О роли политических и правовых взглядов в развитии общества

Spread the love
  • 19
    Shares

0

Из журнала «Вопросы философии», № 5, 1952 г., стр.95-114.

О роли политических и правовых взглядов в развитии общества

И. С. КОН (Ленинград)

Гениальный труд товарища Сталина «Марксизм и вопросы языкознания», обогативший всю марксистскую науку, в том числе и теорию исторического материализма, целым рядом новых, важнейших положений, имеет неоценимое значение для решения вопроса о роли политических и правовых взглядов в развитии общества. Определяя понятие надстройки, товарищ Сталин указывает, что «надстройка — это политические, правовые, религиозные, художественные, философские взгляды общества и соответствующие им политические, правовые и другие учреждения»[1]. Это определение подчеркивает роль и значение политических и правовых идей как одной из составных частей надстройки, оттеняет их важную роль в жизни и развитии общества.

Отражая определенный экономический базис, политические и правовые взгляды, в свою очередь, активно воздействуют на базис, способствуя развитию и укреплению своего базиса и разрушению старого базиса и старой надстройки. В современных условиях политическое и правовое сознание советских людей, отражающее социалистический базис, является важным идейным оружием в борьбе советского общества с растленной буржуазной идеологией; оно мобилизует и организует широкие массы трудящихся на борьбу за построение коммунизма. Напротив, буржуазная политическая идеология и правосознание играют реакционную роль: они стремятся укрепить прогнившие устои капитализма, стоят на службе поджигателей новой войны.

Что же представляют собой политические и правовые идеи, чем они отличаются от других форм общественного сознания и какова их роль в развитии общества?

Понятие политической идеологии охватывает широкий круг общественных взглядов, касающихся взаимоотношений и борьбы общественных классов и прежде всего их отношения к государственной власти. Область политики, указывал Ленин, «есть область отношений всех классов и слоев к государству и правительству, область взаимоотношений между всеми классами»[2]. Политика, по Ленину, есть отношение между классами, есть борьба классов в антагонистическом обществе, сотрудничество классов в социалистическом обществе. Основным вопросом политики является вопрос о государственной власти. Ленин подчеркивал, что «…политика есть участие в делах государства, направление государства, определение форм, задач, содержания деятельности государства…»[3]. Из этого явствует, что к области политической идеологии относятся все общественные взгляды, выражающие отношение борющихся классов к государственной власти, к политической организации общества, к ее формам, задачам и деятельности. Политическая идеология — это совокупность общественных идей, взглядов, теорий относительно общественного строя и политической организации общества. Взгляды по вопросам войны и мира, вся военная идеология также являются составной частью политической идеологии данного класса.

С политической идеологией неразрывно связана идеология правовая. Право, как выражение государственной воли господствующего класса, опирающейся на принудительную силу государства, всегда имеет определенное политическое содержание, является одной из форм государственной политики, поэтому и правовые воззрения людей, их правосознание, неизбежно связаны с сознанием политическим, одним из элементов которого они являются. «Правосознание, — пишет академик А. Я. Вышинский, — это конкретные, исторически обусловленные представления о должном, необходимом, обязательном, законном, — представления, сложившиеся в условиях борьбы классов, одних — господствующих классов — за сохранение и укрепление своего господства, других — классов угнетённых — за ниспровержение этого господства»[4]. Следовательно, правовые взгляды (правосознание) касаются вопроса о способах и формах организации общественных отношений и политической власти при посредстве правовых норм[5].

Вопрос о происхождении политических и правовых идей исчерпывающе освещен в работах товарища Сталина. И. В. Сталин учит, что «источник формирования духовной жизни общества, источник происхождения общественных идей, общественных теорий, политических взглядов, политических учреждений нужно искать не в самих идеях, теориях, взглядах, политических учреждениях, а в условиях материальной жизни общества, в общественном бытии, отражением которого являются эти идеи, теории, взгляды и т. п.»[6]. Конкретизируя и развивая эту мысль в работе «Относительно марксизма в языкознании», И. В. Сталин указывает, что в основе всех политических, правовых и иных общественных идей лежит определенный экономический строй общества, определенный базис. «Всякий базис имеет свою, соответствующую ему надстройку. Базис феодального строя имеет свою надстройку, свои политические, правовые и иные взгляды и соответствующие им учреждения, капиталистический базис имеет свою надстройку, социалистический — свою. Если изменяется и ликвидируется базис, то вслед за ним изменяется и ликвидируется его надстройка, если рождается новый базис, то вслед за ним рождается соответствующая ему надстройка»[7].

Схематично можно изобразить происхождение правовых и политических идей следующим образом: в основе всего общественного развития лежит, как известно, развитие производительных сил, ими определяются на основе закона обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил экономические отношения, т. е. базис; эти экономические отношения, преломляясь в сознании людей, порождают определенные интересы. Как указывал Энгельс, «экономические отношения каждого данного общества проявляются прежде всего как интересы»[8]. Эти материально обусловленные экономические интересы, неизбежно носящие в классовом обществе классовый характер, требуют охраны и защиты со стороны политической власти. Поэтому на основе этих интересов вырабатываются определенные политические и правовые взгляды, представления о справедливом, должном, обязательном, политические требования, направленные на удовлетворение материальных интересов данного класса путем создания нужных ему политических учреждений, определенных форм организации государственной власти, обеспечивающих господство данного класса, путем издания угодных и выгодных ему правовых норм, общеобязательных правил поведения, опирающихся на принудительную силу государственной власти.

Вся история политических учений подтверждает сталинское положение о том, что возникновение и развитие политических идей всегда определяется в конечном счете изменениями в базисе общества. Например, в Европе в XVII–XVIII веках происходило развитие капиталистических отношений, росла мануфактура, ширилась торговля и т. д. Но существование феодального строя, цеховой регламентации, феодального государства и права тормозило развитие новых экономических отношений, задерживало рост производительных сил. Буржуазия была заинтересована в уничтожении старых, феодальных учреждений. Эти материальные интересы буржуазии преломляются в ее политических и правовых взглядах: идеологи буржуазии требовали отмены всех ограничений торговли и промышленности, они противопоставили абсолютизму буржуазное учение о народном суверенитете и договорном происхождении государственной власти, добивались признания равенства всех перед законом, отмены привилегий дворянства и т. д. В результате ряда буржуазных революций буржуазия добилась осуществления своих требований.

В рамках одного и того же базиса развитие и изменение политических и правовых взглядов опять-таки определяются изменениями в базисе. Почему, например, в первой половине XIX века в буржуазной политической мысля преобладали либеральные мотивы ограничения государственной власти, невмешательства государства в отношения между трудом и капиталом, а во второй половине века, особенно, после Парижской Коммуны, буржуазия, ее идеологи — социологи, политики и юристы — яростно требуют усиления государственной власти, расширения полномочий правительства, ограничения политических прав граждан? Потому, что в первый период капиталистический строй находился еще на подъеме, рабочий класс еще не созрел и не представлял для буржуазии серьезной опасности, а во второй период капиталистический строй уже начинает клониться к упадку, классовые противоречия между пролетариатом и буржуазией уже обнажились, и буржуазия ищет теперь спасения от революции в усилении государственной власти, в отказе от буржуазной демократии, в установлении террористической диктатуры, в политической и идеологической реакции.

