Социализм и коррупция

Spread the love

0

Как брали взятки при Сталине
Начнём с энциклопедической справки. Понятие «коррупция» происходит от латинского слова corruptio, которое означает: «порча», «разложение». Коррупция – это преступление, заключающееся в использовании должностным лицом возможностей, связанных с его должностью, в целях личного обогащения и занятия в обществе особого (привилегированного) положения. То есть коррупция возникает с появлением начальников и, следовательно, стара, как само общество. Однако наибольший размах это преступление приобретает в таких условиях, в каких начинает продаваться и покупаться буквально всё. В том числе и рабочая сила человека, и даже его органы. То есть в условиях, выражающихся в подавляющем господстве денег, ведущем к продажности не только государственных чиновников и должностных лиц, но и политических и общественных деятелей.

Социализм и коррупция
Если быть исторически точным, в СССР с 30-х по начало 50-х годов были периоды, когда делалось всё необходимое, чтобы нейтрализовать эту страшную общественную болезнь, и коррупция переставала играть решающую роль. Наступление на коррупцию велось «по всем фронтам» и всеми здоровыми силами, в числе которых деятельность карательных органов (как это ни покажется удивительным) далеко не всегда была главной. Главной была политическая воля высшего руководства страны искоренить зло, опираясь на строго научные подходы. Стоит ли говорить, что эта воля пользовалась невиданной поддержкой огромных масс простых смертных, доведённых «самодеятельностью бюрократов» до отчаяния!

Однако в результате государственного переворота, ставшего возможным после убийства Сталина, с 1953 г. всё начало возвращаться на круги своя и достигло пика в годы правления Брежнева. Достаточно привести хотя бы такой многозначительный факт. Маленков, по словам его сына Андрея, вспоминал, что Хрущёв, стремясь обладать среди партийной и государственной элиты авторитетом большим, чем был у Сталина, стал не только возвращать ей отменённые Сталиным льготы и привилегии, но и создавать новые. Не это ли было началом и одним из благоприятных условий для возрождения и развития коррупции, в итоге разрастания которой в стране наступил застой? Разложение советского общества закончилось его перерождением в «дикий капитализм», справиться с которым не могут даже самые светлые умы нашего времени на протяжении уже 20 лет!

Подтверждением того, что коррупция «портила общество» даже на заре социализма (когда, как говорилось, были всеобщий революционный подъём и беззаветная преданность общему делу у подавляющей части населения молодой советской республики), может служить, например, следующее обращение властей 6 декабря 1921 г. к работникам железных дорог (привожу в сокращении):

«Граждане! Железнодорожники!

Вечное позорище царской России – система откупа, лихоимства и взяточничества – свила себе прочное гнездо в наиболее чувствительной области нашего хозяйственного организма – в железнодорожном хозяйстве. Взятка на железных дорогах стала явлением столь «нормальным», что у многих товарищей железнодорожников притупилась чувствительность.

На железных дорогах всё возможно купить и продать за определённую мзду, которая умелыми подлыми руками развратителя пропорционально распределяется между стрелочниками и высшими рангами. Спекулянты массами за взятку заполняют протекционные вагоны, прорезают в них Россию вдоль и поперёк и обволакивают молодую советскую республику своей паучьей сетью. Всё находится в прямой зависимости от взятки.

Бедствия, причиняемые этим злом государству, неисчислимы и кошмарны по своим последствиям.

Взяточничество на железных дорогах должно быть и будет искоренено.

Где бы негодяй ни сидел: в кабинете ли за зелёным столом или в сторожевой будке, он будет извлечён и предстанет перед судом Революционного трибунала, карающий молот которого опустится на него со всей сокрушительной мощью и гневом, на которые он способен, так как нет пощады смертельным врагам нашего возрождения. Никакие обстоятельства не будут учитываться при вынесении приговора взяточнику. Самая суровая кара ждёт его.

Вместе с тем советская власть призывает всех честных граждан, в ком живо гнетущее сознание несмываемого позора и разлагающего влияния взяток, прийти на помощь для обнаружения и извлечения негодяев-взяточников.

Будьте зорки и бдительны! Пролетарские руки не должны и не могут быть замараны взятками!»

Обратите внимание! Этот призыв, как говорится, всем народом навалиться на взяточников – означал объединение действий власти и масс и уже одним этим во многом гарантировал успех в борьбе с проходимцами всех мастей. Призыв этот не имел целью вырастить «общество анонимных доносчиков». Однако со временем, особенно в эпоху Хрущёва и Брежнева, к сожалению, именно к этому свелось то по-настоящему дельное и доброе начинание (не имевшее, разумеется, ничего общего с подлым желанием сведения счётов), что так распространилось в последние советские годы. Кстати, тот же подход к гражданам Германии со стороны государства и по сей день обеспечивает ФРГ завидные результаты в деле предупреждения коррупции.

Россия и коррупция
Россия и коррупция ныне слились в одно целое, и настолько, что с точки зрения мирового сообщества коррупция – это обратная сторона медали, на лицевой стороне которой написано «Россия». Впрочем, если вникнуть в историю человечества, вряд ли найдётся страна первой величины, которая бы в какой-то период своего развития не перенесла эту болезнь в тяжёлой форме. Иное дело, что сейчас в этом отношении Россия «впереди планеты всей». И уже очень давно. Свидетельства Карамзина и особенно Гоголя – лучшее тому подтверждение! Скажу больше, во времена Гришки Распутина распущенность в государственных делах дошла до того, что должностями стали торговать в открытую, о чём свидетельствуют газеты тех лет. Говорили, Октябрьский переворот 1917 г. всей этой вакханалии положит конец, но не тут-то было… Пришёл НЭП (новая экономическая политика), и, словно навёрстывая упущенное, эта госпожа по имени Коррупция, что называется, взяла своё, предавшись такому экономическому разврату, что, казалось, всё (!) – на России можно ставить точку. И если бы не Сталин, как говорит Збигнев Бжезинский, тогда бы было так, как стало после его смерти!

Показательно, что даже оппозиционно настроенный к советской власти писатель Михаил Булгаков в вопросах борьбы с коррупцией не только поддерживал руководство страны. Но и предлагал ему свои ещё более решительные меры – как бороться с коррупцией и вообще с разладом в государстве, когда в нём опять главными героями становятся Чичиков, Хлестаков и прочая описанная Гоголем ловкая публика. Доведённый во времена НЭПа всем этим до отчаяния, он даже написал, как действовал бы именно он:

– Не отрывайтесь от ваших дел. Я сам справлюсь. Единолично… Подать мне сюда Ляпкина-Тяпкина! Срочно! По телефону подать!

– …телефон сломался.

– А-а! Сломался! Провод оборвался? Так, чтоб он даром не мотался, повесить на нём того, кто докладывает!!!

Батюшки! Что тут началось!… В два счёта починили и подали. И я рванул дальше:

– Тяпкин? М-мерзавец! Ляпкин? Взять его, прохвоста! Подать мне списки! Что? Не готовы? Приготовить в пять минут или вы сами очутитесь в списках покойников! Э-э‑то кто? Жена Манилова – регистраторша? В шею!.. Собакевич? Взять его! У вас служит негодяй Мурзофейкин? Шулер Утешительный? Взять! И того, кто их назначил, – тоже!… Ноздрёва в подвал… В минуту! В секунду!! Кто подписал ведомость? Подать его, каналью! Со дна моря достать!!!

Гром пошёл по пеклу…

– Вот чёрт налетел! И откуда такого достали?

– Чичикова мне сюда!

– Н… н… невозможно сыскать. Они скрымшись…

– Ах, скрымшись? Чудесно! Так вы сядете на его место…

И через два мгновения нашли!

И напрасно Чичиков валялся у меня в ногах и рвал на себе волосы и френч и уверял, что у него нетрудоспособная мать.

– …Мать?.. Где миллиарды? Где народные деньги? Вор!!! Взрезать его, мерзавца! У него бриллианты в животе!

