РАЗРУШИТЕЛИ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА


Шахтинское дело

Весной 1928 года в советской печати появились сообщения о разоблачении крупной вредительской организации в Шахтинском районе Донбасса. Как говорилось в официальном сообщении прокурора Верховного суда СССР, «раскрыта контрреволюционная организация, поставившая себе целью дезорганизацию и разрушение каменноугольной промышленности района». На скамье подсудимых оказались 53 человека, в основном из числа местных специалистов. Обвинение состояло как бы из двух блоков: производственного и политического. В нем выделялось три формы собственно «вредительства» — неправильная постановка эксплуатации шахт, порча машин и оборудования, неправильный выбор места для новых разработок. Кроме того, «шахтинцам» вменялось в вину создание подпольной организации, поддерживавшей связь с «московскими вредителями» и с зарубежными антисоветскими центрами. На первый взгляд обвинения кажутся полной чушью по причине отсутствия мотивации. Зачем им все это было надо — неправильно эксплуатировать и портить машины?

Все проясняется, когда узнаешь, что началась эта история не в 1928 году, а значительно раньше. Вернемся в 1924 год. За две недели до его наступления, 15 декабря 1923 года, бывшая жена главного инженера Кадиевского рудоуправления в Донбассе Гулякова сообщила в ГПУ о том, что ее муж занимается экономическим шпионажем. Экономический отдел ГПУ УССР расследовал дело и выяснил, что группа инженерно- технических работников действительно занималась примерно тем же, чем их коллеги с Нобелевских заводов, с «Югостали» и пр.

Все началось в незабвенном 1919 году, когда члены правления Днепровского южнорусского металлургического общества бежали в Польшу. Перед отъездом они поручили доверенным служащим сохранить предприятие и постоянно информировать их о положении дел. Из-за границы прежние хозяева связались со своими агентами. Связь велась через бывшего совладельца рудников Ружицкого, назначенного экономическим советником польского консульства в Харькове (он же, кстати, осуществлял связь и с группой на Днепровском металлургическом заводе). В течение 1921—1923 годов Гуляков передавал через Ружицкого сведения о состоянии шахт и получал указания бывших хозяев. Указания были следующими: создавать видимость работы шахт, но при этом всячески препятствовать разработкам, не вывозить угольные запасы, сохранять ценные участки, имея в виду скорое возвращение хозяев. Верховный суд УССР приговорил шестерых изобличенных «вредителей» к различным срокам лишения свободы — от двух до десяти лет.

Тогда-то органы ГПУ и взяли под пристальное наблюдение все шахты. Выяснилось, что подобные отношения с прежними хозяевами широко распространены среди старых специалистов. И только проведя колоссальную > подготовительную работу, ГПУ арестовало группу специалистов угольной промышленности, открыв дело, которое потом и было названо «шахтинским».

Как показал на следствии инженер Н. Н. Березовский, «в случае занятия рудников красными войсками мы должны работать в пользу старых хозяев по сохранению рудников и оборудования в целости, чтобы их не обесценивать, чтобы при переходе рудников обратно к белым они не были взорваны или повреждены красными войсками». Впрочем, что можно иметь против заботы о сохранении предприятий, которые в любом случае будут работать на благо России?

В 1923 году в Париже образовалось «Объединение бывших горнопромышленников Юга России», в Польше — «Польское объединение бывших директоров и владельцев горнопромышленных предприятий в Донбассе». Их задача была — добиться возвращения принадлежавших им предприятий — в концессию ли, или иным путем. Многие из них имели связь со старыми служащими в России. Теперь уже интересы бывших владельцев и интересы державы не совпадали.

Согласно материалам процесса, в 1923 году образовался «Харьковский центр», состоявший в основном из инженеров объединения «Донуголь». Один из руководителей «центра» Ю. Н. Матов так формулирует его основные задачи:

«Информация бывших владельцев о происходившем в Донбассе, добыче, состоянии работ и перспективах планов развития рудников и шахт. Проведение вредительской работы при производстве добычи, замедление темпов нового строительства. Вредительство при импортной механизации и рационализации. Общая установка в задачах и деталях организации сводилась к общей дезорганизации каменноугольной промышленности».

Работник «Донугля» С. Б. Братановский конкретизировал эти задачи, на первый взгляд кажущиеся бессмысленным саботажем:

«1) сохранение в неприкосновенном виде более ценных недр и машин для эксплуатации в дальнейшем прежними владельцами или концессиями;

2)  доведение рудничного хозяйства до такого состояния, при котором Советское правительство было бы вынуждено сдать рудники в концессию иностранцам или вообще капитулировать перед иностранным капиталом;

3)    в случае войны помогать врагам СССР расстройством тыла, прекращая добычу или разрушая или затопляя рудники Донбасса;

4)   пропаганда против Советской власти».

Еще более конкретен инженер А.И.Казаринов:

«В задачи организации входило, как основная

цель ее, — возвращение каменноугольных рудников и горных предприятий прежним их владельцам на тех или иных основаниях, будь то концессия или другое… В осуществление этой задачи прилагались усилия к тому, чтобы на рудниках накапливалось большое количество механического оборудования, но так, чтобы оно до определенного момента не могло использоваться; в первую очередь восстанавливались и переоборудовались такие шахты, восстановление которых стоило дорого, вместо того, чтобы на новом месте проходить более дешевые шахты; в то же время разработка новых выгодных участков тормозилась искусственно путем задержки разведок и закладки новых шахт на малоценных участках. В результате всех этих мероприятий должны были выявиться невыгодность и нерентабельность эксплуатации для «Донуг- ля» и, как естественный выход отсюда, денационализация и сдача шахт в аренду, в концессию».

Скажите, читатель, с позиций нашей новообретенной грамотности — что здесь невозможного? Разве мы не встречаем подобное на каждом шагу?

Идем дальше. По данным следствия, организацию финансировали Объединение бывших углепромышленников Юга России, французское объединение бывших владельцев предприятий в России, аналогичное польское объединение и ряд германских фирм (АЕГ, «Эйкгоф», «Кестер», «Сименс-Шуккерт» и др.), а также иностранные разведки. Тесное взаимодействие иностранных фирм с разведками своих государств в то время было обыкновенным делом. Некоторые крупные германские концерны даже создавали у себя так называемые русские отделы которые, помимо промышленной, вовсю занимались и разведывательной деятельностью. В частности, например, «русский отдел» был у фирмы АЕГ (Всеобщая компания электричества). Представители этих организаций нередко были не только инженерами, не только организаторами промышленного шпионажа, но и связными между иностранными разведками и их русскими агентами. Камня в них за это не бросим — люди выполняли свой патриотический долг. В отличие от их русских контрагентов…

Во втором блоке обвинений, в частности, говорится, что в 1926 году «шахтинцы» создали группу в Москве. В нее вошли председатель научно-технического совета каменноугольной промышленности (бывший акционер и директор Ирининского каменноугольного общества) Л. Г. Рабинович и другие работники наркомата, плановых органов и т.д. Это уже был выход на всесоюзный масштаб.

К тому времени положение в СССР изменилось. Расчеты эмигрантов на денационализацию, концессии, аренду — проваливались. Оставался один шанс — государственный переворот и, может быть, военная интервенция. Тем более что положение СССР на международной арене резко ухудшилось. Одновременно начались и трудности с хлебом. Как бы повели себя вы на месте «торгпромовцев» — когда вот-вот начнется интервенция против ненавистного режима? А деньги у них были, и очень большие…

Согласно материалам дела, в 1926—1927 годах группа перешла к подрывной деятельности. Участились случаи взрывов и затоплений шахт, порчи дорогостоящего оборудования или закупка негодных машин, занижение зарплаты рабочим, нарушения КЗОТа и правил техники безопасности и пр. — чтобы подорвать каменноугольную промышленность и вызвать недовольство советской властью…

Здесь следует сказать об обвинениях в фальсификации «шахтинского дела», которые активно выдвигаются некоторыми историками. Почему-то эти историки «забывают», что только по Шахтинскому рудоуправлению было проведено около 1000 очных ставок и допросов — можно ли полностью сфальсифицировать такой огромный труд? И все ради 53 обвиняемых!

В 1928 году состоялся судебный процесс. Из 53 подсудимых 20 полностью признали себя виновными, 10 — частично, 32 человека виновными себя не признали. Четверо были оправданы, одиннадцать человек приговорены к расстрелу (шестерым из них Президиум ЦИК СССР заменил расстрел десятью годами лишения свободы). Остальные получили различные сроки наказания. 9 июля 1928 года инженеры Н. Н. Горлец- кий, Н. К. Кржижановский, А. Я. Юсевич, Н. А. Бояри- нов и служащий С. 3. Будный были расстреляны.

Кстати, штрих к портрету Николая Ивановича Бухарина, кумира современных «реабилитаторов». Спустя несколько месяцев после дела он, рассказывая Каменеву о разногласиях «Тройки» с Иосифом Сталиным, утверждал, что в некоторых вопросах последний «ведет правую политику». Оказывается, генсек предложил не расстреливать подсудимых по шахтинскому делу, тогда как «мы голоснули против этого предложения» и добились расстрела. А глаза добрые-добрые…

Другой важный штрих к «шахтинскому делу». Оно было лишь эпизодом в «деле Донугля». О последнем «реабилитаторы» стараются не вспоминать. Одна из причин такого избирательного отношения к событиям советской истории указана в… «Протоколе комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) «О Шахтинском деле» от 11 апреля 1928 года. Процитируем этот любопытный документ:

«Связь с польской миссией и бывшими акционерами явственно и косвенно устанавливается лишь по делу Донугля, в то время как по Шахтинскому делу устанавливается лишь наличие этой связи без точного установления, кто, когда и где имел эту связь…

Ввиду, наконец, того, что только по делу Донугля можно установить факты, компрометирующие Москву (Рабиновича и др.), — во изменение прошлого решения объединить оба дела в один процесс…»[73]

Нас в этой цитате интересует первый абзац. Именно из-за того, что в деле Донугля по мнению власти присутствовали доказательства связи обвиняемых с заграницей, чего не скажешь о Шахтинском деле, «реа- билитаторы» предпочитают второе. Расскажем теперь о деле Донугля.

Дело Донугля

В марте 1928 года ОГПУ доложило И.В. Сталину о раскрытии чекистами «вредительской» организации в системе Донугля. Вот текст этого сообщения:

«Полномочным Представительством ОГПУ СКК открыта мощная организация, многие годы оперирующая в Донугле. Ввиду того, что означенное дело вышло из рамок данного района и дальнейшее развитие упирается в необходимость производства следствия в Харькове (Пр[авле]ние Донугля), в Москве (ВСНХ СССР) — нами дано распоряжение следствие по означенному делу сосредоточить в Москве, т.к. совершенно ясно из дела вытекает, что эта организация, имеющая Центр в Москве, руководит вредительством не только в угольной нашей промышленное]ти, но и в др. отраслях н[ародного] хозяйства.

Суть дела сводится к следующему: в Донецко-Гру- шевском, Власовском, Несветаевском, Щербиновском, Горловском и, вероятно, др. Рудоуправлениях, а также в Пр[авле]нии Донугля и ВСНХ СССР эта организация в течение ряда лет занималась и занимается систематическим] разрушением Донугольского хозяйства.

Деятельность этой организации направляется из Польши (ДВОРЖАНЧИК, бывш. а[кцио]нер ДГРУ) и Германии (ШКАФ — бывш. пр[едседа]тель Акционерного] 0[бщест]ва ДГРУ). АУЭРБАХ и ИГНАТЬЕВ бывш. а[кционе]ры ДГРУ, некоторыми членами Акционерного] 0[бщест]ва «РПИТ» и ПАРАМОНОВЫМ через Московский (ВСНХ СССР) и Харьковский Пр[авле]ние Донугля в Центре. Задание из Германии получается как инженерами] Донугля, командируемыми за границу, так равно передаются и специалистами [германских] фирм, приезжающими в СССР (МАЙ- ЕР, ОТТО, ВЕГНЕР от «А.Е.Г», ВЕСЛЕР от «Ф.ЗЕЙ- ФЕРТ», КОСТЕР и БАИШТЫВЕР от «КНАППА»). Работа ведется на средства, получаемые из-за границы, по показаниям инж[енера] БЕРЕЗОВСКОГО и штейгера ГАВРИГЦЕНКО, присылаемым из Польши и Германии. Организация ставит перед собой широкие задачи, различные на раз[ных] этапах развития самой организации. В 1919—1920 гг. задачи сводились к тому, чтобы при отступлении красных «сохранить в переходный момент имущество и оборудование рудников в полной ценности», но впоследствии программа ор[ганиза]ции стала значительно шире.

«…Уже в 1925—1926 гг. вопрос стал иначе, в плоскости нанесения прямого вреда сов. власти посредством приобретения ненужного имущества за границей, вкладывания капитала нерационально и за- торможения его, его обращения, понижения качества продукции, повышения себестоимости продукции, увеличения зольности в угле, посредством этого нанесения в первую очередь вреда транспорту, уменьшения возможности конкуренции с заграницей и т.д. Все это было направлено к подрыву хозяйства не только ДОНУГЛЯ, но и остальной индустрии СССР. Разговор в организации идет уже не о сбережении ценностей для старых хозяев, а прямом вредительстве Советскому хозяйству» (“показания инж[енера] БЕРЕЗОВСКОГО Н.Н.)

С более полной увязкой специалистов ДОНУГЛЯ с заграницей с изменившейся обстановкой, осознанием своей силы и почти полной безнаказанности, по указке из-за границы организация в конце 1926 г. производит переоценку ценностей, — программа организации пересматривается, дополняется и увязывается с возможностью интервенции СССР. План, охватывающий деятельность организации в новом объеме, должен поступить из-за границы в 1928 г. Организации на места даны уже конкретные задания по проведению крупных аварий, выведению из строя крупных установок (котлов, электростанций, турбин и т.п.), но пока не указаны сроки выполнения. Инж[енер] БЕРЕЗОВСКИЙ так характеризует третий этап работы организации:

«…С 1927 г., я считаю, начался третий этап нашей работы, в смысле увязки всей нашей деятельности с интервенцией СССР. Третий этап — это вопрос о возможности интервенции. В связи с этим этапом должны были получиться более точные указания. Нами уже была проделана большая подготовительная работа на случай интервенции, нужно было обдумать каждому на месте, каким образом можно было нарушить деятельность предприятия, т.е. остановить его самодеятельность.

Так как уголь является основой всего хозяйства, и в первую очередь транспорта, тяжелой индустрии и химической промышленности, то нами ставился вопрос, по сути дела, о срыве всей промышленности СССР во время интервенции. Было дано задание на места изыскать возможность крупного вредительства, в смысле выведения из действия основных установок, котельных, турбин так, чтобы немедленно понизить темп добычи и тем самым вызвать кризис во всем хозяйстве. Поражения, наносимые рудникам, должны быть такими, чтобы после, в конце концов, их можно было бы восстановить — рудники не должны быть разрушены окончательно. Задачи третьего этапа сводились к тому, чтобы быстро и сильно понизить обороноспособность страны. Кроме этого, тут встала очень серьезная задача, чтобы при переходе рудника обратно к белым сохранить их ценность от возможного разрушения таким способом, чтобы рудники совершенно не исчезли, дабы при приходе белых старые хозяева не очутились у разбитого корыта».

В осуществление поставленных задач организация произвела ряд действий, нанесших колоссальный ущерб нашему хозяйству. На Донецко-Грушев- ском, Власовском, Несветаевском рудоуправлениях, посредством целого ряда мероприятий организация действовала на рабочих и толкала их на выступления против советской власти, партийных и профессиональных организаций, вызывала волнения и забастовки. Для этого при работах нарушались все правила по горной безопасности. Вентиляция в шахтах, вообще недостаточная, умышленно разрушалась. Широко, как система, проводились неправильные расценки, неправильные замеры сделанных работ, обсчеты рабочих. Рабочие жилища умышленно не ремонтировались и постепенно разрушались. Ремонт и новые постройки производились умышленно плохо. Обращение с рабочими было недопустимо грубое, вплоть до избиения. По показаниям ряда обвиняемых, такая деятельность специалистов вызвала не только недовольство рабочих, но и приводила во многих случаях к забастовкам. Ряд забастовок в 22—26 и 27 гг. вызваны умышленно.

На крупные суммы денег производятся за границей закупки совершенно ненужного оборудования. Заказы проводятся так, что сроки заказов назначаются для выполнения или раньше, или позже необходимого времени, и поэтому крупные машины приходят из-за границы раньше, чем устроены даже для них временные помещения. Рудникам обещают новое оборудование, те не особенно поддерживают старое, оно разрушается, новое оборудование запаздывает, и очень сильно, и Рудоуправление оказывается в безвыходном положении. Практикуется также присылка ненужных механизмов и задержка необходимых, разновременная присылка частей машин. Все это приводит к крупным затратам, и в конечном счете происходит в крупных размерах иммобилизация капитала ДОНУГЛЯ.

Организация умышленно неправильно использовала оборудование. Работа врубовых машин организовывалась так, что они не давали полного экономического эффекта. Врубовые машины, приспособленные для работы на твердых пластах, направлялись на мягкие угли, и наоборот. В одних и тех же условиях работы сосредотачивались машины самых разнообразных систем и марок, что требовало громадного количества запасных частей и большего количества лишней квалифицированной рабочей силы, вело к уменьшению добычи, большим затратам на ремонты и т.п. Вредительство в котельном и электрическом хозяйстве заключалось главным образом в том, чтобы при максимальных затратах топлива, рабочей силы и денежных средств дать наименьший эффект, т.е. дать как можно меньше энергии.

Инженеры, входящие в организацию, занимались также и непосредственной порчей машин. По показаниям инженеров] ЧЕРНОКНИЖНИКОВА, БЕРЕЗОВСКОГО, БАШКИНА, БАБЕНКО, САМОЙЛОВА, штейгера ГАВРИЩЕНКО и др., все они занимались непосредственной порчей машин, ими было произведено большое количество крупных и мелких аварий. Так, например, ГАВРИЩЕНКО умышленно разрушал лебедки, делал попытку сжечь трансформатор и аппаратуру Власовской подстанции и т.д. Инженером ЧЕРНОКНИЖНИКОВЫМ путем перекачки воды из кочегарки выведена из строя турбина. По заданию ВЕРНЕРА, представителя фирмы АЕГ, инж[енером] БАШКИНЫМ испорчена подъемная машина. В общем, организацией произведены сотни аварий.

Под видом рационализации организация умышленно проводила работы, приносящие крупный вред хозяйству. По показаниям БАШКИНА от 26/1-28 г., на шахте «АРТЕМ» электровозная откатка была устроена так, что чрезвычайно легко могло быть крушение. Там же транспортировка угля была рационализирована таким образом, что, кроме боя подвижного состава, ничего не давала. На шахте № 2 САМОЙЛОВЫМ В.Н. был произведен ряд ненужных работ, или работ, носивших разрушительный характер, и принесены крупные убытки хозяйству. Умышленно производились завалы посредством чрезмерного разгона уступа и плохого крепления. Умышленно вместо выдачи угля на-гора ежедневно оставляли большое количество под землей. Была произведена большая вредительская работа посредством применения американского метода «система вилок» при добыче угля. Данная система может быть применена только при устойчивой кровле и хорошем креплении. На литере «А» этих условий не было. Такая деятельность организации дала крупные убытки.

Организация умышленно пустила в эксплуатацию ряд нерентабельных шахт («КРАСНЕНЬКАЯ», «ФРУНЗЕ», «ТАГРО» и «ЗЕМЛИЧКА») с затратой на их восстановление свыше 600 ООО р., дающих очень незначительное количество угля (5 ООО ООО) по качеству никуда не годного и не имеющего сбыта, и приносящих ежегодно убыток свыше 150 ООО р., не считая работу механизмов и рабочую силу, могущих быть использованными на основных шахтах.

Произвела умышленно завалы шахт: проходки им. КРАСИНА на ДГРУ (б. шахта ПОПОВКА), шахты № 5 на Власовке. Затопила шахту Ново-Азовскую и пыталась взорвать шахту им. ВОРОВСКОГО. Организацией затоплено большое количество наиболее мощных пластов. Так, например, на шахте «ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ» 2-й пласт, на шахте № 2 — Восточное крыло шахты, на шахте им. ВОРОВСКОГО — часть 2-го пласта, на шахте «МИРОВАЯ КОММУНА» — уг- лубленческий пласт шахты и т.д., и производила откачку (вернее, задерживала ее) по 5—7 лет. Из них откачаны только пласты на шахтах: им. ВОРОВСКОГО и «ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ», но работы на них не производятся до сих пор, и громадное количество других аналогичных случаев.

По показаниям некоторых арестованных, но еще недостаточно проверенным, вместе с перевозкой из- за границы крупного оборудования будет перекидываться в СССР оружие. Точно так же, по непроверенным данным, имеются указания о переброске из-за границы денег для организации повстанческих отрядов в казачьих районах.

Стимулы, побуждавшие специалистов выполнять приказания и поручения своих быв. хозяев, были как идеологического, так равно и материального порядка. Инженеры и техники, состоявшие в организации, почти регулярно получали ежемесячное дополнительное вознаграждение, обычно равняющееся месячному окладу жалованья, и, кроме того, получали единовременно суммы денег от 100 до 500 р. за выполнение отдельных поручений. Так, инж[енер] БЕРЕЗОВСКИЙ, по его личным показаниям, передал КОЛГАНОВУ — глав [ному] инж[енер]у ДГРУ, КУЗЬМЕ— глав [ному] инж[енер]у Власовки, НЕКРАСОВУ — глав [ному] инж[енер]у Несветая для работы около 200 000 р. Из этих денег БЕРЕЗОВСКИЙ оставил лично себе 20 000 р. Инж[енер] БАШКИН показывает, что он от ГОРЛЕЦКОГО, БЕРЕЗОВСКОГО, КОЛГАНОВА и КУЗЬМЫ получил в разное время за диверсионную деятельность 16—17 тыс. р. По непроверенным данным, фамилии работающих в организации специалистов сообщались за границу, и там, по крайней мере на имя главных персонажей, вкладывались в банк значительные суммы как вознаграждение за контрреволюционную деятельность в СССР.

Для более полного ознакомления Вас с данным делом при сем препровождаем Вам обзор по делу «ВРЕДИТЕЛИ», составленный ПП ОГПУ на СКК»[74].

Много интересных подробностей можно узнать из записки Балицкого «Об «экономической контрреволюции» в Донбассе». Процитируем фрагмент из этого документа:

«…На основании данных агентурной и следственной разработки ГПУ УССР установлено, что Донуг- левская организация, широко разветвленная, имела свою программу, тактику и действенный центр. Вся организация в настоящее время арестована, и все члены украинского центра полностью сознались.

В процессе следствия нами выявлено, что аналогичные организации имелись в некоторых других трестах, а именно: ЮГОСТАЛИ, ХИМУГЛЕ и ЮРТе.

Существовало Бюро организаций Донугля и этих трестов. В него входила вся руководящая «семерка» Донугля (Заведующий Управлением Нового Строительства МАТОВ, Член Правления и Технический Директор БОЯРШИНОВ, Зав. Проектным Отделом БРА- ТАНОВСКИЙ, Помощник Зав. Производственным Управлением ДЕТЕР, Ст[арший] Инженер УНСа, бывший Заведующий Иностранным Отделом КАЗАРИ- НОВ, Зам. Зав. УНС СУЩЕВСКИЙ, Зам. Заведующего УНС — ныне Главный инженер ЮРТа БАХТИАРОВ.

От Югостали входили в Бюро член Правления ШИШКИН и Заведующий] Горным Отделом САХНОВСКИЙ; от Химугля — инженеры КРАМАРЕВ, КАЗАКЕВИЧ, от ЮРТа — член Правления МУХИН, Заместитель] Главного инженера ЖУКОВ и инженер ШУВАЕВ.

Работа по раскрытию организации в Югостали, ЮРТе и Химугле проводится нами в ударном порядке, причем основные фигуранты уже арестованы. Точно устанавливается, что Донуголевская контрреволюционная организация была связана с Польским и Французским Посольствами в Москве, Польским Генеральным Консульством в Харькове, Французским Военным Министерством, Бюро Политической Полиции в Берлине и некоторыми правительственными кругами Германии.

Поляки принимали ближайшее участие в самом создании организации, щедро субсидировали ее и широко использовали для шпионской и диверсионной работы.

Глава Украинской Организации инженер МАТОВ говорит совершенно откровенно: «организация являлась диверсионной группой Польского Посольства».

За последним, естественно, скрывался 2-й Отдел Польгенштаба. Организация, являясь поистине агентом империалистов, заключает также соглашение с Французским Посольством в Москве о ведении и в пользу французов шпионской диверсионной работы.

По показаниям МАТОВА, БРАТАНОВСКОГО, ШАДЛУКА и др. было передано французам ряд материалов шпионского характера, над собиранием которых работали все члены организации. Всего получено было от Французского посольства организацией несколько сот тысяч рублей.

В сентябре 1926 года МАТОВ, будучи за границей, совместно с представителем Донугля по Франции ЮСЕВИЧЕМ, также членом организации, посещает Французское Военное Министерство.

Их принял ответственный представитель Министерства, которому МАТОВ сделал подробный доклад о работе Донуглевской организации.

МАТОВ и ЮСЕВИЧ заполняют в Министерстве анкету от имени организации.

В начале 1927 года МАТОВА принимает в Москве заместитель ЭРБЕТА и выдает ему для нужд организации 60000 рублей.

МАТОВ в посещении Военного Министерства и Французского Посольства полностью сознался. На очной ставке с ним это подтвердил другой главарь организации — БРАТАНОВСКИЙ. Признался также и ЮСЕВИЧ. Исключительно интересны данные по связи организации с немцами. В марте 1926 года в Берлине в помещении фирмы АЕГ состоялось совещание, с участием члена руководящей группы Донуглевской организации инженера КАЗАРИНОВА, Директора Русского Отдела АЕГ БЛАЙМАНА, бывшего горнопромышленника, одного из создателей организации ДВОР-ЖАНЧИКА и постоянного Берлинского агента организации, служащего АЕГ БАШКИНА.

Совещание разрешило ряд практических вопросов связи и деятельности Донуглевской организации за границей. ДВОРЖАНЧИК сделал доклад о создании международного объединения всех бывших промышленников и торговцев в России, причем Объединение это должно быть связано с Иностранным Обществом Кредиторов в России.

В том же 1926 году КАЗАРИНОВ посетил германское министерство торговли, в присутствии представителя министерства и БЛАЙМАНА представитель Союза Германской Промышленности доктор РОЙТЕР информировался у КАЗАРИНОВА о взглядах организации на предоставление Германией 300 ООО ООО кредита СССР.

КАЗАРИНОВ полностью признался, подтверждает указанное также МАТОВ.

Организация широко использовала свои связи с АЕГ и другими немецкими фирмами, получая от них процентное отчисление с общей суммы сдаваемых Дон- углем заказов и наладив передачу сведений за границу через представителей этих фирм, приезжающих по делам в СССР, — немецких инженеров и т.п.

Ряд установленных следственных данных неопровержимо свидетельствуют о том, что на территории СССР развила свою деятельность мощная антисоветская организация всесоюзного масштаба. Организацию возглавляет Московский центр, состоящий из группы профессоров и крупнейших специалистов. Данные подтверждаются показаниями МАТОВА, БРА- ТАНОВСКОГО, КАЗАРИНОВА, КРЖИЖАНОВСКОГО, СОКОЛОВА и др. Московский центр возглавлял Председатель Научно-Технического Совета ВСНХ СССР РАБИНОВИЧ, сюда входили также Председатель Всесоюзной Ассоциации Инженеров ПАЛЬЧИН- СКИЙ и ряд других лиц: ИМИНИТОВ, ФЕДОРОВИЧ, НАЗИМОВ, СКОРУТА, ШАЛЯКИН, СТРИЖОВ, МО- РЕВ, ЖЕБРОВСКИЙ и КАСЬЯНОВ.

Мы имеем точные данные, говорящие о том, что Всесоюзный центр имеет свои ячейки и распространил свое влияние на Сибирь (Кузнецкий бассейн), Кавказ (Ткибульское угольное месторождение и нефтяные промыслы) и Московский Центральный район (машиностроительные заводы).

Ряд лиц, работающих там по директивам Всесоюзной организации, нами уже выявлены (по Сибири — ГОРЯЧЕВ, ПОТАЛЕЕВ и АГРОНОМОВ, по Кавказу – ПРИТУЛА и др.).

Непосредственно руководил Донуглевской организацией так называемый Парижский центр, состоящий из членов Совета Съезда Горнопромышленников Юга России. В него входит ряд крупнейших французских и русских капиталистов, бывших предпринимателей Донбасса. Эта группа входит составной частью в широкое объединение русских промышленников. Последнее тесно связано с мощным Обществом бывших французских владельцев предприятий разного рода крупной промышленности царской России.

Донуглевская организация щедро субсидировалась поляками, французами, немецкими фирмами и своим Парижским центром. По подсчетам МАТОВА, только от Парижского центра за три года было получено до 700 ООО рублей. От консульства и разведок организация получала приблизительно 200 ООО руб. в год. Крупные суммы шли из Французского Военного Министерства через Французское Посольство в Москве.Точно устанавливается, что украинская организация конкретно намечала и подготавливала вредительские действия на случай войны. По этому поводу руководящая группа, а также отдельные члены организации получали специальные, детально разработанные директивы от Парижского центра, Польского и Французского посольств. Данные подтверждаются показаниями инженера РЖЕНЕЦКОГО, КАЗАРИНОВА, БОЯРИНОВА, БРАТАНОВСКОГО, МАТОВА и др. Организация активно готовилась к интервенции и практически намечала совершенно реальные мероприятия по взрыву тыла изнутри»[75].

Вредительство на железнодорожном транспорте

Аналогичная картина наблюдалась и в других отраслях экономики. Например, на железной дороге. Оговоримся сразу, речь не идет о попытке властей объявить виновниками всех аварий на «стальных магистралях» группы специалистов. Да и говорить, что технический персонал имел низкий уровень профессиональной подготовки и, дескать, из-за этого все проблемы, — не совсем корректно. К 1928 году в Советском Союзе уже функционировала система подготовки технических специалистов.

Сначала процитируем «Докладную записку № 2 о системе вредительской деятельности контрреволюционной организации на жел.-дор. транспорте и ее последствиях». Вот текст этого документа.

«РАЗДЕЛ 1

В развитие к ранее поданной предварительной докладной записке, на основе дополнительных следственных данных и заключения технической экспертизы, состоящей из крупных инженеров-специалистов, деятельность контрреволюционной организации, направленная на разрушение паровозного парка, характеризуется чрезвычайно ярко и далеко превосходит наши первоначальные, построенные на предварительных данных следствия и агентурных материалов, предположения о размахе вредительства и его последствиях.

ОГПУ организовало на всех дорогах сети внезапную проверку фактического состояния постоянного (мобилизационного) запаса паровозов (так называемого твердого холодного запаса НКПСа). Согласно существующих приказов и распоряжений; паровозы мобилизационного запаса должны находиться в самом образцовом состоянии и быть готовы в любую минуту к подаче под поезда. Проверка показала, что 25% постоянного (мобилизационного) запаса находилось в неисправном состоянии, и часть из этих паровозов не могла бы быть даже подана под воинские эшелоны.

Одного этого факта было совершенно достаточно для того, чтобы расстроить мобилизацию. Чрезвычайно показателен также и тот факт, что Моск. Бел. Балтийская ж.д., являющаяся по плану Военведа самой важной по переброске войск, показала наихудшее состояние холодного запаса, а именно: из общего числа паровозов мобилизационного запаса 65 оказались исправными всего лишь 2 паровоза. Необходимо также отметить и то обстоятельство, что за неделю до нашей ревизии дорогу посетил Инспектор Тяги НКПС, который произвел обследование мобилизационного запаса и не обнаружил ничего катастрофического. Положение в отношении этой дороги ухудшается еще и тем, что благодаря приказам Отдела Тяги НКПС громадное большинство действующих на этой дороге паровозов совершенно не имеют запасных частей, в результате чего при поломке этих частей паровоз выходит из строя. После ревизии постоянного (мобилизационного) запаса ОГПУ произвело всесоюзную проверку состояния паровозов с участием соответствующих агентов железных дорог. Данные этой фактической переписи показали, что больных паровозов больше на 1300 шт. против числа, показываемого официальной статистикой Отдела Тяги НКПС, а между тем по этим фиктивным данным Отдела Тяги производились расчеты мобилизационного плана. Очевидно также, что по этим ложным данным совершенно невозможно ни управлять транспортом, ни вести правильную ремонтную политику, ни наладить правильно движение поездов в экстренных случаях. При обеих переписях были составлены акты о действительном состоянии паровозного парка и за подписями соответствующих агентов НКПС. Бесспорность актов этих признана самим НКПСом.

Проверив состояние операционного (действующего) парка, ОГПУ приступило к проверке резервного парка и выяснило, что резервный парк почти полностью уничтожен. (Было в 1925 году паровозов — 6924, осталось на 1 мая 1928 года — 2200, из них уже подлежало сдаче в лом — 1000). Обнаружена массовая передача годных для эксплуатации паровозов в лом. Разломка незначительной части уцелевших ОГПУ приостановлена.

Имея в руках все эти данные, ОГПУ, по соглашению с Наркомпуть тов. РУДЗУТАК, ввиду запирательства руководителей Тяги ин. КРАСОВСКОГО и ДМЫ- ХОВСКОГО, прибегло к технической экспертизе, для участия в которой были привлечены крупные специалисты НКПС. Надо было выяснить не простую подложность статистических данных, хотя бы и с вредительскими целями, но все вредительские приемы по разрушению паровозного парка, оставшиеся незаметными для руководителей НКПС. Именно эти приемы и вызвали такое громадное падение числа здоровых паровозов и рост больных.

Чрезвычайно характерно для отношения к делу специалистов НКПСа замечание зам. председателя Трансплана, одного из самых крупных инженеров НКПС, ШУХОВА, оказавшего ОГПУ немало услуг при распутывании технической стороны дела в числе некоторых других специалистов. На вопрос тов. БЛАГО- НРАВОВА: «Каков % больных паровозов по сети на данный момент?» — инж. ШУХОВ ответил: «До 30%». На вопрос: «Каким образом он может дать такой совпадающий с данными ОГПУ (фактической ревизией) ответ, причем ответ этот резко противоречит статистическим данным НКПС, показывающим в то время лишь 18%», — инженер ШУХОВ сказал: «Каждому разбирающемуся инженеру цифру больных паровозов нетрудно установить».

Однако ни один из этих грамотных инженеров не пришел в Коллегию НКПС и не заявил, что положение с паровозным парком близко к катастрофе (критический пункт развала Тяги специалисты определяют в 23% больных).

Методы вредительства по Тяге выяснены, с одной стороны, при помощи вышеупомянутой экспертной комиссии, а с другой стороны, благодаря допросам неарестованных инженеров Тяги почти со всех дорог сети. И, наконец, после упорного запирательства — показаниями самих арестованных[76].

Инженеры-вредители поставили своей целью, как об этом уже упоминалось в предыдущей докладной записке, разрушить паровозный парк.

Для успешного осуществления этой преступной цели они создали тонко продуманную систему вредительства и прикрыли результаты вредительства подложными статистическими данными, которые говорили о полном благополучии, в то время как налицо имелся развал.

Основными моментами вредительства являлись:

1.  Почти полное уничтожение резервного паровозного парка путем сдачи годных паровозов в лом (Рудметаллторгу).

2.   Систематическое и продуманное разрушение паровозов операционного парка путем:

а) постановки паровозов операционного парка с незначительным ремонтом в резервный парк, где паровозы окончательно разрушались (обирание и расхищение частей, порча от ржавчины) и восстановление их требовало крупных капитальных затрат (преступная выкачка средств);

б)  дачи технически абсурдных и вредительских норм для допустимого числа больных паровозов на данной дороге (18%) и для допустимого числа находящихся в ожидании ремонта паровозов (0,5). В результате применения этих норм происходил запуск длительного текущего ремонта, а следовательно, увеличилось число больных паровозов;

в) злонамеренного не снабжения запасными частями паровозов операционного парка и уничтожения вместе с паровозами, сдаваемыми в лом, частей, годных для использования на действующих паровозах;

г)  уменьшения числа тормозов на дорогах, профиль которых никоим образом не допускал этого уменьшения, что влекло за собой массовую порчу паровозных бандажей, преждевременный износ тормозных колодок, происшествия на транспорте, т.е. опять- таки вело к ослаблению операционного парка паровозов;

д) ослабления ж.-д. ремонтных мастерских закупкой негодного оборудования за границей;

е) сознательного непроведения целого ряда элементарных организационных мероприятий при введении обезличенной езды (как то: правильной постановки предупредительного ремонта, оборудования депо горячей промывкой, дающей возможность произвести ту же работу числом паровозов, меньшим на 10%, и сохраняющей котел и огневую коробку и т.д.);

ж)  озлобления паровозных бригад введением одновременно с обезличенной ездой, давшей пережоги, уменьшенных топливных норм, что вместе взятое лишило бригады премии на одних дорогах частично, а на других — полностью, что отразилось на отношении паровозных бригад к паровозам, в смысле ухудшения ухода за ними;

з) издания целого ряда вредных распоряжений и приказов (о смене здоровых пальцев кривошипов, о допуске наличия трещин в секторе обода колес, о постановке связей в котлах без расклепки), что вызвало за собой увеличение числа больных паровозов и ослабление операционного парка.

Вся эта разрушительная деятельность маскировалась, как об этом сказано выше, подложными статистическими данными, втиснутыми в рамки специально созданных злостных форм отчетности.

Данные эти говорили о полном благополучии и росте из года в год паровозного хозяйства НКПС, — о том же самом благополучии говорили и отдельные доклады (как письменные, так и устные), подаваемые инженерами-вредителями в Коллегию НКПС и высшие правительственные органы.

Здесь же со всей силой необходимо подчеркнуть, что подложная система отчетности была введена не только для прикрытия разрушительной деятельности технических руководителей Тяги и должна была обеспечивать им полную безнаказанность, но и являлась, и это особенно важно отметить, сама по себе крупным фактором для организованного разрушения нашего паровозного хозяйства.

Так как:

а) со стороны Коллегии НКПС не могли приниматься необходимые мероприятия для предотвращения развала;

б) руководство паровозным хозяйством дорог со стороны НКПС парализовалось;

в) весь аппарат Тяги дорог и НКПСа был дезорганизован, приучен к полной безответственности и поставлен на путь систематических подлогов и обмана Коллегии НКПС — разлагающее действие на личный состав НКПС злостной системы отчетности и подлогов, как показывает следствие, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ВЕЛИКО.

Нельзя обойти молчанием такой факт, когда руководители Тяги НКПС БЕНЕШЕВИЧ, КРАСОВСКИЙ и ДМЫХОВСКИЙ давали оценку дорог не за их работу, а за умение хорошо делать подлоги.

С особой ясностью все последствия к.-революци- онной системы обнаруживаются тогда, когда мы берем подложную статистику и сопоставим с действительностью.

По подложным данным налицо кривая подъема паровозного хозяйства, по фактическим данным — кривая резкого падения.

По официальным статистическим данным, % больных паровозов в 28 году ниже уровня 25 года (в 25 году он равен 22,6%, см. данные генеральной переписи; в 28 году — 20,4%), таким образом, налицо имеется как бы улучшение.

В действительности же % больных паровозов на 1/V-28 г. равен 28%, т.е. выше уровня генпереписи 25 года на 5,4 и выше НКПСовских данных на 1/V-28 года на 7,6%, или в абсолютных числах в 28 году число больных паровозов больше 25 года на 1300 единиц.

Крупные капитальные вложения в Тягу, произведенные за последние 3 года, не дали никакого эффекта.

Официальная статистика НКПС, составленная заведомо и злостно неверно, говорит, что динамика процента больных из года в год благоприятна для Тяги и, во всяком случае, в 1928 году лучше, чем в ряде предшествующих лет. В действительности же никогда % больных паровозов не стоял так высоко, начиная с 1925 года, как в апреле — мае 1928 года.

Официальные данные говорят, что здоровых паровозов у нас 12 042, на самом деле их только И 003, т.е. меньше на 1039 паровозов.

Официальные расчеты по топливу показывают, что дело обстоит настолько хорошо, что расход топлива ниже уровня 13 года, на самом же деле расход все увеличивается и значительно превышает уровень 1913 года.

Аналогичные факты в области использования паровозного парка, капитальных вложений, которые преступно съедены в области среднего и текущего ремонта, закупки оборудования и т.п.

Особо ярко состояние паровозного парка, пережоги топлива, использование паровозов видны из прилагаемых к настоящему докладу диаграмм и объяснительных записок к цим…

Все эти материалы не только иллюстрируют наглядно следственный материал о разрушении паровозного парка и говорят о весьма низком уровне ж.д. паровозного хозяйства, но и со всей рельефностью показывают, какие крупные капитальные вложения съедены вредительской работой.

Каковы же последствия тех разрушений, которые причинили нашему паровозному парку вредители?

Последствия эти не могут быть сейчас определены, хотя бы в приблизительном денежном выражении, во всяком случае, они составляют несколько сотен миллионов рублей, но самое важное заключается даже не в этом, а в том, что паровозное хозяйство НКПС доведено до такого положения, при котором оно, на случай мобилизации и войны, не справилось бы с теми задачами, которые перед ним были бы поставлены.

Помимо этого даже в мирное время в ближайшие же годы уничтожение резервного парка скажется со всей силой, так как приток новых паровозов не сможет покрыть полностью потребности НКПС, в связи с постройкой новых ж.д. линий, подъездных путей и увеличивающимся из года в год грузооборотом, тем более что 40 с лишним % сети не пропускают новых мощных паровозов и там с успехом могли бы работать те паровозы, которые уничтожены вредителями.

Всеми вышеприведенными данными наличность развала транспорта установлена. Между тем, во всем предыдущем материале мы касались исключительно вопросов состояния паровозного парка, но ОГПУ в процессе следствия пришлось установить вредительство по целому ряду других отраслей железнодорожного хозяйства, как-то: по вагонному парку, по эксплуатации, по топливному делу и по ряду других линий, разработка которых только начинается. Ближайшей задачей следствия в настоящее время является установление вредительской головки, которая еще не вся арестована. Временно отложен арест инженера ФЕДОРОВА, нач. отдела эксплуатации, до получения от обвиняемых сознания не только во вредительской деятельности, но и признания в наличии контрреволюционной организации и тех хозяев, на которых они работали.

До сих пор без твердой установки всей технической стороны вредительства получить такого сознания от опытных инженеров, на все имеющих объяснения, было нельзя, чем и объясняются задержки в арестах. О ходе следствия ОГПУ держало в курсе Народного Комиссара Путей Сообщения тов. РУДЗУТАК, который дал согласие на производство арестов, а с другой стороны, произвел перемены как в коммунистической, так и в некоммунистической части Отдела Тяги НКПС. Новый руководитель Отдела Тяги, познакомившись с данными следствия, отменил некоторые вредительские приказы по соглашению с ОГПУ ввиду того, что меры к прекращению дальнейшего развала транспорта необходимо принимать немедленно и без большого шума, не дожидаясь окончания следствия, которое может затянуться еще на несколько месяцев»[77].

Если содержащиеся в первой части процитированного документа факты соответствуют действительности, то это классический пример вредительства или головотяпства со стороны ответственных сотрудников железнодорожного транспорта. Непонятно, что опаснее.

В «шахтинском деле» многие «реабилитаторы» указывали на то, что аварии на шахтах были спровоцированы многочисленными нарушениями правил технологической безопасности, стремлением перевыполнить план по добыче угля и т.п. Это, по их мнению, и стало основной причиной аварий.

В ситуации с паровозами мы наблюдаем совершенно другую картину. Часть транспортных средств находилась в неисправном состоянии, и ответственные работники НКПС не только не пытались исправить ситуацию, но и любой ценой пытались скрыть этот факт. Как можно охарактеризовать действия этих лиц? Одним словом — вредительство.

Саботажники

В основной части этой книги уже говорилось о концессионерах, об их экономических преступлениях, об участии в коррупции. Однако концессионеры занимались не только извлечением сверхприбылей, но еще шпионажем, вредительством, организацией саботажа.

Так, председатель «Германского общества для поощрения промышленных предприятий» основную часть своего рабочего времени тратил на подготовку аналитических обзоров для германской разведки. Главную свою задачу он сформулировал в одном из писем на родину:

«Несмотря на то, что время, когда над Кремлем будет развеваться другое знамя, а не нынешнее кроваво-красное, придет само собой, промышленность Германии должна занимать в России одну высоту за другой и таким образом вбить осиновый кол в позвоночный столб большевистского правительства».

Были случаи и вредительства. Германия, строя в России военные заводы, получала возможность обходить договоры, запрещавшие ей производить технику оборонного назначения. Заводы не считались немецкими, при этом большая часть их продукции отправлялась в Германию. Вместе с тем немцы не горели желанием вооружать Красную армию. Так, германская фирма «Юнкере» построила в СССР предприятие, которое могло выпускать 300 самолетов в год. После того как 60 машин были переданы российской стороне, выяснилось, что летать они не могут в принципе.

…В 1919 году правление Южно-Русского металлургического общества эвакуировалось в Польшу. Своим уполномоченным бывшие владельцы оставили инженера Жарновского, который должен был сохранить завод до возвращения хозяев. Жарновский собрал особо доверенных служащих, довел до их сведения свое назначение и предложил выполнять указания не новой власти, а бывших хозяев. Естественно, не «за так», а за жалованье.

С 1920 года правление наладило связь с Жарнов- ским и его помощниками. Они стали получать обещанное жалованье, которое в 1921 году было увеличено (так, Жарновский имел 1000 франков, а его помощники — от 500 до 850 франков в месяц). Перед ними была поставлена задача — «содействовать правлению по получению завода в концессию», то есть работать не по государственной программе, а по указаниям бывших хозяев. Так, на заводе производились крупные ремонтные работы, деньги на которые расходовались из фонда заработной платы; ремонт не соответствовал производственной программе завода; скрывались от учета имевшиеся в наличии материалы. Кстати, что интересно, назначенное жалованье не выплачивалось полностью. Хозяева обещали произвести со своими помощниками полный расчет в течение года с момента передачи завода в концессию.

3 июня 1925 года в Екатеринославе выездная сессия Верховного суда УССР начала рассмотрение дела металлургического завода «Югосталь». Перед судом предстало 19 человек — инженеров, техников и бухгалтеров завода (Жарновский к тому времени эмигрировал в Польшу). Руководитель группы, заведующий прокатным отделением А.В. Шихов, главный бухгалтер завода Н. Простаков и заведующий технической бухгалтерией Д.Ф. Храповицкий были приговорены к расстрелу, однако приговор им заменили 5—6 годами лишения свободы. Пятеро подсудимых получили меньшие сроки лишения свободы, восемь были оправданы. Времена были ну очень мягкие!..

А вот еще один пример. В 1939 году аполитичный британский инженер Джон Литтпейдж, который по контракту с 1927 по 1537 год проработал в советской горной промышленности, издал в Лондоне книгу «В поисках советского золота». В ней он рассказал о своих приключениях в стране большевиков. Мемуары на производственную тему? Да, если бы не один фрагмент:

«У меня никогда не было интереса к тонкостям политических решений в России, пока я не сталкивался с ними, но чтобы работать, я должен был разобраться, что случилось в советской промышленности.

Я твердо убежден, что Сталин и его сторонники потратили много времени, чтобы выяснить, что недовольные революционные коммунисты («троцкисты». — Авт.) были его заклятыми врагами».

В своей книге автор рассказывает о факте саботажа в промышленности, с которым он столкнулся в 1931 году на рудниках Урала и Казахстана. Рудники были частью огромного производственного объединения по добыче меди и бронзы. Подчинялись они непосредственно троцкисту — заместителю наркома тяжелой промышленности СССР Георгию Леонидовичу Пятакову.

Снова обратимся к книге британского подданного:

«Рудники были в катастрофическом состоянии. Это можно сказать и о производственно-технологических условиях. Ужасающие условия жизни рабочих».

Весной 1931 года британец вместе с Георгием Пятаковым участвовал в закупке подъемников для шахт в Берлине. Инженер отвечал за проверку качества оборудования. В ходе проверки он обнаружил массу технических дефектов и явную негодность их для эксплуатации в суровых условиях русской зимы. Об этом он сообщил руководству делегации, но в ответ получил холодный отклик и намек не влезать в чужие дела. Оборудование было все же закуплено, при этом члены делегации (позднее все они были осуждены как троцкисты) получили комиссионные от немецких бизнесменов[78]. Что это было — умышленное вредительство или попытка совместить государственную службу и частный бизнес? Пусть каждый сам ответит для себя на этот вопрос. Вне зависимости от причин поступка членов делегации государству был нанесен колоссальный ущерб. А иначе как вредительством это не назовешь.

Вредительство в сфере ВПК

Серьезные проблемы в сфере подготовки к войне были не только в ТЭК или на железнодорожном транспорте, но и в военно-промышленном комплексе (ВПК). Политбюро ЦК ВКП(б) 15 июля 1929 года утвердило Постановление о военной промышленности. Очень любопытный документ. В нем фактически было признано, что ВПК по состоянию на лето 1929 года не готов к войне в силу множества причин объективного и субъективного характера. Из данного документа мы процитируем фрагменты, где речь идет о деятельности руководителей различного уровня, начиная от директоров заводов и заканчивая руководителями наркоматов. Если оценивать объективно их деятельность, то почему-то хочется назвать их деятельность одним словом — вредительство. А как иначе можно охарактеризовать и оценить результаты их работы.

«…Необходимо констатировать, что военная промышленность до настоящего времени не подготовлена к выполнению возложенных на нее задач и положение с подготовкой ее к обороне находится в неудовлетворительном состоянии.

Существеннейшими для обороны Союза являются следующие крупнейшие недостатки в работе военной промышленности:

а)  громадное преуменьшение мобилизационных мощностей заводов военной промышленности и в связи с этим длительные и не соответствующие интересам обороны сроки развития заводов до удовлетворения минимальных потребностей армии на случай войны, с испрашиванием значительно преувеличенных средств на капитальное строительство;

б)  длительность сроков мобилизационного развертывания военных заводов (от 1 до 1,5 лет), что создает весьма опасный разрыв между обеспечением потребностей войны имеющимися запасами и началом подачи на фронт продукции мобилизованной промышленности и приводит к необходимости иметь крупные мобзапасы, непосильные для государства;

в)  наличие диспропорций и узких мест по ряду отраслей военных производств и заводов, как, например, пороховое производство не обеспечено кислотами, а производство порохов в свою очередь не обеспечивает количество заданных выстрелов; производство орудий, пулеметов и винтовок не обеспечено соответствующим количеством специальных сталей, большинство заводов не обеспечено электроэнергией, а военно-химические заводы и паросиловыми установками. Это лишает возможности в настоящее время полностью использовать производственные возможности военных заводов для обороны;

г)  выведение до 1927 г. из строя, а в отдельных случаях и прямое разрушение заводов оборонного значения. Примеры: разрушен завод Барановского, разоружены Бачмановский арсенал и Бежецкий завод по ремонту винтовок; разоружались и выводились из строя Охтенский, Шлиссельбургский, Шостенский и Тамбовский пороховые заводы;

д) запутывание в отдельных случаях, главным образом по Орудийно-Арсенальному Тресту, технологических процессов производства по весьма важным военным изделиям (артиллерия, танки). Примеры: в течение двух лет и до настоящего времени не разработан технологический процесс по производству танков на заводах Мотовилихинском и «Большевик»; по производству зенитных орудий технологический процесс по нарезке вместо нормальных 8 часов установлен в 16 часов и само орудие в процессе его производства несколько раз гуляет взад-вперед по заводу и т.д.;

е) до настоящего времени не разрешена проблема заводского ремонта во время войны материальной части артиллерии, винтовок и пулеметов и обеспечения артиллерии передками, зарядными ящиками, колесами и т.д. Примеры: производство основного арсенального имущества — передки, зарядные ящики, колеса и т.д. — базируется на прифронтовых арсеналах — Ленинградском, Киевском, Брянском. Ни один завод в тылу к производству арсенального имущества не приспособлен. Поэтому в случае осложнения положения с прифронтовыми арсеналами неизвестно, какие заводы примут на себя производство арсенального имущества.

В отношении заводского ремонта винтовок и пулеметов положение таково: Бежецкий ремонтный завод выведен из строя; взамен Бежецкого никакому другому заводу задания на ремонт не дано. Если же ремонт винтовок возложить на Тульский и Ижевский руж. заводы, то это сократит процентов на 30 выпуск ими новых винтовок и пулеметов;

ж)  не создано и находится в расстроенном состоянии лекально-инструментальное дело по важнейшим военным производствам. Так как во время войны пришлось бы форсировать производство лекал и инструментов, то это неизбежно привело бы к удлинению сроков мобразвертывания и ухудшению боевых качеств оружия. Примеры: в настоящее время постановка лекально-инструментального дела не обеспечивает производство по мобилизации Ижевского, Тульского, Пензенского, Мотовилихинского, Ковров- ского и др. заводов;

з)  громадный парк запасного станочного оборудования не использован и частично приведен в негодность; одновременно с этим выписывались по импорту ненужные станки с затратой на это крупных средств. Примеры: до последнего времени находились без определенного назначения станки на заводах — Мотовилихинском — свыше тысячи; Путиловском — около тысячи; Ленинградском трубочном — 1800 станков и т.д.; а всего на заводах военной промышленности находилось без назначения 8—10 тысяч станков. Излишние станки и оборудование выписывались Мо- товилихинским заводом, «Большевиком» и др.;

и) недопустимо медленное изготовление новых опытных образцов вооружения и длительные (3—4 года) сроки постановки их изготовления в массовом производстве;

к) сохранение по всем заводам до настоящего времени устаревших технологических процессов и упорное нежелание аппаратов военной промышленности во всех ее звеньях к нововведениям и совершенствованию этих процессов;

л) недоделы по Орудийно-Арсенальному и Авиатрестам, невыполнение программ по изготовлению запасных частей и отсутствие взаимозаменяемости частей к отдельным предметам вооружения;

м) крайне недостаточное использование основного капитала военной промышленности в отношении загрузки мирной продукцией, а в некоторых случаях — нерациональное использование военного оборудования для этих производств. Пример: замоч- но-прицельная «Большевика» выведена из строя путем приспособления под трактора (начиная с 1922 г. и до настоящего времени);

н) неудовлетворительное использование оборотных капиталов в военной промышленности, что привело, и не могло не привести, к напряженнейшему финансовому положению и кассовым прорывам по отдельным трестам; до сих пор тресты надеются на подачки государства, не принимая достаточных мер к упорядочению своих финансов.

Такое положение в военной промышленности создавало опасный разрыв между промышленностью и потребностями обороны, в результате чего Красная армия была бы лишена возможности полностью использовать для обороны имеющиеся промышленные ресурсы и не получила бы в первый период войны ряда весьма важных предметов вооружения (тяжелая артиллерия, танки, отравляющие вещества и т.д.)».

Интересно узнать, кого, по мнению руководства Советского Союза, следует считать виновником сложившейся в ВПК ситуации. Снова обратимся к тексту документа.

«[Все это следствия]:

а) многолетней и систематической вредительской работы крупной контрреволюционной организации в военной промышленности (ВПУ, тресты, заводы);

б)  отсутствия бдительности у партийного руководящего состава военной промышленности, начиная от руководящих работников Военпрома ВПУ и кончая заводами;

в) чрезмерного доверия к специалистам, в особенности к их верхушке (инженерам Михайлову, Высо- чанскому и др.) и отсутствия со стороны руководящего коммунистического состава военной промышленности даже минимального контроля за работой специалистов. В большинстве случаев руководящий коммунистический состав военной промышленности свел свою роль по управлению промышленностью, трестами и предприятиями к голому администрированию на основе отчетов и докладов, представляемых ему аппаратами (заполненными и часто руководимыми вредительскими элементами), и не считал для себя обязанным вникать в сущность производства, работать над собой и совершенствоваться для того, чтобы стать подлинным хозяином дела, улучшать и совершенствовать систему управления и изучать производственные технологические процессы;

г) под предлогом военной тайны (чрезмерное засекречивание) фактически был отстранен от активного участия в организации и рационализации производства беспартийный и коммунистический рабочий актив на производстве».

И далее там же говорится о том, что «вскрытое совместными усилиями НК РКИ СССР и ОГПУ действительное положение в военной промышленности оказалось ни в какой мере не соответствующим тому оптимистическому освещению, которое вошло в систему оценки военной промышленности в докладах ЦК ВКП(б) и Правительству со стороны руководителей военной промышленности. Полученные некоторые достижения в области поднятия производительности труда, снижения себестоимости, повышения качества и количества изготовляемой продукции, внедрения некоторых новых видов производства и т.д. — должны быть отмечены. Однако эти достижения совершенно недостаточны ни с точки зрения вложенных в военную промышленность средств, ни с точки зрения количества времени, затраченного на эти достижения. В то же время эти достижения выдвигались руководящими работниками военной промышленности в качестве показателей общего благополучия промышленности, что еще более содействовало прикрыванию фактического тяжелого положения подготовки военной промышленности к обороне.

Значительное исправление указанного выше положения в военной промышленности предусмотрено решениями Президиума ВСНХ и утвержденными постановлениями РЗ СТО по планам капитального строительства промышленности на 1928/29 год. Однако и в настоящее время необходимо признать, что военная промышленность в первой половине 1928/29 года не была в должной мере подготовлена к выполнению заданного ей плана капитального строительства и в работе аппаратов не произошло еще необходимого перелома, гарантирующего как выполнение плана строительства, так и срочного исправления последствий работы контрреволюционной организации».

Как И.В. Сталин планировал исправить сложившееся положение в ВПК? По утверждению «реабили- таторов», очень просто — приказал арестовать, объявить вредителями и расстрелять все руководство и спецов из ВПК. Как говорится, нет человека — нет проблемы. В жизни все было по-другому. Снова обратимся к документу:

«Поднятие обороноспособности СССР требует принятия решительных мер к немедленному исправлению вышеуказанного тяжелого положения военной промышленности. В соответствии с этим Политбюро постановляет:

  1. Президиуму ЦКК срочно рассмотреть вопрос о наложении взысканий и привлечения к ответственности как нынешнего, так и бывшего руководящего состава военной промышленности (Военпром, ВПУ, трестов и заводов), виновного в недостаточной бдительности к многолетнему и явному вредительству и упущениям в военной промышленности, и внести свои предложения в Политбюро.

  2. Специальной комиссии в составе т.т. Павлунов- ского (председателя) и членов т.т. Урываева, Молочни- кова и Булина и по одному представителю от ЦК металлистов и химиков в кратчайший срок произвести чистку всего личного состава военной промышленности до заводов включительно».

Расскажем об Иване Павлуновском. Профессиональный революционер. С1917 по 1921 год и с 1926 года по 1928 год занимал руководящие должности в ВЧК-ОГПУ С 1922 года по 1926 год — уполномоченный НКПС по Сибири. Говоря другими словами, наводил порядок на железных дорогах Сибири. С 1928 года заместитель наркома Рабоче-крестьянской инспекции.

Вновь вернемся к тексту документа.

«3. Признать необходимым обновить руководящий состав военной промышленности, начиная с коллегии ВПУ и кончая заводами.

Оргбюро в двухнедельный срок осуществить это мероприятие.

4.  Оргбюро в месячный срок мобилизовать для военной промышленности не менее 100 человек, преимущественно членов партии, опытных производственников и молодых инженеров.

5.  Принимая во внимание, что военная промышленность представляет из себя по преимуществу высококвалифицированное производство и в то же время имеет ничтожные технические кадры, в особенности после ликвидации вредительской организации старых специалистов, — ВСНХ надлежит рядом срочных и конкретных мероприятий немедленно разрешить вопрос об усилении технических кадров военной промышленности (путем переподготовки, устройства краткосрочных курсов и т.д.) и одновременно разработать план систематической подготовки для нее технического персонала.

6.   ВСНХ разработать план (и приступить к его немедленному осуществлению) ликвидации последствий вредительства в военной промышленности. Особое внимание обратить на капитальное строительство, электропаросиловое хозяйство, лекальное и инструментальное дело, арсенальную проблему, изучение и совершенствование (рационализация) технологических процессов, устранение диспропорций между производствами и цехами и т.п. В этом плане исходить из необходимости уже в 1929/30 г. добиться устранения указанных последствий вредительства и создания здоровой производственной обстановки на заводах и в трестах.

При разработке программы ликвидации последствий вредительства использовать все имеющиеся материалы, конкретно изучать каждый объект вредительства в отдельности и широко привлечь к этой работе все предприятия, которые были охвачены вредительством.

7.    Успешное разрешение громадной проблемы технического оснащения Красной армии, и в частности, своевременное осуществление одобренных Политбюро мероприятий по артиллерийскому, танковому, авиационному, химическому перевооружению по пятилетнему плану, возможно только при условии наличия сильных конструкторских и технических бюро на предприятиях военной промышленности, работающих в полном взаимодействии со всеми научно-исследовательскими и техническими учреждениями страны, и привлечением заграничной технической помощи. Исходя из этого, ВСНХ немедленно усилить существующие конструкторские и технические бюро на заводах опытными специалистами, организовать их там, где они отсутствуют, и привлечь техническую помощь из-за границы. Особенное внимание должно быть обращено на артиллерийское, танковое, авиационное и химическое дело.

8.   Вторым условием успешного осуществления плана технического перевооружения Красной армии является быстрое изготовление опытных образцов нового оружия и организация массового их производства.

Поэтому ВСНХ, совместно с НКВМ, добиться во что бы то ни стало самых минимальных сроков в изготовлении опытных образцов, испытании и проверке их и внедрения в массовое производство.

Считая эту задачу одной из самых важнейших, Политбюро категорически требует ее полного разрешения.

  1. Отмечая недостаточную загрузку военных заводов военными заказами, ВСНХ, в целях сокращения сроков мобразвертывания военных заводов и максимального использования основного капитала военной промышленности, с 1929/30 года поднять темп загрузки военных заводов мирной продукцией до максимальных пределов. В двухмесячный срок РЗ СТО рассмотреть план загрузки мирными производствами на 1929/30 год.

  2. ВСНХ принять меры по оздоровлению оборотных средств военной промышленности. РЗ СТО срочно рассмотреть вопрос о смягчении финансового напряжения в военной промышленности и о порядке покрытия кассового прорыва в Орудийно-Арсеналь- ном и Авиационном трестах, а также наметить мероприятия, исключающие повторение подобных явлений.

11.  РЗ СТО рассмотреть вопрос о ценах на поставляемую Военведу продукцию под углом необходимого их снижения, установив одновременно твердые расчетные цены по всем предметам вооружения, допуская ориентировочные цены как исключение для вновь устанавливаемых производств и то только для первого периода.

  1. Поручить Наркомвоенмору, ОГПУ и ВСНХ пересмотреть существующий порядок секретности на военных заводах с тем, чтобы было обеспечено максимальное участие рабочих в контроле над производством и в то же время сохранена военная тайна.

  2. Предложить ВСНХ и НКВМ в месячный срок уточнить взаимоотношения в части: а) передачи опытных заказов, времени их изготовления в кратчайшие сроки и быстрого проведения их через испытание; б) исполнение заказов мирного времени и своевременного снабжения промышленности техническими условиями и чертежами.

За выполнением всех вышеуказанных мероприятий РЗ СТО установить строгое наблюдение»[79].

В феврале 1930 года Политбюро ЦКВКП(б) во главе с И.В. Сталиным снова обсудило вопрос о ситуации в ВПК и мерах по преодолению последствий вредительства. Ниже мы полностью приводим принятое тогда постановление.

«I

Заслушав доклад ОГПУ о ликвидации на предприятиях военной промышленности последствий вредительства, ЦК ВКП(б) констатирует, что до настоящего времени всей военной промышленностью не принято достаточных реальных мер по ликвидации этих последствий и до сих пор имеют место выпуск военной продукции с пониженными боевыми качествами во всех военных производствах.

Создавшееся положение объясняется главным образом тем, что у руководителей заводов, трестов, ГВПУ имеется недооценка всей глубины расстройства военной промышленности, получившегося в результате вредительства, и отсюда:

1.  Несерьезное отношение большинства руководящего состава военной промышленности к информационным документам ОГПУ (сравнительное заключение по вредительству от августа 29 г.) и другим сообщениям.

2.  Большинство руководителей (директора и члены Правлений трестов) военной промышленности не сделали из вышеуказанных документов практических выводов и не проработали конкретных мероприятий:

а) не мобилизовали внимания рабочих и всего инженерно-технического персонала к восстановлению утерянных навыков точных работ;

б) не приняли серьезных мер по оздоровлению в кратчайший срок лекального и инструментального дела, обеспечивающего требуемое качество продукции;

в)  отнеслись формально к определению мощностей заводов, отчего это определение еще не везде закончено и остались еще преуменьшенные мощности (в особенности ОАТ и ПТТ);

г) не улучшили сколько-нибудь заметно наблюдение и контроль за производством и качеством продукции, в особенности в части изготовления высококачественных сталей.

3.  По-прежнему не привлечен к организации и рационализации производства беспартийный и коммунистический рабочий актив, благодаря чему остались неустраненными ряд дефектов и затруднялось дальнейшее выявление вредительских актов. Приказы ВСНХ о рассекречивании остались на бумаге, как по вине некоторых руководителей хозяйственных органов, так и низовых профессиональных и партийных организаций.

4.  Наблюдаются случаи активного и пассивного сопротивления директоров заводов мероприятиям ОГПУ по ликвидации последствий вредительства.

II

Вредительство не только подрывало базу снабжения Красной Армии, но и наносило непосредственный ущерб совершенствованию военной техники, тормозило перевооружение РККА и ухудшало качество военных запасов. Необходимы героические усилия для того, чтобы наверстать упущенное. Этого не осознали некоторые руководители хозяйственных органов военной промышленности и отсюда:

  1. Крупные недоделы военной продукции по 1-му кварталу 29/30 г. почти по всем трестам.

2.  Опытные конструкторские работы еще не поставлены на надлежащую высоту, не пополнены кадры технического персонала в особенности конструкторами.

3.   Отсутствие заметных улучшений в технологических процессах, что при прежнем расстройстве чертежного, лекального и инструментального дела и низких технических условиях приводит к дальнейшей дезорганизации военного производства.

Все это свидетельствует, что в основном решения Политбюро от 15/VII-29 г. не выполнены, темп, взятый на оздоровление и восстановление различных производств военной промышленности, оказался совершенно неудовлетворительным, и последняя по-прежнему не сумела подготовиться к выполнению возложенных на нее задач по обороне страны.

Все это обязывает директоров заводов, руководителей трестов, ГВПУ и ВСНХ мобилизовать все возможные силы и средства для ликвидации в кратчайший срок последствий вредительства по производству военной продукции.

III

В целях быстрейшей ликвидации последствий вредительства и решительного улучшения постановки дела в военной промышленности:

  1. Создать при трестах комиссии из хозяйственников, представителей ОГПУ, НКВМ и ЦК соответствующего Союза, которым разработать на основе имеющегося материала в ОГПУ конкретные задания для каждого производства (трубка, патрон, пулемет и т.д.), с установлением точных кратчайших сроков их выполнения, привлекая к работе по ликвидации вредительства и раскаявшихся вредителей.

ГВПУ и ОГПУ развернуть работу этих комиссий немедленно.

2.  Привлечь беспартийный и коммунистический актив не только к участию в организации и рационализации производства, но и к борьбе и к ликвидации последствий вредительства. ВСНХ провести на деле в жизнь приказ о рассекречивании (№ 716).

3.  Всему хозяйственному составу (в особенности по ОАТ и по ВХТ) усилить бдительность в дальнейшем вскрытии вредительских актов.

  1. Обвинительное заключение ОГПУ о вредительстве (от августа 29 г.) и дополнительные материалы по этому вопросу разослать всем Окружным партийным комитетам, на территории коих расположены военные заводы.

Возложить на указанные Окружкомы и ЦК металлистов и химиков ответственность за своевременную мобилизацию партийной и профессиональной общественности на ликвидацию последствий вредительства.

  1. Разъяснить всем руководителям хозяйственных органов военной промышленности (директорам заводов, председателям трестов и ж.д.), что они отвечают не только за общее административное руководство предприятием, но и за техническое руководство; технические руководители должны рассматриваться лишь как помощники хозяйственников в этой работе.

В связи с этим хозяйственники обязаны поднять свою квалификацию и техническую грамотность.

ВСНХ и ГВПУ должны им в этом помочь денежными средствами, временным полным освобождением для учебы и временным освобождением от всякой общественной нагрузки. В декадный срок составить календарный план такого освобождения всех руководящих работников военной промышленности.

6.    Председатели и члены правления трестов и ГВПУ должны перейти от бюрократическо-кабинет- ной работы к живому руководству и инструктированию предприятий, осуществляя его непосредственными выездами на таковые. При правильной организации этих выездов (очередность и систематичность) будет обеспечено не только улучшение руководства, но и повышение квалификации самих хозяйственников.

7.  Предложить ВСНХ издать приказ о переходе в объединениях и трестах военной промышленности от коллегиального к единоличному управлению.

8.   Предложить ВСНХ СССР для проверки хода ликвидации последствий вредительства и выполнения промфинпланов и мобпланов периодически созывать совещания директоров военных заводов и правлений военных трестов.

  1. Для оздоровления инструментального и лекального дела:

а) организовать на всех заводах военной промышленности генеральную проверку чертежей, эталонов, шаблонов, лекал и рабочего инструмента и изъять все негодное;

б)  ВСНХ и НКВМ в месячный срок разработать систему мероприятий периодической проверки указанного инструмента со стороны дирекции заводов, военных приемщиков и вышестоящих органов.

в) НКВМ ускорить пересмотр всех чертежей, закончив его по основным изделиям в 2-месячный срок;

г)  ВСНХ наладить использование в полной мере инструментальных отделов (цехов) военных заводов, организовать в 30/31 г. специальные инструментальные заводы для военной промышленности, дабы улучшить качество лекал и инструмента, используя новейшие достижения техники;

д) НКТоргу и ВСНХ еще в 29/30 г. обеспечить все инструментальные отделы заводов нужным количеством инструментальной стали и в первую очередь завезти все импортное оборудование для указанных цехов;

е)  в целях наилучшего использования незначительных кадров инструментальщиков НКТруду пересмотреть политику зарплаты по этой категории рабочих, а НКВМ в текущем году освободить от терсборов лекальщиков, инструментальщиков и всех квалифицированных рабочих, не подлежащих призыву по мобилизации в военное время;

ж)  ВСНХ более смело использовать заграничную помощь (вербовка лекальщиков в Германии и т.д.);

з)  для ускорения подготовки высококвалифицированной рабочей силы, наряду с укреплением Фаб- зауча, ВСНХ более широко использовать ЦИТ.

  1. Партийным и профессиональным организациям мобилизовать внимание рабочих военных производств к восстановлению утерянных навыков точных работ и провести широкую кампанию по улучшению качества военной продукции, ведя борьбу с рвачеством отсталой части рабочих и хвостизмом цеховой, а иногда и заводской администрации, потворствующей этому.

  2. ВСНХ в двухнедельный срок разработать новые положения о контрольных отделах, с подчинением непосредственно директорам заводов. Пересмотреть и укрепить личный состав браковщиков, уделить особое внимание своевременной разбраковке в процессе производства.

12.  ВСНХ и НКВМ в месячный срок закончить разработку технических условий и кондиций на поставляемые военному ведомству промышленные изделия, которые таковых еще не имеют.

  1. Правительственной комиссии закончить общий пересмотр технических условий к 1 мая 1930 г.

  2. НКРКИ проверить состояние работы по рассмотрению технических условий и в 2-недельный срок представить в РЗ СТО доклад.

15.  НКРКИ, НКВМ и ВСНХ в 3-месячный срок проверить состояние мобилизационного запаса основных видов военной продукции. РЗ СТО, по мере хода проверки, устанавливать жесткие сроки приведения его в состояние боевой готовности.

Обязать НКВМ улучшить военную приемку с тем, чтобы исключить на будущее время накопление негодного мобзапаса.

  1. Обязать ВСНХ в 1-месячный срок внести на утверждение РЗ СТО промышленное задание по капитальному строительству для всех вновь строящихся и реконструируемых военных заводов.

  2. Тов. КУЙБЫШЕВУ и т. МИКОЯНУ в 10-дневный срок провести срочные мероприятия, обеспечивающие своевременный завоз импортного оборудования по плану 29/30 г. и заказанного в предыдущие годы.

  3. НКТруду во внеочередном порядке обеспечить капитальное строительство военных заводов необходимыми кадрами рабочих.

  4. ГВПУ и ОГПУ проработать все вредительские материалы по капитальному строительству с тем, чтобы в контрольных цифрах 30/31 г. была предусмотрена полная ликвидация вредительства в этой области.

  5. В целях ликвидации остатков контрреволюционной группы специалистов ВСНХ в месячный срок разработать мероприятия по переброске технического персонала с военных заводов на гражданские и обратно.

IV

В целях обеспечения выполнения и перевыполнения производственных программ военной промышленности:

1.  СТО и НКВМ установить реальную и твердую производственную программу военной продукции, не подвергая ее частым изменениям. Впредь задания должны быть даны своевременно (не позже 1/IV предшествующего операционного года), дабы промышленность имела возможность планомерно развернуться.

2.  ВСНХ и ЦК металлистов внести в 2-декадный срок проект перевода на положение мобилизованных некоторых заводов, где по выполнению программы имеются серьезные опасения.

Немедленно дать директиву об освобождении военных заводов на 29/30 г. от мобилизации личного состава на разные кампании (посевная, хлебозаготовительная, колхозная и т.д.).В целях улучшения технического руководства на военных заводах:

1.  ВСНХ и НКТруду в месячный срок мобилизовать инженеров из гражданской промышленности для военных заводов, в первую очередь конструкторов и металлургов.

С этой целью СНК и ЦИК СССР издать постановление о принудительной командировке инженеров на военные заводы и о прикреплении их на известный срок к этим заводам.

2.  Обязать ВСНХ усиленным темпом развернуть сеть военизированных втузов и техникумов до пределов, соответствующих полной потребности военной промышленности и военных производств гражданской промышленности.

  1. Обязать ВСНХ НКПрос и НКТруд из предстоящего выпуска инженеров и техников в первую очередь обеспечить заводы военной промышленности и военные производства гражданской промышленности, независимо от наличия заключенных контрактов и договоров.

4.  Обязать ВСНХ доложить в месячный срок РЗ СТО о ходе привлечения к военным производствам иностранной технической помощи и приглашения ин- специалистов, а также план значительного расширения этого привлечения.

5.   Оргбюро ЦК в месячный срок мобилизовать для военной промышленности ответственных партийных работников (в том числе партийных инженеров и техников) в количестве 50 человек и новую группу военных работников в количестве 20 человек.

Одновременно обязать местные партийные организации командировать определенное количество партийцев для работы на соответствующих заводах военной промышленности.

  1. Предложить ВСНХ добиться решительного перелома в состоянии опытного дела на военных производствах, в кратчайший срок добиться минимальных сроков изготовления и внедрения в производство новых образцов, обеспечить необходимое внимание к опытным работам на военных заводах и упорядочить его путем создания специальных опытных мастерских по важнейшим производствам.

Обязать ВСНХ в месячный срок доложить РЗ СТО о проводимых им мероприятиях во исполнение этих предложений.

Для оздоровления всей военной промышленности срочно командировать членов ЦК и ЦКК на основные военные заводы на срок не менее месяца. В первую очередь они должны наблюдать за проведением мероприятий по ликвидации вредительства, за приведением военных заводов в полную мобилизационную готовность к 1/VII с.г., за выполнением промфинплана 29/30 г. и плана капитальных работ, за определением производственных мощностей предприятий, за фактическим проведением единоначалия и за переведением цехов на хозрасчет.

Секретариату ЦК к следующему заседанию представить список командируемых.

VI1. Директоров заводов: ИОЗа— тов. ЕРШОВА за непринятие своевременных мер по ликвидации последствий вредительства и за срыв производственной программы снять с работы, объявить строгий выговор, лишить права на 2 года занимать ответственные хозяйственные должности.

Директора завода № 50 тов. ДМИТРИЕВА за несвоевременное принятие мер по ликвидации вредительства снять с работы и объявить выговор.

Директору ТОЗа тов. СИТНИКОВУ за недостаточно активное изжитие последствий вредительства объявить выговор, обязав в кратчайший срок выправить это дело.

Директору завода № 42 тов. ШМЫРОВУ за невыполнение программы и плохое состояние завода объявить выговор, предложить в кратчайший срок выправить положение.

2.   ЦК предупреждает всех работников военной промышленности, что впредь все лица, оказывающие своими действиями сопротивление мероприятиям ОГПУ по ликвидации последствий вредительства, будут привлекаться к судебной ответственности.

3.   О ходе исполнения настоящего решения, как и решения ПБ от 15/УН-29 г., ВСНХ доложить через 3 месяца»[80].

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Просмотров: 179


Previous Article
Next Article
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

поддержка

ВКП(б)

Последние сообщения на форуме

Нас много! Нас много! Так же как и великий изобретатель радио Александ … Читать далее
ПассажирыПассажиры После многократного отклонения ресу … Читать далее
А почем нынче души: торговля креп … Знать, мы все безсчастны на свет рождены, Что под власт … Читать далее

Архивы

АВТОРЫ

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x