Говоря об обусловленности политических и правовых взглядов базисом, следует учитывать, что на политические и правовые взгляды оказывают существенное влияние различные элементы уже существующей надстройки: формы государства, правовые нормы, ранее возникшие политические, философские, религиозные и иные идеи. Подобно другим формам общественного сознания, политические и правовые воззрения обладают известной относительной самостоятельностью; раз возникнув, они приобретают как бы самостоятельное существование, хотя «самостоятельность» эта является крайне ограниченной. Каждый политический, юридический и т. д. мыслитель, вырабатывая какое-либо новое учение, являющееся в конечном счете отражением определенных потребностей экономической жизни общества на данном этапе его развития, в то же время «располагает… известным материалом, который образовался самостоятельно из мышления прежних поколений и прошел свой собственный самостоятельный путь развития в мозгу этих следовавших одно за другим поколений»[9]. Преобразующая роль экономики заключается не в том, что она каждый раз создает новую политическую и правовую идеологию на пустом месте, а в том, что она определяет характер, природу новой идеологии, определяет направление, в котором должна развиваться политическая мысль. Поскольку речь идет о переходе от одной антагонистической формации к другой антагонистической формации, то экономика оказывала преобразующее воздействие на ранее созданные общественные идеи, изменяя их в соответствии с новыми потребностями экономической жизни. Радикальный разрыв со старыми взглядами — политическими и правовыми — происходит лишь при переходе к социализму. Поэтому далеко не все особенности той или иной политической теории или учреждения можно объяснить исключительно из экономики. Так, например, совершенно ясно, что основа наследственного права экономическая, но вряд ли можно только из экономики объяснить тот факт, что в Англии в XIX веке существовала абсолютная свобода завещаний, а во Франции она была сильно ограничена. При изучении тех или иных политических и правовых учений необходимо также учитывать многообразие их оттенков, обусловленное тем, что даже внутри одного и того же класса имеются всегда особые группы, интересы которых не совпадают и зачастую даже противоположны. Все это доказывает, что к изучению политических и правовых идей надо подходить конкретно, учитывая не только особенности базиса, но все своеобразие исторической обстановки на каждом данном этапе развития общества и в каждой данной стране.

Но какое бы влияние ни оказывали на формирование политических и правовых идей соответствующие политические и правовые учреждения, а равным образом другие общественные идеи (например, экономические, нравственные идеи), в конечном счетевозникновение, развитие и уничтожение тех или иных политических идей, взглядов, теорий определяется не чем иным, как соответствующими изменениями в экономическом базисе, отражением которого являются эти идеи, взгляды, теории. Товарищ Сталин учит, что «надстройка есть продукт одной эпохи, в течение которой живет и действует данный экономический базис. Поэтому надстройка живет недолго, она ликвидируется и исчезает с ликвидацией и исчезновением данного базиса»[10]. Поэтому нет вечных и неизменных политических идей, все они являются историческими.

Будучи порождением определенного экономического строя, политические и правовые взгляды, в свою очередь, оказывают на него значительное обратное воздействие. Товарищ Сталин пишет, что «надстройка порождается базисом, но это вовсе не значит, что она только отражает базис, что она пассивна, нейтральна, безразлично относится к судьбе своего базиса, к судьбе классов, к характеру строя. Наоборот, появившись на свет, она становится величайшей активной силой, активно содействует своему базису оформиться и укрепиться, принимает все меры к тому, чтобы помочь новому строю доконать и ликвидировать старый базис и старые классы»[11].

В чем заключается эта активная роль? Товарищ Сталин учит, что общественные идеи и теории бывают разные. Есть реакционные идеи, служащие интересам отживающих сил общества и тормозящие его развитие. Есть передовые, прогрессивные идеи и теории, служащие интересам передовых сил общества. Эти идеи облегчают развитие общества, причем приобретают тем большее значение, чем точнее они отражают потребности развития материальной жизни общества.

Политические и правовые идеи неизбежно, по самой природе своей носят классовый характер, ибо сама политика есть, по формуле Ленина, отношение между классами, а право есть одно из выражений политики. Всякая классовая борьба есть борьба политическая, борьба за государственную власть, причем ведется эта борьба под определенными правовыми лозунгами. Как пишет Маркс, «всякое движение, в котором рабочий класс выступает как класс против господствующих классов и пытается победить их путем «давления извне», есть политическое движение…, т. е. движение класса, стремящегося провести свои интересы в общей форме, т. е. в форме, имеющей принудительную силу для всего общества»[12]. Поэтому в политических и правовых взглядах классовые интересы выражаются в наиболее непосредственной, резкой и отчетливой форме. В истории политических учений всегда можно увидеть «борьбу различных классов между собой, борьбу, которая отражается или находит свое выражение в борьбе взглядов на государство, в оценке роли и значения государства»[13]. Поэтому и роль политической идеологии в классовой борьбе исключительно велика. Политические идеи, теории, лозунги мобилизуют на борьбу целые классы и лежат в основе организации и деятельности соответствующих правовых и политических учреждений.

Активная роль правовых и политических идей заключается прежде всего в том, что на их основе создаются и функционируют соответствующие политические и правовые учреждения, которые реализуют классовые требования, выраженные в политических и правовых взглядах. Политические и правовые учреждения нельзя отождествлять с политическими и правовыми взглядами. Политическая и правовая идеология есть одна из форм общественного сознания, тогда как государство, правовые учреждения нельзя свести к идеологии; они представляют собой определенные формы и способы организации общественных отношений и классового господства. Политические учреждения — это органы государственной власти и государственного управления, весь обширный государственный механизм, включая карательные органы, суд и прокуратуру, а также политические партии, проводящие политику различных общественных классов. Ясно, что нельзя, не впадая в идеализм, «растворить» эти учреждения в политическом сознании.

То же самое следует сказать и о правовых нормах и правовых учреждениях. В правовых нормах отражается и выражается правосознание господствующего класса, но, тем не менее, право и правосознание нельзя отождествлять: правосознание всецело относится к области идеологии, оно охватывает представления людей о справедливом, должном, законном, их взгляды и убеждения, тогда как правовые нормы, выражая правовые взгляды господствующего класса в целом, создаются государством и применение их обеспечивается принудительной силой государственной власти. Ленин подчеркивал, что «право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права»[14], что «воля, если она государственная, должна быть выражена, как закон, установленный властью; иначе слово «воля» пустое сотрясение воздуха пустым звуком»[15]. Правовые учреждения — это прежде всего государственные учреждения и правовые институты, регулирующие те или иные общественные и политические отношения. В основе правовых институтов лежат определенные экономические отношения, которые господствующий класс стремится регулировать и развивать (или, напротив, ограничивать) в выгодном для себя направлении (например, институт наследства в буржуазном праве создается на базе капиталистической частной собственности и направлен на ее укрепление).

Некоторые из правовиков неверно понимают взаимоотношения политических и правовых учреждений. Необходимо поэтому подчеркнуть, что правовые учреждения по самой сути своей неразрывно связаны с учреждениями государственными и никакое противопоставление или отрыв их друг от друга недопустимы. Во-первых, право создается государством и само является одним из выражений государственной политики. Ленин указывал, что «закон есть мера политическая, есть политика»[16]. Во-вторых, реализация норм права и существование правовых учреждений невозможны без государственного аппарата, государство же, в свою очередь, не в состоянии выполнить свои функции без помощи права. Поэтому следует говорить о единой государственно-правовой части надстройки, охватывающей и государственные и правовые учреждения, и имевшие место среди юристов споры о том, что относить к политическим, а что — к правовым учреждениям, нельзя не признать в значительной мере схоластическими.