Вскрыли его. Тут они.

– Все?

– Все-с.

– Камень на шею – и в прорубь!

И стало тихо и чисто…

Исторический факт:

Факты истории (вопреки иллюзиям коммунистически настроенных граждан) обязывают признать, что явления коррупции присущи и социализму – и порою настолько, что в состоянии разрушить сам социализм. Так было на заре строительства социализма. Так оказалось и на его закате.

Сталин и коррупция
В двух крупнейших российских газетах я уже документально доказал – с каким высочайшим уважением (вопреки либеральной болтовне!) относился Сталин к таланту Булгакова, и… не исключаю, что, прочитав этот крик души писателя, Сталин взял его подходы себе на вооружение… Сталин победил коррупцию. Свести её на нет, как и проституцию, нельзя, но добиться того, чтобы коррупция не играла решающую роль, можно! Именно это – и удивительно быстро – сделал Сталин, и причём дважды: первый раз – на закате НЭПа, второй раз – после войны, когда в условиях создавшегося из-за военной разрухи сплошного дефицита бразды правления жизнью начала брать в руки всякая преступность, любящая поживиться за чужой счёт (см. таблицу). Эти два сражения с коррупцией и отображают добытые мною исторические документы, перед обнародованием которых следует сказать следующее.

Кто боготворит Сталина и говорит, что при нём не было коррупции, взяток и воровства, говорит неправду. Просто говорящий это не располагает архивными данными, чтобы знать, как было тогда в действительности. Кстати, организовать доступ к «коррупционным архивам» даже с моим исследовательским опытом оказалось невероятно сложно!!! Несколько лет ведущие генералы госбезопасности и МВД ничем не могли помочь. И вот наконец (как это произошло – пусть останется тайной!) долгожданные архивы в моих руках! И они свидетельствуют: коррупция, взятки и воровство были и при Сталине, и имели они достаточно масштабный характер. Хотя, конечно, масштабы эти не идут ни в какое сравнение с теперешними, когда берут взятки заводами, а воруют целыми отраслями, как об этом сообщают телерасследования. Впрочем, и воля тогдашних верхов к борьбе с этой раковой опухолью государства несопоставима с той, которую народ наблюдает сегодня. Да и возмездие в отношении «преступного меньшинства» сегодня гораздо гуманнее, чем в былые дни. Почему? Не потому ли, что это «преступное меньшинство» делает всё, чтобы законы принимались в его интересах?!

История учит: от коррупции, как от болезни (скажем, гриппа), общество необходимо периодически лечить. Ведь занимаются коррупцией, берут взятки и воруют… для чего? Да для того чтобы «жить красиво», то есть… за счёт других, толком ничего не делая! Стало быть, коррупционеров надо сажать пожизненно или вовсе (как это делают в Китае) лишать жизни, потому что «красиво жить» не запретишь!!!

Ныне годами (!) можно цивилизованно, но тщетно добиваться выдачи «отечественных преступников» из-за границы. В былые же годы (как свидетельствовали мне председатели КГБ Семичастный и Крючков) всё было «весомо, грубо, зримо»: если приговорённых советским судом и оказавшихся за рубежом граждан заграница не выдавала – за кордон направлялись специальные группы захвата, которым поручалось доставить преступника на Родину живым, а в случае невозможности сделать это – уничтожить! И не было на земле места, где от такой карающей руки Закона можно было бы скрыться! (Пример с ликвидацией Троцкого далеко не единственный, хотя, пожалуй, самый известный.) Разумеется, о гуманном обращении с осуждённым в ходе такой доставки никто не думал. Как рассказывал мне причастный к такого рода операциям генерал КГБ Михаил Докучаев, невозможно было обеспечить подобным «пассажирам» необходимые удобства, если приходилось возвращать их на «родную землю» насильно, скажем, из Австралии в мешке, да ещё в корабельном трюме с углём…

Кстати, Владимир Крючков подтверждал сказанное Докучаевым тем, что в принципе и сегодня у спецслужб нет особых технических проблем для решения аналогичных задач в любой точке земного шара – были бы только соответствующий Закон и моральная убеждённость в правоте своего дела, хотя бы… как в Соединённых Штатах Америки. Ну и, конечно, воля руководства. «Там даже миллиардера из-под земли достанут, если он посягнул на экономическое могущество и жизненное благополучие государства», – любил подчёркивать Крючков.

Могут сказать: «Конечно, Сталин всех пересажал или просто перестрелял!» На что напрашивается ответ: «А вам что, жуликов и бандитов жалко?! Вам что, жалко тех, кто устраивает собственное благополучие за счёт остальных, в том числе и за счёт вас, если вы, разумеется, – порядочный человек?!» И потом: сейчас «сидят» больше, чем при Сталине… Это не я сказал. Это сказал руководитель Счётной палаты РФ Степашин, поработавший в «верхах» и МВД, и госбезопасности и, стало быть, не понаслышке знающий то, что было и что есть. Иное дело, что тогда «сидели» в основном большие и маленькие «шишки», а теперь чаще всего за решётку попадают простые смертные и «стрелочники», организаторы же красивой жизни «отсиживают» свои сроки в самых респектабельных местах Парижа, Лондона, Вены, на Лазурном Берегу Франции и в других элитных краях планеты…

Но главное вот в чём: основательно ошибается тот, кто думает, что Сталин победил коррупцию потому, что «просто перестрелял» коррупционеров. Ошибается хотя бы по той причине, что в самый разгар борьбы с послевоенной коррупцией (26 мая 1947 г.) Сталин отменил смертную казнь… Коррупция была побеждена системой мер, которые отличали научная многосторонность и разнонаправленность подхода, постоянство, а не кампанейщина проведения, и, что особенно важно, эти меры касались всех, невзирая на лица и их число, потому что у руководства было то, что в народе называлось воля к победе! То есть не на словах, а на деле действовала неотвратимость наказания.

Что же касается родственников коррупционера, которые знали, но ничего не сделали для выявления преступника, то их в СССР тоже привлекали к суровой ответственности – как соучастников! Больше того, под суд попадали все, кто хоть краем уха слыхал, но промолчал, как кто-то занимается коррупцией или другим незаконным делом. Да! Правозащитники тогда защищали в первую очередь интересы большинства, сейчас же больше защищают права «человека», совершившего преступление… Лишиться всего своего имущества и денежных сбережений путём их конфискации в пользу государства считалось, что ещё хорошо отделался. Кстати, сбежавшему от суда предлагалось вернуться в страну добровольно, а не хочешь, пеняй сам на себя – тут уж… будь что будет!

Тогда нельзя было даже представить, чтобы кто-то, пользуясь «высоким положением», мог уйти от ответственности за свои деяния. Например, не было такого, чтобы тебя, если ты, скажем, – Ельцин или член его семьи, – нельзя было (согласно специальному Указу № 1763) привлекать к судебной ответственности, что бы ты ни сделал! Если преступление раскрывалось, под суд попадали даже родственники Сталина, и даже к ним применялась высшая мера наказания!!!

Итак, почему был такой потрясающий эффект в борьбе с коррупцией? Да прежде всего потому, что «подметали», невзирая на лица, не только коррупционера и его помощников, но и всех его близких и дальних родственников с возвращением государству всего (!) нажитого незаконными способами. А как же? Все они пользовались этими нетрудовыми доходами, чтобы жить припеваючи. Так что тогда было гораздо выгоднее жить честно! Кстати, подобным образом и сейчас борются с коррупцией на Западе, где, насколько мне известно, первым (следуя опыту Сталина!) так стал поступать в начале 60-х президент США Джон Кеннеди, настаивая на полной конфискации имущества всех членов семьи коррупционера, если они отказывались от сотрудничества со следствием…

Естественно, в наше время за политические дела, может быть, и не стоило бы прибегать к столь крайним мерам, но вот за экономические преступления и убийства, как говорится, сам бог велел?!

Новый поворот в «Ленинградском деле»
После войны Сталину предстояла новая война – с коррупцией. Так что не просто так и не из-за боязни потерять власть, как предполагают некоторые историки, Сталин начал «затягивать гайки» после Великой Отечественной. Да это и не новость для мировой истории – что после разрушительных войн везде и во все времена восстановление страны начинается с укрепления власти (вплоть до введения чрезвычайного положения и даже диктатуры), дабы остановить произошедшие за годы войны разлад и распад системы управления хозяйством и обществом. Кстати, из-за использования служебного положения в личных целях был привлечён к ответственности даже главный полководец – маршал Жуков. И только сданные им государству «трофеи от мародёрской деятельности в Германии» спасли его от сурового уголовного наказания, хотя и не избавили от серьёзного понижения по партийной и государственной линии. Однако самым серьёзным стало «Ленинградское дело» – дело о кумовстве в руководящих органах партии и государства, что было прямым путём к зарождению и расцвету коррупции. Её вершиной является злоупотребление служебным положением в личных интересах, начинавшееся привилегиями и льготами, а закончившееся взятками и превращением государственного кармана в свой собственный…

Нет, я не ошибся. «Ленинградское дело» в действительности – дело о коррупции прежде всего в руководящей среде сверху донизу… Поначалу, как и все, я этого не знал и не понимал. Но теперь, ознакомившись с рядом партийных документов, прихожу к выводу, что чисто политические обвинения, быть может, и сфабрикованы, но вот коррупционная сторона дела точно имела место! Во всяком случае совершённые обвиняемыми действия явно создавали условия для коррупции. (Говорю это на основании партийных документов, а не на основании материалов следствия, которые никогда и нигде в мире не пользовались должным доверием. Партийные же документы появились в атмосфере свободного выяснения отношений, причём задолго до заведения следственного дела.)

Но… сперва такой, казалось бы, совсем безобидный пример. Согласитесь, одно дело, когда речь идёт о выделении денег, скажем, на улучшение условий в детском саду и совсем другое, когда деньги требуются для восстановления сгоревшего детского дома, воспитанникам которого в отличие от детей, имеющих крышу над головой, просто некуда деться. Кажется, само собой разумеется, что в первую очередь необходимо помочь бездомным ребятам. Однако благодаря отношениям кумовства нередко начальник прежде всего выделяет средства не детскому дому, а детскому саду, потому как туда ходит любимый внук… Кажется, ничего особенного, но именно с таких безобидных фактов начинается коррупция, разъедающая, как ржавчина, всё государство.

Поймать дельцов на подобных преступлениях сложно, но можно. Чтобы исключить возможность кумовства или подкупа среди проверяющих, в сталинские времена для проверки одного и того же дела назначалось несколько независимых комиссий. Они подавали материалы проверок не какому-то одному главному лицу, а, допустим, каждому члену Политбюро. Это почти исключало возможность сокрытия результатов проверок и по многим направлениям (за счёт гласности) гарантировало применение заслуженных мер. Если же кому-то удавалось нейтрализовать все эти комиссии, то в таком случае (после установления факта сговора) никто не мог ждать пощады, потому что организованная преступность каралась куда жёстче и… безоговорочно! Это был своеобразный партийный суд, который не знал сроков давности, как это имеет место в наши дни. Например, с Мавроди, международным аферистом в особо крупных размерах, которого, если не привлекут к ответственности до такого-то числа, то затем по закону привлечь его будет уже нельзя…

«Ленинградское дело» началось с Постановления Политбюро 15 февраля 1949 г. в связи с безответственной самодеятельностью, предпринятой для проведения Всесоюзной оптовой ярмарки в Ленинграде (с 10 по 20 января 1949 г.). Толком ничего не было просчитано, и вместо распродажи товаров произошла их порча и… убыток на 4 млрд. рублей. И это в условиях страшного послевоенного промтоварного и продовольственного голода. Плюс ко всему выявилось растранжиривание значительных командировочных средств на поездку в Северную столицу руководителей со всей страны. Проще говоря, многие поехали просто «оторваться от дел» и гульнуть на широкую ногу… То есть даже в этом просматривалась коррупция. Дальше – больше!

В Постановлении отмечалось: «На основании проведённой проверки установлено, что председатель Совета Министров РСФСР тов. Родионов М.И. вместе с ленинградскими руководящими товарищами при содействии члена ЦК ВКП(б) тов. Кузнецова А.А. самовольно и незаконно организовал Всесоюзную оптовую ярмарку с приглашением к участию в ней торговых организаций краёв и областей РСФСР, включая и самых отдалённых, вплоть до Сахалинской области, а также представителей торговых организаций всех союзных республик. На ярмарке были предъявлены к продаже товары на сумму около 9 млрд. рублей, включая товары, которые распределяются союзным правительством по общегосударственному плану, что привело к разбазариванию государственных товарных фондов и к ущемлению интересов ряда краёв, областей и республик (А это коррупция… и ещё какая! – НАД.) Кроме того, проведение ярмарки нанесло ущерб государству в связи с большими и неоправданными затратами государственных средств на организацию ярмарки и на переезд участников её из отдалённых местностей в Ленинград и обратно. (И это тоже коррупция!)

Политбюро ЦК ВКП(б) считает главными виновниками указанного антигосударственного действия кандидатов в члены ЦК ВКП(б) т.т. Родионова и Попкова и члена ЦК ВКП(б) т. Кузнецова А.А., которые нарушили элементарные основы государственной и партийной дисциплины…

Политбюро считает, что отмеченные выше противогосударственные действия явились следствием того, что у т.т. Кузнецова А.А., Родионова, Попкова имеется нездоровый уклон, выражающийся в заигрывании с ленинградской организацией, в попытках представить себя в качестве особых защитников интересов Ленинграда, в попытках создать средостение (то есть препятствие, мешающее непосредственным отношениям. – НАД) между ЦК и ленинградской организацией…

В связи с этим следует отметить, что т. Попков, являясь первым секретарём Ленинградского обкома и горкома, не старается обеспечить связь ленинградской партийной организации с ЦК, не информирует ЦК партии о положении дел в Ленинграде и, вместо того чтобы вносить вопросы и предложения непосредственно в ЦК, встаёт на путь обхода ЦК партии, на путь сомнительных закулисных, а иногда и рваческих комбинаций, проводимых через различных самозваных «шефов» Ленинграда, вроде т.т. Кузнецова, Родионова и других.

В этом свете следует рассматривать ставшее только теперь известным ЦК от т. Вознесенского предложение «шефствовать» над Ленинградом, с которым обратился в 1948 году т. Попков к т. Вознесенскому Н.А., а также неправильное поведение т. Попкова, когда он связи ленинградской партийной организации с ЦК ВКП(б) пытается подменить личными связями с так называемым шефом т. Кузнецовым А.А..

Политбюро считает, что такие методы являются выражением групповщины…» (Постановление приводится в сокращённом виде.)

Чем внимательнее перечитываю это Постановление, тем основательнее напрашивается следующий вывод: при таком положении дел неизбежно создаются условия для возникновения и развития отношений по принципу «ты – мне, я – тебе!», «ну как не порадеть родному человечку?» Однако это и есть коррупция!!!

Кстати, Кузнецов, используя должность начальника ЦК по кадрам, расставлял «своих людей» – «ленинградцев» на высокие посты по всей стране. Это объясняет тот факт, что репрессии в связи с «Ленинградским делом» не ограничились Ленинградом, а прокатились по всему Союзу. Коррупцию вырубали тогда под корень, во избежание метастазов прихватывая нередко и незараженные ещё места, то есть оказавшихся рядом. Правда, это уже был перехлёст местных деятелей по принципу «как бы чего не вышло», а то и обычное сведение счетов. Однако за всё это потом тоже приходилось отвечать!

Следует обратить внимание и на такой исключительно важный факт, а именно: 21 февраля 1949 г. на Пленуме Ленинградского обкома в связи с этим Постановлением состоялся основательный разговор. И, надо заметить, при выяснении отношений на Пленуме П.С. Попков не стал оправдываться, а прямо сказал, «что абсолютное число вопросов, которые шли из областного и городского комитетов партии, шли в ЦК через Кузнецова. Я считал такую постановку правильной. Я видел стремление Кузнецова руководить Ленинградской организацией… Вот некоторые факты. Мне товарищ Кузнецов однажды позвонил и с возмущением накричал на меня (я за один крик должен был поставить в известность ЦК партии): «Что вы строите дорогу в Териоки? Для того, чтобы вам легче было ездить на дачу?» Я сказал: «Сдаётся курортная зона, нужна дорога. Есть решение сессии Ленсовета и горкома партии». «Это вы всё придумали. Такие вопросы нужно согласовывать с ЦК…» Теперь я понимаю, что, требуя согласования таких вопросов с ЦК, под ЦК он разумел себя.

Приезжает Вербицкий и говорит: «Я был у Алексея Александровича Кузнецова, который спрашивал меня, на каком основании вы хотите снять трамвайное движение с проспекта Энгельса?» Вербицкий тогда заявил: такие вопросы Кузнецов требует согласовывать с ним…» (Цитирую в сокращённой форме.)

Заметьте! Всё это было бы терпимо, если бы Центральным Комитетом Кузнецову поручалось отвечать за положение дел в Ленинграде, но ведь делал он это самовольно, будучи начальником Управления кадров ЦК. Больше того, оказывал давление, используя своё влияние при подборе, замене и выдвижении людей. Причём не только занимался не своим делом, но и стремился решать все вопросы единолично, скрывая это от ЦК и действуя так, как было выгодно прежде всего ему: поначалу с точки зрения общего дела, а потом и с точки зрения личной карьеры и личного благополучия… И это тоже вело к всеохватывающей коррупции, ибо если что-то можно начальнику, то это же можно и подчинённым! Разумеется, в отношении своих подчинённых.

Этот вывод хорошо прослеживается на примере второго секретаря Ленинградского горкома Я.Ф. Капустина, который как ни в чём не бывало рассказывал: «В системе нашей было так: как поездка – так обязательно зайти (в Москве к Кузнецову. – НАД). В последний раз, когда я с делегацией приехал приветствовать Московскую партийную конференцию, опять не преминул к нему зайти. Чего ради зашёл? Зачем?» На что Маленков совершенно справедливо ответил: «Дело не в том, что вы ходили или не ходили к товарищу Кузнецову – он был секретарём ЦК: почему бы не зайти? А дело в том, что Центральный Комитет не знал, о чём вы говорили с Кузнецовым, какие указания давал Кузнецов. Всё это замкнулось в группе… У Центрального Комитета есть Секретариат, есть бюро, есть Политбюро, и в зависимости от важности вопроса решает Секретариат, бюро или Политбюро. Вы же поддерживаете другой порядок – единоличное решение вопроса, единоличные указания. Вот о чём речь». (Цитирую в сокращении.)

Маленков прав, потому что именно с таких негласных разговоров начинается коррупция. И кто не понимает этого, тот никогда не победит коррупцию.

Исторический факт:

Выходцы из Ленинграда (например, в лице Н.А. Вознесенского) и в Госплане СССР не очень-то придерживались правила: дружба дружбой, а служба службой! В результате «оказалось, что председатель Госплана Вознесенский систематически занижал план одним министерствам и завышал другим. Соответственно у тех, кого он любил, были хорошие показатели, премии и прочие прелести». А вот у остальных – лучше не вспоминать…

Как тяжелы для страны подобные «ленинградские традиции», народ испытывает на себе по сей день!

Что это было
Все разбирательства по «Ленинградскому делу» происходили в сугубо общественном порядке и не касались той части «дела», которую завели через полгода органы, начав уголовное следствие за поползновения политического характера, имевшие целью создание новой партии (РКП) и оформление на этой основе РСФСР в… так сказать, полноценную республику. То есть «ленинградцев» судили за те политические планы, которые предполагали в конечном счёте то, что сделал Ельцин в 1980–1990 гг., а именно: объявив Россию независимой в составе СССР, Ельцин тем самым разрушил Советский Союз и, стало быть, совершил деяние, которое должно было преследоваться по статье «Измена Родине» путём разрушения конституционных основ СССР, выразившееся в смене или свержении общественного строя.

Иначе говоря, судили и приговорили «лендельцев» за попытку создания того, что 40 лет спустя всё-таки создали Ельцин и его союзники в виде КПРФ Полозкова – Зюганова и пресловутого Содружества Независимых Государств (СНГ), от которого народы бывших союзных республик не могут прийти в себя до сих пор. Однако это была совсем другая и более страшная история, отставившая на второй план даже вопросы коррупции, рассмотренные нами выше.

Помимо коррупционной составляющей «Ленинградского дела», выявленного на самом высоком партийном и государственном уровне, в те же годы была раскрыта целая серия «дел» хозяйственного порядка в сфере действия министерств, главков и предприятий, непосредственно производящих продукцию повышенного и повседневного спроса. Это прежде всего «Хлебное дело», «Ткацкое дело», «Винное дело», «Музыкальное дело» и «Денежное дело», имевшие чисто коррупционный характер в масштабах всей страны. Кстати, главным героем этих «дел», вскрывших махинации паразитических элементов, стал знаменитый советский сыщик Фёдор Семёнович Невзоров… (на фото – mamlas)

«Хлебное дело»
Как бы тайно «верхи» что-то ни делали – «низы» тут же (!) начинают повторять это. Потому что пока «верхи» ещё только готовятся, богатое воображение наблюдательных «низов» уже рисует то, что «верхи», дескать, давно делают… Действительно: если можно «верхам» по отношению к своим подчинённым, то почему нельзя этим подчинённым по отношению к своим «низам»?! Коррупция – как электричество – вмиг распространяется по всем каналам власти! И если кто-то становится на её пути, она тут же превращает его в «своего» или выбрасывает вон (!) из своей системы – особо же непокорных просто уничтожает. Поэтому я называю коррупцию раковой опухолью общества…

Впрочем, опухоль эта может зарождаться на любых этажах власти, когда власть почему-нибудь ослабла или когда общество оказалось совсем без власти, как это бывает после стихийных бедствий и особенно после общественных потрясений, происходящих в процессе войн и революций.

Вот такая тяжёлая беда после Великой Отечественной и свалилась на победивший, но голодный Советский Союз. И первым из дел, за которое взялась коррупция, естественно, стало «хлебное дело». Потому что голодные люди за хлеб готовы были отдать последние свои сбережения!

Выявление «паразитов», поистине высасывавших из народа оставшиеся соки, началось с изучения Невзоровым документов, согласно которым в течение 1945 г. Совнарком СССР выделял хлебопекарной промышленности муку, сахар, сгущённое молоко, сливочное масло, сахарин, изюм, джем, мясные консервы и другие продукты особой важности, чтобы поскорее восстановить в ослабленных за годы войны людях необходимый набор витаминов.

Инкубатором и разносчиком коррупции в пищевой промышленности России стала распределительная система «Росглавхлеб» во главе с начальником отдела снабжения Михаилом Исаевым. В разветвлённую сеть его преступной группы (кроме зама начальника отдела Шулькина Б.Н., главбуха отдела Розенбаума Д.А. и директора Московской межобластной базы Главка Бухмана Э.М.) входили должностные лица из плохо контролируемых трестов Алтая и Татарстана, а также Архангельской, Брянской, Ивановской, Московской, Оренбургской и Ростовской областей. Всего было не менее 20 человек…

Внимание Невзорова и его товарищей по спецслужбам привлекли хорошенькие молодые женщины, которых разожравшиеся исаевские красавцы меняли как перчатки. Ещё бы: когда одних качало от голода, у этих в ресторанах и на дачах столы ломились от блюд и выпивки, что позволяло устраивать чуть ли не конкурсный отбор среди слабого пола. Дошло до того, что жена Исаева узнала про дачные «хоровые оргии» мужа и… повесилась. Исаев же и его компаньоны по лёгкой жизни, чтобы скрыть истинные причины смерти, похоронили её как скончавшуюся от внезапного сердечного приступа…

Спрашивалось: а на какие деньги и откуда бралось всё это?

Ответ был до предела прост: с миру по нитке – рубашка к телу. Действительно, за то, что указанным трестам все дефициты выделялись без задержки, а то и сверх положенного, их начальнички «откатывали» московскому начальству по следующей схеме.

Выписывали, например, какому-то хлебозаводу или кондитерской фабрике тысячу кг муки или сахара, однако отпускали, скажем, сахара лишь 950 кг, оставляя Исаеву в виде «отката» 50 кило. Чтобы покрыть эту недостачу (да ещё и нажиться на полученном дефиците), при изготовлении, допустим, печенья осуществлялось недовложение сахара: вместо 1000 в производство шло 900 кг… в расчёте на то, что на вкус не определить, сколько сахара в килограмме печенья – 90 г или 100! Сделать это можно было только в лаборатории.

Или возьмём выпечку 100 тыс. булочек, на каждую из которых вместо 10 шт. изюма шло 8 и вместо 30 граммов сахара – 25 и т. д. и т. п.

Практиковалось и прямое хищение за счёт неполного оприходования поступавшего продовольствия, что в послевоенных условиях легко объяснялось как невыявленными пропажами из распломбированных в пути вагонов, так и явными грабежами при разгрузке «товарняков» членами многочисленных бандформирований, которые нанимались на работу как порядочные люди, но потом вдруг исчезали в неизвестном направлении и, естественно, не с пустыми руками. В итоге материально-ответственные лица вынуждены были составлять акты на нанесённый ущерб. Разумеется, в сложившейся обстановке многие из них воровали и сами, а списывали всё на бандитов.

«Сэкономленные» таким образом продукты быстро сбывались на рынках и через коммерческую сеть магазинов.

Как бы там ни было, но сыщику Фёдору Невзорову и его товарищам по спецслужбам удалось вывести на чистую воду не только уже названный столичный продовольственно-криминальный центр М.И. Исаева, но и связанных с Исаевым высокопоставленных провинциальных любителей устраивать себе «сладкую жизнь» за счёт горьких слёз простых граждан.

По агентурным данным

Перечисляю преступников-коррупционеров и их «дела» по документам МВД СССР. Итак:

«ЛЕЙДЕРМАН Л.Г., представитель Ростовского треста, по преступному сговору с Исаевым и другими работниками Центральной базы и отдела снабжения «Росглавхлеб» получил для предприятий хлебопекарной промышленности области разных продуктов на сумму 123,7 тыс. рублей, но в гор. Ростов их не доставил. Часть денег за эти похищенные продукты он (по договорённости с гл. бухгалтером отдела снабжения Главка Розенбаумом) перечислил через московские гострудсберкассы наличными. Часть товаров были списаны по отдельным хлебозаводам на производство как якобы израсходованные на изготовление хлебобулочных изделий.

Фролов А.Е., работая в должности управляющего Архангельского треста хлебопекарной промышленности, в 1945–46 гг. получил с базы «Росглавхлеб» продовольственных товаров на сумму 86 928 рублей, из которых на 66 569 рублей в трест их не доставил и похитил.

Аналогичным путём получили и расхитили продтовары:

представители Татарского треста хлебопечения экспедитор Курочкин-Саводеров Ф.Н. и Цанин Я.Т. – на сумму 183 тыс. рублей (из них Курочкин-Саводеров – на 136 тыс. рублей);

главный инженер Алтайского, а затем управляющий Брянского треста «Росглавхлеб» Дашковский М.И. – на сумму 10 600 рублей;

экспедитор Бузулукского хлебокомбината Оренбургской области Спе-
вак С.М. – на сумму 94 тыс. рублей и т.д.

Кроме того, следствием по делу установлено, что Исаев М.И. по приказу Минпищепрома СССР №104 от 18.03.46 г. получил с Московского треста «Печение» 30 автомашин для отправки по разнарядке в ряд трестов Российской Федерации. По преступной договорённости с управляющим транспортной конторы Московского треста Меламедом Г.Я. за отправку автомашин трестам они получали с их представителей взятки из расчёта 7 тыс. рублей за машину. Всего ими было получено около 200 тыс. рублей. Например, тот же Лейдерман за 10 автомашин передал Меламеду взятку 70 тыс. рублей. Документально Лейдерман отчитался так, что якобы израсходовал указанную сумму на ремонт машин, который он производил на предприятиях Москвы в частном порядке. Фиктивные документы за соответствующую плату составлял ему экспедитор Центральной базы «Росглавхлеб» Рабинович И.З. За отпуск автомашин Бузулукскому хлебокомбинату с его представителя Спевака Исаев получил 60 кг сахарина, который тот должен был доставить на свой хлебокомбинат. В результате, чтобы скрыть недостачу, похищенный таким образом сахарин был списан на производство…

Часть незаконно полученных денег шла на разгульный образ жизни, в частности, на пьянки в ресторанах и на кутежи с женщинами лёгкого поведения. Другая часть расходовалась на приобретение драгоценностей и предметов быта. У Исаева была изъята сберегательная книжка на предъявителя на сумму 100 тыс. рублей и описана в Подмосковье дорогая дача, на которой был обнаружен и изъят целый склад продовольственных товаров, и среди них – мешки с сахаром и мукой, большое количество мясных и молочных консервов, сотни бутылок дорогостоящих вин, водочные и колбасные изделия на десятки тысяч рублей и проч.

Преступной группой Исаева за период с 14 апреля 1945-го по 1946 г. включительно было похищено: сахара – 1670 кг, муки – 8500 кг, сахарина – 670 кг, изюма – 310 кг, сливочного масла – 414 кг, сгущённого молока – 1553 банки, джема и повидла – 2605 кг и т.д. – всего по розничным ценам (согласно Приказу Министерства торговли СССР №550 от 14.12.1947 г.) на сумму 1 139 230 руб. 18 коп.

Московский городской суд 31 мая 1949 г. приговорил:

Исаева и Розенбаума к 25 годам лишения свободы каждого с последующим поражением в избирательных правах на пять лет;

их соучастников: Курочкина-Саводерова – к 15 годам лишения свободы;

Меламеда, Спевака и Цанина – к 10 годам лишения свободы;

Бухмана, Лейдермана, Фролова и других – также к длительным срокам лишения свободы;

всех – с полной конфискацией имущества их родных».

Таким образом, ущерб, нанесённый преступниками государству, был возмещён полностью. О подобных результатах сегодня не приходится даже мечтать…

«Ткацкое дело»
В те первые послевоенные страшные годы спать было не на чем, рубашку сшить было не из чего… Фабрики были разрушены, так что самой простой материи не хватало. И это тоже явилось полем для возникновения и распространения коррупции. Так, на спецодежду (халаты, фартуки, чепчики, косынки) и прочие принадлежности производственного назначения, необходимые работникам хлебопекарной, кондитерской, консервной и других отраслей пищевой промышленности, из чрезвычайно скудных запасов государство начало выделять бельевые ткани. Ткани направлялись в распоряжение начальника отдела Московской межобластной конторы Тавшунского, на которого была возложена ответственность за организацию работ по спецпошиву. Между тем этот гражданин, исповедующий мораль «своя рубашка ближе к телу», тщательно изучив систему «Главснаба», нашёл в ней бесконтрольные ходы и организовал пошив всей этой белоснежной продукции так, что стало хватать и на постельное бельё, и на рубашки, и даже на белые платья отдельных послевоенных красавиц. Разумеется, Тавшунский подыскал места, где можно было продать и купить всё!

Чтобы дело закрутилось, наделённый властью проходимец связался с артелью портных. И колёса швейных машин завертелись, выпуская всё в укороченном и урезанном виде, да к тому же преимущественно небольших размеров. Дескать, халаты на отощавших за войну работниках и работницах и так сойдутся… Однако, сколько ниточка ни вилась, а конец её нашли достаточно быстро. Вот как об этом говорилось в спецотчете МВД:

«Начальник отдела конторы Тавшунский на договорных началах вошёл в преступные связи с рядом руководителей промартелей (промкооперации) города Москвы, получая с них взятки за то, что они с его ведома изготовляли спецодежду малых размеров, создавая за счёт этого излишки бельевой ткани, которые затем сбывали своим соучастникам, работающим в торговой сети…

Преступники были изобличены в 1947 г.:

1) путём закупки изготовляемых артелями халатов, костюмов и других изделий;

2) путём проведения через соответствующие лаборатории их технической проверки на предмет установления нарушений ГОСТа;

3) путём документирования сбыта излишков ткани в торговые точки;

4) путём опроса свидетелей.

Под действием этих неопровержимых улик Тавшунский и его подельники признались в совершённых преступлениях. Всего ими было расхищено ткани на сумму 180 тысяч рублей, из которых Тавшунский получил в виде взятки 40 тысяч рублей, 20 тысяч рублей он передал управляющему конторой Скляренко за то, что последний не контролировал его работу, хотя и знал, что на поставляемую спецодежду от предприятий поступают рекламации». Кстати, тогда эти деньги считались бешеными.

Итог: все жулики получили по заслугам так, что их родственники по сей день проклинают Сталина… Таких тавшунских сажали тогда безжалостно, а тем временем фабрики восстанавливались, хороших и разных тканей становилось много, и жизнь налаживалась – без коррупции!!!

«Винное дело»
Что требуется человеку, истосковавшемуся по мирной жизни? Прежде всего – хлеба, вина и зрелищ! Ну и, конечно, как и во все времена, любви и ласки!!!

Когда после войны хлеба стало вдоволь, когда люди немного приоделись, когда стало жить лучше и веселее, захотелось вина, музыки, песен и плясок – да так, чтобы в каждой семье были свой патефон и пластинки…

Первыми обратили внимание на эту горячую и естественную человеческую потребность в солнечных напитках и духовной пище нечистые на руку большие начальники и исполнители их указаний. Так возникло сперва «Винное», а затем и «Музыкальное дело»…

Потребности в солнечных напитках выросли настолько, что государству пришлось открывать новые винзаводы по всей стране и в первую очередь в России: в Москве, Куйбышеве, Свердловске, Челябинске, в Брянской, Калужской, Кемеровской и Читинской областях, а также в Красноярском и Хабаровском краях, где своих виноградников по понятным причинам не существовало. И поэтому винные материалы необходимо было завозить прежде всего с Дона, Кубани и Ставрополья.

…Между тем в начале 1951 г. в гостиницах и ресторанах столицы спецслужбы стали замечать небывалый наплыв гостей с юга. Особенно потянулись к Москве грузины. И все они буквально сорили деньгами, устраивая нехарактерные для тех лет кутежи с подключением безотказных женщин. Стали наблюдать, где эти любящие жить на широкую ногу граждане бывают между загулами в ресторанах. И были очень поражены, когда выяснилось, что все дороги из всех ресторанов ведут в одно и то же место – в Управление Министерства пищевой промышленности СССР под вывеской «Главвино», а в нём – в кабинет заместителя начальника этого управления по фамилии Мирзоянц…

Решили узнать, почему и надолго ли вся эта южная братия вдруг слетелась сюда как мухи на мёд? (К тому же среди них, между прочим, выявилось немало лиц, бывших не в ладах с законом, а то уже и отсидевших.) Чем же смог так заинтересовать их именно Мирзоянц? Да и вообще, что за личность замначальника главка? Не просто же земляк?

Чтобы ответить на все эти вопросы, чекисты разработали специальную всесоюзную операцию. Впечатляли не только масштабы этой операции, но и её участники, потому что кроме вездесущей милиции были привлечены силы госбезопасности. И вот операция началась. И сразу по всем направлениям.

Первое, что поразило оперативников: в какой-то момент все эти южане как внезапно появились, так же внезапно из Москвы и исчезли. Но ещё больше поразило то, что всех их чекисты, разъехавшиеся по местам проведения операции, встретили среди руководящих кадров на вновь открывшихся винных заводах… Взялись проверять, кому поручалось организовать все эти назначения? И (вот где была собака зарыта!) выяснили, что распределять руководящие должности на новых предприятиях по производству вина доверили не кому иному, как «чистому и прозрачному», как их вино, «дорогому и уважаемому товарищу Мирзоянцу»!

Естественно, оформлял он эти назначения «землякам с юга» не за красивые глаза, ибо, говорили, он был нормальной ориентации… В связи с этим в специальной справке МГБ СССР отмечалось, что, по оперативным наблюдениям, «назначенные главными виноделами и директорами новых заводов, располагая большими суммами, хорошо знали, что на купленных должностях получат возможность нажиться».

Больше того, оказалось, что и на «советских югах» товарищ Мирзоянц чуть ли не самый известный человек, разумеется, после Сталина. Понятное дело, в Москве его знали потому, что он распоряжался должностями. Но чем он мог распоряжаться «под солнцем юга», чтобы его там так уважали и… буквально чуть ли не на каждом винограднике? Чтобы ответить на этот вопрос, предстояло проверить продаваемые жидкости «на чистоту вина»…

И вот какие результаты ждали чекистов уже на первом этапе операции в «запасной столице» (на период войны) – в городе Куйбышеве…

Сюда, по данным спецслужб, «на должность директора вновь открывшегося винзавода «Самтреста» Грузинской ССР Мирзоянц за соответствующее вознаграждение направил одного из находившихся в Москве южан по фамилии Алабидзе», а тот привёз с собой в Куйбышев целую «группу лиц грузинской национальности». Именно эти «приезжие люди занимали на заводе основные должности». Однако наблюдения за деятельностью «пришельцев», как их тут называли, ничего не дали. Уже и здесь их хорошо знали в ресторанах, так как деньги они расходовали очень большие, ну ещё жили на частных квартирах без прописки, а больше ни к чему не придерёшься… Да, было установлено, что «виноматериал поступал из ряда винсовхозов Грузии по железной дороге в деревянных бочках большого габарита», но… «всё соответствовало документам». Между тем информация о поступлениях «левого вина» в торговую сеть неопровержимо свидетельствовала, что… «всё-таки крадут». Встал вопрос: «Как?»

В связи с этим в своём отчёте знаменитый советский сыщик Фёдор Невзоров сообщает: «Над этой загадкой нам пришлось ломать голову не один день. Тем не менее споры до позднего вечера в дымной комнате начальника местного отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности были бесплодны. Решили пройтись по самым «низам»… Разговорился с чернорабочим завода, знающим в винах толк. И последний мне сказал, что много он видал в жизни фокусов, но такого чуда ещё не было, чтобы взятое им из бочки стаканом вино при поднесении к нему спички (когда хотел прикурить цигарку) пыхнуло синим пламенем!

Как услышал я про «горящее вино», так сразу стало всё ясно: этот незначительный на первый взгляд эпизод дал нам толчок к тому, что виноматериал поступает на винзавод из Грузии не меньше чем двойной кондиции, т.е. с превышением нормы сахара и спирта по крайней мере в два раза! Предположение подтвердил лабораторный анализ. В сопроводительных документах значилось: крепость – 18 градусов, сахар – 9%, а фактическое содержание в бочках спирта и сахара (согласно анализу) соответствовало 36 градусам и 18%…

Стало ясно, что расхитители боялись поставлять излишки виноматериалов на большие расстояния. Поэтому направляли винный полуфабрикат с двойной концентрацией. Алабидзе же и его компания на заводе при обработке и разливе разбавляли виноматериалы водой и получали стопроцентные излишки вина.

Почему это оказалось возможно? Да потому, что в Российской Федерации на винбазах и винзаводах российского сырья для изготовления вина не хватало, и дельцы с согласия Мирзоянца заключали договоры на поставку виноматериалов с предприятиями Грузинской, Молдавской, Узбекской и Украинской ССР, где у них были «свои люди» и… не было никакого контроля».

Вот потому-то «дорогого и уважаемого товарища Мирзоянца» знали чуть ли не на каждом винограднике этих южных республик!

Между тем обнаружение преступлений сугубо коррупционного характера, организованных «шишками» всех уровней «от Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей», с целью доведения «винного дела» до конца, диктовало срочно перейти ко второму этапу этой всесоюзной операции. Для чего понадобилось перенести основные действия на территорию Грузии. И Сталин не только дал отмашку, но и потребовал, как говорят в наши дни, разобраться по полной программе и… невзирая на лица. Чем (судя по всему, поначалу даже не подозревая) основательно задел Берию и его мафию. (Подробно и строго документально это обосновывается в книгах «Как убивали Сталина» и «Сталин и Христос», а также в исследовании «Почему Берия убил Сталина».)

Итак, московские чекисты берут курс на Грузию. Ведь при таких «двойных цифрах» в подозреваемом грузинском винсовхозе «на день отправки виноматериалов на завод в Куйбышев должна быть большая недостача спирта-ректификата!»

Привожу отчёт Невзорова: «Я знал, что винсовхоз отправил около 90 бочек (ёмкостью 500–600 литров каждая) виноматериала с двойной концентрацией, и, стало быть, должна быть недостача, которую жулики покрыть не могли… Я поехал в совхоз, чтобы с помощью специалистов снять остатки спирта-ректификата, применяемого при обработке вина. Меня ожидал сюрприз. Главный винодел, не сдав огромные ценности, сбежал. Директор выехал в неизвестном направлении. (Скорее всего, кто-то из «своих людей» в грузинских спецслужбах предупредил их?! – НАД.)

Было принято решение создать комиссию из числа специалистов и работников учёта и приступить к полной инвентаризации (в том числе спирта и виноматериала). Результаты показали, что недостача спирта и виноматериалов – свыше миллиона рублей!

Одновременно со снятием остатков в винсовхозе была проведена инвентаризация вина на Куйбышевском винзаводе, где комиссия установила излишки вина в количестве 25 тонн, незначительная часть которого уже была реализована в торговую сеть».

Грузию начали чистить настолько основательно, что, если бы не преждевременная смерть, Сталин наверняка привёл бы её в порядок как следует. Впрочем, и после того что там успели сделать, до сих пор раздаются возмущённые голоса недобросовестных или просто несведущих людей, дескать, за что Сталин отправлял «цвет грузинской нации» целыми вагонами в Сибирь и другие малопригодные для лёгкой жизни места?! (Кстати, Берия, свергнув Сталина, первым делом вернул этот «цвет» обратно, и тот в конце концов расцвёл столь пышно, что довёл простой грузинский народ до полного теперешнего бесправия и изнеможения…)

Как разрушить цепь
Вывод из «винного дела» следующий: стоит обнаружить несколько звеньев, чтобы начала рушиться вся преступная цепь. Так вывели на чистую воду виноделов Москвы, Молдавии, Узбекистана, Украины, Армении, Массандры, Абрау-Дюрсо и многих других «сладких мест».

«Излишки вина (кроме уже перечисленных способов) преступники создавали за счёт:

– умышленного занижения процента его выхода при переработке винограда в сусло (виноградный сок);

– разбавления дорогостоящих вин дешёвыми;

– добавления в вино воды;

– переклейки этикеток на бутылках и т.д.

Особое место занимали фальсификация и реализация вин и коньячных изделий, в чём особо преуспели некоторые работники московского ресторана «Арагви».

Созданные таким образом излишки вина реализовывались в торговую сеть путём вывоза с предприятий и сбытовых баз по одной накладной дважды, по документам с последующим их уничтожением или перепиской на меньшее количество и, наконец, без документов на «свободное место»…

У коррупционеров были изъяты деньги и ценности на сумму свыше 10 млн. рублей.

В итоге была разоблачена и арестована опасная преступная группа, действовавшая в нескольких республиках Советского Союза и находившаяся в коррупционных связях с заместителем начальника «Главвино» СССР Мирзоянцем».

Многих тогда посадили, и очень надолго. Правда, потом (после убийства Сталина) сперва Берия (см. книгу «Как убивали Сталина»), а затем и Хрущёв многих простили… Хрущёв назвал это «необоснованными сталинскими репрессиями против невинных партийных, советских и хозяйственных руководителей». Многих тогда они вернули из ссылок. И те опять взялись за старое, да так, что в конце концов коррупция стала в СССР решающей силой! В итоге СССР перестал существовать…

«Музыкальное дело»
Что бы ни говорили, но стране (почти в одиночку свернувшей голову непобедимому фашизму) хотелось песен. И вся страна пела:

Легко на сердце
от песни весёлой.
Она скучать не даёт никогда.
И любят песню деревни и сёла.
И любят песню большие
города.

Нам песня строить и жить
помогает.
Она, как друг, нас зовёт
и ведёт.
И тот, кто с песней
по жизни шагает,
Тот никогда и нигде
не пропадёт!

Эти простые, но западавшие в душу слова пели на площадях с высоченных столбов огромные блестящие громкоговорители-«колокольчики». А в каждом доме их пели неумолкающие «тарелки» репродукторов. И подпевали им на все голоса взрослые и дети. Победившая страна пела и жила будущим, мечтая, чтобы песни звучали не только по Всесоюзному радио, но и с пластинок собственных патефонов и радиол, которые тогда только входили в моду.

И как-то вдруг (в самом начале 50-х) об этом замечтали все сразу, и началась буквально «охота на пластинки», которые в то время шли нарасхват. Этим тут же воспользовались «музыкальные деятели» с Апрелевского завода грампластинок в лице заведующего производством Дорошенко, начальника отдела сбыта Миронова и завскладом Оськина, которые создали всесоюзную преступную группу жаждущих жить за чужой счёт. Пластинок от этого не стало больше!!! Просто какая-то их часть стала прессоваться в полукустарном порядке из краденого порошка, но продавалась тоже через государственную торговую сеть. Деньги же за этот левый товар валом валили в ненасытные карманы «музыкантов». Так окрестили их невзоровские сыщики.

Сам Фёдор Семёнович Невзоров к тому времени вырос до очень известного (разумеется, в узких кругах) руководителя по организации борьбы с коррупционерами, возглавлявшими хищения общенародной собственности в особо крупных размерах. Кристальный, говорят, был человек. Вот бы сейчас такого! Были же в стране настоящие люди. Не только лётчик Маресьев был настоящим человеком. Настоящего человека легко было встретить в любом деле, пока… не случился государственный переворот, совершённый далеко не святой троицей, которая войдёт в историю как трёхглавое чудовище под именем «Берия – Маленков – Хрущёв». Вот тогда и кончился настоящий социализм в действительности!

Итак, согласно документам МВД, «пользуясь тем, что контроля за изготовлением и сбытом грампластинок почти не было, зная, что учёт сырья и готовой продукции далёк от совершенства, преступная группа Дорошенко – Миронова – Оськина превратила это государственное производство в основном в свою личную собственность и начала использовать его для изготовления неучтённой продукции с последующей реализацией её через фирменную и государственную торговые сети.

Преступные «музыкальные связи» из Москвы быстро опутали Львов, Одессу, Харьков, Чернигов, Ленинград, Ростов-на-Дону, а также целый ряд городов Белоруссии и республик Прибалтики».

Между тем «Апрелевское дело» являлось лишь частью большого «музыкального дела». Его раскрытие стало примером для раскрытия остальных подобных дел. Поэтому на нём стоит остановиться особо.

Группа «музыкантов», которой дирижировал «маэстро производства пластинок» Дорошенко, получая взятки до 500 рублей за тонну неучтённого пресс-порошка и таблеток, т.е. сырья, необходимого для изготовления самих дисков, получала, кроме того, и за матрицы ходовых грамзаписей. Поставка всех этих составных частей «музыкального производства» (по указанным выше адресам) после оплаты их «в частном порядке» происходила по такой «накатанной схеме», которая плохо поддаётся контролю, а именно:

«Чтобы создать видимость законного получения матриц или сырья, – говорится в материалах дела, – получатели, злоупотребляя своим служебным положением, прибегали к составлению разного рода ходатайств от тех или иных уважаемых организаций, которые в порядке исключения просили отпустить им на какие-нибудь хозяйственные нужды отходы производства и даже брак. То есть якобы имел место даже какой-то хозяйственный подход, нацеленный на безотходное производство… Со своей стороны, заводские начальники-взяточники, чтобы удовлетворить эти ходатайства своих сообщников, проводили по документам совершенно доброкачественное сырьё высших сортов как низкосортное и даже как отходы, якобы возникшие в процессе погрузки, доставки и разгрузки на железной дороге или в связи с какими-то другими непредвиденными обстоятельствами. Так на деле ходатайствующим поставлялись совершенно нормальные материалы. И за это, разумеется, давались и брались большие взятки…

Чтобы доказать обозначенные выше преступления, были организованы специальные проверки. В частности, в присутствии представителей общественности по пути следования товарных поездов заново взвешивались контейнеры и вагоны с пресс-порошком и таблетками, отправленными Апрелевским заводом; устанавливались и актировались излишки сырья; отдельные вагоны и контейнеры, с санкции руководства железных дорог, вскрывались и при участии специалистов в них определялось качество пресс-порошка и таблеток. Всё это оформлялось соответствующими актами. Взятые пробы пресс-порошка и таблеток направлялись в Москву в научно-исследовательский институт пластмасс. Одновременно происходило задержание поставщиков и продавцов «пиратских пластинок». В результате все коррупционеры-«музыканты» были поставлены перед фактами и признались в содеянном».

Тем временем нормальные советские люди восстановили и расширили производство так, что отныне каждый мог купить желанную грампластинку и отвести душу, слушая, как страстно поёт любимый голос. Особенно пользовалась спросом песня про Мишку:

Мишка, Мишка, где твоя
улыбка,
Полная задора и огня.
Самая нелепая ошибка,
Мишка, то, что ты уходишь
от меня…

Многочисленная же компания «музыкантов» и их родственничков, расставшись с деньгами, золотом и прочими ценностями на общую сумму более 5 млн. рублей, слушала теперь совсем другие песни… где-то в районах вечной мерзлоты, а кое-кто из них и никаких песен больше не слушал.

«Денежное дело»
За время войны денежная масса в обращении резко увеличилась, деньги обесценились, цены выросли. Дело было не только в проводившихся Госбанком денежных эмиссиях, но и в том, что на оккупированной территории распространялись фальшивые рубли, выпущенные немцами.

Реформа по изъятию лишних денег была проведена в 1947 году. 13 декабря газета «Известия» опубликовала Постановление СМ СССР и ЦК ВКП(б) «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». В нём говорилось: «В годы Отечественной войны резко возросли расходы советского государства на содержание армии и на развёртывание военной промышленности. Огромные военные расходы потребовали выпуска в обращение большого количества денег. Теперь, когда на очередь встала задача перехода к открытой торговле по единым ценам, большое количество выпущенных во время войны денег препятствует отмене карточной системы, так как излишние деньги в обращении взвинчивают рыночные цены и облегчают возможности спекуляции. Нельзя допустить, чтобы спекулятивные элементы, нажившиеся в период войны и накопившие значительные суммы денег, получили возможность скупать товары после отмены карточной системы. Поэтому Совет министров СССР и ЦК ВКП(б) решили провести денежную реформу. Порядок обмена ударит прежде всего по спекулятивным элементам…» (Постановление приводится в сокращении.)

С 14 декабря сберкассам (на время обмена) запрещалось принимать вклады от населения. Новые дензнаки обменивались на старые с ограничением: из расчёта один новый рубль за 10 старых (находящихся на руках) с тем, чтобы изъять из обращения 90% наличной денежной массы. Вклады в сберкассах обменивались «на более льготных условиях, чем обмен наличных денег»: суммы до 3 тыс. руб. – 1:1, от 3 до 10 тыс. – 3:2, свыше 10 тыс. – 2:1. Облигации госзаймов обменивались в соотношении 3:1. При этом заработная плата, пенсии, стипендии и т.п. оставались прежними, но выдавались новыми деньгами. Ну и, разумеется, обмен был назначен на день получки (в ночь с 14 на 15 декабря), когда 99% честно работавших граждан оставались уже без копейки, так как в первые после войны годы зарплаты едва хватало от получки до получки. Естественно, за этот государственный шаг разного рода дельцы не могли не возненавидеть Сталина…

Государство же достигло поставленной цели: 1 декабря 1947 г. в обращении было 63,4 млрд. рублей старых денег, а после обмена у населения стало примерно 4 миллиарда. Общее количество денег в стране к концу года сократилось до 14 миллиардов.

Таким образом, удалось одним махом преодолеть полное послевоенное расстройство денежно-финансовой системы, а подавляющее большинство нечистых на руку приспособленцев оставить, как говорится, с носом… «Но необходимо учитывать, – замечает известный специалист по финансово-экономическим вопросам Алексей Улюкаев, – что это было достигнуто не только и не столько ограничительными мерами, сколько общеэкономическими процессами: успешным послевоенным восстановлением народного хозяйства и конверсией военной промышленности».

Говорят, не обошлось тогда и без злоупотреблений со стороны партийных и государственных чиновников. Документ о проведении реформы был разослан на места заранее с указанием, что о порядке его вскрытия будет сообщено дополнительно. Однако некоторые высокопоставленные «деятели» вскрыли пакет раньше времени и тем обеспечили себе большие льготы. Например, они срочно вложили свои накопления в сберкассы или разделили крупные вклады на более мелкие, чтобы обеспечить максимальную выгоду при обмене. Другие перед реформой скупили вещи, золото и разные драгоценности.

По неофициальным подсчётам, в таких злоупотреблениях уличили 145 секретарей райкомов и горкомов партии. Материалов, подтверждающих эти данные, я не нашёл, однако можно не сомневаться, что за подобные дела (в случае их выявления) по головке никого не гладили – виновных и их семьи ждали не просто жестокие, а жесточайшие репрессии. Ну и… разве это негуманно, что этим «всенародно избранным товарищам» свинтили головы? Ведь они устраивали себе «сладкую жизнь» за счёт «горькой жизни» всех остальных!

Что касается купли-продажи драгоценностей, то она приравнивалась к сделкам с валютой и расценивалась как подрыв экономических основ государства. Иначе говоря, мало кому из проходимцев удалось избежать освоения Сибири и районов Дальнего Севера! Здесь, однако, я должен развеять ложные представления о том, что главные стройки тех лет являются плодом рук заключённых. По данным одного из руководителей антисталинского центра «Мемориал» Никиты Петрова, даже в «лучшие годы» хозяйственная деятельность лагерей составляла порядка 8,5% от общего объёма капитальных работ в промышленности СССР – то есть главная нагрузка по выведению России на передовые мировые позиции ложилась всё-таки на плечи законопослушных советских граждан!

Источник: “Аргументы недели”

0
Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
Please follow and like us:
error

Просмотров: 32

0

Spread the love
Previous Article
Next Article

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Желающим поддержать нас

Последние сообщения на форуме

Иосиф Сталин или Элтон Джон ? …Вот старались лишний раз не упоминать товарища Сталина, дабы не ра … Читать далее
Величие или смерть ? …Есть народы и страны, которые Божиим промыслом избираются для вели … Читать далее
О чистке в партии. Постановление …ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК И ЦКК ВКП(б) О ЧИСТКЕ ПАРТИИ 28 апреля 1933 г. … Читать далее

Авторы

error

Enjoy this blog? Please spread the word :)

%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели