О Сталинской Антарктиде, и не только

Spread the love

Что правит миром

Почти две с половиной тысячи лет назад Платон изрёк: «Идеи правят миром». Затрудняюсь сказать, был ли древнегреческий философ первым, кто постиг эту истину. Но только абсолютный невежда будет отрицать, что взаимоотношениями в человеческом обществе командуют финансовые, торговые, промышленные, военные, политические, культурные и прочие социальные силы и структуры, являющиеся продуктом материализованных идей.

Вопреки распространённому мнению проблемы идейности или безыдейности общества не существует. Она выдумана. Это всё равно, что нести чушь о «правовом» или «неправовом» государстве. Всякое государство рождается, существует и умирает исключительно в правовом поле. Иначе это просто первобытное стойбище, хотя уже там возникали неписанные правила поведения. Другое дело, что на протяжении всей земной истории мы наблюдаем нарушения и извращения правового базиса существования индивида или общества…

Но я сейчас не об этом. А о том, что существует не столько проблема идейности как таковой, сколько проблема духовности, гуманизма, научности господствующей идеи, либо – проблема её бездуховности, антигуманизма, антинаучности. Правильнее, впрочем, рассуждать о степени развития этих качеств у неё. Сами же идеи обязательно имеются даже у отсталого и примитивного общества. Причём, далеко не всегда степень их благородства или низости пропорциональна уровню высокоразвитой/малоразвитой экономики страны и материального благосостояния народа.

Примеры навскидку из жизни как вчерашней, так и сегодняшней. В мире мало кто мог тягаться с гитлеровской Германией в экономическом плане, хотя преступность большинства её идей очевидна. Куба не может похвастать выдающимися промышленными достижениями и зажиточностью населения, хотя светоносная духовно-культурная энергетика кубинцев знает мало равных себе.

Однако и не об этом пойдёт сейчас разговор.

Выкинуть слова из песни?

Давайте вспомним… песню. Знаменитую песню-марш времён гражданской войны: «Но от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней». Хотя говорят, что из песни слов не выкинешь, сразу скажу, что это потеряло в 1947 году смысловую точность. Отныне текст должен был измениться и звучать так:

«Но от тайги до Антарктики, эй,

Красная Армия, ты всех сильней»!

Почему?

Ответ на данный вопрос тоже уходит корнями в прошлое и тоже в неблизкое – в XV-XIX века. Начнём с XIX.

В июле 1819 года из Кронштадта вышли два шлюпа – «Восток» и «Мирный». Первым парусником командовал капитан второго ранга Ф.Ф.Беллинсгаузен (он же начальник всей экспедиции), вторым – лейтенант М.П.Лазарев. Основная задача: исследовать моря Южного полушария и подойти «сколь можно ближе к полюсу». По пути велась научная работа, уточнялись карты предыдущих морских странствий, открывались новые острова. Вскоре оба корабля пересекли Южный полярный круг. Огибая «матёрые льды чрезвычайной высоты», т.е. айсберги, шлюпы приблизились к незнакомому берегу. Его современное название – Берег Принцессы Марты. Это случилось 16 января 1820 года. Непререкаемая дата является днём открытия русскими мореплавателями шестого и последнего неизведанного континента планеты – Антарктиды.

Но разве мир, в котором идёт беспрерывная идейная война, сталкиваются интересы больших и малых стран, метрополий и колоний, агрессоров и их жертв, может не пререкаться, не интриговать, не запугивать, не лгать и т.д.? Зряшный вопрос. В области географических открытий споры и конфликты на международном уровне разгорались ещё до нашей эры и описаны другим древнегреческим учёным – платоновским современником Геродотом. С каждым столетием они только обострялись, ибо географические аспекты столкновений между государствами чрезвычайно важны. Положительная сторона: они позволяют разоблачить потуги шовинистов и захватчиков всех мастей. Отрицательная сторона: они же позволяют подвести под эти столкновения идеологическую, а следом материальную базу, оправдать любую несправедливую экспансию.

Начало антарктической конфликтологии

Развитие капитализма и колониализма неуклонно подводили к главному. Имя ему – прагматический интерес, который стали проявлять к богом забытому материку западные страны в конце девятнадцатого века. Добавлю, что интерес постепенно становился всё ненасытнее.

Вскоре после плавания Беллинсгаузена и Лазарева состоялись отдельные попытки проникновения в Антарктиду, предпринятые англичанами и французами. Одну экспедицию снарядили янки. Потом вояжи к берегам материка совершили норвежцы и бельгийцы. Наряду с путешествиями общеизвестными, подробно освещавшимися в прессе, в Южное полушарие организовывались также экспедиции неоглашаемые. А в 1895 году в Лондоне состоялся VI конгресс Международного Географического Союза, обсудивший перспективы исследования шестого континента. Он был задуман и проведён в пику русским, которых на конгресс даже не захотели пригласить. (Правда, есть информация, что кое-кто из российских представителей там всё же присутствовал по личной инициативе.)

На рубеже XIX и XX веков появилось понятие «антарктическая зимовка». В Норвегии уверены, что первыми людьми, высадившимися на материк, был экипаж китобойного судна под командованием капитана Л.Кристенсена, и произошло это в 1895-м. Среди членов экипажа, уверяют они, находился учёный К.Борхгревинк, который тогда остался и успешно перезимовал в Антарктиде. Возможно, возможно… Но с ними категорически не согласны французы, чей соотечественник Ж.Дюмон-Дюрвиль посетил сей материк в конце 1830-х годов.

Во всяком случае, совершенно достоверно одно: в 1899-м в Антарктиде была заложена первая и примитивная полярная станция. Хотя большинство участников того проекта опять-таки были норвежцами, финансировали его англичане и все работали по британским заданиям. Забегая вперёд: англичане в разгар 1944 г., т.е. в разгар Второй мировой войны основали здесь аж целых две базы, что наводит на определённые размышления.

Обратим внимание также на то, что, наплевав на право первооткрывательства и вытекающей отсюда формальной принадлежности Антарктиды нашей стране, иностранцы посещали континент как бесхозную землю и соответственно вели себя. Царская бюрократия, неуклюжая и неповоротливая, неспособная заглядывать в будущее, не сумела «застолбить» за собой Антарктиду. Никаких действенных юридических актов совершено не было. О практических делах вроде отправки новых кораблей и подавно никто не думал. Это вообще было время разбазаривания русских земель. Стоит лишь вспомнить бездарную сделку Александра II по продаже Аляски.

Мне могут, конечно, возразить и напомнить о Средней Азии, Кавказе – регионах закономерной и прогрессивной экспансии России в позапрошлом столетии. Но то были успехи в приграничье, где опасность завоевания этих регионов нашими старинными недругами – Англией, Турцией и др. была видна невооружённым глазом. Это не требовало проявления государевой мудрости. Зато почти синхронная потеря Аляски и Антарктиды – яркое свидетельство отсутствия таковой у царского режима. О потерях дальневосточных земель в результате постыдного поражения в русско-японской войне и вспоминать не хочется.

Несмотря на то, что в последнее время появились публикации о складах с разнообразным имуществом, якобы оставленных Россией в Антарктиде ещё до революции, никакого подтверждения этому ни в каких архивах нет. Сказать, что Антарктида исхожена вдоль и поперёк, безусловно, пока нельзя. Однако налицо отсутствие артефактов – каких-либо следов пресловутых складов. Да и упомянутые публикации относятся к жанру художественной литературы.

Так, в одной из них повествуется, что-де в 1903 г. в Антарктику из России ушла экспедиция в составе трёх кораблей. И далее: «Все материалы экспедиции за почти четыре года плавания и почти год пребывания русских на Земле Королевы Мод (частью которой является Берег Принцессы Марты. – Л.Г.) впоследствии были засекречены в силу сверхуникальности». Выводы автора о том, что никто ничего не знает об экспедиции, потому что от окружения Николая II, т.е. от высших государственных сановников был скрыт состав её участников, смахивает на домыслы. Остаётся предположить вовсе смехотворное: может быть, вся экспедиция готовилась в тайне от самодержца.

Россия встала уверенной ногой на континенте только в советский период и в социалистическом облике. До того происходило порой интенсивное, порой замедленное проникновение в русское владение лишь непрошенных «гостей». А само владение, повторю, не признавалось «международной общественностью» в качестве российской собственности.

Между тем отгремела Первая мировая война. Аппетиты владык капиталистического мира всё росли, но планета была давно поделена территориально. Границы зон государственных интересов и влияния были чётко обозначены. Кто-то стремился их нарушить, пересмотреть, передвинуть, кто-то – отбить эти наскоки. Запахло Второй мировой войной. Актуальным ли было владычество над Антарктидой, столь удалённой от намечавшихся театров военных действий? Однозначно да. К тому же это был последний на Земле громадный и неподелённый край.

Лакомый кусок

Сегодня об Антарктике мы знаем относительно немало. Причём решающий вклад в копилку знаний был сделан советскими учёными. Когда после Второй мировой войны создание здесь сезонных и постоянных научно-исследовательских станций (баз) приняло особый размах, мы основали почти полтора десятка баз. На них трудилось наибольшее число полярников. Наша страна первой наладила регулярное и надёжное водное, а затем воздушное сообщение с ними. Сегодня Россия владеет на материке девятью станциями при общей численности баз различной национальной принадлежности 89; из них примерно половина – сезонные.

Самое обширное антарктическое хозяйство у Аргентины (14 станций), Чили (12 станций), Великобритании и Франции (по 6 станций), Австралии (5 станций), Китая и Японии (по 4 станции). США располагают всего тремя станциями. Но надо учитывать, что значительную часть работ они гласно либо негласно ведут на базах своих союзников. А это ещё добрый десяток соответствующих объектов.

Вкратце сведения об Антарктике выглядят так.

Её площадь, простирающаяся на юг с шестидесятого градуса южной широты равна 52 миллионам кв. км. Площадь материка – почти 14 миллионов кв. км, включая шельфовые ледники и острова, соединённые с сушей вечными льдами. Льды вообще покрывают бо̀льшую часть материка, достигая местами 4-5-километровой толщины. Это самая суровая климатическая зона Земли. Рекордно низкая температура, зафиксированная за всю историю метеонаблюдений: минус 91 градус по Цельсию. Впрочем, есть противоположные примеры удивительно приятной погоды: плюс 15 градусов по Цельсию. А на острове Южная Георгия замеры однажды показали плюс 26 градусов по Цельсию.

Приантарктические и антарктические воды располагают несметными запасами промысловых рыб и криля – ценными пищевыми ресурсами. Здесь в изобилии водятся тюлени, морские котики, киты. В антарктических ледниках сосредоточено фантастическое количество пресной воды – бесценное сокровище грядущей эпохи в свете начинающегося катастрофического дефицита её на других континентах. Известно, что существуют проекты буксировки айсбергов в ряд засушливых прибрежных районов Азии и Африки.

Давно было спрогнозировано, а теперь и установлено наличие в недрах Антарктиды богатейших месторождений полезных ископаемых: молибдена, вольфрама, марганца, меди, олова, свинца, титана, редкоземельных металлов, апатита, лазурита, слюды, бора, серебра, золота, платины, алмазов… Огромны запасы урановой руды. Её добытые образцы показали, что содержание урана в ней составляет 30% – существенно больше, чем в самых богатых в мире месторождениях в Конго, откуда США долго черпали сырьё для своих ядерных арсеналов. На континентальном шельфе обнаружены обширные районы углеводородосодержащих пород; количество каменного угля, нефти, газа только в разведанных районах оценивается во многие десятки миллиардов тонн и кубометров.

Ну и наконец, исходя из военно-стратегических соображений, стать хозяином Антарктиды – то же самое, что стать хозяином Луны.

Иван Айвазовский. Ледяные горы в Антарктиде, 1870

Географические хитрецы

То, что знаний об этом материке в межвоенный период было поменьше, сути дела не меняет. Разноликое буржуазное кодло, в котором явственно проявлялись физиономии двух ведущих соперников – англичан и немцев – принялось обосновывать своё непризнание русских прав на Антарктиду довольно хитрым, обходным способом.

Один из них связан с турецким мореплавателем XV-XVI вв. В ту пору жил-поживал знатный господин Хаджи Мухиддин Пири ибн Хаджи Мехмет. Существуют и другое, не менее экзотическое написание его имени, но в историю он вошёл просто как Пири-бей или Пири-реис. Служил во флоте Османской империи, воевал, занимался картографией. Его персона давно бы канула в Лету, если бы в 1929 году директор Стамбульского Национального музея не откопал в запасниках то ли своего заведения, то ли какого-то другого карту Пири-реиса. Грянула сенсация: на карте, датированной 1513 годом, имелись в положенном месте очертания антарктического материка.

Итак, в 1929-м на свет была извлечён документ, с ходу поставивший под сомнение факт открытия Антарктиды русскими. Между прочим, это был непростой год. Во-первых, он ознаменовался началом экономической катастрофы в США под названием «Великая депрессия». Во-вторых, – бурным ростом нацистской партии в Германии, в которую вдруг стали поступать щедрые финансовые вливания. Особо впечатляющую щедрость проявляли магнаты и правительства США и Великобритании.

Сильные мира сего – кукловоды президентов и королей, премьер-министров и канцлеров – смотрели далеко вперёд, угадав большое значение шестого континента в настоящем и ещё большее в будущем. Им было ведомо то, чего до сих пор не могут уяснить даже иные государственные деятели, не говоря о рядовых массах. А именно: всякое территориальное приобретение есть, как правило, прямая или опосредованная экономическая выгода. Подобные приобретения и выгоды наилучшим образом обеспечивают пропаганда и мощный военно-политический кулак. Не важно, какую этикетку кулак будет носить – фашистскую, натовскую и т.п. Но очень важно, на какие историко-археологические и юридические документы он опирается.

…Вскоре за дело взялись специалисты из США. Профессор-историк Чарльз Хэпгуд в 1959 году неожиданно сделал очередное сенсационное открытие. На карте, составленной французом Оронцием Финеусом в 1532 г. и найденной в архиве библиотеки Конгресса США, значилась Антарктида. Одна за другой стали всплывать другие карты с изображением шестого континента. Они якобы были составлены в XVI-XVIII веках арабом Хаджи Ахмедом, фламандцем Герардом Меркатором, французом Филиппом Буаше. Даже в скептической научной среде поползли слухи о картографических материалах, созданных до нашей эры Клавдием Птолемеем и Александром Македонским. Поскольку никто не видел оригиналов, на которые ссылались учёные мужи, слухи остались голословными но муссируются до сих пор. Не исключено, что причиной «отсутствия наличия присутствия» тех документов явились трудности с подделкой папирусов – всё-таки не бумага, с нею проще.

Наконец, на Западе уже в новейший исторический период стали весьма своеобразно интерпретировать результат экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева. Дескать, они лишь обогнули антарктические льды, всего-навсего подтвердив давно известное: в этой части планеты имеется материк. Словом, не было никакого открытия и точка.

Дальше больше. Ряд североамериканских авторов утверждает, что первой сюда ступила нога янки – моряков американского судна «Сесилия», курсировавшего у этих берегов в феврале 1921 года. А самые «продвинутые» североамериканские пропагандисты отдают первенство Чарльзу Уилксу, который командовал солидной экспедиционной флотилией из шести кораблей. Он в январе 1840-го вроде видел в подзорную трубу антарктический берег, изрядный участок которого был впоследствии назван Землёй Уилкса. Таким образом, янки отпихивают от пьедестала почёта за заслуги в исследовании южнополярных пространств даже родственников-англичан, не говоря о каких-то там шведах, то бишь норвежцах.

Экскурсы в эзотерическое прошлое не являются целью данной статьи. Но если коротко, то разрозненные сведения невежественных средневековых европейцев о таинственных географических феноменах (Америка, Австралия, Антарктида, Гиперборея, Атлантида и пр.) исходили из невероятной толщи времён. Довольно популярно мнение, что нельзя недооценивать знания протоцивилизации (или протоцивилизаций), которая существовала на Земле задолго до сохранившейся писаной истории человечества, насчитывающей всего несколько тысяч лет.

Однако мы рассматриваем вопрос конкретный. Считаю, что изучать географию по Пири-реису и остальным картографам могли ко времени похода российских шлюпов «Восток» и «Мирный» только мыши в пыльных архивах. Никто ничего об Антарктиде не ведал. Догадывались – не более того. Даже в 1886 г., когда на карте английского океанографа Джона Мэррея появилось наконец полное изображение материка, оно сопровождалось надписью: «Предполагаемый Антарктический континент».

Любопытно, что мистер Хэпгуд, взбаламутивший околоантарктические дискуссии, был не только высоколобым интеллектуалом, но и сотрудником разведки США и даже служил офицером связи в Белом Доме. Экспертизу предоставленных им материалов проводили, естественно, его коллеги, поэтому подлинность древних карт была легко подтверждена. Ещё любопытнее, что означенные дискуссии достигли пика в вышеупомянутом 1959 году, когда США совместно с остальным «мировым сообществом» при бессильном поведении хрущёвской дипломатии протащили подписание Договора об Антарктиде. Носящий бессрочный характер, он де-юре установил над регионом международный контроль. Такая правовая норма, однако, нередко имеет тенденцию к превращению де-факто в контроль одной страны-гегемона. Кто безосновательно и нагло претендует на роль гегемона в современном мире, думаю, понятно каждому.

Попутно замечу, что на антарктические площади в качестве национальных территорий претендуют Великобритания, Аргентина, Чили, Норвегия, ряд других государств. Зашкаливают австралийские вожделения. Эта страна хочет владеть половиной Антарктиды. Таковы первичные результаты борьбы за ледовый континент, начавшиеся с ухищрений и откровенных махинаций географического свойства. Думается, с учётом нарастающего обострения международной обстановки (без каких-либо тенденций к её смягчению) этому материку в будущем предстоит стать ареной ожесточённых боёв. Намного более кровопролитных, чем бой, о котором пойдёт речь.

Триумф воли

Одноимённый документальный фильм Лени Рифеншталь ни при чём, хотя о нацистах вспомнить не мешает.

Нацисты обратили взор на Антарктику ещё в тридцатых годах, продолжив традицию кайзеровской Германии, которая снаряжала туда экспедиции в 1901 и в 1912 гг. По приказу Гитлера в южные моря в 1938-м отправилась миссия, которую называют самой масштабной. А также – самой загадочной. Ею командовал Адольф Ритшер, который ранее был начальником одного из отделов абвера – военной разведки. Доподлинно установлено, что кроме абвера в Антарктиду протянуло свои щупальца ведомство Генриха Гиммлера. Изредка проскальзывает информация, что тогда же в Антарктиде побывал небезызвестный рейхсляйтер Мартин Борман.

Немцев особенно поразили и заинтересовали залежи высококачественного урана, над которым они уже тогда вовсю экспериментировали. Поговаривают, что в Германию успели переправить порядка 200 тонн необогащённого урана и что если бы Гитлер не поспешил с развязыванием войны, то уже в начале сороковых годов сумели бы заполучить атомную бомбу.

В статьях, книгах, радио- и телепередачах, выходящих на многих языках, периодически рассказывается о так называемой «Новой Швабии» – тайной немецкой колонии в Антарктиде с центром базирования на Земле Королевы Мод. В них реальные факты смешаны с выдумками. Оставим на потребу любителям ненаучной фантастики контакты немцев с инопланетянами, обретавшимися-де в районе Южного полюса. К мифам относятся также рассказы о численности немецких колонистов, достигавшей чуть ли не десятков тысяч, о строительстве ими на континенте крупных подземных заводов и даже целых городов. Это покамест несбыточная мечта даже при сегодняшнем уровне развития техники и технологий.

Не менее экзотической является вымысел о том, что в «Новой Швабии» после разгрома пряталась верхушка нацистского рейха. Нацисты всех рангов преспокойно и массово находили безопасное убежище в гораздо более благоприятных условиях Южной Америки, в ряде регионов Африки и Азии, да и в Европе кое-где им было вполне комфортно. В частности, в Испании и Португалии.

Более правдоподобны версии об обнаружении немцами в царстве льда и холода гигантских пещерообразных полостей с подземными (а точнее – с подводными) выходами в океан. Не исключено открытие там же геотермальных источников тепла, ибо посланцами Третьего Рейха упоминалось о некоем цветущем оазисе (или оазисах). Вряд ли это был оазис Ширмахера, где ныне расположена наша научная станция, потому что он продувается сильными ветрами и если согрет, то лишь солнцем и исключительно антарктическим летом.

Чаще всего ссылаются на свидетельство гроссадмирала Карла Дёница, многократно повторенное теми, кто лично слышал его: «Мои подводники обнаружили там (в Антарктиде – Л.Г.) настоящий земной рай…». Ему же приписывают ещё одну многозначительную фразу, произнесённую якобы в 1943-м: «Германский подводный флот гордится тем, что на другом конце света создал для фюрера неприступную крепость».

Владея полярными секретами и будучи бесконечно преданным идеям национал-социализма, Дёниц пользовался у Гитлера безграничным доверием. Недаром фюрер перед самоубийством назначил его своим преемником на посту рейхспрезидента и верховного главнокомандующего. Во время Второй мировой войны немецкие подводные лодки не раз замечались на маршруте вдоль всего латиноамериканского побережья вплоть до Огненной Земли, после чего они уходили на юг к Антарктиде. Некоторые биографы Дёница считают, что высшее военно-морское звание и Рыцарский крест с дубовыми листьями были пожалованы ему в 1943 г. именно за обеспечение антарктических походов германских эскадр.

Встаёт вопрос: в таком случае триумф какой воли, если не германской, произошёл в суровых широтах Южного полушария?

Триумф сталинской, социалистической воли!

Можно долго и убедительно рассуждать об экономических, культурных и других преимуществах советского строя, выдержавшего самое тяжкое испытание, когда-либо выпадавшее на долю государств. Можно подробно описывать не имеющую исторических прецедентов Великую Отечественную войну, она же – основная пространственно-временна̀я и жертвенная доля Второй мировой войны, она же – абсолютное торжество марксистско-ленинско-сталинских идей. А можно отставить все рассуждения и описания и констатировать:

Состоялась победа не просто социо-экономико-географического уникума под названием СССР. Состоялся триумф планеты на планете или, по меньшей мере, отдельного континента евразийского материкового массива, причём не только из-за своих размеров, природных и рукотворных богатств. Это было подкреплённое мудрым вождизмом торжество полиэтнической и неподвластной никакому бескрылому земному толкованию общности – советского народа во главе с блистательным народом русским.

Как эта непреклонная воля была реализована на столь фантастическом удалении – в 13-17 тысячах километров от Москвы (если по воздуху и смотря до какой точки)?

Сражение в Антарктиде

В январе 1947 г. наш Тихоокеанский флот был разделён на два флота: 5-й с главбазой во Владивостоке и 7-й с главбазой в Советской Гавани. В апреле 1953-го, т.е. сразу после смерти Сталина оба флота снова были объединены. В свете того, о чём будет сказано далее, представляется, что разъединение флотов лишь на первый взгляд казалось непродуманным решением, якобы осложнившим оперативное управление. Нет, оно диктовалось насущной военно-политической задачей.

Начну с того, что ещё в 1939 г. советское правительство разослало ноту протеста в адрес государств, как уже проникших на территорию Антарктиды, так и намеревавшихся присоединиться к тем, которые «занимались необоснованным разделом на секторы земель, некогда открытых российскими исследователями и мореплавателями и являющихся неотъемлемой территорией Советского Союза». Нота касалась неправомерных притязаний США, Великобритании, Франции, Германии, Японии, Норвегии, Аргентины, Чили, Австралии. Начавшаяся мировая война помешала Сталину продолжить эту борьбу на политическом фронте. Зато после её окончания он подкрепил дипломатические демарши решительными военными мерами, прекрасно отдавая себе отчёт, что в мире капитала понимают и уважают только язык силы.

Начиная с 1945 года, в советской печати, на мероприятиях, проводившихся разными общественными организациями, на собраниях коллективов предприятий и учреждений выступали учёные, специалисты, писатели с аргументированными обоснованиями принадлежности антарктических территорий Советскому Союзу. Выступления бывали довольно резкими, носили разоблачительный характер. Например, нашумела статья под заголовком «Освоение полярных районов Соединёнными Штатами и Канадой в военных целях». А в 1950 году был обнародован «Меморандум Советского правительства по вопросу о режиме Антарктики». Сталин ещё раз официально заявил, что мы оставляем за собой право претендовать на весь южнополярный материк как правопреемники первооткрывателя – Российской империи. Меморандум подводил грозный итог череде событий, происходивших в антарктических льдах за пять послевоенных лет. Самым значимым из них являлось боестолкновение  между СССР и США.

Советская разведка отслеживала многое, связанное с военной активностью немцев на шестом континенте. Она же установила, что война ещё не закончилась, когда аналогичную активность стали проявлять англичане. Вскоре к ним подключились янки. Собранных сведений было достаточно, чтобы предпринять контрмеры. Ибо нелепо предполагать, чтобы Сталин сквозь пальцы взирал на суету открытых врагов (немцев) и скрытых (британцев и янки), возжелавших прибрать к рукам наше антарктическое наследие. Официально первая советская станция «Мирный» появилась здесь в 1956 году. Однако имеются пусть скупые, но факты, которые свидетельствуют, что моряки, авиаторы, другой советский персонал прибыли на континент, если не раньше, то и не позже 1946 года.

Сталинская внешняя политика была лишена рекламной крикливости. Не забудем, что атомное оружие появилось у нас лишь в 1949 г., а США, отбомбившись по Хиросиме и Нагасаки, за пару лет успели начинить ядерной взрывчаткой до полусотни бомб. (Есть и другие числовые показатели, но они не меняют ситуацию в целом.) Это не снижало нашу решимость пресекать эгоистичные, экспансионистские устремления янки и отстаивать русские, а в широком смысле – советские и общечеловеческие интересы. Соблюдался жёсткий принцип и гибкий подход: а) не пасовать ни перед каким противником; б) проявлять выдержку и осторожность. Поэтому наше присутствие на шестом континенте являлось государственной тайной.

Усечённые вести из нашего антарктического прошлого попали в отечественную печать лишь в 1990-х. При этом обросли множеством слухов, гипотез, «жареных» баек. Но если отсеять шелуху, то вырисовывается вполне реалистическая картина. Её мозаика неполная. В том числе потому, что одновременно появился ряд явно инспирированных публикаций, чья цель – опровергнуть обстоятельство, являвшееся неудобным для послесталинских и оставшееся таковым для постсоветских властей: кровопролитное боестолкновение двух ещё недавно союзнических держав. Для хрущёвцев признание сего факта означало бы недопустимое для них возвеличивание сталинской эпохи и нарушение пресловутой политики «мирного сосуществования». Для правящей верхушки США – несмываемый стыд и позор. Последнее неприемлемо также для приверженцев Горбачёва и Ельцина, пресмыкающихся перед заокеанскими покровителями.

В конце 1946 года США отправили в Антарктику внушительную эскадру под командованием адмирала Ричарда Бэрда. Прославленный североамериканский флотоводец был опытным исследователем южнополярных пространств, ранее совершив туда три экспедиции. Теперь он возглавил четвёртую и самую важную, замаскированную под научную, но осуществлявшуюся под эгидой военно-морских сил. По сути, была разработана наступательная оперативно-стратегическая операция. Её назвали «Высокий Прыжок».

Бэрду предписывалось завладеть созданной в Антарктике инфраструктурой немцев, а в случае обнаружения их живой военной силы уничтожить её. К тому же урановые «запахи» дразнили обоняние военно-промышленного комплекса США, и адмирал должен был выполнить целую программу соответствующих исследований.

США имели в виду, что в будущем они обязательно столкнутся с Советским Союзом в Арктике, дабы установить контроль над стратегическим Северным морским путём. На этот счёт имеются заявления самого адмирала Бэрда, других его коллег. Поэтому янки хотели отработать штабную организацию и тактику ведения боевых действия в полярных условиях. Предполагалось провести тренировки личного состава, проверить возможности создания ледовых аэродромов, опробовать навигационное и разведывательное оборудование, испытать средства противолодочной борьбы и т.д., и т.п.

Главное – предусматривалось на веки вечные воткнуть в Антарктиду звёздно-полосатый флаг, выполняя задание, о котором накануне проболтался тогдашний заместитель госсекретаря Дин Ачесон: «США не признают претензий какой-либо страны в отношении Антарктики и резервируют все свои права на неё».

Эскадра Бэрда включала новейший ударный авианосец «Филиппин Си». Впоследствии сообщалось, что на его борту находилось всего 25 самолётов и 6 вертолётов, хотя корабли этого типа могли нести до ста самолётов. Также ей был придан эскортный авианосец «Касабланка», который мог нести около 30 самолётов, но опять-таки сообщалось, что их имелось лишь 18. Кроме того, в распоряжении Бэрда находились два эсминца, два ледокола, два танкера, четыре транспортных судна, десантный командно-штабной корабль, подводная лодка. Всего на борту  отряда кораблей находилось порядка 4,5 тысячи человек. В их числе было много моряков, лётчиков и авиатехников, других специалистов. А также – батальон морских пехотинцев (до 500 рядовых и офицеров), отряд рейнджеров, команда подрывников, куда входила группа боевых пловцов. Чисто научных работников насчитывалось маловато – 25 человек. Кроме того, эскадру сопровождала дюжина журналистов – плавание должно было с помпой освещаться в прессе. В нужном, естественно, свете.

«Помпы» не получилось.

Корабли Бэрда, разделившись на три группы, долго лавировали между ледяными полями, и в феврале подошли к Земле Королевы Мод. Закипела работа: высадка на берег, облёты и наземное обследование территории, закладка будущей базы… И вдруг через три недели адмирал срочно свернул всю деятельность, отдав приказ возвращаться домой.

Возвращение более походило на паническое бегство. К тому же из 14 кораблей в Штаты вернулось не то 13, не то 11. Несколько судов были сильно потрёпаны. Имевшиеся на них дыры от снарядов и пуль были самым малым из нанесённого ущерба. Недосчитались янки и самолётов: от 6 до 20 штук. Погибло нескольких сотен человек личного состава – приблизительно 400 человек. Есть и более скромные цифры – 30-35 человек. Разноголосица вызвана тем, что соответствующие ведомства США пребывали в шоке и растерянности, несли околесицу, противоречили друг другу. А средства массовой информации так запутались, так метались между желанием поведать миру о фуроре в Антарктике и страхом быть наказанными, что завеса из правды, полуправды и откровенной лжи не рассеяна до сих пор. Мы ещё вернёмся к этой завесе, через дыры в которой на свет божий попали фрагменты военного срама, постигшего Соединённые Штаты.

Пока в качестве заметок на полях затрону явление тотальной брехливости властей США во всём, что относится к их физическим потерям. Период Второй мировой войны оставим в покое. Но скрупулёзное изучение документов и свидетельств очевидцев демонстрируют, что янки занизили свои людские потери в корейской войне в пять раз, во вьетнамской в два раза, существенно уменьшили аналогичные показатели своей агрессии в Афганистане, Ираке, Сирии и других странах, утаили гибель десятков гражданских и сотен военных самолётов и вертолётов, потопление не только мелких, но и крупных кораблей. Командование вооружёнными силами США составляют свои сводки по геббельсовским лекалам. Оно большой мастак по части сокрытия правды. А хвалёная информированность американского общества – красивая, но глупая сказка.

В негостеприимной Антарктиде адмирал Бэрд, готовый к возможной встрече с разгромленными гитлеровцами, столкнулся с теми, кто этих гитлеровцев недавно разгромил!

Его вооружённую до зубов эскадру встретили не деморализованные и беглые нацисты, а надводные и подводные корабли того самого советского 5-го флота. Плюс авиация, базировавшаяся на прекрасно оборудованном аэродроме. Плюс невесть откуда взявшиеся во льдах крепкие бойцы в белых маскхалатах. Скоротечный бой на ледяной равнине, несколько грозных торпедных атак, огневые налёты на самоуверенных визитёров, стремительные перехваты американских самолётов – и вот визитёры уносят ноги, спасая, как они любят выражаться, свои задницы.

Подготовка советского ответа

Одной из ведущих причин разделения Тихоокеанского флота была потребность в создании военно-морского соединения, которому условно можно дать название «Антарктический флот СССР». Эту потребность наглядно продемонстрировала схватка с эскадрой Р.Бэрда. Борьба за шестой континент виделась напряжённой и длительной, и только флот мог сыграть в ней решающую роль. Снова объединить оба флота – 5-й и 7-й – предстояло не ранее практического распространения на Антарктиду советского суверенитета.

Другой не менее, если не более важный фактор. Полным ходом шла гражданская война в Китае. Победа чанкайшистов или маоистов означала фактически победу США или СССР. В 1945-м мы не позволили янки захватить всю Корею, укрепились в её северной части. Вернули себе Порт-Артур. И теперь могли брать в клещи противостоявшие китайским коммунистам гоминдановские и американские войска. В мире возникала могучая антизападная интеграционная ось Москва – Пекин, что звучало в ушах янки и их сателлитов похоронным звоном.

Словом, 5-й флот оказался вовсе не пятым колесом в телеге, а напротив, повысил уровень мобильности и общей боеготовности военно-морских сил СССР в регионе. Затем по мере ввода в строй новых кораблей должна была повыситься его способность защищать вышеупомянутую ось с южного направления, охранять интересы родины на сверхдальнем расстоянии от её евразийских берегов.

В этой связи часто упоминаются три эскадренных миноносца, вошедших в состав «Антарктического флота»: «Высокий», «Важный» и «Внушительный». Многие материалы, посвящённые месту и времени их постройки не стыкуются между собой. Судя по большинству данных, эсминцы сошли со стапелей в Комсомольске-на-Амуре. Следует подчеркнуть, что  никакое отрицание фактов, касающееся этих военных судов, не влияет на ключевое событие – сражение в Антарктиде. Разве что несколько меняет состав участников сражения. Однако придётся коснуться нелепых аргументов так называемых «отрицателей».

Первое. Кто-то уверяет, что таких эсминцев вообще не существовало или, что их было не три, а два или даже один. Это – позиция из разряда «ничего не вижу, ничего не слышу», хотя словоохотлива до чрезвычайности. Она игнорирует официальные советские документы о зачислении названных кораблей в состав ВМФ и информацию из авторитетных зарубежных справочников.

Второе. Кое-кто вещает, что эсминцы вошли в строй намного позже экспедиции Ричарда Бэрда, которая, по их мнению, вовсе не была провальной, носила сугубо мирный, научный характер и опорочена недоброжелателями. Ну да, осталось только авианосец превратить в плавучую голубятню, а пилотам бомбардировщиков раздать оливковые ветви.

Третье. Кое-кто доказывает, что эти эсминцы никак не могли попасть в Антарктику из-за недостаточного запаса хода – 5.000 миль. Сдаётся, эти авторы ничего не слышали о танкерах и других судах сопровождения и снабжения, позволяющих любым кораблям совершать переходы любой дальности, включая кругосветные плавания.

Четвёртое. Говорилось, что при их закладке были использованы японские судостроительные технологии. «Отрицатели» настаивают: заимствованные у японцев технологии были безнадёжно устаревшими, корабли имели плохие тактико-технические характеристики, отчего один миноносец едва ли не сразу после постройки встал на прикол. По-видимому, некоторые из тех, что выросли в постсоветском «демократическом» бардаке, имеют смутное представление о сталинском СССР, где подобное головотяпство было невозможно в принципе. А случись вредительство подобного рода – мы бы до сих пор обсуждали грандиозный шум от него и от репрессий, обрушившихся на головы виновных.

Пятое. Определённая секретность вокруг эсминцев налицо. Отсутствуют даже фотографии. На одном-единственном снимке корабля из этой троицы, сделанном где-то в полярных широтах, нельзя увидеть никаких опознавательных знаков. Однако проявляемая по этому поводу нервная прыть ряда публикаторов весьма подозрительна. Не знаю, долго ли они думали, прежде чем дали отсутствию фотографий забавное объяснение: эскадренные миноносцы данного проекта «были не самыми лучшими кораблями» и никого не интересовали.

Эсминцам, действительно, требовалась модернизация. Но не из-за брака проектировщиков и судостроителей, а из-за новых поставленных перед флотом задач. Сведения о переоборудовании для плавания во льдах (описания, чертежи) отрывочны. Но доподлинно известно: в 1946 г. на кораблях велись работы по усилению корпуса и монтажу оборудования для действий в условиях низкотемпературной и сложной ледовой обстановки. Кроме того, на «Важном» демонтировали одну из орудийных башен, установив катапульту и ангар для гидросамолёта.

Как гражданских, так и военных судов у Советского Союза тогда ох, как нехватало. Все грузовые, пассажирские, рыболовные, вспомогательные, специальные, технические и другие плавединицы после нападения Германии перешли на режим военной службы. За войну наши потери на море составили свыше 750 кораблей – от крейсеров до мотоботов. Поэтому в мероприятиях по приведению в чувство тех, кто позарился на принадлежащую нам по праву Антарктиду, участвовали также небоевые суда. Среди них выделим, прежде всего, китобойную флотилию «Слава», доставшуюся Советскому Союзу от Германии по репарации. Она состояла из флагмана – крупнотоннажной китобазы «Слава» и небольших китобойных судов, чьё количество с годами изменялось. Портом приписки стала Одесса.

Флагман флотилии представлял собой пароход водоизмещением свыше 28 тысяч тонн. Он не только разделывал и обрабатывал добычу китобойцев, но пополнял другие нуждавшиеся в том суда запасами топлива, провианта, воды (имелась высокопроизводительная опреснительная установка). Снабжал их запчастями, другими расходными материалами. На борту «Славы» имелась возможность производить ремонт различных машин, агрегатов, приборов. В конце 1946 года флотилия промышляла китов в антарктических водах, держась поближе к Земле Королевы Мод. Командовал первым промысловым рейсом «Славы» капитан В.И.Воронин – живая легенда советского ледокольного флота, участник и начальник ряда экспедиций, а также военных походов в советском Заполярье.

Впрочем, рейс состоялся не только как промысловый, о чём свидетельствует ещё одна легендарная фигура, имеющая руководящее отношение к описываемым событиям – И.Д.Папанин. Выдающийся учёный-полярник, контр-адмирал, дважды Герой Советского Союза, Папанин всю войну был начальником Главсевморпути – жизненно важной для нашей страны водной магистрали. Но вовсе не за это он в 1951 г. получил ещё более высокую должность, пусть её название и выглядело невинно: руководитель Службы космических исследований Отдела морских экспедиционных работ Академии Наук СССР. Военно-морская разведка – вот, что на самом деле оказалось в его руках. Это было признанием неоспоримых заслуг Папанина в ответственейшей области государственной безопасности, куда логично вписывалось выигранное им сражение с эскадрой адмирала Бэрда.

Несмотря на засекреченность, о пребывании и деятельности И.Д.Папанина на шестом континенте ходили толки, особенно в среде советских полярников. Хуже в информативном плане обстояло с И.П.Мазуруком. Между тем, его популярность в своё время была не меньшей, чем впоследствии у советских космонавтов. Он был знаменитым лётчиком, Героем Советского Союза, облетевшим все районы Арктики, неоднократно прилетавшим в Антарктику (впервые посадил самолёт на айсберг). Некоторое время он занимал должность начальника управления авиации Главсевморпути, дослужился до звания генерал-майора. Во время войны руководил перегоночной трассой «Алсиб» (Аляска – Сибирь), по которой в СССР доставлялись самолёты по ленд-лизу.

Сталин знал, кому поручить авиационное прикрытие процесса советизации и освоения Антарктиды и какую матчасть для этого использовать.

Из всех самолётов, перегонявшихся по «Алсибу», наибольшего внимания заслуживает в нашем случае истребитель «Кингкобра». Он был вооружён 37-миллиметровой пушкой и четырьмя крупнокалиберными пулемётами. У него была очень приличная дальность полёта – до 4 тысяч километров и максимальная скорость – до 650 километров в час. Не надо путать его с «Аэрокоброй», тоже американским лендлизовским истребителем, достаточно широко применявшимся в советской фронтовой авиации. Зато «Кингкобры», получаемые нами с 1943 года,  так и не участвовали в боях на советско-германском фронте. Прозорливый политик, Сталин берёг их для будущих перехватов стратегических бомбардировщиков США. В период господства в воздухе поршневой авиации только «Кингкобра» и «Мустанг» были способны на высоте 11-12 тысяч метров эффективно поразить летающую суперкрепость «Б-29».

Компания Белл Эйркрафт, как и все остальные компании США славно наживавшаяся на военных поставках, с готовностью учитывала все пожелания советских заказчиков. Она устраняла недостатки и совершенствовала конструкцию самолёта, сделав его максимально пригодным для применения в высоких широтах. Выручая за каждую машину по 66 тысяч долларов (согласно валютному курсу 1945 года), компания произвела 3.300 «Кингкобр». Ирония судьбы: две с половиной тысячи машин были переправлены в СССР, 300 во Францию, ещё какое-то количество ушло в другие страны и почти ничего не досталось военно-воздушным силам США. Те, правда, уповали на истребитель «Мустанг», но тот при аналогичном потолке и чуть большей скорости имел меньшую дальность полёта, и совершенно не годился для эксплуатации в морозную погоду. Когда янки спохватились, «Кингкобры» уже влились в нашу ПВО в качестве прекрасных перехватчиков. А вскоре были подготовлены к отправке в Антарктиду.

Судя по всему, они, а также транспортные самолёты Ли-2 были доставлены на континент в разобранном виде китобазой «Слава». Собраны и облётаны на аэродроме, построенном немцами в «Новой Швабии». Папанин и Мазурук снова рука об руку заступили на боевой пост.

Отдельно стоит сказать о советской подводной лодке типа «К», неоднократно замеченной в регионе иностранными наблюдателями в то самое время, когда адмирал Бэрд собирался в свой бесславный поход.

Советские подлодки крейсерского класса неизменно вызывали зависть у познакомившихся с ними иностранных моряков. Всего их было построено 11, к концу войны уцелело 6. Великолепные двухкорпусные субмарины подводным водоизмещением 2,1 тысячи тонн, погружавшиеся на глубину до ста метров, имели почти двухмесячную  автономность плавания. Могли пройти в надводном положении 16,5 тысячи миль. У них было мощное торпедно-минное и артиллерийско-пулемётное вооружение. Если скорость, измеряемую на флоте в узлах, перевести в километры, то получается, что в надводном положении эта махина шла со скоростью 18-19 километров в час, в подводном – 40-41 километр в час. Бортовая радиостанция свободно передавала и принимала сигналы между Балтикой и Дальним Востоком. Уровень комфортности для той поры был высочайшим, имелись даже душевые кабины.

Эти лодки превосходили лучшие подводные корабли Великобритании типа «Тритон» и Соединённых Штатов типа «Гато». Они были не хуже итальянских и японских подлодок того же класса и лишь по некоторым показателям уступали германским, известным как субмарины XXI серии.

Словом, оборонять советскую военную антарктическую базу, созданную на 70-й параллели сразу по окончании Второй мировой войны, было кому и было чем. Именовалась она «Лазаревской», поскольку стояла на берегу одноимённого моря. (Из 13 морей омывающих Антарктиду, два носят имена русских мореплавателей.) Иногда попадаются копии радиограмм и бумажные документы, где её называю так же, как называли немцы – «База 211».

Через некоторое время базу перенесли с неустойчивого ледника на побережье вглубь суши. Ныне во всех энциклопедиях, учебниках, путеводителях она значится как «Новолазаревская» – обычная научно-исследовательская станция в постоянном статусе. На карте её координаты совпадают с координатами оазиса Ширмахера. Место это свободно ото льда и, по словам его обитателей и гостей, напоминает швейцарский пейзаж: летом здесь тепло, журчат ручьи, под ярким солнцем синеют озёра, вершины холмов покрыты небогатой, но всё же растительностью, которую при некотором воображении можно принять за альпийскую. Сюда даже туристов привозят. Однако с наступлением зимы стужа и метели берут своё, и всё обаяние оазиса пропадает.

Название же он получил в честь германского лётчика, проводившего здесь аэрофотосъёмку. Замечу, что в советские руки попали подробные материалы аэрофотосъёмок побережья Земли Королевы Мод и других участков континента. Это было отличное подспорье для планирования работ на антарктическом материке.

Содействие с неожиданной стороны

Между прочим, осваивать Антарктиду нам помогала Аргентина. Есть предположение, что ценные сведения о бывшей германской базе на шестом континенте, о точных координатах урановых разработок и складированной руде поступили Сталину от полковника (впоследствии генерала) Хуана Перона. Профессиональный разведчик и дипломат, он был президентом Аргентины в труднейший для Советского Союза период 1946-1955 гг. Перон возобновил дипотношения с СССР, разорванные после Октябрьской революции. При нём экономическое сотрудничество между нашими странами резко выросло. Он пользовался популярностью среди трудящихся и левой молодёжи.

Редкий случай: президент, неугодный Соединённым Штатам и свергнутый в 1955-м, вернулся во власть в 1973-м. Однако не минуло и года, как Перон скоропостижно скончался. Сторонники президента сомневались в естественности его смерти.

США знали о прогерманских настроениях, царивших в Аргентине. Но вот под ударами Красной армии пал Берлин. Теперь янки с негодующим удивлением узнавали, что на аргентинских военно-морских базах швартовались и осуществляли текущий ремонт корабли советского ВМФ. В аргентинских портах бункеровались и грузились не менее «подозрительные» пароходы совторгфлота, которые затем исчезали в южном направлении.

Негативное отношение латиноамериканцев к США имеет давние корни, которые в Аргентине были одними из самых глубоких и прочных. Неудивительно, что эта страна сотрудничала с нами и в вопросах политического прикрытия советских операций в Южном полушарии. Переход Аргентины во внешней политике на реакционные, антикоммунистические позиции произошёл гораздо позднее – в середине 1950-х. Но это отдельная тема.

Крайне полезной была практическая поддержка со стороны… Франции. Нелюбовь французов к англосаксам общеизвестна. Блок НАТО пока не был создан, и страну втащили туда лишь в 1949-м. Между Сталиным и Де Голлем существовали доверительные отношения, разительно отличавшиеся от отношений Москвы с Вашингтоном и Лондоном. Во время войны немцы пробрались на принадлежащий Франции безлюдный архипелаг Кергелен в Индийском океане. Отсюда до побережья Антарктиды 1.000 миль. Германские суда отстаивались, ремонтировались, получали снабжение с заложенных ими здесь складов. Это был их своеобразный перевалочный пункт. Когда над Кергеленом вновь взвился французский флаг, янки засекли заходы на архипелаг неопознанных кораблей. Но вот неприятность – их сопровождала очень даже опознанная советская подводная лодка типа «К».

В отличие от Кригсмарине, советские корабли пользовались Кергеленом с ведома и разрешения французского правительства.

Кстати, США хотели разместить на Кергелене свою военно-морскую базу, однако Де Голль не согласился. А в 1966 г. он таки вырвал свою страну из североамериканских военных объятий, прекратив членство Франции в НАТО. Не отклоняясь далеко от темы, сошлюсь на досадливую реплику президента США Л.Джонсона: «Невзирая на все минусы, в этой истории имеется всё же один прекрасный момент – теперь наши военные секреты, которыми мы делились с французами, перестанут попадать прямиком к русским…».

Некоторые подробности

Сомневающиеся в участии «Славы» в антарктическом сражении указывают, что она вышла в плавание с норвежскими специалистами на борту. Невозможно-де было бы сохранить секретность. Верно, для обучения наших промысловиков, не знавших условий промысла в южных морях, пригласили ограниченное число норвежских гарпунёров, мастеров разделки китовых туш и жиротопления. Но уже после первого рейса (по др. данным – после второго) советские экипажи самостоятельно справлялись с промысловыми заданиями. Кроме того, не будем забывать о колоссальном авторитете советской державы-победительницы. В мире у нас появилось неисчислимое множество верных друзей, и Норвегия не была исключением. Её население не забыло, что часть их страны освободила от фашистов Красная Армия. Ветры и волны «холодной воды», поднятые черчиллями, не успели охладить и смыть любовь западноевропейских народов к Советскому Союзу.

Выше было сказано: Сталин знал, кому и что поручать. Здесь скажу: Сталин знал, кому и как доверять. В 1948 г. старший инструктор-гарпунёр Сигурд Нильсен, сожалея, что больше не плавает на русской китобойной флотилии, делился на страницах норвежской печати:

«Норвежские китобои в течение десятков лет учились определять местонахождение китов, и этот опыт является тем обстоятельством, от которого всё зависит. Русские за эти годы кое-чему, конечно, научились, но вряд ли приобрели достаточный опыт».

Далее, что было главным в статье, он выразил нескрываемую симпатию к советским людям. Нильсен считал, что, отправляясь в южнополярные моря, они твёрдо знали, что «идут потушить пожар войны, который раздувают империалисты, и нести в Антарктике вахту мира…».

Подчёркивая вклад «Славы» в успех нашего противостояния с янки, напомню об урановой подоплёке многих прежних и последующих экспедиций в Антарктиду. Оккупировав восточную часть Германии, мы в качестве трофея заполучили немного атомного сырья, увы, недостаточного для ускорения работ по созданию советского ядерного оружия. В мемуарах наших учёных и специалистов рассказывается о том, как мы выходили из положения. Но о китобойной флотилии нет ни слова. Вероятнее всего, авторы не знали о её заметной роли в решении проблемы, являвшейся гораздо более важной, чем добыча китов.

В 1947-м флотилия загарпунила и разделала 380 китов. В дальнейшем добывала и по 1.000, и по 2.000. Но в тот год китобаза доставила на родину не только вытопленный китовый жир, замороженное китовое мясо, спермацет, амбру, костную муку, китовый ус, китовую кожу, желатин и другие продукты. Она привезла неустановленное количество урановой руды, что явилось установленным фактом коллективного героизма.

О нём, придёт время, школьники будут писать сочинения, прозаики и поэты – книги, режиссёры – снимать кино, скульпторы – лепить памятники. Тем  более, что жертвы понесли не только янки.

В 1990 г. антарктическая инспекция, организованная под эгидой Госкомгидромета СССР, совершала проверку всех наших научно-исследовательских станций на шестом континенте. Проверка была связана с советскими обязательствами по международному Договору об Антарктиде. Одним из членов инспекции был Владимир Кузнецов, который издал воспоминания о командировке. Он описывает, в частности, посещение станции «Новолазаревская». Опуская часть текста, читаем:

«Зимовщиков тут около четырёхсот, летом – до тысячи и более, очень многие с семьями. На станции оборудован… самый старый аэродром в Антарктиде. …На каменистом холме, расположенном меж двух особо крупных озёр, кладбище полярников. Давно списанный вездеход «Пингвин», загнанный озорным механиком на вершину холма, стал памятником, который даже изобразили на почтовой марке. Я поднялся на холм. …С удивлением вижу на могиле лётчика Чилингарова залитый в бетонный постамент четырёхлопастный пропеллер и дату захоронения: 1 марта 1947 года. Но мои расспросы остаются без ответов – нынешнее руководство «Новолазаревской» понятия не имеет о деятельности станции в том далёком году».

Поясню, что речь идёт не о ныне здравствующем учёном и государственным деятеле России А.Н.Чилингарове, а о его однофамильце – офицере советских ВВС, участнике Великой Отечественной войны. Его хорошо знал генерал Мазурук, под началом которого служил капитан А.В.Чилингаров, перегонявший «Кингкобры» по «Алсибу». Он отлично изучил этот тип самолёта, за что и был взят в лётный антарктический отряд. Погиб в бою с пилотами из состава эскадры Ричарда Бэрда или был сбит корабельными зенитками – точно неизвестно. Четырёхлопастный винт на его могиле – от истребителя «Кингкобра». Похоронен ли на «Новолазаревской» кто-нибудь ещё из жертв антарктической схватки, надо выяснять специально.

Похоже, что это не единственный погост, где упокоились герои, отстаивавшие неприкосновенность русских, советских границ вокруг Южного полюса. Могут быть разные причины, из-за которых не все останки были перевезены в Ленинград на Смоленской кладбище. Но там имеется участок могил, нередко посещавшийся ветеранами-полярниками. Он с одинаковыми надгробиями, под которыми похоронены мужчины, чей средний возраст и дата смерти наталкивают на мысль об антарктической эпопее конца сороковых годов.

США были в ярости

Советская оплеуха, полученная североамериканцами в 1947 году, болезненно переваривалась ими. Пронырливые газетчики, продираясь сквозь покров тайны, вдруг окутавший экспедицию, вовсю фантазировали, но сообщали и реальные факты.

Адмирал Бэрд давал в Вашингтоне унизительные объяснения на закрытом заседании правительственной комиссии с участием высших руководителей Пентагона и спецслужб. В американских газетах цитировалось его сенсационное высказывание: «Прекращение экспедиции было вызвано действиями вражеской авиации…».

Или вот: «США необходимо как можно быстрее принять защитные меры против самолётов противника, совершающих вылеты из полярных районов». Обнародовавший эти слова адмирала чилийский журналист принимал участие в экспедиции и лично беседовал с Бэрдом.

Изрядное количество участников экспедиции, развязавших дома языки, угодило в психиатрические лечебницы. ФБР далеко не всех поместило туда насильственно, хотя нельзя подсчитать, у скольких людей от пережитого действительно съехала крыша. После объяснений на заседаниях комиссии бедолагу Бэрда взяли под стражу и ещё раз с пристрастием допросили. Его тоже проверяли на вменяемость целой бригадой врачей. Возбуждённая психика Р.Бэрда со временем, видимо, успокоилась, потому что впоследствии он снова побывал в Антарктиде.

По прибытии в Штаты авианосца «Филиппин Си» выяснилось, что он нуждался в капитальном ремонте. Официальная версия: из-за повреждений корпуса от льдов. Корпус любого корабля может быть помят и даже пробит льдами. Особенно – многолетними паковыми и обычно ниже ватерлинии. Правда, сомнительно, чтобы при этом он был в состоянии пересечь огромное океанское пространство. Репортёры разнюхали, что непривычной формы повреждения у «Филиппин Си» имелись не только на корпусе выше ватерлинии, но и на полётной палубе. В одном британском издании ссылались на свидетельства рабочих с верфи: поломки и повреждения были такими, словно корабль побывал в морском сражении.

Докование и восстановительный ремонт проходили другие суда эскадры. К сожалению, никому не удалось докопаться до производственных подробностей, бо̀льших, чем латание пробоин в корпусах и надстройках.

Президент Г.Трумэн рвал и метал. Забыв о спеси, ища поддержки, он приказал провести неофициальные переговоры с правительствами наиболее заинтересованных стран – Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, Франции, Аргентины, Чили, Норвегии. Цель – противодействие русскому медведю, добравшемуся до Антарктики. Кроме англосаксов никто к нему не прислушался, зато произошла дополнительная утечка информации. Касательно аргентинцев, они были столь неучтивы, что посоветовали Трумэну не поднимать шума, пригрозили, что сами наложат лапу на перспективные земли Антарктиды и ещё решительнее потребовали вернуть им Мальвинские (Фолклендские) острова, оккупированные британцами в XIX столетии.

Бессильно наблюдая планомерную, наступательную политику советского государства, подкреплённую нашим триумфом во льдах, госсекретарь Бирнс выступал за начало войны с Советским Союзом. Его, имевшего президентские амбиции, Трумэн вынудил в январе 1947 года подать в отставку. Можно только представить, как взбесился бы Джеймс Бирнс, успей он получить известие о позорном фиаско эскадры Бэрда до отставки и сколько дров наломал бы. Ведь он по-бычьи сокрушался (почти дословно): проклятых русских невозможно испугать, а надо.

Глава отдела Госдепа США по планированию внешней политики и будущий посол в Москве Джордж Кеннан летом 1947 года анонимно тиснул в журнале «Форин афферс» статью «Истоки советского поведения». Она была явно навеяна ненавистной для Соединённых Штатов стойкой, несломленной позицией Советского Союза по животрепещущим международным проблемам. Не смея разбирать истоки поражения США в антарктической битве, он обрушился не столько на дипломатическую, сколько на военную практику «непредсказуемых большевиков». Позже, когда появился «Меморандум Советского правительства по вопросу о режиме Антарктики», посла Кеннана экстренно отозвали для консультаций в Вашингтон, где он заявил о «необходимости отпора… амбициям Советов, которые после успешного окончания войны с Германией и Японией торопятся воспользоваться своими военными и политическими победами для насаждения вредных идей коммунизма не только в Восточной Европе и Китае, но и в далёкой Антарктиде».

А тогда – в 1947-м – сей джентльмен в спешном порядке и по свежим следам изложил стратегию «сдерживания коммунизма», вскоре воплощённую в жизнь. Предложенная им стратегия, более цинично именуемая «отбрасыванием коммунизма», оказала влияние на выработку американских доктрин на последующие полвека. Она легла в основу многих мер янки по разностороннему закабалению Западной Европы, ряда других регионов планеты: навязывание плана Маршалла, создание НАТО и пр.

Кратко коснусь особо примитивной дезинформации, запущенной пропагандистами США. Чтобы замаскировать реально происшедшее, Бэрду и другим специально отобранным участникам экспедиции было велено распространять басни о нападении неких невиданных аппаратов, выскакивавших из-под воды, летевших на огромной скорости и испускавших смертоносные лучи. Прообразы «летающих тарелок», сконструированных, мол, нацистами, были удобны для того, чтобы списать на них всё. Да и сегодня на них списывается многое: катастрофы на транспорте, аварии на предприятиях, погодные аномалии и даже биржевые кризисы. Нацистов, правда, отодвинули, заменив их марсианами либо атлантами, либо чёрте кем ещё. Даже злокозненных русских не забывают лягнуть, приписывая им «тарелочные» диверсии. Однако наукообразные объяснения и вчера, и сегодня рассчитаны на дураков.

Бытует мнение, что Бэрд вёл дневник. Извлечения из него изредка появляются в печати. Можно ли им верить? Там полно мистицизма и паранормальщины.

Ещё в них содержится совершенно невероятная история о том, как Бэрд якобы попал в плен к русским. Будто бы его самолёт был перехвачен «Кингкобрами» и принужден к посадке на уже известный нам бывший германский аэродром. С Бэрдом провели нечто вроде профилактической беседы и потом отпустили, предупредив, что если он не уберётся с континента, то его эскадра будет уничтожена. Для пущей острастки истребили отряд американских морпехов, поднятых по тревоге и выдвинувшихся на поиски пропавшего адмирала, и атаковали несколько кораблей. Если это так, то немудрено, что в США решили, что Ричард Бэрд спятил, отчего поначалу обошлись с ним, мягко выражаясь, некорректно.

Приведу следующий дневниковый отрывок:

«…Это было испытанием! Меня поместили под жёсткий контроль Национальной Службы Безопасности! Мне приказано было молчать обо всём, что я узнал. Невероятно! Мне напомнили, что я военный и должен подчиняться приказам».

Заключительный отрывок, странный в смысле чрезмерного пафоса и неясных намёков, написанный якобы в декабре 1956-го, гласит:

«Я честно хранил свою тайну все эти годы, хотя это противоречило моим желаниям и моим ценностям. Сейчас я чувствую, что мои дни сочтены (адмирал умер в марте 1957-го. – Л.Г.), однако эта тайна не уйдёт со мной в могилу… Это может оказаться единственной надеждой Человечества. Я видел правду, и она укрепила мой дух и освободила меня! Я отдал долг чудовищной машине военно-промышленного комплекса. Сейчас приближается длинная ночь, но это будет не конец. Как только она закончится, ослепительный бриллиант Истины заблистает и те, кто во тьме, утонут в его свете… Потому что я видел ту землю за полюсом, центр великого, неизведанного».

Многоконтинентальная Россия

Спустя какое-то время после распада Римской империи, существовали всего две державы, чья территория простиралась на трёх континентах. Различные колониальные конгломераты не в счёт. Владения Англии, Франции, Испании и др. чётко делились на метрополию и колонии. Едиными трёхконтинентальными государственными образованиями были Россия и Турция. Османская империя занимала обширные пространства в Европе, Азии и Африке. Российская империя занимала ещё более необъятные пространства в Европе, Азии и Америке.

В результате Первой мировой войны рухнула последняя «триконтиненталь» – Турция. Но задолго до этого перестала быть «триконтиненталью» Россия. Это случилось, когда Александр II продал в 1867 году Соединённым Штатам Аляску. По смехотворно низкой цене – за 7,2 миллиона долларов.

Примечательно, что указанную цену за Аляску предложили сами покупатели. Царь же, инструктируя своего представителя на переговорах, назначил всего 5 миллионов долларов. Кто-то подсчитал, что Россия выручила по нескольку центов за гектар. Правда, при заключении сделки сумма оговаривалась в золотых долларах. Однако Эдуард фон Стекль, посланник России в Штатах, подписавший договор, получил от янки чек на 7,2 миллиона ассигнациями, что в пересчёте на золото составляло всего 5,4 миллиона долларов. Есть версия, что и остатка вырученных денег нам не досталось, т.к. пароход, перевозивший их золотой эквивалент, затонул. А застрахован груз не был.

Итог для России ясен: убыток. Итог для США… На аляскинских месторождениях золота, нефти, угля, меди, свинца, редких металлов, на рыбе и пушнине янки к концу минувшего века «сделали» более триллиона долларов чистой прибыли.

Нужно ли переносить внимание читателя с Южного полюса поближе к Северному? Да. Потому что истинно патриотическая внешняя политика – не уступать никому ни пяди родной земли. А если идти на это, то лишь на ничтожно короткий исторический период.

Ленина принято костерить за то, что при нём Россия лишилась Польши, Финляндии, Прибалтики. Однако при нём же Красная Армия вернула в лоно державы Среднюю Азию и Закавказье, очистила от интервентов необозримые просторы исконно русских земель. Переход под крыло Москвы остальных «кусков» державного тела, которые, пользуясь нашей слабостью, отгрызла мировая реакция, был неминуем.

В истории государства российского выдающимися конструкторами идейной мегаматрицы были Иван IV Грозный и Пётр I Великий. При них Русь превратилась из московского княжества в царство, а затем из царства – в империю. Русская государственность обрела статус фундаменталистского всеславянского центра. В истории государства советского такими конструкторами были Ленин и Сталин, дополнившие стратегические заветы искромётной и воплощённой идеей, созвучной вековым чаяниям не миллионов, а миллиардов людей.

К прискорбию, последние русские цари, в отличие от своих предшественников и большевиков, если теряли земли, то навсегда. Вот их и костерите!

Ленинизм принял законченную форму в виде сталинизма. Не только теоретически. На деле это помимо прочего означало:

Воссоединение с Эстонией, Латвией, Литвой. Возврат Западной Украины и Западной Белоруссии, украденных панской Польшей. Возврат Бессарабии, украденной фашистской Румынией. Возврат карельских районов, украденных финскими фашистами. Возврат Курил, Южного Сахалина, Порт-Артура, украденных японскими милитаристами. Приём в братскую семью Тувинской республики. Распространение нашей власти на изрядную долю восточной Пруссии.

Сталинизм стремился восстановить в своих законных исторических пределах Азербайджан, Армению, Грузию. Искусственно расчленённые между разными странами, они должны были вобрать находившиеся за периметром советских рубежей свои неотъемлемые уделы. Кончина вождя и антисталинский поворот в кремлёвской политике не позволили народам Южного Кавказа воспользоваться плодами территориального переформатирования, намеченного большевиками ленинско-сталинской закалки. Новые границы были бы безупречны по справедливости, что вынуждена признавать даже компрадорская буржуазия, захватившая в 1991 г. власть в указанных республиках.

Собственно, и отказ СССР от своего канонического, т.е. твёрдо установленного права на Антарктиду относится к тому же печальному периоду хрущёвщины.

В связи с этим ещё раз обратимся к аляскинскому фактору державного строительства.

Чтобы смягчить впечатление от безрассудной сделки, придворные круги запустили легенду, что Русская Америка якобы продана не навечно, а на время. Легенда легендой, но, как известно, советская власть не признала и денонсировала многие неравноправные, не соответствовавшие интересам народа царские договоры. В отношении Аляски Сталин не предпринимал поспешных действий, ограничиваясь до поры до времени осуждением волюнтаризма самодержавного строя и экспансионизма североамериканского капитала. Однако янки испытывали постоянную тревогу за судьбу отхваченного сочного ломтя от жирного русского пирога. Им небеспричинно мерещился бросок на Аляску с Камчатки и Чукотки сосредоточенных там советских войсковых контингентов. Они успокоились лишь в 1970-х годах, когда вынудили пассивное брежневское правительство подтвердить отказ от каких-либо притязаний на эту часть России негласным юридическим актом.

Это не препятствует созданию постоянного раздражителя для янки, чтобы вызвать у них страх за отпадение Аляски. Они с высокомерным недовольством посматривают на реваншистские настроения ограбленных ими мексиканцев. Объявив о несогласия ни с какими сделками и договорами, ущемившими интересы России, мы вонзим в высокомерие США ещё одну болезненную занозу.

Собственно, всякая политика только тогда имеет право считаться политикой, когда направлена во вред врагу и во благо другу. Иначе это, если не маразм, то предательство.

Уместно таким же манером отнестись к претензиям Японии. Сталину было наплевать, кто и что думает о правомочности захвата нами островов южнокурильской гряды. Это русская земля и – баста! С подачи Хрущёва позднесоветская дипломатия заблеяла о возможности возврата Итурупа, Кунашира, Шикотана. Ельциноиды рады стараться и готовы отдать их немедленно. Элементарная логика, а не липовые опросы общественного мнения подсказывает: необходимо не только отвергнуть японские притязания, но выдвинуть контртребование – о вводе российских войск на Хоккайдо.

Об этом, кстати, в 1945-м было переговорено на Ялтинской и Потсдамской конференциях. Трумэн воспрепятствовал высадке советских войск. Сталин не настаивал: для нас первостепенным было изгнание японцев с Курильских островов. Что ж, не высадились советские, заявим, что готовы десантировать российские войска, сбалансировать, так сказать, наличие в Японии американских баз и контингентов. Делать этого, пожалуй, не следует, но врезать по недобитым самураям ультимативным вызовом – приём, ошеломляющий заморского неприятеля. Пусть бьётся в истерике. Вместе с ельциноидами.

Что касается заявки на Антарктиду, я попытался сказать, если не всё, то основное. Исторический вердикт безапелляционен: это – четвёртый континент, на который простирается российское духовно-материальное право. Не имеет значения, когда вердикт будет исполнен – в XXI, в XXII, в последующих веках… Такие временны̀е параметры не должны быть поводом для робости и пессимизма. Наши идеи не измеряются аршином, протяжённостью в тысячи земных километров и сотни земных лет. Нам даже в мыслях мало ворочать веками и континентами. Меньше, чем на световые годы и чем на галактики, мы не согласны.

Хорошо сказано: «В начале было слово…». Сталинское слово об Антарктиде должно быть повторено, ободряя ряды друзей, внося сумятицу в ряды врагов. Ибо мы не против открыть двери нашей Антарктиды перед союзниками, но собираемся наглухо захлопнуть их перед противниками – социальными выродками рода человеческого.

В постсоветской России принялись искать национальную идею. Вроде бы определились с ней, назвали патриотизмом. Но патриотизм одна из многих черт её. Вообще-то искать национальную идею – всё равно, что искать, куда подевались очки, имея их на собственном носу. Никуда она не делась ни в царское, ни в коммунистическое, ни в нынешнее время, сохранившись почти мистическим образом в отчизнолюбивых подданных и гражданах. Она зовётся Русским Миром. Её неизменная сущность кроется в плавном ли, прерывистом ли развитии вширь и вглубь. Она включает в себя совершенствование, как государственности, так и личности на основе невиданных, неслыханных, уникальных парадигм. Условно говоря, это когда своя рубашка, конечно, ближе к телу, но всё же неизмеримо дальше, чем нательный крест.

Называть её национальной не совсем правильно, ибо она интернациональна. В советские времена советского человека, очутившегося за рубежом, называли русским, хотя в нём могло не быть ни капли русской крови. Материальной и моральной доминантой советской родины была Россия. Идейная сопричастность настолько сроднила с русскими остальные народы красной державы, что даже убиение Советского Союза не смогло нарушить до конца эту психологию всемирного восприятия. Интернационализм советского образца превратил русскую нацию в объединённый, узаконенный, общегосударственный символ. Этот факт нисколько не ущемлял прав других наций СССР, поэтому остальные его граждане не комплексовали по сему поводу, хотя при более тесном общении с несведущими иностранцами просвещали их в вопросе богатства национальной палитры страны.

Вопрос: как сделать то же самое сейчас, как сплотить «россиян», если само это слово всего-навсего бледное отражение, эрзац великодержавия?

Ответ: самым энергичным образом стимулировать идею Русского Мира, презрев проклятия и вой русофобов, поэтапно и беспощадно подавляя их.

«Идеи правят миром». Русский Мир обречён на то, чтобы править, ибо является сверхидеей. Его протуберанцы не есть простая экспансия капитала, не есть хищнический захват рынков и варварское покорение народов. С их помощью происходит захват общественной инициативы и покорение не столько пространства, сколько времени. Это протуберанцы духа свободы, знаний и чистоты идейных помыслов. Они обязаны стать заразительным примером индивидуального, коллективного и государственного самоутверждения, всеобщей зажиточности (не путать с личным обогащением).

Среди людей, проживающих в осколках СССР, всё меньше надеющихся добиться процветания на основе розданных в 1991-м «суверенитетов». Медленно, но растёт понимание, что, только подняв русских, можно возродить Россию. Только возродив Россию, можно образовать то, что некогда было Советским Союзом, а ныне должно обрести новую, стократно более жизнеспособную форму объединения. Только воссоздав Великий Союз, можно утвердить историческую державу, простирающуюся минимум на трёх континентах: европейском, азиатском, американском (Аляска!). Только утвердив трёх- или четырёхконтинентальное государство (Антарктида!), можно овладеть всей Евразией. Разумеется, не в территориальном смысле, а в смысле безоговорочного идейного и материального влияния. Только овладев Евразией, можно свергнуть людоедскую власть мировых олигархов во всепланетном масштабе и установить гуманистическую систему, при которой внутригосударственная и межгосударственная вражда и война исчезнут как понятия.

Мною не зря приводился минимальный перечень богатств, таящихся в недрах полубесхозной Антарктиды и выкачанных чужеземцами из купленной Русской Америки. Любая идея нуждается в прагматическом обосновании, поэтому нет ничего зазорного в том, чтобы просчитывать немалые затраты и разносторонние выгоды от её претворения. Идея Русского Мира не исключение. Она парящая, но почвенная. Она воодушевляет и окрыляет, крепко стоя на ногах. Многие другие национальные идеи тоже стоят на ногах. И смотрят в землю. А мы смотрим в небо. Разница колоссальная.

Напоследок. Русский Мир – антизападный по определению, чего нисколько не надо стесняться. Напротив – делать упор на это обстоятельство. Согласен, что о закате и загнивании Запада рассуждать бессмысленно. Не потому, что либералы и западнофилы высмеивать начнут. А потому, что Запад давно закатился и сгнил. Его приснопамятные фундаменты – идеологические, культурные, финансовые – стали облезлыми оболочками фантомов. Его нормальные ценности выродились в противоестественные. Сегодня – это большой, утробно икающий желудок. С клыкастым ртом. С прямой кишкой. Но без головы. Безмозглый желудок настолько быстро сползает к Третьей мировой войне, что не исключено: он лопнет ещё на глазах сегодняшних поколений. Содрогаешься, представляя, сколько грязи, крови и вони он оставит после себя.

Ничего. Русский мир, в очередной раз поплевав на руки, возьмёт метлу, и вычистит ту превосходную государственную гавань, куда причалят и Антарктида с Аляской, и все бывшие народы Российской империи и СССР.

1
Please follow and like us:
0

Spread the love
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Добавить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о

Авторы

Перевести

Архивы

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели
Exclamation Triangle Check code