Политические и правовые учреждения не вырастают из экономики автоматически, сами собой. Они сознательно создаются общественными классами, в соответствии с их политическими и правовыми воззрениями. Изменение политических и правовых идей, вызываемое изменением экономики, исторически предшествует изменению политических и правовых учреждений. Изменения в базисе сначала преломляются в общественной идеологии, и только затем создаются соответствующие учреждения. Так, например, политические идеи прогрессивных буржуазных мыслителей Франции середины XVIII века легли в основу политических преобразований, осуществленных буржуазной революцией в конце XVIII века. Политические и правовые воззрения антагонистических классов прямо противоположны, но господствующими идеями являются всегда идеи господствующего класса. Именно эти идеи вместе с соответствующими учреждениями, принадлежащими господствующему классу, составляют надстройку данного базиса, которая активно способствует его укреплению. Политические идеи рабовладельческого общества, а также его государство и право укрепляли рабовладельческую форму эксплуатации; идеи и учреждения феодального общества содействовали укреплению крепостничества; политические и правовые идеи и соответствующие им учреждения капиталистического общества направлены на закрепление капиталистической формы эксплуатации. В руках господствующего класса находятся здесь государственные учреждения, весь государственный аппарат, который используется для подавления сопротивления эксплуатируемых, право, возводящее интересы этого класса в форму закона. Политическими идеями господствующего класса руководствуются все его политики, чиновники, судьи. Наконец, используя наличие у него политической власти, эксплуататорский класс навязывает свои политические и правовые идеи массам эксплуатируемых, держит их, таким образом, не только в политическом, но и в духовном рабстве.

Политические и правовые идеи реакционных, отживающих классов насквозь пронизаны духом лжи и лицемерия, потому что они стремятся скрыть, замаскировать сущность классового господства. Вопрос о государстве, писал Ленин, «затрагивает интересы господствующих классов больше, чем какой-нибудь другой вопрос. Учение о государстве служит оправданием общественных привилегий, оправданием существования эксплуатации, оправданием существования капитализма, — вот почему ожидать в этом вопросе беспристрастия, подходить в этом вопросе к делу так, как будто люди, претендующие на научность, могут здесь дать вам точку зрения чистой науки, — это величайшая ошибка»[17]. Ярким примером нагромождения лжи, лицемерия и цинизма может служить политическая и правовая идеология современной американской империалистической буржуазии, а также буржуазии других стран. Капиталистические производственные отношения давно уже находятся в непримиримом противоречии с характером производительных сил, и капитализм еще существует прежде всего благодаря тому, что в руках буржуазии находится политическая власть. Буржуазия всеми силами стремится сохранить свое экономическое и политическое господство, и этой цели служат все ее политические, правовые и другие теории, которые рекламируются сейчас продажными буржуазными писаками. Крича для обмана рабочего класса о защите «демократии», буржуазия в действительности пытается покончить с остатками буржуазной демократии. На деле она все больше и больше склоняется к фашизму, прилагает все усилия к тому, чтобы окончателыю расправиться со всяким подобием «законности», и переходит к открытому фашистскому террору. Стараясь облегчить подготовку и развязывание американо-английским империализмом новой войны, буржуазные политики и юристы выступают против национального суверенитета, проповедуют идейку «мирового государства» под властью США. На вооружение американского империализма приняты оголтелый человеконенавистнический расизм, гнуснейший космополитизм, самое черное религиозное мракобесие. Вытащено из помойной ямы истории и всячески рекламируется мальтузианство.

Открыто — в печати, по радио, с университетских кафедр — свора продажных и подлых реакционных идеологов и политиков буржуазии оправдывает атомную, бактериологическую и химическую войну. Принятая большинством цивилизованных стран Женевская конвенция 1925 года, запрещающая применение бактериологического и химического оружия, отвергается только агрессивным империалистическим правительством США. Нагло попирая международное право, империалисты США ведут бактериологическую войну против корейского и китайского народов. Зверства империализма США вызывают гневный протест народов всего мира.

В области правовой идеологии буржуазные юристы, проповедуя идеалистический вздор, докатились до отказа от самого понятия справедливости, объявив его пустым словом. Фашизм и война — вот к чему стремится американский империализм и что он проводит в своей политике, которую «обосновывает» его политическая идеология. И все это прикрывается демагогическими, лицемерными фразами о миролюбии, гуманности, демократизме, подлой клеветой на социализм, на Советский Союз!

Но в противовес реакционным идеям отживающего класса угнетенный класс в лице своих идеологов постепенно вырабатывает собственные политические и правовые идеи, которые становятся знаменем его классовой борьбы. Эти новые, передовые политические идеи, выражающие интересы передового, прогрессивного класса, не входят, разумеется, в состав надстройки отживающего базиса и ведут с ней непримиримую борьбу. Эти идеи возникают на основе назревших потребностей материальной жизни общества, на основе несоответствия между развившимися производительными силами и отставшими от них производственными отношениями. Они соответствуют (в большей или меньшей степени) объективным экономическим законам развития общества и играют поэтому прогрессивную роль, мобилизуя и организуя революционные силы на борьбу с реакционными порядками. На основе этих революционных идей создаются революционные политические партии, вырабатываются революционные программы и лозунги, без которых невозможна политическая борьба, невозможна смена старого строя новым.

Именно такой революционный характер носят социалистические политические и правовые идеи рабочего класса, вырабатываемые его идеологами еще в недрах капиталистического общества. Лицемерная идеология буржуазии, фетишизирующая буржуазное государство и право и направленная на увековечение капиталистической эксплуатации, враждебна интересам рабочего класса. Рабочий класс не может относиться к буржуазной «законности» так, как относится к ней буржуазия. «Для буржуа, — пишет Энгельс, — закон свят: ведь он плод его собственной мощи и издан с его согласия для защиты его самого и его интересов. Он прекрасно знает, что если один какой-нибудь закон для него и оказывается вредным, то в общем законодательство направлено к защите его интересов». Напротив, «рабочий слишком хорошо знает и слишком часто испытал на опыте, что закон для него — кнут, сплетенный буржуазией, и потому имеет с ним дело только тогда, когда его к этому вынуждают… Итак, рабочие не почитают закона, а лишь подчиняются ему, когда они не в силах изменить его»[18].

Рабочий класс во главе с коммунистической партией выдвигает свои собственные политические и правовые требования, отражающие его классовые интересы и направленные против буржуазии. Чем острее становится классовая борьба, тем больше проясняется политическое сознание рабочих. С их глаз постепенно спадает пелена буржуазной идеологии.

Следует подчеркнуть, что подлинно социалистические политические и правовые взгляды могут быть выработаны и были выработаны только на основе передовой науки, на основе марксистско-ленинской теории. Марксистская теория подняла политические и правовые взгляды рабочего класса до уровня науки. Марксистско-ленинская партия вносит социалистическое сознание в стихийное рабочее движение, соединяет рабочее движение с социализмом.

Классики марксизма-ленинизма установили зависимость всех политических, правовых и других идей и учреждений от экономического базиса, показали, что борьба классов является законом истории, и довели идею классовой борьбы до признания диктатуры рабочего класса. Они научно доказали неизбежность победы рабочего класса и сформулировали его политические лозунги. «Тем самым дано было мировоззрение, соответствующее условиям жизни и борьбы пролетариата: отсутствию собственности у рабочих могло только соответствовать отсутствие иллюзий в их головах. И это пролетарское мировоззрение совершает теперь свое победное шествие по всему миру»[19]. Марксизм-ленинизм есть мировоззрение рабочего класса, основа его политических и правовых взглядов.

