пришли. Решили передать проект в ученый Совет института.

В этом доме в Харькове на улице Чернышевского в комунальной квартире жили супруги Люльки

“Ученый Совет ХАИ невысоко оценил защиту моего проекта”, – вспоминал Люлька,- “решение проблем, которые вставали в работах по турбореактивному двигателю, требовало новых капиталовложений… Однако, по предложению заведующего кафедрой аэродинамики Г.Ф.Проскуры, твердо поддерживающего нас, ученые рекомендовали направить меня с материалами в Москву, в Комитет по изобретениям”.

Профессору ХАИ Г.Ф.Проскуре мы обязаны научному и инженерному росту Архипа Люльки.

И вот ближайшие соратники Архипа собрали деньги на проезд в Москву. Столица поразила его, взволновала, навсегда вошла в сердце. Комитет по изобретениям через Главное управление авиационной промышленности направил его материалы на заключение одному из самых строгих экспертов по вопросам газовых турбин, профессору МВТУ Владимиру Васильевичу Уварову. До него с проектом ознакомились некоторые административные руководители, а также главные конструкторы и теоретики, и ничего, кроме сомнений, мягко выражаясь, он у них не вызвал.

Кстати, сам Уваров в это время был увлечен разработкой авиационной газовой турбины, и проект молодого инженера в какой-то степени становился конкурентом этих работ. Бегло просмотрев толстенный трактат Люльки, Владимир Васильевич вызвал своего заместителя: “Разберись, пожалуйста, тут какая-то ерунда написана”. Каково же было удивление Уварова, когда через две недели его заместитель Михаил Иванович Востриков в большом смущении доложил, что “ерунды” в проекте не обнаружил.

Владимир Васильевич Уваров – крупный учёный-теплотехник,завкафедрой МВТУ , основатель научной  школы  

Заведующий кафедрой МВТУ им.Баумана, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, доктор технических наук В.В.Уваров вспоминал: “Конечно, мое самолюбие было уязвлено, и я предложил Михаилу Ивановичу проработать проект вместе. Еще неделю мы проверяли расчеты Архипа Михайловича… И я сумел по достоинству оценить проект Люльки. Тогда мною был написан, пожалуй, самый лучший из всех отзывов, которые мне довелось давать за всю жизнь…”.

Почва под паротурбинным двигателем, еще недавно казавшаяся надежным преемником, единственно способным заменить поршневой, заколебалась. А вскоре по решению наркомата работы по авиационным паровым установкам в Харькове и Ленинграде были прекращены.

Итак, первое признание проекта Люльки состоялось. Главное управление авиационной промышленности выделило некоторую сумму на его дальнейшую разработку. Люлька победителем вернулся в ХАИ. И что же дальше? Дальше дело не пошло.

ХАИ представлял собой учебное заведение с весьма слабой промышленно-экспериментальной базой

Один из самых видных институтов встал в тупик после полученного разрешения работать над ТРД. Ведь ХАИ – учебный центр, а не опытно-конструкторское бюро или научно-исследовательский институт. Люлька и сам ясно увидел, что его идея просто не умещается в отведенные ей рамки. Профессор ХАИ Г.Ф.Проскура поддержал проект Люльки и добился, что его послали в Москву в ГУ промышленности.

Фото 1938 года хорошо передаёт атмосферу общего подъёма в стране, связанного с развитием и достижениями советской авиации. Встреча героического экипажа самолета “Москва” в столице после полёта на Дальний Восток. Слева направо нарком авиационной промышленности Михаил Каганович, лётчик В.К.Коккинаки, начальник военно-воздушных сил РККА командарм 2-го ранга Локтионов, В. А. Коккинаки и  штурман Бряндинский.
Нарком авиапромышленности Михаил Михайлович Каганович (1988-1941)

Много дней и ночей провел Архип Люлька в приемной Наркома М.М.Кагановича. “Нарком занят, принять вас не может”, – следовал ежедневно один и тот же ответ на просьбу о приеме. И он терпеливо сидел в приемной. На тринадцатый день Нарком не выдержал его упрямства и принял изобретателя в два часа ночи. Нарком вынул часы и положил их на стол. Люлька глянул на него и понял, что убедить этого человека в отведенные считанные минуты – один шанс из тысячи. Весь сжавшись в комок энергии и мысли, он стал излагать свой проект. Долго говорить не пришлось, Нарком прервал его:

– Вы уверены, что обеспечите взлет?

Люлька стал называть цифры, но его снова прервали:

– Вы что-нибудь слышали о мотокомпрессорном двигателе, о жидкостном реактивном двигателе?

– Да, конечно, но я выбрал другое направление и прошу дать мне возможность построить турбореактивный двигатель. Убежден, что будущее авиации в нем.

– Какую скорость можно на нем получить?

– 900 км в час.

– А больше не сможете?

– Пока нет. В перспективе возможно…

Нарком нажал кнопку, вошла секретарь.

– Соберите совещание сейчас же. Пригласите начальника Главка, начальника техсовета и всех, кого они посчитают нужным. Докладчик – вот этот молодой человек. Повестка: “Турбореактивный двигатель”.

Совещание длилось до утра… Архип шел по пустынным улицам Москвы счастливый и радостный. Его назначили техническим руководителем проекта ТРД и переводили из Харькова в Ленинград.

После судьбоносной ночи в кабинете Михаила Моисеевича Кагановича Архип стал руководителем небольшого моторстроительного КБ в Ленинграде

Кроме больших технологических трудностей, создатели ТРД встретили много психологических барьеров. И вообще, риск был немалый. А на улице был 1937 год, несложно было попасть во вредители.

Центром обсуждения на одном из совещаний стал выбор компрессора. Какой? Осевой или центральный? Неизвестный осевой пугал всех. Но автор проекта Люлька настаивал именно на нем. “Да, осевой компрессор сложен в изготовлении”, – говорил он, – “это несколько рядов дисков с лопатками сложного профиля на одном вращающемся валу. Но именно он способен дать большую производительность, высокую степень сжатия, нужный КПД. Осевой компрессор имеет минимальное поперечное сечение – мидель, он хорошо вписывается в плавную, обтекаемую форму самолета, а это особенно важно для аэродинамики сверхскоростных полетов”. И он отстоял свой компрессор, который стал на долгие годы визитной карточкой его двигателей.

В марте 1938 года до Архипа Люльки дошло страшное известие. 21 февраля 1938 года был арестован профессор Михаил Филиппович Кравчук. После ареста органы НКВД направили запрос в Институт математики АН УССР «повлияет ли арест Кравчука на развитие математики на Украине?» Из института последовал ответ, что никакого интереса для развития математики на Украине Кравчук не представляет. Ответ подписали И. Я. Штаерман, Ф. Р. Гантмахер, М. Г. Крейн [3 ВИКИ]. Кравчук был лишён звания действительного члена АН УССР. 23 сентября 1938 года приговорен к 20 годам тюремного заключения и 5 годам ссылки. (Скончался 9 марта 1942 года на Колыме.15 сентября 1956 года посмертно реабилитирован.) Арест учителя Архип пережил как личную трагедию…

Конец 1938 года. Специальному конструкторскому бюро – СКБ-1 на Кировском заводе (г. Ленинград) согласно решению ЦК партии и правительства поручили разработку проекта турбореактивного двигателя Люльки.

Первый советский проект авиационного турбореактивного двигателя РД-1
Архип Люлька во время создания двигателя РД-1

1939 год: под руководством Архипа Михайловича Люльки создан первый в СССР технический проект авиационного турбореактивного двигателя РД-1 с осевым шестиступенчатым компрессором, тяга 530 кгс.

В 1940 году начались проектирование, изготовление и испытания впервые в СССР моделей: газовой турбины, двухступенчатого осевого компрессора и натурной камеры сгорания двигателя РД-1.

Яростные споры вокруг ТРД продолжались. Главный пункт разногласий заключался в том, что на малых скоростях полета реактивный двигатель проигрывает по расходам горючего поршневому. “Самолет с таким двигателем вряд ли взлетит”, – утверждали противники, – “а если взлетит, то быстро израсходует все топливо”. А то, что новый двигатель гораздо экономичнее на больших скоростях, и горючее у него керосин, а не дорогостоящий бензин, не принимали в расчет. Кроме того, скептики не хотели понять, что тяга, развиваемая поршневым мотором с близким их сердцу винтом с увеличением скорости и высоты полета быстро уменьшается, а у ТРД она растет.

Один из главных помощников при создании проекта РД-1 Иван Федорович Козлов, впоследствии зам. генерального конструктора

Начать разработку принципиально нового двигателя для будущих сверхзвуковых самолетов в эпоху, когда еще не исчерпал себя поршневой двигатель внутреннего сгорания и максимальные скорости самолетов не превышали половины скорости звука! Для этого нужна большая дальнозоркость и смелость автора и всех, кто его поддерживал. И все же глубокая проработка проекта, сделанная Архипом Люлькой, склонила чашу весов в его пользу. Труднейшим агрегатом оказалась камера сгорания. Этот агрегат Люлька вместе со своими сотрудниками Луссом, Орловым, Куликом, Смирновым рассчитывал и конструировал особенно тщательно: это был первый натурный агрегат его будущего двигателя. И когда камера сгорания была готова, все смонитировано, обвешано датчиками и приборами, опутано трубопроводами, Люлька вдруг сказал: ” А чего бы нам ее не поджечь”?

И хотя время приближалось к полуночи, никто домой не ушел. Всем очень захотелось сейчас же, сегодня увидеть, как загорится первое пламя в камере сгорания будущего ТРД, как она загудит. Как пройдет процесс сгорания керосина, будет ли достигнуто равномерное поле за камерой.

Командовал экспериментом Люлька. Он закрепил за ведущими инженерами участки, каждому рассказал, какие показания приборов нужно снять. Запустили воздуходувку, зажгли керосин… Раздался гул, отблески огня осветили взволнованные лица. Люлька внешне спокоен, подшучивает, посмеивается. И вдруг посерьезнел, наклонил голову набок, вслушиваясь в гудение работающей камеры сгорания. Теперь уже и все слышат, что звук какой-то необычный, жужжащий. Люлька дает команду увеличить подачу топлива. И тут раздалось страшнейшее жужжание, выхлопная труба поползла наружу, увлекая за собой камеру сгорания.

“Держи ее”! – закричал Люлька и бросился к камере. “Давайте огнетушители”! Все кинулись помогать, выключили топливо, остановили воздуходувку, но в трубопроводах оставалось еще много топлива, и взбесившаяся камера продолжала рычать и обжигать руки, раскаленная выхлопная труба вот-вот упадет. Камеру поливают из огнетушителей; валит густой темный дым. Наконец, все затихло. Из дыма возникает Люлька. Лицо и волосы у него черные. “Все целы”? – оглядывает он сотрудников. “Добро. Слышали, как она гудела? Знаете, что это? Вибрационное горение”. Да, про эту штуку многие слышали. Это серьезно. Высокочастотная пульсация сгорающего топлива! “Не горюйте, что-нибудь придумаем и устраним”, – убежденно и весело сказал Люлька.

Засели за расчеты и, когда снова раздался рев действующего стенда, неожиданностей больше не случилось. Работали напряженно, дружно, с подъемом. Каждый конструктор был и расчетчиком, и технологом, и испытателем. По расчетам выходил неожиданный для того времени результат: чем больше скорость, тем выше КПД турбореактивного двигателя.

Только еще заканчивали проект, а Архип Михайлович уже был где-то впереди. Он привязывал свой двигатель к реальному самолету. “Тщательно проверив расчеты и убедившись в их правильности, мы поехали к главному конструктору самолета СБ А.А.Архангельскому”, – рассказывал мне Архип Михайлович. “Предполагалось, что ТРД поставят на скоростной бомбардировщик. Александр Александрович, понимая перспективность реактивных двигателей, внимательно отнесся к нашим расчетам. Однако, большинство конструкторов скептически встретили наш проект. Мало что зная о воздушно-реактивном двигателе, они не верили в возможность полета без привычного винта, а нас считали авантюристами, делающими из воздуха деньги”.

Люльке и его единомышленникам приходилось защищаться от нелепых на сегодняшний день предложений. Длительно и серьезно обсуждали, например, компоновку. “Почему все узлы двигателя собраны в одном месте? Никакая конструкция этого не выдержит”, – уверял маститый инженер, занимавшийся до этого паротурбинными установками”.

Оппоненты забывали о таком факторе, как время. Война покажет, что оно было упущено.

Авторское свидетельство за №312328/25 ему вручили 22 апреля 1941 г. Диву даешься, как он его придумал еще в 1937 году, когда не было ни самих ТРД, ни реактивных самолетов. Он сумел заглянуть тогда не в завтрашний, а в послезавтрашний день авиатехники, потому что двухконтурные двигатели стали создавать в нашей стране и во всем мире после того, как научились строить обычные одноконтурные. Сейчас почти вся мировая гражданская и военная авиация оснащена двухконтурными ТРД.

А тогда в мае 1941 года двигатель РД-1 готов в металле на 75 процентов…    продолжение следует

Консервативен, патриотически настроен, работал в оборонке

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
error

Просмотров: 119

0

Spread the love
  • 17
    Shares
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Желающим поддержать нас

Последние сообщения на форуме

Как казаки на Сталина лампасы над …В середине 30-х годов в связи с большой популярностью романов Миха … Читать далее
Кто и кому будет приносить тапки …Мы, Россия, были, есть и будем самой величайшей державой на планет … Читать далее
Почему в России невозможен западн … Почему в России невозможен западный капитализм. Капитализм, по … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели