АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ КОМИТЕТ ТОВ. СТАЛИНА


Пермское дело

Поводом к созданию особого комитета по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти стало «Пермское дело». Расскажем о нем подробнее.

В середине декабря 1918 года армия Колчака смогла захватить город Пермь. В результате, по самым скромным подсчетам, так как «восстановить исчерпывающую картину потерь не представляется возможным ввиду «пропажи» ряда документов и перехода целого ряда причастных к делу советских работников и специалистов на сторону неприятеля» (курсив мой. — Авт.):«По имеющимся данным, мы потеряли: 419 тысяч куб. сажен дров и 2383 тысячи пудов угля, антрацита, торфа; руды и прочего сырья — 66 800 тысяч пудов; главных материалов и изделий (чугун литый, алюминий, олово, цинк и прочее) — 5 миллионов пудов; слитков, болванок и заготовок мартеновских, бессемеровских — 6 миллионов пудов; железа и стали (сортовое, кровельное, проволока, рельсы и прочее) — 8 миллионов пудов; соли поваренной — 4 миллиона пудов; соды каустической, кальцинированной — 255 тысяч пудов; нефти и керосина — 900 тысяч пудов; медикаментов — на 5 миллионов рублей; материальные склады Мотовилихинского завода и Пермских железнодорожных мастерских; осевой парк путей сообщения с большими запасами американских осей; склады Районного управления водного транспорта с ватой, мануфактурой, олеонафтом, с гвоздями, телегами и прочее; 65 вагонов кожи; 150 вагонов продовольствия отдела снабжения армии; 297 паровозов (из них больны 86); более грех тысяч вагонов; около 20 тысяч убитых, взятых в плен и без вести пропавших воинов, 10 вагонов с ранеными воинами; 37 орудий, 250 пулеметов, более 20 тысяч винтовок, более 10 миллионов патронов, более 10 тысяч снарядов… Мы не считаем всей сета потерянной железной дороги, ценных сооружений и прочее»[60]. Понятно, почему падение Перми для большевиков стало катастрофой. Очень большие потери.

Ленин поручил «члену Совета Обороны т. Сталину и председателю Всероссийской Чрезвычайной комиссии т. Дзержинскому» выяснить истинные причины «падения Перми»[61].

Обратите внимание, читатель, на эти две фамилии. Выбор Ленина был не случайным. Именно Сталину и Дзержинскому предстояло в дальнейшем возглавить борьбу с коррупцией в верхних эшелонах власти.

Для исполнения решения В.И. Ленина 1 января 1919 года Центральный Комитет РКП(б) и Совет Обороны создают следственную комиссию в составе И. В. Сталина и Ф. Э. Дзержинского для выяснения причин сдачи Перми. 3 января И.В. Сталин и Ф.Э. Дзержинский выезжают на Восточный фронт и до конца месяца проводят тщательное расследование по «Пермскому делу». 31 января они предоставляют свой отчет Ленину.

Истинные причины сдачи Перми неприятно поразили главу Советского государства. Оказалось, что город фактически сдали местные руководители, чтобы скрыть множество случаев хищений и злоупотреблений. Накануне падения Перми руководство Советской России планировало провести ревизию, и нужно было срочно уничтожить следы преступлений. Сдав Пермь врагу, городские начальники не только избежали ответственности, но и заслужили милость Колчака. Таким образом они сохранили свои головы и наворованное народное добро.

О возможности отхода 3-й советской армии, оборонявшей Пермь, было известно еще в августе 1918 года, за четыре месяца до катастрофы, однако местные власти не только ничего не сделали для эвакуации материальных ценностей города, но повели дело так, что эвакуация фактически вообще не проводилась.

Вот что происходило тогда в Перми (из отчета Сталина и Дзержинского):

«Несмотря на разговоры об эвакуации, начавшиеся еще в августе месяце, для практической организации самой эвакуации ничего или почти ничего не было сделано. Никто, ни одна организация не попыталась призвать к порядку Центроколлегию, которая путалась в ногах у учреждений, вела бесконечные прения о плане эвакуации, но ничего, ровно ничего, не сделала для дела эвакуации (не приготовила даже описи «своих собственных грузов»).

Никто, ни одно учреждение не пыталось организовать действительный контроль над Уральским округом путей сообщения, оказавшимся подозрительно беспомощным в борьбе с искусно организованным саботажем железнодорожных служащих.

Назначение начальника военных сообщений Сто- гова начальником эвакуации, состоявшееся 12 декабря, не подвинуло дело эвакуации ни на шаг, ибо, несмотря на торжественное ручательство Стогова срочно эвакуировать Пермь («ручаюсь головой — эвакуирую все»), у него не оказалось ни плана эвакуации, ни аппарата эвакуации, ни воинской силы для того, чтобы обуздать попытки отдельных учреждений и дезорганизованных воинских частей к беспорядочной, самочинной «эвакуации» (захват паровозов, вагонов и проч.). Результаты: эвакуировалась всякая мелочь, ломаные стулья и прочая рухлядь, в то время как готовые составы с механизмами и частями Мотовили- хинского завода и Камской флотилии, составы с ранеными воинами и запасы редких американских осей, сотни здоровых паровозов и прочее богатство остались не эвакуированными.

Облком и Облсовет не могли не знать всего этого, но они, видимо, «не вмешивались» в это дело…Та же бесхозяйственность и нераспорядительность сказывается в вопросе о взрыве Камского моста и уничтожении оставленного в Перми имущества. Мост был минирован за несколько месяцев до падения Перми, но минировка не проверялась никем (никто не берется утверждать, что минировка была в полной исправности накануне предполагавшегося взрыва).

Более того… не оказалось формального (письменного) приказания об обязательности взрыва или порчи оставленных сооружений и имущества. Этим и объясняется порча (сжигание) большей частью малоценного имущества в порядке частной инициативы (например, вагонов), при оставлении нетронутым весьма важного имущества (мануфактуры, обмундирования и прочего), причем некоторые должностные лица в интересах «предотвращения паники» не позволяли сжигать и взрывать неэвакуированное (эти лица не разысканы)…

Картина общего развала и дезорганизации армии и тыла, бесхозяйственности и безответственности армейских, партийных и советских учреждений дополняется неслыханным, почти повальным переходом целого ряда ответственных работников на сторону неприятеля»1.

Как уже говорилось, большинство перебежчиков во время своего нахождения на советской службе активно использовали свое служебное положение для личного обогащения, а потом при первой возможности вместе с накопленными ценностями сбежали из Советской России на территорию, где работали законы рыночной экономики. Ведь на службу большевикам большинство перебежчиков устроилось явно не

! Отчет Комиссии ЦК партии и Совета Обороны товарищу Ленину о причинах падения Перми в декабре 1918 года // цит. по «Сталин И.В. Сочинения». Т. 4. М., 1947. С. 199—221.

129из-за политических симпатий к коммунистической идеологии. В противном случае они бы с оружием в руках сражались бы за советскую власть, а не перешли бы на сторону противника при первой же возможности.

Возникает и другой вопрос. А может быть, противник заранее заплатил перебежчикам сохранность материальных ценностей? Из материалов дела этого не следует, но ведь Сталин и Дзержинский прямо написали, что расследовать все обстоятельства до конца не удалось.

Самое же главное, что в «Пермском деле» были замешаны не только руководители Перми, но и многие неустановленные лица из более высоких эшелонов власти. Ленин запомнил это, и деятельность Сталина и Дзержинского по борьбе с коррупцией в «верхах» получила потом дальнейшее развитие.

«Максимальная чистка аппарата…»

После окончания Гражданской войны у В.И. Ленина появилась, наконец, возможность вплотную заняться проблемами верхушки государственного аппарата. Выводы и предложения Ленина содержатся в его широко известных работах, получивших название «Политическое завещание» Ильича.

Напомним их некоторые положения. Ленин пишет, например, о неимоверно раздутом государственном аппарате, поглощающем огромные средства, и при этом неэффективно работающем. «Наш аппарат… из рук вон плох». Ленин считал необходимым организовать строгий контроль за действиями государство венного аппарата. Для этой цели в свое время была создана Рабоче-крестьянская инспекция (РКИ, или Рабкрин), но Ленин недоволен ее работой. Он предлагал объединить Центральную контрольную комиссию (ЦКК) партии с РКИ. По мнению Ленина надо было выбрать 75—100 новых членов ЦКК из рабочих и крестьян, которые будут пользоваться всеми правами членов ЦК партии. Всего в Рабкрине должно быть не более 400 служащих «особо проверенных по части добросовестности (Курсив мой.— Прим. авт.) и по части знания нашего госаппарата, а также выдержавших особое испытание относительно знакомства их с основами научной организации труда вообще и, в частности, труда управленческого, канцелярского и т. д.» То есть, говоря современным языком, следовало сделать работу государственного и партийного аппаратов более «прозрачной».

Можно ли было найти таких контролеров среди рабочего класса России? В.И. Ленин уверен, что можно: «Мне думается, что 50—100 членов ЦК наша партия вправе требовать от рабочего класса и может получить от него без чрезмерного напряжения его сил». «Несколько десятков рабочих, входя в состав ЦК, могут лучше, чем кто бы то ни было другой, заняться проверкой, улучшением и пересозданием нашего аппарата».

Помимо требования улучшить работу партийного и советского аппаратов у Ленина можно уловить намек на то, что часть высших партийных и государственных деятелей за годы пребывания у власти «обюрократились», или «обуржуазились». Владимир Ильич, в присущей ему категорической манере, называет их «коммунистической сволочью», «партийными чинушами» и требует безжалостно очищать от них органы власти.

«Лишь посредством максимальной чистки нашего аппарата, — пишет Ленин, — мы в состоянии будем удерживаться наверняка».

Кандидатуры главных борцов с коррупцией уже намечены. В первую очередь, это И.В. Сталин, в 1919 году расследовавший «Пермское дело», а с 1920-го возглавлявший ту самую Рабоче-крестьянскую инспекцию (РКИ), которой Ленин придавал такое большое значение.

«Государево око»

Процитируем размещенный на официальном сайте Счетной палаты РФ документ:

«Деятельность Рабкрина в 1920 году началась, с одной стороны, в обстановке восстановления экономики и развертывания хозяйственного строительства, с другой стороны — при фактическом развале управления, учета и отчетности. В этих условиях Рабкрин направил свою деятельность в первую очередь на наведение порядка в учете, на борьбу с растратами и хищениями. На решение этих задач были направлены проводимые им фактические ревизии.

Фактическая ревизия как форма контрольной работы была введена в практику органов государственного контроля еще в январе 1918 году. Однако порядок и методы осуществления такого рода ревизии получили законодательное оформление лишь в конце ноября 1918 года в «Правилах о предварительной и фактической ревизии хозяйственной, финансовой и промышленной деятельности советских и общественных учреждений и предприятий» от 26 ноября 1918 года. Эти Правила вместе с «Общей инструкцией по Рабоче-крестьянской инспекции» стали регулировать ее ревизионную деятельность.

Фактические ревизии проводились в виде: обследований отдельных учреждений, предприятий или организаций, а иногда и целых отраслей управления;

проверки работ и оборота материальных ценностей, участия в приемках, выдачах, освидетельствованиях, учете товаров.

По своему характеру фактические ревизии делились на постоянные и единовременные.

Постоянная ревизия осуществлялась путем прикомандирования к подконтрольным организациям представителей Рабкрина, которые вели систематическое наблюдение за деятельностью соответствующих организаций и учреждений.

Единовременная фактическая ревизия осуществлялась в виде разовых внеплановых или периодических плановых обследований определенных областей хозяйства или отдельных хозяйственных организаций и учреждений.

На контролера, участвовавшего в фактической ревизии, возлагались обязанности:

всегда быть в курсе хозяйственных планов контролируемого учреждения (или предприятия), наблюдать за всеми его хозяйственными действиями, следить за порядком и способом их выполнения, оценивать достигнутые при этом результаты, как в техническом, так и в экономическом отношении;

отмечать неправильности, упущения, злоупотребления в деятельности агентов и недостатки в организации хозяйственного механизма и фиксировать их путем отобрания письменных справок, составления актов и включения оговорок в акты, составленные по инициативе представителей администрации;

выяснять причины неправильностей и упущений, а также недостатков в организации хозяйственного механизма путем наблюдения, опроса агентов или устройства совещаний;

изыскивать меры к устранению замеченных неправильностей и недостатков, к исправлению их и к предупреждению повторения их в будущем, а также и к уничтожению причин, их вызвавших;

стремиться к быстрому осуществлению этих мер посредством сношений с местной или, когда потребуется, с центральной администрацией, а также с органами инспекции и их отдельными представителями;

проверять правильность предполагаемых и произведенных расходов;

устанавливать и фиксировать с помощью актов или оговорок в актах размер убытков, причиненных государству неправильными действиями агентов;

производить расследования для выяснения лиц, виновных в неправильностях, упущениях и злоупотреблениях, причем в случае необходимости обращаться к соответствующим организациям с требованием их задержания;

привлекать виновных к суду через соответствующие органы;

принимать меры путем воздействия на судебные или административные учреждения (непосредственно или через высшие органы) к тому, чтобы переданные им для разбора дела завершались в кратчайший срок.

При этом «Общая инструкция по Рабоче-крестьянской инспекции» заостряла внимание на проведении ревизии технической и административной деятельности подконтрольных органов. В ней отмечалось, что «при ревизии центр тяжести работ ревизоров должен лежать в области фактического, а не документального контроля: без фактического контроля ревизия работ не только не дает существенных результатов, но и технически невыполнима, например, нельзя удостоверить правильность количества исполненных строительных работ по представлении на ревизию счета, не проверив последнего на месте производства работ».

В обязанность Рабкрину вменялось также представительство для участия в комиссиях по проверке и приему выполненных объектов (построенных зданий и сооружений и т.д.).

Большое внимание в деятельности Рабкрина уделялось так называемым летучим ревизиям и массовым обследованиям.

Летучие ревизии проводились внезапно и охватывали контролируемое учреждение или отрасли государственного хозяйства не в целом, а в определенной их части.

Массовое же обследование в отличие от летучей ревизии стремилось к полному и всестороннему изучению вопроса и производилось при более широком участии временно привлеченных к работе в Рабкрине.

Летучие ревизии осуществлялись силами отдела летучих ревизий при Центральном бюро жалоб. Этот отдел сосредотачивал в своих руках направление и организацию такого рода ревизий на территории всей республики. Находясь при Центральном бюро жалоб, отдел расследовал жалобы на действия органов и должностных лиц, а также содействовал деятельности других отделов Рабкрина и проводил обследования всех учреждений, подконтрольных этим отделам. Летучие ревизии проводились быстро, в большинстве случаев в три-четыре дня. После этого ревизионная группа перебрасывалась на другие объекты, что, в свою очередь, позволяло более рационально использовать силы в условиях недостатка квалифицированных кадров.

Преимущество таких ревизий состояло и в том, что они позволяли немедленно вслед за обнаружением недостатков и злоупотреблений принимать меры к их устранению и тем самым влиять на улучшение работы государственного аппарата.

За 1920 год было произведено 154 летучих ревизии. Они охватили почти все органы центрального управления страны.

В отличие от организации летучих ревизий, подготовка массовых обследований проводилась более тщательно, к ней привлекался дополнительный состав участников.

Фактической ревизии обычно сопутствовала документальная ревизия. Документальная ревизия как самостоятельный вид применялась РКИ для контроля за денежными и материальными расходами. Проверки хозяйственных планов, ревизии исполненных работ и израсходованных материалов являлись одновременно и фактическими, и документальными.

Со временем центр тяжести работы РКИ стал перемещаться с чисто финансового контроля в сторону всесторонней оценки деятельности органов управления, особенно в области административно-хозяйственной. Чисто документальная ревизия в связи с этим стала утрачивать то место, которое она занимала ранее, до образования Рабкрина.

Вместе с этим дальнейшее развитие стала получать предварительная ревизия.

Предварительная ревизия устанавливалась в первую очередь в отношении особо важных расходов и денежных оборотов. Эта ревизия складывалась, как отмечалось в Общей инструкции по Рабоче-крестьян- ской инспекции, из проверки хозяйственных планов работ и предполагаемых денежных расходов.

В соответствии с «Обшей инструкцией» ревизия хозяйственных планов стала осуществляться следующими методами:

участием в комиссиях и совещаниях, посвященных вопросам о производстве всякого рода работ, о выполнении различных мероприятий, об издании тех или иных распоряжений, о преобразованиях в административном аппарате и др., рассмотрением таких вопросов в переписке и составлением по ним отзывов;

собиранием сведений и наведением справок о тех хозяйственных предположениях, для осуществления которых предварительного согласия инспекции не требовалось;

рассмотрением этих сведений и справок, оценка предполагаемых действий и принятие мер к отмене тех из них, которые, с точки зрения инспекции, не могут считаться законными и рациональными.

Участие представителей Рабкрина в обсуждении различных хозяйственных вопросов в комиссиях и на совещаниях давало ей возможность получать необходимые сведения о действительном положении дел в учреждениях и предприятиях, а также материалы для предварительного заключения о законности и целесообразности принимаемых решений. Эти действия значительно облегчали проведение документальных ревизий и позволяли немедленно принимать необходимые меры для предотвращения незаконных и нецелесообразных расходов.

Представители Рабкрина участвовали в работе комиссий и заседаний с правом совещательного голоса и могли высказывать свое особое мнение в случае несогласия с постановлением комиссии или заседания, требуя занесения этого мнения в протокол. С другой стороны, несогласие представителя Рабкрина с мнением большинства не приостанавливало исполнения принятого решения. Исключение допускалось в случае, если представитель Рабкрина требовал отсрочки с целью дополнительного изучения вопроса ввиду его сложности или для доклада более высокой инстанции, а также при заявлении им категорического протеста против постановления, если оно явно противоречило действующим законам.

В условиях восстановления экономики предварительная ревизия, как показала практика 1920—1921 годов, проявила себя достаточно действенным средством против злоупотреблений и бесхозяйственности, явилась важным инструментом упорядочения учета и налаживания работы государственного аппарата».

В связи с необходимостью правового обеспечении деятельности РКИ в марте 1922 года в ее структуру вводится юридический отдел. В Положении о юридическом отделе специально отмечалось, что разъяснения, отзывы и заключения отдела, данные по вопросам деятельности центральных и местных инспекций, обязательны для исполнения, а в случае несогласия с ними — могли быть обжалованы.

«В 1921—1922 гг. были внесены изменения в формы и методы контрольной деятельности Рабкрина.

Если фактическая ревизия в годы Гражданской войны занимала центральное место среди форм контрольной работы, то на этапе мирного строительства ее роль возросла в еще большей степени.

Сложные организационные задачи восстановления народного хозяйства требовали от Рабкрина максимальной активности в оказании помощи хозяйственным органам. Рабкрин стал заниматься прежде всего такими участками хозяйственной работы, как продналог, товарообмен, кооперация, топливо, деятельность крупнейших государственных предприятий, сдача предприятий в аренду, правильная постановка учета складских операций, борьба с хищениями на складах и железных дорогах.

Наряду с этим Рабоче-крестьянская инспекция самое серьезное внимание продолжала уделять вопросам постановки счетоводства и отчетности в государственных учреждениях и предприятиях, вопросам совершенствования управленческого аппарата.

Однако с целью экономии сил пришлось отказаться от посылки в подконтрольные учреждения постоянных представителей Рабкрина. Из этих же соображений такие виды фактических контрольных работ, как участие в приемках, осмотрах и освидетельствованиях были исключены из практики органов РКИ. Отмена предварительной ревизии также была вынужденной мерой. С другой стороны, ее отмена сопровождалась усилением персональной ответственности руководителей за все стороны деятельности подчиненных им предприятий и организаций.

В качестве одного из средств усиления этой персональной ответственности Рабкрина более настойчиво стала применяться передача ревизионных материалов, содержащих констатацию действий преступного характера, соответственно в органы прокуратуры и суда.

…12 ноября 1923 года было утверждено Положение о Народном комиссариате РКИ ЦИК СССР. В соответствии с новым Положением Рабоче-крестьянская инспекция становилась, прежде всего, органом преобразования советского государственного аппарата, на который возлагалась задачи: «обследования и изучения причин преступлений и бесхозяйственности руководителей и сотрудников государственных органов, борьбы с подкупами и взяточничеством» и «борьбы со всякого рода должностными и хозяйственными преступлениями, бюрократизмом и т.п.».

Существенному изменению подверглись и методы деятельности РКИ. Сплошной контроль был заменен обследованием лишь «командно-узловых» пунктов экономики и управленческого аппарата.

Кроме того, было установлено, что РКИ на местах, кроме своих территориальных органов (губернских, областных, районных), имеют органы специализированного назначения.

Рабкрины специализированного назначения организовывались для надзора и инспектирования в области железнодорожного, водного и местного транспорта, органов военного и морского ведомства и крупнейших предприятий промышленности, выделенных из ведения местных административно-территориальных объединений. Они состояли из транспортных РКИ, военно-морских РКИ, промышленных РКИ.

Специализированные инспекции создавались: транспортные — в районах Управлений округов путей сообщения, Управлений или Правлений отдельных железных дорог и государственных паро- ходств;

военно-морские — в местах расположения штабов военных округов, фронтов, армий и корпусов;

промышленные — в центрах, где расположены наиболее крупные промышленные предприятия, находящиеся в ведении СНХ СССР (Донбасс, Грознефть, Азнефть, Югосталь и т.д.).

Транспортные, военно-морские и промышленные РКИ, находящиеся в районе действия РКИ союзных республик, Управлений областных уполномоченных НКРКИ, могли быть объединены с последними в тех случаях, когда районы обслуживания этих специальных инспекций совпадали с районами областных уполномоченных и сами органы специальных РКИ располагались в местах нахождения Управлений областных уполномоченных.

На территориальные органы Рабкрина возлагались инспекционные функции и надзор в области народного хозяйства и управления в пределах административно-территориальных объединений. Они состояли из Народных комиссариатов РКИ союзных республик, Народных комиссариатов РКИ автономных республик и РКИ областей, Управлений областных уполномоченных Наркомата РКИ СССР и РКИ союзных республик, губернских (областных) органов РКИ.

Как правило, местные органы Рабкрина, как территориальные, так и специализированного назначения, не имели никаких особых подразделений в своем штате и состояли из:

руководящего состава — коллегии; инспекторов и инструкторов, непосредственно подчиненных руководящему составу (коллегии, заведующему учреждения);

технического обслуживающего персонала»[62]. В 1923 году, в связи с большой занятостью И.В. Сталина (в 1922 году он был избран генеральным секретарем партии) наркомом РКИ был назначен В.В. Куйбышев. Он пользовался безусловным доверием Сталина и в своей работе руководствовался его указаниями.

Феникс Дзержинский: воевать до конца

Вторым человеком, которому Ленин доверил борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти, был Феликс Дзержинский. Он — единственный из советских руководителей, кто одновременно занимал пост председателя ВЧК — ОГПУ (с октября 1917 года по июль 1926 года) и других ключевых ведомств советской России. Так, с апреля 1921 года по февраль 1924 года исполнял обязанности наркома путей сообщений, а с февраля 1924 года — председателя ВСНХ[63].

Популярность «Железного Феликса» сыграла с ним злую шутку в начале девяностых годов прошлого века. Его свергли с пьедестала почета в прямом и переносном смысле этого слова. Скульптуру, гордо стоящую перед зданием КГБ на площади Дзержинского (сейчас Лубянская площадь), демонтировали в августе 1991 года с помощью подъемного крана под радостное улюлюканье толпы и отвезли в музей городской скульптуры, что рядом с метро «Октябрьская», где эта скульптура находится и сейчас…

2 сентября 1922 года Ф. Э. Дзержинский решением Совета Труда и Обороны был назначен председателем комиссии СТО по борьбе с взяточничеством. Работу этой комиссии, как и в целом органов госбезопасности, курировал лично Сталин. Ему Дзержинский отправлял в это время свои отчеты и предложения. Вот, например, один из таких документов, касающийся, правда, не взяточничества, а спекуляции, но достаточно любопытный по содержанию:

«22 октября 1923 г.

Секретарю ЦК РКП(б) тов. Сталину.

Одним из немаловажных факторов, вздувающих цены на фабрикаты, являются злостные спекулянты, которые своей профессией избрали вздувание цен (особенно валюты) и опутывание своими махинациями трестов и кооперации и их работников. Особенно Москва — местонахождение главнейших трестов, Центросоюза и банков — их привлекает к себе.

Съезжаются сюда со всех концов СССР. Они овладевают рынками, черной биржей. Метод их действия — подкуп и развращение. Если спросите, чем они живут, они вам этого не смогут рассказать, но живут они с полным шиком.

Для них при квартирном голоде в Москве всегда вдоволь шикарнейших квартир.

Это тунеядцы, растлители, пиявки, злостные спекулянты, они-то развращают, втягивая постепенно и незаметно, наших хозяйственников. И когда весь гнев партии обрушивается на развратившихся членов партии, эти господа дальше продолжают искать новых жертв.

Мое предложение: разрешить Комиссии по высылкам расширить свои права на высылку по отношению к этим злостным спекулянтам, принимая к рассмотрению дела в отношении этих элементов по моим докладам.

Я уверен, что в месячный срок мы оздоровим Москву от этих элементов и что это скажется, безусловно, на всей хозяйственной жизни.

Ф. ДЗЕРЖИНСКИЙ»[64].

А вот еще один интересный документ, адресованный Феликсом Дзержинским в Политбюро, а по сути, все тому же Иосифу Сталину:

«В ПОЛИТБЮРО ЦК РКП(б) Декабрь 1923 г.

Несмотря на энергичную борьбу с хозяйственными и должностными преступлениями, число их ни количественно, ни качественно не уменьшается. Один за другим проходят перед судебными органами процессы сотрудников наших государственных и хозяйственных органов в качестве расхитителей и расточителей народного достояния. Результаты этих судебных процессов крайне ничтожны, ибо мы видим, что в тех же гос- и хозорганах, в которых только что была раскрыта «панама», атмосфера хищничества и бесхозяйственности остается неизжитой.

Главной причиной этого является то, что наш судебный процесс заражен неслыханной формалистикой и волокитой, а потому носит характер лотереи, где хищнику и расточителю предоставляется громадное количество шансов или остаться совершенно безнаказанным, или оттянуть репрессию на долгое время и тем самым ослабить ударность процесса, или, наконец, разводнить процесс громадным числом привлекаемых мелких сошек и мелких второстепенных подробностей и тем самым отвлечь от себя удар пролетарской кары.

Между моментом выявления преступления и вынесением приговора проходит столько времени, что самый процесс теряет свое значение… К делу привлекается громадное количество лиц, в отношении каждого из них производится колоссальное количество формальностей следствия; произведенное органами ОГПУ следствие по этим делам Прокуратурой признается обычно только дознанием, не имеющим юридического веса, по нему вновь следователями суда производятся заново все следственные действия. Так проходит от начала следствия до слушания дела обычно около года.

Между тем только быстрая, непосредственно следующая за раскрытием преступления репрессия, и притом репрессия, ударяющая в головку расхитителей и расточителей (Курсив мой. — Прим. авт.), а не закапывающаяся в бесчисленное количество мелких сошек, может дать нам возможность действительной, продуктивной и реальной борьбы с должностными и хозяйственными преступлениями.

Поэтому вношу предложения:

  1. Одобрить настоящий мой доклад.

  2. Дать директиву Верховному суду и судам главных губерний (Москва, Петроград, Харьков, Киев), и прокуратуре, и НКЮсту в делах о хозяйственных и должностных преступлениях свести формальности до минимума с тем, чтобы дела слушались не позже чем в продолжение 1—3 месяцев со дня начала дела.

3.  Предоставить по этим делам ОГПУ и его органам право следственного производства.

4.   Суду слушать эти дела вне всякой очереди, в ударном порядке, в специально подобранном для этого составе.

5.   Не затягивать ведения дела по отношению к главным виновникам выяснением побочных обстоятельств и более мелких соучастников.

  1. Просить ЦКК специально проследить выполнение данной директивы.

Председатель ОГПУ Ф. ДЗЕРЖИНСКИЙ»[65].

В сентябре 1922 года «первый чекист» распорядился начать составлять списки всех советских граждан, чьи расходы превышают официальные доходы. 5 сентября 1922 года он приказал начальнику Экономического управления ГПУ — ОГПУ 3. Б. Кацнельсону:

«Необходимо взяться Вам в порядке ударной (но постоянной) задачи за ведение (совершенно секретно) списка наших нэповских богачей-триллионеров. Сведения через, биржу, госбанк, тресты, осведомителей-спекулянтов и т. д. В списке должны быть сведения: кто такой, на чем нажился, какие дела ведет, где деньги, имущество, с кем имеет дело и т. д.

Поставить разведку также в домах — игры (Эрмитаж) и других злачных местах для выяснения, кто бросает бешеные деньги и откуда их берет.

Разработайте и наметьте план своей работы в этой области и сообщите»[66].

Прошло почти две недели, и 22 сентября 1922 года подразделения госбезопасности на местах получили циркулярное распоряжение о составлении списка нэпманов. Вот его текст:

«Новая экономическая политика, открывшая широкий простор частной инициативе, создала новый класс, класс капиталистов — богачей, предпринимателей, посредников, торговцев, в обиходе называемых нэпманами.

Перед нами стоит необходимость взяться в порядке ударной, но постоянной задачи за ведение секретных исчерпывающих списков всех представителей этого нового класса, наших нэпмановских бога- чей-триллионеров.

Сведения должны собираться Вами по прилагаемой анкете (на каждое лицо составляется отдельная анкета) и подразделяться на следующие категории:

I.  Члены и посетители фондовой биржи (легальной или нелегальной так называемой черной биржи). Эта категория делится на следующие группы: скупщики и продавцы валюты, золота, платины и драгоценностей, а также лица, способствующие вывозу их за границу, владельцы и совладельцы частных кредитных учреждений, ростовщики.

II.   Члены и посетители товарной биржи и оптовые торговцы, владельцы или совладельцы крупных торговых предприятий. Эту категорию следует в свою очередь разбить на группы по роду торговли, например: мануфактурщики, хлебофуражники, жировики, рыбники, бакалейщики и т. д.

III.   Крупные частные промышленники, предприниматели, арендаторы, владельцы, совладельцы промышленных предприятий. Эта категория делится на группы по отраслям производства: металлургия, машиностроение, кожевенное дело и т. д.

Вышеозначенные сведения собрать необходимо, с одной стороны, путем негласных справок от наших госорганов (как, например, Госбанка, Наркомфина, совнархозов, отделов управления и юстиции, податных и налоговых инспекторов и т. д.); с другой стороны, путем секретной агентуры, для каковой цели в агентуру, а также в качестве осведомителей завербовать спекулянтов и биржевиков.

Необходимо для указанной цели взять на учет и под наблюдение все легальные и нелегальные клубы, игорные дома, дома свиданий, крупные кабаре, ночные кафе и т. п. и путем разведки и внутреннего наблюдения отмечать и вести учет всех лиц, бросающих бешеные деньги на кутежи, игру в карты, на женщин и т. п., выясняя затем агентурным путем, откуда они эти деньги берут.

Собираемые таким путем сведения должны Вами разрабатываться на каждое лицо (кроме агентурного), должно заводиться литерное дело и ежемесячно необходимо направлять в Эконуправление ГПУ сведения о важнейших лицах, взятых на учет.

Разработка должна вестись Вами в таком направлении, чтобы в конечном итоге выявить и иметь список новых нэпманов-триллионеров и полную картину того, на чем и каким образом они нажили свой капитал. Выступив на арену экономической жизни вместе с нэпом, к тому же выступив без всякого капитала или с ничтожно уцелевшим остатком своего капитала, они, благодаря умению использовать все обстоятельства и не гнушаясь никакими средствами (казнокрадство, обман, подлог, взяточничество и проч.), перекачали из кармана государства в свой громадные богатства»1.

Анкета

ВопросыОтветы
Фамилия, имя, отчество Адрес

Местный или приезжий, откуда приехал и когда

 

 

1 Циркулярное письмо о составлении списка нэпманов. 22 сентября 1922 года // Цит. по: Ф. Э. Дзержинский — председатель ВЧК — ОГПУ 1917—1926. — М., 2007. С. 438—439.

 

 

Какой имел капитал, когда и чем занимался до революции

Какой имеет капитал в настоящее время

 
В чем состоит его капитал (деньги, имущество движимое, предприятия, ценности) 
Какие у него предприятия, где, адрес 
Где хранит деньги, ценности (дома, в банках, каких, русских или за границей) 
На чем и как нажил свой капитал 
Пользуется ли кредитами, имеет ли ссуды, долги 
Примечания: 

 

Через три дня после издания процитированного выше документа Феликс Дзержинский подписал приказ ГПУ № 230 от 25 сентября 1922 года. В нем он не только приказал активизировать деятельность секретно-агентурного аппарата, но и начать ликвидацию . взяточников. Фактически «первый чекист» продемонстрировал подчиненным, зачем нужно было собирать информацию о коррупционерах.

«В целях проведения подготовительных мер по борьбе со взяточничеством Экономическому управлению, Транспортному и Особому отделам ГПУ по принадлежности приказываем:

  1. В Центре и на местах развить деятельность секретно-агентурного аппарата, для чего:

а) задания секретным осведомителям и агентам направить в сторону выяснения лиц, преимущественно крупных, берущих, дающих, посредничествующих в деле взятки и знающих об этом, а также выяснения организационных недочетов в учреждениях, способствующих волоките и взяточничеству;

б) ввести в очаги взяточничества секретных агентов и дать им задание в том же направлении;

в)  в целях возможно скорейшего продвижения дел о взяточничестве направлять их в судебные места по подсудности с точным соблюдением установленных законом процессуальных сроков (не более месяца, ст. 107 Уг.-процесс. кодекса, и двух месяцев при предварительном следствии, ст. 7 Положения о ГПУ), выделив для этого в каждом губернском и областном органе ГПУ особую группу наиболее опытных следователей и по возможности сократив вдвое допускаемый законом срок, т. е. до двух недель при дознании и месяц при следствии;

г) произвести срочную разработку агентурных материалов, в которых подозревается взяточничество;

д) выделить ударную группу разведчиков для проведения операций, связанных с разработкой агентурных дел о взяточничестве;

е) усилить финансирование секретных операций по борьбе со взяточничеством.

2.  Развить деятельность следственного аппарата:

а)  выделить особо опытную и исполнительную группу активников для проведения операций по делам о взяточничестве (техническое выполнение обысков, выемок, ареста и проч.);

б) выделить часть транспортных средств для производства по делам о взяточничестве операций во всякое время дня и ночи;

в)  выделить экспедиционные средства для срочного доставления повесток, вызовов и вообще для связи в течение круглых суток.

3.  Подготовить для опубликования в прессе суть наиболее крупных дел, бывших в производстве органов ГПУ (ЧК), и вынесенных по ним приговоров, а также подготовить к опубликованию наиболее характерные дела, раскрытые органами ГПУ и переданные в судебные учреждения.

Кроме того, подготовить списки лиц, которые когда-либо привлекались за взяточничество, в настоящее же время работающих в госучреждениях.

  1. Организовать широкий прием заявлений о взяточничестве.

  2. При обэкосо, губэкосо будут созданы специальные комиссии по борьбе со взяточничеством, установите контактную работу с этими комиссиями через представителей органов ГПУ в этих комиссиях.

6.  Наметить группы сотрудников, на которых комиссиями по борьбе со взяточничеством в период проведения кампании будут возлагаться ревизионные функции.

7.  Деятельность органов ГПУ должна охватить в первую очередь НКПС, ВСНХ, НКВТ, НКПрод, Центросоюз и НКВД (по коммунхозу и милиции), а также торговые фабрично-заводские и посреднические органы этих ведомств на местах.

Подсудными по статьям о взяточничестве считаются не только лица, дающие или берущие взятку, но и лица, которые знают об акте взятки и по служебному положению могут и обязаны были бы принять меры для немедленного пресечения; этих лиц рассматривать как виновных в укрывательстве.

Настоящий приказ принять к исполнению в порядке ударности. За точное и неуклонное исполнение его ответственны персонально ПП ГПУ и начальники губотделов ГПУ, если последние не подчинены ПП ГПУ.Одновременно с сим рассылаются инструкции по борьбе с взяточничеством органами НК РКИ и НКЮ, с коими предлагается согласовать свои действия на местах»[67].

Таким образом, были намечены все необходимые мероприятия по борьбе с коррупцией в «верхах». Нити, ведущие от высокопоставленных коррупционеров к их подельникам, были в руках Сталина и Дзержинского. Казалось, в ближайшее время преступники предстанут перед судом. Но внезапно борьба обострилась…

Смерть Ленина

Как мы уже сказали, именно на Сталина Ленин возложил основную тяжесть борьбы с коррупцией, именно Сталина он считал достойным продолжателем своего дела. Это вроде бы расходится с общеизвестной характеристикой Сталина, данной Владимиром Ильичом в письме к XII съезду ВКП(б) от 24 декабря 1922 г., и особенно с дополнением к этому письму, в котором говорится о «грубости», «нетерпимости» Сталина и т.д.

Но так ли это? Предоставим слово историку Р.К. Баландину[68].

«Это письмо странным образом расходится с тем, что мы знаем об отношениях Ленина и Сталина в 1922 году.

[В конце года]Ленин и Сталин несколько раз встречались и долго беседовали (например, 6 декабря — почти два часа)… Их отношения тогда не были омрачены никакой размолвкой.

Диктуя письмо к съезду, Ильич не обмолвился о грубости Сталина, а лишь высказал сомнение, что тот сумеет всегда достаточно осторожно пользоваться имеющейся у него властью Генерального секретаря. Почему же через десять дней он вдруг резко заговорил о грубости Сталина? Известно, что за этот срок он никакими делами не занимался. Не могло же это быть беспричинным спонтанным решением, объяснимым только лишь его болезненным состоянием? В такое трудно поверить.

Конечно, мы говорим не о письме как таковом, а о диктовке, и возможно сумбурной. Запись почти наверняка редактировали сначала секретарша, затем жена, а там и сам автор. Тем более удивительно, что, скажем, Крупская не стала отговаривать мужа, по крайней мере, смягчить формулировки. Да и как-то странно выглядит большое дополнение к письму, посвященное вопросу, который сам автор считает мелочью (или полагает, вполне резонно, что так считают другие)…

Мягкий, вежливый, терпимый и внимательный к товарищам, «некапризный» руководитель вряд ли благодаря этим качествам сможет преодолеть внутрипартийные разногласия. Помнится, Ленин и сам ненавидел соглашателей.

Предположим, все перечисленные Лениным недостатки характера Сталина (которые могут «показаться ничтожной мелочью») действительно существовали. А во всех других отношениях Генеральный секретарь вполне достоин своего поста. И предлагается подобрать кого-то другого, обладающего всеми его главными достоинствами без мелких недостатков. Как тут поступить, если новая кандидатура не названа?

Полагаю, в таком случае любое собрание примет решение не производить никаких замен и обяжет руководителя внимательней контролировать свое поведение, не допускать грубостей (об оскорблениях речи нет), быть деликатнее и т. п.

Итак, судя по всему, одной из загадок «завещания Ленина» следует считать его дополнение к письму с предложением избрать нового генсека по причине грубости Сталина. Эта мысль пришла ему в самом начале 1923 года, не раньше. Наиболее разумное предположение: кто-то подсказал Ильичу эту мысль. Кто и зачем?

Причина ясна: желание снять Сталина с высокого поста. Кем заменить? Наиболее вероятной кандидатурой был бы Троцкий.

Но кто имел в ту пору доступ к Ленину и мог повлиять на него? К тому времени у Крупской со Сталиным был пренеприятный разговор. Однако, судя по имеющимся сведениям, в начале года она умолчала о конфликте… Не исключено, что, несмотря на запрет врачей, кто-то информировал Ленина об этом. Кто? Скорее всего, секретарь Гляссер. Весьма вероятно, она симпатизировала Троцкому, у которого были неплохие отношения с ее мужем Сухановым.

И вот 5 марта у Ленина произошло резкое и решающее обострение болезни, теперь уже без сколько- нибудь значительных улучшений в дальнейшем. Вряд ли можно сомневаться, что не случайно это событие совпало с гневным письмом Сталину, которое он тогда начал писать, но отложил, сказав, что у него сегодня что-то плохо выходит.

6 марта, закончив письмо Сталину, Ленин почувствовал себя плохо. Надежда Константиновна просила секретаря не пересылать письмо (возможно, она считала, что инцидент исчерпан, и не желала вновь обострять отношения с Иосифом Виссарионовичем). Однако на следующий день Володичева, переговорив с Каменевым, настояла на том, чтобы распоряжение Владимира Ильича было выполнено.

Итак, судя по всему, известие о конфликте Сталина с Крупской, полученное Лениным с опозданием на два месяца, нанесло сильный удар, прежде всего, по нему. Вряд ли Надежда Константиновна, по какой-то непонятной причине вдруг припомнив давнюю обиду и решив отомстить Генеральному секретарю, рискнула бы пожертвовать ради такого сомнительного удовольствия здоровьем мужа…

Так кто же и ради чего решился нанести «двойной удар» — и по Ленину, и по Сталину? Точнее даже так: невзирая на возможные тяжелые последствия для здоровья Ленина, восстановить его против Сталина, чтобы снять его с поста Генерального секретаря партии на предстоящем съезде ВКП(б)?

А может быть, Сталин из опасения, что из-за ленинской рекомендации, изложенной в письме к съезду, будет лишен поста генсека, специально использовал свой конфликт с Крупской для того, чтобы нанести смертельный удар по ее мужу? Некоторые авторы вполне серьезно оценивают такую возможность как весьма вероятную. При этом они ссылаются на страшное коварство, бесчеловечную жестокость и восточную хитрость Иосифа Виссарионовича.

Данная версия выглядит, по меньшей мере, глупой. Как при всем своем хитроумии мог этот злодей предугадать резкое ухудшение здоровья Ильича после получения им известия о ссоре Сталина и Крупской? Созвал предварительно консилиум врачей? Тут ведь надо было действовать наверняка. Проще всего было предугадать возмущение Ильича. Кстати, так и произошло; сначала возмущенное письмо, а только затем нервный срыв и ухудшение здоровья.

Учтем и то, что Ленин не счел нужным писать дополнительное письмо к съезду, а ограничился сугубо личным частным посланием. О том, что Сталин груб и способен злоупотреблять властью, он написал раньше.

Но главное даже не это. Ведь Владимир Ильич вовсе не собирался обнародовать свое «завещание» (кажется, это Надежда Константиновна уже после его смерти назвала данные документы политическим завещанием Ленина). Следовательно, Сталин был заинтересован в том, чтобы здоровье Ильича не ухудшалось, ибо в противном случае «завещание» было бы опубликовано. При этом Сталину было целесообразно как можно мягче обходиться с Крупской и ни в коем случае не вступать в конфликт с Лениным.

Если бы Сталин подозревал Крупскую в кознях против него, или же она считала его виновным, хотя бы отчасти, в обострении болезни Ленина, то после его смерти отношения между ними стали, по меньшей мере, натянутыми. Этого не произошло. Судя по всему, она не была злопамятной и полагала, что былой конфликт со Сталиным давно исчерпан.

Крупская в конце 1924 года, написав первые главы воспоминаний о Ленине, послала рукопись Сталину. В сопроводительной записке призналась: «Это я написала с маху и, признаться, не могла перечесть… Напишите, пожалуйста, что думаете… Простите, что обращаюсь к Вам с этой личной просьбой, но что-то не могу сама решить. Но писать воспоминания я могу только так».

Ответ Сталина: «Надежда Константиновна! Прочитал Ваши воспоминания залпом и с удовольствием. Нужно обязательно напечатать, по возможности без изменений»…

Вновь повторю: конфликт тяжелобольного лидера партии и государства с генсеком был выгоден, прежде всего, если не единственно, Льву Давидовичу. Он понимал, что если на предстоящем съезде не удастся снять Сталина, то тот еще более укрепит свою власть и постарается в скором времени окончательно подорвать его позиции в партийном руководстве. Другого благоприятного момента сохранить свой авторитет и подняться на высшую ступень в партийной иерархии у Троцкого могло и не быть».

Далее Р.К. Баландин подробно описывает ту ожесточенную борьбу, которую Троцкий вел против Сталина еще при жизни выбывшего из строя Ленина, в 1923 году, и сразу после смерти основателя советского государства. Да, Троцкому и его приспешникам было что терять…

Убийство Дзержинского

По настоянию И.В. Сталина Президиум ЦИК СССР назначает Ф. Э. Дзержинского председателем комиссии по организации похорон В. И. Ленина. Это сразу поднимает значение Дзержинского в иерархии власти, но и создает смертельную опасность для него.

Однако, невзирая ни на что, в 1924—1925 гг. Феликс Дзержинский продолжает бороться с высокопоставленными коррупционерами. 1 января 1926 года Ф. Э. Дзержинский на Пленуме ЦК ВКП(б) выступает с речью, в которой разоблачает лидеров «новой оппозиции» (почти все фамилии уже знакомы нам по первым главам этой книги). 9 июля 1926 года Дзержинский на совещании ответственных работников ВСНХ СССР произносит речь «На борьбу с болезнями управленческого аппарата». 14—20 июля 1926 года Дзержинский участвует в работе объединенного Пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), где прямо говорит о вопиющих злоупотреблениях высших должностных лиц. 20 июля 1926 года в 16 час. 40 мин. Ф. Э. Дзержинский скоропостижно скончался…

Напомним, что в своей последней речи 20 июля 1926 года Феликс Дзержинский подверг резкой критике Г. Пятакова, Л. Каменева и других высоких политиков. Критика Феликса Дзержинского не была услышана, из-за нервного срыва ему стало плохо. В тот же день он скончался от сердечного приступа. Говоря другими словами, «умер на боевом посту».

Эта версия вроде бы подтверждается записями медицинских наблюдений и рекомендациями врачей.

Так, например, в середине 1926 года врачи дали Феликсу Дзержинскому такие рекомендации:

«Если пациент сам себя не будет беречь, и его не будут беречь, то припадки [сердечные] вновь возобновятся.

Умерить страстность в работе, много спать, отдыхать не менее 8 часов, после обеда отдыхать 1 час, не засыпая, 2 раза в год отпуск не менее 4 недель, каждый с пребыванием на Кавказе, который оказал уже благодетельное влияние»[69].

Узнаем теперь аргументы тех, кто считает, что Феликса Дзержинского отравили. Впервые об этом заговорили в Советской России в середине двадцатых годов прошлого века. Понятно, что тогда это были только слухи, хотя, как говорится «дыма без огня не бывает».

Во-первых, умерший был верным союзником И.В. Сталина. Поэтому убить его могли лишь противники Сталина. В середине двадцатых годов прошлого века — это Лев Троцкий и его сторонники. В качестве доказательства сторонники версии убийства Дзержинского ссылаются на показания участников многочисленных судебных процессов.

Во-вторых, косвенный намек на насильственную смерть Дзержинского есть в мемуарах непосредственного участника тех событий — Анастаса Микояна:

«Летом 1925 г. я с женой и двумя малыми детьми был в доме отдыха «Мухалатка», который находится недалеко от Фороса в сторону Ялты. Я застал там Дзержинского с женой, Фрунзе с женой, которая была больна туберкулезом, старого революционера Феликса Кона с женой и некоторых других. Фрунзе был страстным охотником, поэтому он вскоре уехал в Азербайджан, в ленкоранские степи. Он рассказывал, что там были замечательные места для охоты.

С Дзержинским до этого я был знаком по деловым встречам. Здесь же мы сблизились, виделись ежедневно, гуляли в замечательном парке вокруг дома отдыха. Во время прогулок много беседовали. Настроение у всех было хорошее, отдыхали отлично…

Дзержинский уезжал с отдыха окрепшим, успокоенным.

Мы действительно хорошо отдыхали. Тогда еще не было таких острых политических проблем в партии, которые волновали позже. И хотя в нашей памяти свежи были впечатления от потрясшего нас горя, когда мы потеряли Ленина, мы были удовлетворены тем, что ленинские идеи все глубже проникали в народные массы, что ленинская линия одержала победу над троцкистской линией, что партия объединилась и все руководящие деятели партии (кроме Троцкого и его сторонников) сплоченно проводили ленинскую линию построения социализма в стране.

Однако осенью 1925 г. в Москве сначала в узком кругу Зиновьев и Каменев подняли знамя левой оппозиции… Это дело подогревалось больше Зиновьевым, который чувствовал, что почва все больше уходит из- под его ног. Он старался закрепить свое положение в руководстве. Его целиком поддерживала Ленинградская партийная организация, которой он руководил. Москва шла за Каменевым, поскольку Каменев руководил Московской партийной организацией.

Дзержинский… не терпел Зиновьева и Каменева, считал их очень опасными для партии и, видимо, предвидел, что дело может кончиться плохо. Он считал, что они играют такую же роль, как это было в условиях кризиса советской власти во время Кронштадтского восстания в 1921 г.

Человек эмоциональный, вспыльчивый, Дзержинский на заседании молчал (речь идет о заседании Оргбюро ЦК, на котором сторонники Сталина пытались призвать «зиновьевцов» к порядку, а те в ответ разразились потоком грубых обвинений и демонстративно покинули зал заседания. — Авт.), сдерживая свое возмущение, но чувствовалось, что он мог взорваться в любую минуту. Когда после заседания он в тесной раздевалке оказался рядом с Надеждой Константиновной, то не выдержал и сказал: «Вам, Надежда Константиновна, должно быть очень стыдно как жене Ленина в такое время идти вместе с современными кронштадтцами (Н.К. Крупская встала на сторону Зиновьева и Каменева в их конфликте со Сталиным. — Авт.). Это — настоящий Кронштадт». Это было сказано таким взволнованным тоном и так сильно, что никто не проронил ни слова: ни мы, ни Надежда Константиновна. Продолжали одеваться и так же молча разошлись в очень удрученном состоянии.

После этого заседания мы зашли к Сталину. В разговоре я спросил, чем болен Рудзутак, серьезна ли болезнь, так как на заседании его не было. Сталин ответил, что Рудзутак фактически не болен. Он нарочно не пошел на это заседание, потому что Зиновьев и Каменев уговаривали его занять пост генсека. Они считали, что на этом заседании им удастся взять верх и избрать нового генсека. По всему видно, что Рудзутак с этим согласился и не пришел на заседание, чтобы не быть в неловком положении, не участвовать в споре ни с одной, ни с другой стороной, сохранив таким образом «объективность», создать благоприятную атмосферу для своего избрания на пост генсека как человека, входившего в состав Политбюро, а не «группи- ровщика».

…Объединенный Пленум ЦК и ЦКК в июле 1926 г. был последним партийным форумом, в котором принимал участие Ф.Э. Дзержинский. Это было время, когда старая троцкистская оппозиция объединилась с новой зиновьевской в одну группировку, развернувшую борьбу против ЦК партии и Сталина.

На пленуме было 11 членов ЦК, входивших в этот троцкистско-зиновьевский блок, что предопределило прямые столкновения по ряду острых политических вопросов. Каменев как нарком внутренней и внешней торговли и кандидат в члены Политбюро делал основной доклад. Сразу же после Каменева выступил Пятаков… Произвольно используя финансово-хозяйственные расчеты, он пытался доказать… неправильность политики партии в хозяйственной области.

…Выступление Дзержинского было резким, острым — он не мог говорить спокойно. Речь его прерывалась частыми репликами со стороны оппозиции — Пятакова, Каменева, Троцкого. Дзержинский доказал, что все те доводы, которые приводила оппозиция, основаны не на фактических данных, а на желании во что бы то ни стало помешать той работе, которую ведут Пленум и Политбюро.[Каменев] в своем заключительном слове снова допустил грубые нападки на Дзержинского, который очень близко к сердцу принял эти выпады. Дзержинский почувствовал себя плохо и, не дождавшись конца заседания, вынужден был с нашей помощью перебраться в соседнюю комнату, где лежал некоторое время. Вызвали врачей. Часа через полтора ему стало получше, и он пошел домой.

А через час после этого его не стало…

Членам ЦК и ЦКК, собравшимся на вечернее заседание, было объявлено о смерти Дзержинского. Заседание было прервано, работа пленума приостановлена.

22 июля состоялись похороны Дзержинского. Весь состав объединенного Пленума провожал гроб с телом Дзержинского от Дома Союзов на Красную площадь…»[70].

Обратите внимание, у Микояна четко говорится о том, что Дзержинскому после сердечного приступа (или нервного кризиса?) «часа через полтора» стало лучше, и Феликс Эдмундович самостоятельно пошел домой, «а через час после этого его не стало…».

Но, может быть, «паралич сердца» (официальная причина смерти) произошел уже дома как следствие перенесенного нервного потрясения? Такое возможно, если бы не прямо-таки удивительная картина, возникающая из описания результатов вскрытия тела Ф.Э. Дзержинского и ставящая под сомнение официальную причину его смерти.

Вот это описание.

«21 июля 1926 г. с 0.30 до 1.30.

Протокол вскрытия тела Ф. Э. Дзержинского, скончавшегося 20 июля в 16.40.

Анатомический диагноз: резкий общий артериосклероз с преимущественным поражением венечной артерии сердца. Артеросклероз аорты. Гипертрофия левого желудочка сердца. Острое застойное полнокровие внутренних органов.

Заключение: Основой болезни т. Дзержинского является общий артеросклероз, особенно резко выраженный в венечной артерии сердца.

Смерть последовала от паралича сердца, развившегося вследствие спазматического закрытия просвета резко измененных и суженных венечных артерий. Вскрытие производил

проф. А. И. АБРИКОСОВ Присутствовали: проф. В. ЩУРОВСКИЙ проф. Д. РОССИЙСКИЙ проф. М.ДИТРИХ В. РОЗАНОВ А. КАНЕЛЬ А. ЗЕЛЕНСКИЙ ОБРОСОВ»[71].

Еще раз прочитайте анатомический диагноз. А теперь вспомним, что Дзержинский еще с 1901 года был болен туберкулезом. Вот что записал он в дневнике тогда: «Температурил, слабость разлилась по всему телу. Ночью просыпался от удушья, в липком поту… туберкулез».

В мае 1917 года, после освобождения из Бутырской тюрьмы, его здоровье резко ухудшилось, снова давал себя знать туберкулез. В 1925 году он жаловался на слабость, кашель, выделение «желтой мокроты» при кашле.

Так вот, в теле туберкулезника не было найдено ни одного следа этой тяжелой болезни. Прибавьте к этому, что по неизвестным причинам не вскрывался череп и не исследовалось мозговое вещество. А без этого невозможно поставить точный диагноз.

Вообще, возникает ощущение, что вскрытие производилось кое-как, наспех, — и уж точно никто не искал в теле Дзержинского следов яда, о таких поисках в описании вскрытия и речь не идет.

Понятно, что подобная работа патологоанатомов была на руку врагам Дзержинского, но почему И. В. Сталин не настоял на более тщательном исследовании, более того, он тоже поддержал версию о сердечном приступе как причине смерти Ф.Э. Дзержинского, говорил в надгробном слове о том, что Дзержинский «сгорел» на работе? Это объясняется той обстановкой, в которой оказался Сталин после смерти Ленина и Дзержинского…

Трагедия и триумф И.В. Сталина

Как уже упоминалось ранее, с 1923 года, после того как Ленин выбыл из строя, Троцкий начал бешеную атаку на Сталина. В эти же годы начинается роковая полоса трагических смертей тех людей, которые были близки к Сталину и имели влияние в руководстве страны. Дзержинский ушел из жизни в 1926 году, но уже годом ранее погибли А.Ф. Мясников, Г.И. Котовский, М.В. Фрунзе. Первая фамилия сейчас мало кому известна; Котовского помнят как лихого командира Красной армии, а в царское время — народного атамана, разорителя помещичьих гнезд; о Фрунзе часто вспоминают как о прототипе произведения Б. Пильняка «Повесть непогашенной луны». Между тем, все трое имели самое непосредственное отношение к борьбе Сталина против троцкистов.

А.Ф. Мясников, например, был одним из виднейших партийных деятелей и соратников Сталина. Краткая биография Мясникова из советского энциклопедического словаря (М., 1947) приводится далее.

«Александр Федорович Мясников (Мясникян). Советский государственный и партийный деятель, литератор, соратник В.И. Ленина и И.В. Сталина.

Родился 28 января (9 февраля) 1886 году в Нахичевани-на-Дону в семье мелкого торговца.

С1901 участник гимназических нелегальных кружков в Нахичевани, затем в Москве; в революционном движении с 1904.

В 1903 году окончил семинарию.

В 1904 году принимал активное участие в революционном движении в Нахичевани. К концу года перебрался в Москву и продолжал своё революционное дело там.

В 1906 году окончил Лазаревский институт. Вступил в РСДРП (большевиков). В этом же году был арестован и выслан в Баку, где работал в революционных организациях вплоть до 1908 года.

С 1909 по 1914 годы вел работу революционных организаций Тифлиса.

В 1911 окончил юридический факультет Московского университета.

С 1912 по 1914 годы работал в Москве помощником присяжного поверенного, занимался литературной и пропагандистской деятельностью.

С 1914 года в армии, вел революционную пропаганду среди солдат.

После Февральской революции 1917 член фронтового комитета Западного фронта.

После Октябрьской революции минский съезд Советов солдатских депутатов Западного фронта избирает его командующим фронта. Впоследствии, некоторое время исполнял обязанности Верховного главнокомандующего вооруженными силами Советской России.

Делегат 6-го съезда РСДРП(б), выступал с докладом о положении на Западном фронте.

С1917 по 1918 годы был председателем Северозападного областного комитета партии. Один из организаторов и редактор большевистской газеты «Звезда» в Минске (издавал ее совместно с М.В. Фрунзе).

Весной 1918 командующий Поволжским фронтом против белочехов.

В 1919 году состоял председателем Центрального бюро компартии Белоруссии и председателем ЦИК Белоруссии, а в 1919—1920 годах секретарем Московского Комитета РКП(б).

С1919 по 1921 годы военный организатор при МК РКП(б), затем секретарь МК.

Летом 1920 года был назначен начальником политуправления Западного фронта.

Вначале мая 1921 года Мясникян был направлен на работу в Армению по решению Центрального Комитета РКП(б), признавшего необходимым укрепить партийное и советское руководство республики. Мясникян работает председателем СНК и наркомом по военным делам Армянской ССР, одновременно заместитель председателя СНК ЗСФСР, член Кавказского бюро ЦК РКП(б).

С 1922 председатель Союзного Совета ЗСФСР, затем 1-й секретарь Закавказского краевого комитета РКП(б). Одновременно был редактором газеты «Заря Востока», член РВС СССР, член Президиума ЦИК СССР. На 12-м и 13-м съездах избирался кандидатом в члены ЦК РКП(б).

Погиб 22 марта 1925 г. при аварии аэроплана».

Как следует даже из этих скупых строк, А.Ф. Мясников действительно играл огромную роль и в партийном, и в государственном, и в военном руководстве Советской России, а также Закавказской Федерации. Являясь верным соратником Сталина, он последовательно проводил его линию на всех участках своей работы; очень важным было то обстоятельство, что Мясников входил в РВС СССР, то есть был одним из военных вождей Советского Союза. Запомним это.

Теперь перейдем к биографии Г.И. Котовского (из материалов электронной энциклопедии «Википе- дия»):

«Григорий Иванович Котовский родился 12 (24) июня 1881 года в селе Ганчешты (ныне город Хынчешты Молдавии), в семье заводского механика. Григорий Котовский окончил сельскохозяйственное училище, работал помощником управляющего и управляющим имением. За защиту батраков Котовский был арестован в 1902 и 1903 годах. Во время русско-японской войны в 1904 году он не явился на призывной пункт. В 1905 его арестовали за уклонение от военной службы и направили в Костромской пехотный полк.

Вскоре он дезертировал и организовал отряд, во главе которого совершал нападения на помещичьи имения, уничтожал долговые расписки крестьян, раздавал отобранное у помещиков добро беднякам. Крестьяне оказывали отряду Котовского помощь, укрывали его от жандармов, снабжали продуктами, одеждой, оружием. Благодаря этому его отряд долгое время оставался неуловимым, а о дерзости совершаемых им нападений ходили легенды. Котовский неоднократно арестовывался, а в 1907 году был пригово- рен к 12 годам каторги. Бежал из Нерчинска в 1913, скрывался, работая грузчиком, чернорабочим. В начале 1915 года снова возглавил в Бессарабии вооруженный отряд.

В 1916 году его приговаривают к смертной казни, которую заменяют пожизненной каторгой. В мае 1917 года Котовского условно освобождают и направляют в армию на Румынский фронт. Там он становится членом полкового комитета 136-го Таганрогского пехотного полка. В январе— марте 1918 года командовал Тираспольским отрядом, с июля 1919 — одной из бригад 45-й стрелковой дивизии. В ноябре 1919 года в составе 45-й дивизии участвовал в обороне Петрограда. С января 1920 года командовал кавказской бригадой, воюя на Кавказе, Украине и на советско-польском фронте. В апреле 1920 года вступил в РКП(б).

С декабря 1920 года Котовский — начальник 17-й кавказской дивизии. В сентябре 1921 года Котовского назначают начальником 9-й кавказской дивизии, в октябре 1922 — командиром 2-го кавказского корпуса.

Г.И. Котовский был убит (застрелен) 6 августа 1925 года при невыясненных обстоятельствах.

Похоронен в Бирзуле (ныне город Котовск Одесской области). Тело Котовского было забальзамировано и помещено в мавзолей его имени. При румынской оккупации мавзолей был разрушен, от забальзамированного тела сохранилась лишь небольшая часть.

Котовский награжден тремя орденами Красного Знамени и Почетным революционным оружием. Три города Советского Союза были названы его именем».

Добавим к этой биографической справке еще несколько слов. С 1920 года Котовский был знаком со Сталиным, еще ранее — с Фрунзе. В 1925 году Котовский был одним из тех военных, кто полностью поддерживал линию Сталина в армии. Не случайно, Фрунзе, сменивший Троцкого на посту Председателя РВС (то есть фактически главнокомандующего всеми вооруженными силами СССР), планировал перевести Г.И. Котовского в Москву на должность своего заместителя.

И тут Г.И. Котовского убивает «при невыясненных обстоятельствах» его подчиненный Зайдер Мей- ер, да еще кто-то распускает гнусную сплетню, что Котовский был убит якобы из-за своих любовных похождений (на самом деле Григорий Иванович был примерным мужем и отцом).

Таким образом, в марте 1925 г. погиб член РВС А.Ф. Мясников, а уже в августе того же года погибает другой сторонник И.В. Сталина — Г.И. Котовский, который тоже должен был занять высокую должность в РВС.

В октябре 1925-го наступает очередь М.В. Фрунзе. Приведем и его краткую биографию:

«Михаил Васильевич Фрунзе (1885—1925), деятель революционного движения, советский военачальник. Родился 21 января (2 февраля) 1885 в Пишпеке Семиреченской области в семье военного фельдшера, молдаванина. Учился в Петербургском политехническом институте (не окончил). В 1904 вступил в РСДРП, большевик. В мае 1905 руководил Иваново-Вознесенской стачкой. За революционную деятельность дважды приговаривался к смертной казни. Каждый раз смертная казнь заменялась пожизненной ссылкой.

С 1916 вел пропаганду на фронте. После Февральской революции 1917 года начальник милиции Минска, председатель Совета крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, член комитета Западного фронта (вместе с А.Ф. Мясниковым. — Прим. авт.). С сентября 1917 председатель исполкома Совета и комитета РСДРП(б) в Шуе. В начале 1918 председатель Иваново-Вознесенского губкома РКП(б), гу- бисполкома, губсовнархоза, военный комиссар. С августа 1918 военный комиссар Ярославского военного округа. С февраля 1919 командовал 4-й, в мае — июне 1919— Туркестанской армиями. С марта 1919 одновременно командовал Южной группой армий Восточного фронта. С июля 1919 командующий Восточным фронтом, войска которого наступали против армии А.В. Колчака и освободили Северный и Средний Урал. С августа 1919 по сентябрь 1920 командующий Туркестанским фронтом. Войска Туркестанского фронта в ходе успешно проведенной Актюбинской операции овладели Южным Уралом и восстановили связь с Туркестаном, ликвидировали красноводскую и семире- ченскую группировки белых.

С сентября 1920 командующий Южным фронтом, войска которого отразили наступление войск П.Н. Врангеля на Донбасс, нанесли им крупное поражение в Северной Таврии, а в ноябре провели Перекопско-Чон- гарскую операцию и овладели Крымом.

С декабря 1920 по март 1924 уполномоченный Реввоенсовета (РВС) республики, командующий Войсками Украины и Крыма, член Политбюро ЦК КП(б) Украины и одновременно с февраля 1922 заместитель председателя Совнаркома Украины.

С 1921 член ЦК РКП(б). С марта 1924 заместитель председателя Реввоенсовета СССР и наркома по военным и морским делам СССР, одновременно с апреля 1924 начальник Штаба РККА и Военной академии РККА. С 1924 кандидат в члены Политбюро ЦК. В 1924—1925 участвовал в проведении военной реформы, направленной на сокращение военных расходов и введение территориального принципа комплектования армии.

В январе 1925 г. по решению Политбюро ЦК ВКП(б) Фрунзе заменил Л.Д. Троцкого на посту председателя РВС СССР и наркома по военным и морским делам.

Скончался 31 октября 1925 г. после хирургической операции.

В 1926 имя Фрунзе было присвоено столице Киргизии — городу Пишпек. Его сын Тимур (1923—1942), лейтенант, летчик-истребитель, погиб во время обороны Москвы от немецко-фашистских захватчиков, посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза».

Но к этим сведениям, взятым из электронной энциклопедии, также необходимо прибавить еще один важный факт. С 1921 года Фрунзе работал вместе со Сталиным и Дзержинским, расследуя сначала деятельность группировки Томского (18 мая 1921 г. Центральный комитет РКП(б) создает соответствующую комиссию в составе И. В. Сталина, Ф. Э. Дзержинского и М. В. Фрунзе), а затем дела иных оппозиционных групп. Непримиримо относился Фрунзе к Троцкому и был надежной опорой Сталина в борьбе с троцкистами в армии.

Итак, восстановим еще раз ход событий. 1925 год начался с крупной победы Сталина: Троцкий лишился поста председателя РВС, на его место был назначен Фрунзе. Но вслед за этим, в марте и августе того же года, погибают два ближайших соратника Фрунзе (и Сталина) в армии — Мясников и Котовский, а в октябре скоропостижно скончался и сам Фрунзе. После этого в армии приходят к власти люди из троцкистской клики Тухачевского, и Сталину с большим трудом удается отчасти нейтрализовать их влияние с помощью К.Е. Ворошилова.

В связи со смертью М.В. Фрунзе скажем, кстати, об уже упоминавшейся нами книге Б. Пильняка «Повесть непогашенной луны». Это произведение было опубликовано на удивление быстро после кончины Фрунзе. Пильняк использовал в своей повести вымышленные имена, но намек на убийство Фрунзе Сталиным совершенно очевиден. А вот отрицательных характеристик Троцкого, хотя бы и под вымышленным именем, вы в произведении Пильняка не найдете. Все становится на свои места, когда мы узнаем из документов того времени, что Пильняк был тесно связан, как с троцкистами, так и с иными оппозиционерами в 1920-е и 1930-е гг. В 30-е гг. он докатился до явной антисоветчины (книга «Красное дерево», например. Не отсюда ли Солженицын взял позже название для своего бессмертного опуса — «Красное колесо»?). Итог жизненного пути Б. Пильняка закономерен: арест в 1937 году и высшая мера наказания.

…Особенно сложным становится положение И.В. Сталина в 1926 г. Дзержинский был последней крупной фигурой, на которую Сталин мог рассчитывать. Остальные его союзники были либо ненадежны (как Рыков, к примеру), либо еще не достигли властных высот (кроме, пожалуй, В.М. Молотова, ставшего в 1926 г. членом Политбюро, — правда, и тот до 1930 года не обладал каким-то особым влиянием в руководстве). Можно себе представить, как ликовал Троцкий, как ликовали все те, кому мешала принципиальная, честная и жесткая политика И.В. Сталина по наведению порядка в государстве! На 1927 год Троцкий, как известно, назначил государственный переворот и практически не сомневался в успехе.Что было делать Сталину в таких условиях? У него оставался только один выход: затаиться и собирать силы для решающего удара. Более того, он пошел на временный союз с Зиновьевым и Каменевым, для того чтобы одолеть Троцкого, а уж потом приняться и за первых двух «союзников». Сталин применил блестящую тактику разъединения своих врагов, он использовал противоречия, существовавшие между ними, грызню за власть и доходы, которую вели троцкисты с «зиновьевцами».

Заключив вынужденный союз с Зиновьевым, Сталин должен был сделать вид, что поверил в смерть Дзержинского от сердечного приступа. Сталин просто не мог в 1926 году потребовать детального расследования обстоятельств гибели своего ближайшего соратника.

Но почему такое расследование не было проведено позже, в 1936—1938 гг., например,— спрашивают некоторые историки? Потому, что на процессах 30-х годов приводились достоверные факты, обличающие врагов государства и народа. Достоверно доказать тогда убийство Дзержинского было уже невозможно: время ушло, а причастные к этому преступлению, понятно, держали язык за зубами.

Это Хрущев в своих «разоблачениях» Сталина не брезговал фальсификациями; собственно, все эти «разоблачения» и были одной сплошной фальсификацией, что убедительно доказал, например, американский историк Г. Ферр в своей книге «Антисталинская подлость»[72]. И.В. Сталин к грязным методам, характерным для Хрущева, не прибегал. Да и нужды в этом не было: за троцкистами и прочими «оппозиционерами» было столько всяких преступлений — и политических, и экономических, что отыскивать дополнительные не имело смысла…Сталину удалось совершить невозможное. Пережив в середине 20-х годов потерю ближайших союзников и друзей, оказавшись перед лицом неминуемого поражения, он в итоге одержал победу. Он собрал вокруг себя все здоровые силы в партии и государстве, он нашел поддержку в народе — и вскоре пришел час расплаты для бесов, терзающих нашу многострадальную Родину.

Посмотрите на имена подсудимых в середине 30-х годов — почти каждое из них запятнано самыми мерзкими и низкими деяниями, имеющими лишь одну цель: личное обогащение. За политическими мотивами, толкнувшими этих «деятелей» на преступления против своего народа, скрывались обыкновенные шкурнические интересы и корысть.                                                                     http://stalinism.ru/elektronnaya-biblioteka/antikorruptsionnyiy-komitet-stalina.html?start=4

0 0 голоса
Рейтинг статьи

Просмотров: 97


Previous Article
Next Article
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

поддержка

ВКП(б)

Последние сообщения на форуме

Нас много! Нас много! Так же как и великий изобретатель радио Александ … Читать далее
ПассажирыПассажиры После многократного отклонения ресу … Читать далее
А почем нынче души: торговля креп … Знать, мы все безсчастны на свет рождены, Что под власт … Читать далее

Архивы

АВТОРЫ

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x