Политическое самосознание рабочего класса в капиталистическом обществе является фактором огромного революционного значения. Его содержание четко сформулировал В. И. Ленин: «Классовое самосознание рабочих есть понимание рабочими того, что единственное средство улучшить свое положение и добиться своего освобождения заключается в борьбе с классом капиталистов и фабрикантов… Далее, самосознание рабочих означает понимание того, что интересы всех рабочих данной страны одинаковы, солидарны, что они все составляют один класс, отдельный от всех остальных классов общества. Наконец, классовое самосознание рабочих означает понимание рабочими того, что для достижения своих целей рабочим необходимо добиваться влияния на государственные дела, как добились и продолжают добиваться этого землевладельцы и капиталисты»[20]. Политическое сознание рабочего класса сплачивает ряды рабочего класса в борьбе против буржуазий, оно помогает вести борьбу с буржуазной идеологией в рабочем движении. Политическое сознание рабочего класса вооружает его в борьбе с классовым врагом. Поэтому развитие политического сознания рабочего класса является первоочередной задачей марксистско-ленинской партии. В условиях капиталистического общества продолжается одурманивание сознания рабочих со стороны идеологов буржуазии. Опираясь на рабочую аристократию, подкупая верхушку рабочего класса, империалистическая буржуазия прилагает все усилия к тому, чтобы поработить духовно рабочий класс, затруднить его политический рост. Главными проводниками буржуазной идеологии в рабочем классе являются правые социалисты. Английские лейбористы, американские профбюрократы, французские и итальянские правые социалисты, немецкие правые социал-демократы — все они стремятся оторвать рабочий класс от непобедимых идей ленинизма, отравляют рабочий класс ядом растленной буржуазной идеологии. Они проповедуют пресловутый «демократический социализм» — гнусную идейку сотрудничества классов, — реформизм, стараются обосновать полицейский произвол буржуазного государства, изображая буржуазное государство орудием мира и справедливости. Правосоциалистические лакеи капитала поддерживают агрессивную политику американского империализма, рассчитанную на развязывание новой мировой войны, преследуют движение сторонников мира.

Но во главе пролетариата капиталистических стран стоят мужественные коммунистические партии, которые, несмотря ни на какие репрессии, последовательно отстаивают интересы рабочего класса и всего прогрессивного человечества. Они неустанно разоблачают все и всякие реформистские иллюзии, которые сеют социал-предатели, воспитывают рабочих в духе суровой классовой борьбы, учат их бороться против произвола буржуазного государства, против политики фашизации, проводимой империалистическими правительствами, против подготовки и пропаганды новой мировой войны.


Политические и правовые взгляды советского народа, выросшие на основе социалистического базиса и являющиеся дальнейшим развитием революционных идей пролетариата, играют важную роль в жизни советского общества. Политические и правовые взгляды советских людей носят социалистический характер и являются одним из элементов социалистической надстройки. В условиях советского общества, в котором нет антагонистических классов и создано незыблемое морально-политическое единство советского народа, политические и правовые идеи выражают интересы всего советского народа. В отличие от капиталистического общества в СССР есть только одна, социалистическая политическая идеология и социалистическое правосознание, воплощенные в марксизме-ленинизме. Что касается остатков старых, буржуазных политических и правовых взглядов, то они сохранились ещё в виде отдельных пережитков капитализма в сознании немногочисленных отсталых членов нашего общества, и с этими пережитками ведет упорную борьбу вся социалистическая надстройка.

В основе всех политических и правовых идей советского общества лежит экономический строй нашего общества, социалистический базис, основой которого является общественная, социалистическая собственность на орудия и средства производства. Социалистические политические и правовые идеи направлены прежде всего на развитие и укрепление социалистического базиса, на охрану общественной собственности, на построение коммунизма в нашей стране. Всем своим содержанием советская политическая и правовая идеология решительно противоположна идеологии буржуазной. Давая отповедь социал-предателям, поднявшим после Великой Октябрьской социалистической революции вой о «несправедливости» советской власти, ведущей борьбу с контрреволюцией, В. И. Ленин писал: «Я знаю, откуда вы берете ваши понятия о справедливости. Они у вас из вчерашней капиталистической эпохи. Товаровладелец, его равенство, его свобода — вот ваши понятия о справедливости. Это мелкобуржуазные остатки мелкобуржуазных предрассудков — вот что такое ваша справедливость, ваше равенство, ваша трудовая демократия. А для нас справедливость подчинена интересам свержения капитала»[21]. Давая указания наркомюсту Д. И. Курскому относительно разработки советского гражданского кодекса, Ленин подчеркивал, что необходимо решительно отбросить старые, буржуазные правовые принципы, что советское право должно исходить из интересов нового, социалистического базиса и Советского государства, что оно должно опираться на социалистическое правосознание трудящихся. «Не угождать «Европе», а продвинуться дальше в усилении вмешательства государства в «частноправовые отношения», в гражданские дела»[22], — требовал Ленин. Если в основе буржуазной идеологии, правовой и политической, лежит идея защиты и укрепления капиталистической частной собственности, то социалистическое правосознание, напротив, требует охраны и укрепления общественной, социалистической собственности как основы социалистических производственных отношений. «Мы ничего «частного» не признаем, — писал В. И. Ленин, — для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное…». И Ленин требовал «применять не corpus juris romani (римское право — классическое право частнособственнических отношений. — И. К.) к «гражданским правоотношениям», а наше революционное правосознание»[23].

В политических взглядах советских людей, в их социалистическом правосознании выражается непреклонная воля советского народа к уничтожению пережитков капитализма в экономике, быту и сознании людей и построению коммунистического общества. В основе политического и правового сознания советского народа, как и в основе других форм социалистического сознания, лежат великие идеи социализма и коммунизма, идеи советского, социалистического демократизма, социалистического гуманизма, советского патриотизма, идеи дружбы и братства народов, социалистического интернационализма.

Политическое и правовое сознание советского народа занимает чрезвычайно важное место в социалистической надстройке. Ленин указывал, что политика есть концентрированное выражение экономики, что она не может не иметь первенства над экономикой. В политических воззрениях советских людей наиболее четко и определенно отражаются интересы советского народа и формулируются его важнейшие требования. Политические взгляды советского народа выражают его отношение к Советскому государству как к важнейшему средству укрепления социализма и построения коммунизма в нашей стране. Забота об укреплении и развитии Советского государства — вот что составляет содержание политических взглядов советского общества. Что касается социалистического правосознания, представляющего собой один из элементов социалистической политической идеологии, то оно выражает научно познанные интересы советского народа, осуществленные или требующие осуществления в советском праве.

Решающее влияние на формирование социалистических политических идей и правосознания оказывает политика коммунистической партии, являющаяся жизненной основой советского строя. Политическое и правовое сознание советских людей развивается не стихийно, само собой; оно целенаправленно воспитывается всей политикой партии, всей системой и деятельностью Советского государства. Товарищ Сталин учит, что во второй фазе развития «основная задача нашего государства внутри страны состоит в мирной хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работе»[24]. Задачи постепенного перехода к коммунизму требуют особенно большого внимания к делу коммунистического воспитания трудящихся, воспитания их в духе советской политики.

В отчетном докладе XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б) Г. М. Маленков говорил: «В нашем советском обществе нет и не может быть классовой базы для господства буржуазной идеологии. У нас господствует социалистическая идеология, нерушимую основу которой составляет марксизм-ленинизм. Но у нас еще сохранились остатки буржуазной идеологии, пережитки частнособственнической психологии и морали. Эти пережитки не отмирают сами собою, они очень живучи, могут расти и против них надо вести решительную борьбу. Мы не застрахованы также от проникновения к нам чуждых взглядов, идей и настроений извне, со стороны капиталистических государств, и изнутри, со стороны недобитых партией остатков враждебных советской власти групп. Нельзя забывать, что враги Советского государства пытаются распространять, подогревать и раздувать всяческие нездоровые настроения, идеологически разлагать неустойчивые элементы нашего общества».

«Ныне главные задачи Коммунистической партии Советского Союза, — указывается в новом Уставе партии, — состоят в том, чтобы построить коммунистическое общество путем постепенного перехода от социализма к коммунизму, непрерывно повышать материальный и культурный уровень общества, воспитывать членов общества в духе интернационализма и установления братских связей с трудящимися всех стран, всемерно укреплять активную оборону Советской Родины от агрессивных действий ее врагов».

Директивы XIX съезда ВКП(б) по пятому пятилетнему плану развития СССР означают новый серьезный шаг в движении к коммунизму. Переход к коммунизму предполагает не только дальнейшее значительное развитие хозяйства и культуры, но и новый подъем коммунистической сознательности масс.

Коммунистическое воспитание осуществляется партией Ленина — Сталина и Советским государством. Культурно-воспитательная работа Советского государства протекает в различных формах.

Важным фактором внедрения социалистических политических и правовых идей в сознание советских граждан является советское право. Нормы советского права, в которых воплощается государственная воля советского народа, оказывают серьезнейшее влияние на формирование политических и правовых взглядов советских граждан. Советские законы служили целям политического воспитания масс даже тогда, когда сама советская власть не была еще окончательно упрочена и декреты ее не могли быть немедленно реализованы. В. И. Ленин говорил об этом времени на XI съезде партии: «У нас была полоса, когда декреты служили формой пропаганды. Над нами смеялись, говорили, что большевики не понимают, что их декретов не исполняют; вся белогвардейская пресса полна насмешек на этот счет, но эта полоса была законной, когда большевики взяли власть и сказали рядовому крестьянину, рядовому рабочему: вот как нам хотелось бы, чтобы государство управлялось, вот декрет, попробуйте. Простому рабочему и крестьянину мы свои представления о политике сразу давали в форме декретов»[25]. Тем более велико воспитательное значение советского права во второй фазе развития Советского государства, когда нормы советского права являются незыблемым законом, обязательным для всех без исключения граждан, государственных органов и должностных лиц.

Нормы советского права являются важнейшим фактором воспитания и развития социалистического правосознания. Особенно велика в этом отношении роль великой Сталинской Конституции, которая является, как указывает М. И. Калинин, не только основным законом СССР, но и могучим фактором воспитания людей. Конституция СССР является «единственной в мире до конца демократической конституцией»[26]. Статьи, Сталинской Конституции обязывают советских граждан самоотверженно трудиться на благо своей Родины, уважать советские законы и неуклонно выполнять их, строго соблюдать трудовую и государственную дисциплину, честно относиться к общественному долгу, беречь общественную социалистическую собственность как священную и неприкосновенную основу советского строя, быть готовым защищать свободу и независимость СССР. Не только Конституция, но и вся система советского права, все отрасли его воспитывают граждан в духе социалистического демократизма, внедряют в сознание граждан принципы социалистической политики. Советское уголовное право имеет, как гласит статья 1-я Уголовного кодекса РСФСР, «задачей охрану социалистического государства рабочих и крестьян и установленного в нем правопорядка от общественно-опасных действий (преступлений)». Карая расхитителей общественной собственности и личного имущества граждан, наказывая спекулянтов, жуликов, взяточников, злостных нарушителей трудовой дисциплины, советское уголовное право создает вокруг них атмосферу всеобщего негодования и осуждения. Советское трудовое право, регулирующее трудовые отношения советских людей в соответствии с основным принципом социализма: «От каждого — по его способностям, каждому — по его труду», — умело сочетает меры принуждения по отношению к нерадивым, отсталым элементам, лодырям, бракоделам, нарушителям трудовой дисциплины с мерами поощрения лучших работников, передовиков социалистических предприятий, путем установления повышенной оплаты за перевыполнение производственных норм, награждения орденами и медалями за выдающиеся производственные успехи, присуждения Сталинских премий и присвоения почетных званий вплоть до звания Героя Социалистического Труда.

Таким путем советское право, в котором выражается политика Советского государства, воспитывает важнейшее морально-политическое качество — социалистическое отношение к труду. Огромную воспитательную силу имеют направленные на построение материально-технической базы коммунизма наши народнохозяйственные планы, великий сталинский план преобразования природы, постановления партии и правительства о великих стройках коммунизма.

Директивы XIX съезда партии по пятому пятилетнему плану развития СССР, в которых выражена генеральная линия партии в вопросах хозяйственного и культурного строительства, еще сильнее мобилизуют массы трудящихся на борьбу за построение коммунизма, зовут советских людей на новые трудовые подвиги. Они вселяют в сердца советских людей чувство законной гордости своим социалистическим Отечеством, укрепляют их веру в силу и могущество Советского государства, в правильность политики коммунистической партии.

Помимо самих норм советского права, исключительно важное место в воспитании социалистического политического и правового сознания советских граждан занимает реализация этих норм в деятельности органов государственной власти, советских политических учреждений. В отличие от эксплуататорского буржуазного государственного аппарата, антинародного по самой своей сущности, советский государственный аппарат и по своему духу, и по своему составу, и по своим задачам, и по своей организации неразрывно связан с широкими народными массами, которые он обслуживает. «…Буржуазный государственный аппарат, — говорит И. В. Сталин, — стоит над массами, ввиду чего он отделен от населения непроходимым барьером и, по самому своему духу, чужд народным массам. Между тем как советский государственный аппарат сливается с массами, ибо он не может и не должен стоять над массами, если он хочет сохранить себя именно как советский государственный аппарат, ибо он не может быть чужд этим массам, если он действительно хочет охватить миллионные массы трудящихся»[27]. Действуя на основе советской, социалистической законности, широко привлекая к делу управления народные массы, советский государственный аппарат повышает тем самым политическую сознательность и активность трудящихся, учит их на деле пользоваться своими демократическими правами, зафиксированными в Сталинской Конституции.

Важную роль в деле политического и правового воспитания граждан имеют судебные органы. Советский суд — это подлинно народный суд, и его основной задачей является коммунистическое воспитание граждан.

«Советский суд, — говорится в Законе о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик, — применяя меры уголовного наказания, не только карает преступников, но также имеет своей целью исправление и перевоспитание преступников.

Всей своей деятельностью суд воспитывает граждан СССР в духе преданности Родине и делу социализма, в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к социалистической собственности, дисциплины труда, честного отношения к государственному и общественному долгу, уважения к правилам социалистического общежития».

По образному выражению М. И. Калинина, суд в конкретной, понятной форме пропагандирует наши законы и мобилизует на их исполнение, внедряя в сознание граждан важнейшие морально-политические черты советской идеологии.

Помимо воспитательной работы, проводимой государственными органами, партия воспитывает политическое сознание масс и непосредственно — через партийные организации, партийную печать, лекционную пропаганду, — а также при помощи находящихся под руководством коммунистической партии массовых организаций трудящихся (комсомол, профсоюзы). Советские общественные организации воспитывают своих членов в духе советского патриотизма, в духе преданности партии и Советскому государству.

Важное значение имеет пропаганда советского права, проводимая советской правовой наукой, в особенности преподавание Конституции СССР в средней школе. Решающим условием выработки социалистического политического сознания является овладение марксистско-ленинской теорией, которая дает ключ к пониманию важнейших политических вопросов и помогает выработать научные политические убеждения.

Гениальный труд И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» вооружает советский народ, все коммунистические и рабочие партии мира знанием законов строительства социализма и коммунизма.

Социалистические политические и правовые идеи последовательно и неуклонно внедряются в сознание масс коммунистической партией при помощи Советского государства и общественных организаций трудящихся. Политические идеи советского общества и его социалистическое правосознание не пассивно отражают свой базис, но активно воздействуют на него, способствуя уничтожению пережитков капитализма и построению коммунизма в нашей стране.

Творческая роль политических и правовых идей в советском обществе заключается прежде всего в том, что на основании этих идей, в которых преломляются те или иные изменения в социалистическом базисе, развиваются и совершенствуются советские политические и правовые учреждения, без которых невозможно развитие общества. Советское общество, как и всякое другое, развивается на основе объективных экономических законов, существующих независимо от воли людей. Непрерывный рост производительных сил неизбежно влечет за собой определенные изменения в производственных отношениях, а это, в свою очередь, требует известных изменений в надстройке: изменения тех или иных учреждений, отмены устаревших и издания новых законов и т. д. Но в отличие от объективных экономических законов законы юридические создаются волей самих людей, создаются сознательно, на основе определенного правосознания, в котором отражаются потребности развития экономических отношений. В капиталистическом обществе законодательство осуществляется в процессе ожесточенной классовой борьбы между буржуазией и пролетариатом, а также между отдельными группами буржуазии. Там закон есть «формулировка, регистрация отношений силы»[28], и в нем воплощается лишь правосознание господствующей верхушки, причем буржуазное законодательство, защищающее интересы отживающего класса, тормозит общественный прогресс, задерживает развитие производительных сил.

Напротив, в советском обществе, где нет эксплуататорских, реакционных классов, тормозящих развитие общества, социалистическое правотворчество осуществляется не путем классовой борьбы, а путем сознательного творчества народных масс, руководимых коммунистической партией и вооруженных теорией марксизма-ленинизма. При социализме, указывает И. В. Сталин в своем труде «Экономические проблемы социализма в СССР», как и во всех других формациях, действует общий закон, что производственные отношения отстают от роста производительных сил. Но отсутствие у нас отживающих классов, могущих организовать сопротивление, дает советскому обществу возможность своевременно приводить на основе научного познания объективных законов отстающие производственные отношения, а также государственно-правовую надстройку в соответствие с характером производительных сил, не доводя дело до конфликта между ними.

Объективные процессы осознаются сначала руководством коммунистической партии, которое делает из этих экономических процессов политические выводы и намечает мероприятия, необходимые для того, чтобы обеспечить победу нового над старым. Затем эти новые процессы осознаются основной массой членов партии, т. е. авангардом трудящихся СССР. «…Сначала бывают факты, — говорит товарищ Сталин, — потом их отражение в сознании наиболее передовых элементов партии, и только после этого наступает момент осознания новых процессов в головах массы членов партии»[29]. Следующим этапом является убеждение партией широких слоев трудящихся в необходимости тех или иных изменений, сдвигов в политике или законодательстве. Партия воздействует на политическое и правовое сознание масс; она не декретирует свою линию сверху, не навязывает её массам, но убеждает их в правильности своей линии. Только после того, как широкие слои трудящихся уже политически подготовлены к этому, соответствующим органом власти, уполномоченным на то суверенным народом, издается необходимый правовой акт. После этого следуют его разъяснение широким массам трудящихся и его реализация, которая опять-таки проводится главным образом путем убеждения; принуждение же применяется лишь к незначительной части населения, которая в силу тех или иных причин (наличие в их сознании пережитков капитализма, влияние враждебного капиталистического окружения) является инертной и противится рождению нового. Таким образом, весь процесс развития советской государственно-правовой надстройки теснейшим образом связан с уровнем и ростом политического и правового сознания граждан: с одной стороны, партия сама его воспитывает, с другой стороны, она на него опирается и из него исходит. «Правильно выражать то, что народ сознает — это именно и есть то необходимое условие, которое обеспечивает за партией почетную роль основной руководящей силы в системе диктатуры пролетариата»[30], — учит товарищ Сталин.

В условиях советской демократии трудящиеся сами являются творцами советских законов, многие из которых содержат прямые указания на правосознание масс или их инициативу. Так, например, постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» содержит ссылку на «участившиеся жалобы рабочих и колхозников» на хищения социалистической собственности, жалобы, свидетельствовавшие о росте политического и правового сознания трудящихся, об их возросшей непримиримости к расхитителям общественного добра. По прямой инициативе трудящихся масс изданы были постановление СНК СССР, ЦK ВКП(б) и ВЦСПС от 28 декабря 1938 года «О мероприятиях по упорядочению трудовой дисциплины, улучшению практики государственного социального страхования и борьбе с злоупотреблениями в этом деле», Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года «О переходе на 8-ми часовой рабочий день, на 7-ми дневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» Ц многие другие законодательные акты. Принятый 12 марта 1951 года Верховным Советом СССР Закон о защите мира, являющийся важным фактором борьбы советского народа за мир и свидетельством подлинного гуманизма советской политики, тоже содержит ссылку на «совесть и правосознание народов, перенесших на протяжении одного поколения бедствия двух мировых войн».

Суть дела в том, что все советские законы и политические учреждения имеют своим источником волю советского народа. Система советского демократизма целиком и полностью соответствует политическим идеалам советских людей, и не только советских людей, но и миллионов трудящихся, томящихся еще под гнетом капитала. Как высшие, так и местные органы власти в СССР являются выборными. Депутаты наших Советов — верные представители советского народа, облеченные его полным доверием и находящиеся под его бдительным контролем. Их политические и правовые убеждения, которыми они руководствуются при решении важнейших государственных дел, — это политические убеждения нашего народа, нашей партии. Помимо депутатов, к участию в законодательной деятельности Советское государство различными путями привлекает и других представителей трудящихся. Например, положения о Комиссиях законодательных предположений Совета Союза и Совета Национальностей Верховного Совета СССР предусматривают привлечение к обсуждению подготавливаемых законопроектов не только депутатов, но и представителей государственных учреждений, научных и общественных организаций. Это ярко свидетельствует о том, что, как указывал депутат П. К. Пономаренко, «в отличие от порядков буржуазного общества, где разработка законов проходит скрыто от трудящихся масс, фактически за кулисами парламентских ширм, разработка и подготовка советских законов носит гласный, открытый характер и проводится при активном участии самих трудящихся»[31]. Советское право есть самое полное и законченное воплощение правовых взглядов советских людей, их социалистического правосознания. Понятно, что это является одним из источников силы и авторитетности Советского государства и права, одним из источников той всенародной поддержки, которую оказывают своему государству народы Советского Союза.

Политические и правовые идеи советского общества играют крупнейшую роль не только в деле советского законодательства, но и в процессе повседневной работы государственных органов. Все органы государственного управления в СССР действуют на основании советских законов, и строжайшее соблюдение социалистической законности является их первейшей обязанностью. Но практически-политическая деятельность органов Советского государства исключительно многообразна; она встречается с бесчисленным количеством различных фактов и явлений, которые невозможно предусмотреть в законодательстве. Кроме того закон формулирует лишь общую норму поведения, и применение этой общей нормы к живой действительности может быть различным в различных условиях. И здесь политическое и правовое сознание советских должностных лиц, партийных, советских, комсомольских, профсоюзных, судебных работников имеет первостепенное значение, помогая им правильно, на основе всестороннего учета интересов Советского государства разрешать те конкретные дела, с которыми им приходится сталкиваться. Правильное понимание сущности, целей и задач Советского государства, понимание характера, духа и направления советского законодательства является совершенно необходимым условием нормального функционирования всех советских государственных учреждений. Товарищ Сталин учит, что каждый факт или явление повседневной жизни надо оценивать с принципиальных, политических позиций. Советским руководителям чужд дух узкого делячества, не умеющего подняться до политического обобщения фактов. Для того чтобы своевременно заметить и поддержать новое, передовое и облегчить его победу над старым, отмирающим, необходимо обладать широким политическим кругозором, умением смотреть далеко вперед, умением оценивать факты с государственной точки зрения. Перспективность в работе — это важнейшее качество советского работника, и вырабатывается оно лишь в результате упорной политической учебы, как теоретической, так и практической. Зазнайство, местничество, бюрократизм, которые еще имеют место в работе отдельных руководителей и с которыми партия ведет непримиримую борьбу, — все это следствия низкого политического уровня работников. Поэтому повышение политического уровня наших кадров — важнейшая задача Советского государства. В новом Уставе партии требуется от каждого члена партии «работать над повышением своей сознательности, над усвоением основ марксизма-ленинизма».

Значение социалистического политического и правового сознания в деятельности государственных органов можно особенно убедительно показать на примере деятельности советского суда. Роль правосознания в деятельности судебных органов исключительно велика. В буржуазном суде, который «изображал собою защиту порядка, а на самом деле был слепым, тонким орудием беспощадного подавления эксплуатируемых, отстаивающим интересы денежного мешка»[32], безраздельно господствует правосознание буржуазное, истолковывающее все законы в интересах буржуазии. Широко рекламируемый буржуазной юриспруденцией «демократический» суд присяжных в действительности «есть сословный суд привилегированных классов, учрежденный для того, чтобы заполнить пробелы закона широтой буржуазной совести»[33]. Присяжные, происходящие из имущих классов, руководствуются интересами своего собственного класса, в ущерб интересам трудящихся. «Совесть, — говорит Энгельс, — зависит от сознания и от всего образа жизни человека. У республиканца иная совесть, чем у роялиста, у имущего — иная, чем у неимущего, у мыслящего — иная, чем у того, кто никогда не мыслит. У человека, который призван к обязанностям присяжного одним только цензом, и совесть цензовая»[34]. Яркими примерами произвола буржуазного суда, его антидемократического характера могут служить процессы над руководителями Коммунистической партии США, позорное осуждение Анри Мартэна во Франции, систематические судебные преследования против индийских коммунистов.

Напротив, советский суд — это суд подлинно народный, ему органически чужд дух формализма и казенщины, присущий буржуазной юстиции. Советские судьи и народные заседатели — это выборные представители советского народа, которым доверено ответственное дело отправления правосудия. Правосознание советских судей — это социалистическое правосознание, присущее всему советскому народу. И роль его в деле судопроизводства очень велика. В первые дни и месяцы после Великой Октябрьской социалистической революции, когда старое, буржуазное право было отменено, а новое, советское право еще только начинало создаваться, социалистическое правосознание было основным критерием пролетарского суда. В наброске проекта программы РКП(б) В. И. Ленин писал: «Отменив законы свергнутых правительств, партия дает выбранным советскими избирателями судьям лозунг — осуществлять волю пролетариата, применяя его декреты, а в случае отсутствия соответствующего декрета или неполноты его, руководствоваться социалистическим правосознанием, отметая законы свергнутых правительств»[35]. О революционном или социалистическом правосознании говорят многие декреты советской власти, в том числе написанный Лениным декрет № 1 о суде.

В настоящее время суды находятся в несравненно более благоприятном положении, чем в 1917–1918 годах, так как сейчас существует развитая система советского права, которым и руководствуются судьи. Тем не менее социалистическое правосознание и теперь остается важнейшим условием отправления социалистического правосудия. Советские судьи действуют на основании закона. Но применение судом советских законов не является формальным, механическим. Суд обязан тщательно оценить представленные ему доказательства, он должен учитывать в своем решении не только характер преступления, но и личность обвиняемого. И толкование самого закона, и анализ представленных суду доказательств, и определение степени виновности, и вынесение меры наказания — все это требует глубокого, вдумчивого подхода. Статья 319-я Уголовно-процессуального кодекса РСФСР гласит, что «оценка имеющихся в деле доказательств производится судьями по их внутреннему убеждению, основанному на рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности». Судейское внутреннее убеждение играет важную роль на всех стадиях судебного разбирательства. Но что такое это внутреннее убеждение? Как правило, указывает А. Я. Вышинский, внутреннее убеждение социалистического суда — это форма выражения социалистического правосознания. Одно неотделимо от другого. На формирование этого внутреннего убеждения оказывает решающее влияние вся система политических и правовых взглядов судьи. «Социалистическое правосознание обеспечивает советскому судье возможность более гибко, свободно, мудро ориентироваться и в сложных обстоятельствах природы гражданского спора или уголовного преступления, и в выборе необходимого в каждом конкретном случае решения в соответствии с действующими законами»[36]. Советское законодательство всемерно охраняет свободу внутреннего убеждения судьи, его социалистическое правосознание. Согласно статье 112-й Сталинской Конституции, судьи независимы и подчиняются только закону. Этим обеспечиваются подлинный демократизм и справедливость советского суда и соответствие его решений правосознанию и политическим взглядам широких народных масс.

Социалистическое политическое и правовое сознание советских граждан является важным элементом их коммунистической сознательности. Оно обеспечивает сознательное и добровольное исполнение советских законов подавляющим большинством трудящихся СССР и является серьезным стимулом дальнейшего развития нашего государства. Буржуазное государство является эксплуататорским, оно враждебно народным массам. Поэтому, как указывает В. И. Ленин, капитализм оставил в наследство социализму ненависть и недоверие масс ко всему государственному[37]. Потребовалась упорная воспитательная работа со стороны коммунистической партии, чтобы изжить этот старый взгляд. Эта работа увенчалась успехом. Народные массы, широко привлекаемые советской властью к делу государственного управления, поняли, что Советское государство является действительно народным государством. Вот почему советские люди ставят государственное, общенародное дело выше личного, смотрят на дело Советского государства как на свое собственное, кровное дело. Невиданный рост трудового энтузиазма, всенародная помощь великим стройкам коммунизма, единодушная подписка трудящихся на государственные займы, рост политической активности масс — все это неопровержимо свидетельствует о возросшей политической сознательности советских людей. Решения партии и правительства проводятся в жизнь при активной помощи и поддержке самих трудящихся. Сила Советского государства и права коренится не в принуждении (хотя и самый характер социалистического принуждения, осуществляемого в интересах большинства против ничтожного меньшинства населения, коренным образом отличается от принуждения буржуазного), а в том, что большинство граждан добровольно, из убеждения поддерживает его.

Самый характер преступности в СССР принципиально отличается от характера преступности в странах капитала. При капитализме само общество, ставящее отдельного человека во враждебные отношения ко всем остальным, создает таким образом преступления.[38] «При развитом капиталистическом способе производства ни один человек не разберет, где кончается честная нажива и где начинается мошенничество».[39]

В эпоху империализма преступность в капиталистических странах приобрела организованный характер, и в современных США гангстеры служат монополистическому капиталу точно так же, как полицейские. Что же касается буржуазной «законности», то она обрушивает все свои кары на рабочий класс, покровительствуя преступлениям правящей верхушки. В советских же условиях экономические причины преступности (голод, безработица, социальное неравенство) уничтожены, поэтому правонарушения, число которых с каждым годом уменьшается, проистекают не из объективных причин, а являются следствием наличия пережитков капитализма в сознании отдельных людей и влияния враждебного, капиталистического окружения. Советская общественность активно помогает органам государства вести борьбу с преступными элементами. Ленин указывал, что «…предупредительное значение наказания обусловливается вовсе не его жестокостью, а его неотвратимостью. Важно не то, чтобы за преступление было назначено тяжкое наказание, а то, чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым»[40]. Ясно, что одни только следственные органы, без поддержки общественности, справиться с этой задачей не в состоянии. Говоря о необходимости усиления борьбы против расхитителей социалистической собственности, товарищ Сталин подчеркивал: «Всех не изведешь с помощью ГПУ. Тут нужна другая мера, более действительная и более серьезная. Эта мера состоит в том, чтобы создать вокруг таких воришек атмосферу общего морального бойкота и ненависти окружающей публики. Эта мера состоит в том, чтобы поднять такую кампанию и создать такую моральную атмосферу среди рабочих и крестьян, которая исключала бы возможность воровства, которая делала бы невозможными жизнь и существование воров и расхитителей народного добра…»[41]. Политическая и правовая сознательность советских людей как раз и создает такую атмосферу нетерпимости по отношению к ворам, жуликам, разгильдяям, и это приводит к сокращению преступности, облегчает проведение в жизнь советских законов, ускоряет строительство коммунизма.

Передовые политические взгляды советских людей теснейшим образом переплетаются с другими формами социалистического сознания и являются важнейшим фактором коммунистического воспитания советского народа, ибо идеологические учреждения, как указывается в постановлении ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», «должны руководствоваться тем, что составляет жизненную основу советского строя, — его политикой. Советский строй не может терпеть воспитания молодежи в духе безразличия к советской политике, в духе наплевизма и безидейности»[42].

Связь политических и правовых идей советского общества с его коммунистической нравственностью заключается в том, что интересы Советского государства, интересы политики партии являются основой и важнейшим критерием коммунистической морали. Выполнение норм советского права составляет не только правовую, но и нравственную обязанность советских граждан, и само советское право наполнено высоким нравственным содержанием. Наконец, важнейшие черты коммунистической морали — советский патриотизм, социалистическое отношение к труду, к общественному и государственному долгу, социалистический гуманизм и другие — по самой сути своей являются чертами морально-политическими, и моральный облик человека определяется прежде всего его политическими убеждениями.

Политическое сознание советских людей находит свое отражение и в искусстве и литературе, ибо эстетические взгляды советских людей неразрывны с их политическими убеждениями. «Сила советской литературы, самой передовой литературы в мире, состоит в том, что она является литературой, у которой нет и не может быть других интересов, кроме интересов народа, интересов государства. Задача советской литературы состоит в том, чтобы помочь государству правильно воспитать молодежь, ответить на ее запросы, воспитать новое поколение бодрым, верящим в свое дело, не боящимся препятствий, готовым преодолеть всякие препятствия»[43].

Советская политическая идеология проявляется и в области науки. Политическое сознание советских ученых способствует подъему теоретического уровня научных исследований, вооружает ученых в борьбе за коммунистическую идейность, со всякого рода пережитками и проявлениями буржуазной идеологии.

Благородные политические идеи советского общества скрепляют морально-политическое единство советского общества и дружбу народов СССР. Они учат беречь и укреплять свое социалистическое Отечество. Они учат отдавать все свои силы строительству коммунизма. Таким образом, социалистическая политическая и правовая идеология активно способствует развитию и укреплению Советского государства, советского социалистического базиса.

Политическая идеология советского общества имеет не только внутреннее, но и международное значение. Идеи социалистического демократизма поднимают на борьбу за свое освобождение миллионные массы трудящихся, томящихся еще под гнетом капитала. Справедливость этих идей доказана не только опытом Советского государства, но и опытом стран народной демократии. Принципы пролетарского интернационализма способствуют упрочению дружбы между народами всех стран мира.

Величайшее международное значение имеют демократические и миролюбивые принципы советской внешней политики, последовательно отстаивающей дело мира во всем мире. Сейчас, когда американо-английский империализм лихорадочно готовит новую мировую войну, когда он уже ведет разбойничью войну в Корее, под советскими лозунгами мира сплачиваются сотни миллионов честных людей всех стран и народов в борьбе за сохранение мира.

Политическая и правовая идеология советского общества является важнейшим элементом социалистической надстройки. Социалистические политические и правовые взгляды советского народа, отражающие экономические отношения социализма, являются результатом длительной воспитательной работы коммунистической партии и Советского государства. Они активно способствуют и помогают развитию и укреплению Советского государства, делу построения коммунизма в нашей стране.

Первоочередной задачей коммунистической партии и Советского государства, всех работников нашего идеологического фронта в период постепенного перехода от социализма к коммунизму является борьба за дальнейшее повышение уровня политической сознательности трудящихся.

В число основных обязанностей коммуниста новый Устав партии включает и обязанность «повседневно укреплять связь с массами, своевременно откликаться на запросы и нужды трудящихся, разъяснять беспартийным массам смысл политики и решений партии, памятуя, что сила и непобедимость нашей партии — в ее кровной и неразрывной связи с народом». Почетный долг работников идеологического фронта, в том числе философов, юристов, экономистов, историков, состоит в том, чтобы еще глубже, ярче, многостороннее разъяснять миллионам советских людей политику нашей партии, нашего государства, решения исторического XIX съезда ВКП(б), чтобы работать над дальнейшим развитием политического сознания великого советского народа — творца коммунизма.

[1] И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 5. Госполитиздат. 1952.

[2] В. И. Ленин. Соч. Т. 5, стр. 392.

[3] Ленинский сборник XXI, стр. 14.

[4] Академик А. Я. Вышинский. Теория судебных доказательств в советском праве, стр. 158. 1950. 3-е изд.

[5] Сm. С. Ф. Кечекьян. Значение труда И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» для истории политических учений. Журнал «Советское государство и право» № 3 за 1952 год, стр. 8.

[6] «История ВКП(б). Краткий курс», стр. 110.

[7] И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 5–6.

[8] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 68.

[9] К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные письма, стр. 462–463. 1947.

[10] И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 9.

[11] Там же, стр. 7.

[12] К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные письма, стр. 271.

[13] В. И. Ленин. Соч. Т. 29, стр. 435.

[14] В. И. Ленин. Соч. Т. 25, стр. 442.

[15] Там же, стр. 72.

[16] В. И. Ленин. Соч. Т. 23, стр. 36.

[17] В. И. Ленин. Соч. Т. 29, стр. 435.

[18] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т.III, стр. 508–509.

[19] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т.XVI, ч.1-я, стр. 298.

[20] В. И. Ленин. Соч. Т. 2, стр. 96.

[21] В. И. Ленин. Соч. Т. 29, стр. 339–340.

[22] В. И. Ленин. Соч. Т. 33, стр. 177.

[23] В. И. Ленин. Соч. Т. XXIX, стр. 419. 3-е изд.

[24] И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 606. 11-е изд.

[25] В. И. Ленин. Соч. Т. 33, стр. 272.

[26] И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 524.

[27] И. В. Сталин. Соч. Т. 7, стр. 160.

[28] В. И. Ленин. Соч. Т. 17, стр. 397.

[29] И. В. Сталин. Соч. Т. 12, стр. 232.

[30] И. В. Сталин. Соч. Т. 8, стр. 60.

[31] Третья сессия Верховного Совета СССР. Стенографический отчет, стр. 367. 1947.

[32] В. И. Ленин. Соч. Т. 26, стр. 421.

[33] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VIII, стр. 558.

[34] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VII, стр. 495.

[35] В. И. Ленин. Соч. Т, 29, стр. 111.

[36] А. Я. Вышинский. Теория судебных доказательств в советском праве, стр. 182.

[37] См. В. И. Ленин. Соч. Т. 27, стр. 224.

[38] См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. III, стр. 276.

[39] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI, ч. 2, стр. 456.

[40] В. И. Ленин. Соч. Т. 4, стр. 373.

[41] И. В. Сталин. Соч. Т. 8, стр. 136–137.

[42] Постановление ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 г. «О журналах «Звезда» и «Ленинград», стр. 6.

[43] Там же.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  источник

1
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:

Просмотров: 46

0

Spread the love
  • 19
    Shares
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Желающим поддержать нас

Последние сообщения на форуме

ЧТО МОГУТ ФИНАНСЫ ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ …ВЫЗОВ К СТАЛИНУ. НОВОЕ НАЗНАЧЕНИЕ Еще в 1935 году, когда я занима … Читать далее
Кому на Руси жилось хорошо? …Еще Витте в 1899 году отметил, что: «если сравнивать потребление у … Читать далее
Эти плохие коммуняки: они все дел …Со слов ныне действующих политиков - президента, членов правительс … Читать далее

Авторы

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели